Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Архетипическая функция мачехи работает на этом этапе как пружина, выталкивающая женское начало дочери на путь дальнейшего развития.




В сказках безвольный старик-отец, везущий любимую дочь в лес, не привязывает ее, как велит ему злая жена (мачеха), а отпускает на волю. Непривязывание дочери в данном случае является разновидностью отцовского благословения. Слабость и безвольность стареющей отцовской фигуры говорит об увядании защищающей роли отца, о необходимости формирования новых защищающих сил Анимуса подросшей дочери — сил внутреннего освободителя, Внутреннего Мужчины, который в сказках и мифах не заставляет себя долго ждать. На фундаменте отцовской любви и материнского изгнания строится новый тип защиты — защита женского со стороны передовых, развивающихся сил Анимуса.

Здесь в очередной раз открывается важнейшее условие обретения женского счастья — необходимость эстафеты благословляющей отцовской любви (внутриличностной отцовской фигуры), которая согреет и проведет девушку в мир взрослых женщин. Падчерица всегда любима отцом, в то же время не имеющие родного отца старшие дочки мачехи не проходят испытаний и не получают в сказках богатств и жениха, потому что лишены этого важнейшего внутреннего фактора — щита отцовской любви. Когда Морозко спрашивает оказавшуюся в его лесу сироту "тепло ли тебе девица?", он, по сути, спрашивает ее "достаточно ли в твоей Душе накоплено любви, женского тепла, умения принимать и понимать мужчину и близких?". Другими словами, Морозко спрашивает: "Умеешь ли ты, девица, быть женой?". "Тепло, дедушка", — отвечает девушка, что означает: "Да, я накопила достаточно любви, умения понимать и принимать все, что происходит вокруг. Я готова быть женой".

Когда же Морозко усиливает мороз и снова спрашивает: "Тепло ли тебе, девица?" — он хочет сказать: "А если вдруг внешние условия станут более суровыми, как крепчает сейчас мороз вокруг тебя, хватит ли твоей любви, чтобы, дарить ее мужчине, детям и близким? Хватит ли в суровых условиях твоего тепла, чтоб поддерживать домашний очаг?" И девушка отвечает: "Тепло, дедушка", то есть: "Да, мне хватит любви даже в сложных условиях". И только после этого духовного испытания девушка проходит испытание на умение быть хозяйкой — попадая в дом Морозко, она работает по хозяйству, преодолевая все трудности.

Здесь можно поблагодарить "мачеху" как инициирующую часть матери, которая в сказках заставляет падчерицу работать от зари до зари. Так инициируется в будущей женщине умение создавать пространство любви — мир домашнего уюта, чистоты, красоты, мир вкусных запахов. Это умение создавать ту волшебную женскую среду, где может восстановить свои силы герой-мужчина, где будут счастливо расти дети. Таким образом, "жестокость" мачехи, заставляющей падчерицу день и ночь работать по дому, предстает как важная благословляющая функция матери.

Что касается взаимоотношений сказочной падчерицы и ее жениха, то они инициируют друг друга. Падчерица оказывается в роли жертвы, что провоцирует мужское защитить женское. Можно полагать, что появление такого потентного защитника как купеческий или царский сын — результат абсолютной беззащитности бедной сироты. Чем беззащитнее девушка, тем больше символическое указание на отсутствие в ней агрессии, тем, следовательно, чище и выше, а значит, ближе к божественным ее женские энергии. Мачеха и старый безвольный отец подчеркивают беззащитность развивающейся женственности в облике падчерицы, а ее жених символизирует созревшее мужское начало личности, вызволяющее женственность из зависимого, подневольного положения дочери. Если в роли жениха в сказке является царский сын — это олицетворяет мощь освобождающего мужского начала, поднимающего женское на руки, возвышающее женское до царственных высот — до воцарения.

Когда любая сказочная падчерица обретает жениха, то есть когда вступает в силу защищающая функция ее Анимуса (Иван-царевич), сказочные мачехи и подавленные ими старые отцы неизбежно удаляются из жизни героев. А злые разлучающие силы нередко превращаются в союзников.

Такое естественное развитие рано или поздно ожидает любую личность, но не всегда достигается вовремя. Если рассматривать роль гиперматеринской структуры (Дракона) в процессе серпарации и взросления личности, то становится очевидным, что многое зависит от величины материнского гиперкомплекса. Важно, является ли Дракон слишком большим, и если да, то — в какой степени. Некая допустимая степень объема гиперматеринской структуры отличается от патологической тем, что ее притяжение и влияние можно преодолеть без каких-либо особых сверхусилий, трагедий или болезненных явлений. Иначе говоря, объем Дракона гиперМатери можно считать нормальным, если Дракона можно победить.

Проблему представляют случаи, когда Дракон обладает патологически большими "размерами" и соответственно слишком перегружен страхами, агрессией и чувством вины. В результате во внутреннем космосе возникает сверхмощное центробежное давление — Дракон настолько сильно давит, настолько тотально "прессует" мужское и женское в личности, что они не могут даже "пошевелиться". Это провоцирует усиление пассивной агрессии в области мужского и — жертвенных (аутоагрессивных) настроений в области чистой женственности, которой и без того способность к самопожертвованию дана как одно из ее природных свойств. Развитие личности в таких случаях "консервируется". В результате человек оказывается не в состоянии пойти по естественному эволюционному пути, когда мужское должно отправиться за тридевять земель — в теневую область личности, — где происходит битва за женское и освобождение женственности. Именно этот путь настоятельно указывают нам сказки. При слишком большом Драконе победа над ним кажется внутреннему Ивану-царевичу не по плечу. Дракон и Иван в этом случае как бы "не видят" друг друга: Дракон слишком большой, Иван — слишком маленький. Они будто находятся в параллельных мирах и не способны контактировать. Так муравей не воспринимает человека, а человек — искаженно видит мир звезд.

Здесь задачу восстановления здоровых масштабов противоборствующих сторон, задачу возвращения их в одну и ту же внутреннюю реальность — вопрос уменьшения Дракона и укрепления мужского потенциала Ивана — способны решить как инициационная терапия, так и любые другие виды саморазвития.

Преимущество же инициационной терапии в том, что она способна помочь личности точно и строго направленно развивать мужские и женские структуры, способна умело и тонко инициировать мужское, дозируя падающие на него нагрузки. Кроме того, инициационная тактика может успешно и вовремя подключать целебные свойства женских сил для поддержки мужского начала в его освободительной миссии. Все это значительно сокращает путь к созреванию здорового мужско-женского союза.

Х х х

Подводя итог анализу гиперматеринского феномена, отметим, что, будучи носителями западной культуры, мы в определенной степени являемся и обладателями гиперматеринской структуры — внутреннего Дракона. Наиболее яркие проявления личности с внутренним Драконом можно описать с помощью следующей двухслойной схемы.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных