Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Автор перевода: Ира Белинская 10 страница




У него пересохло во рту.

Хант продолжил осматривать её грудную клетку, вниз к плоскому животу и изысканной татуировке, выглядывающей из-под джинс, низко висящих на её бедренный косточках. Его руки чесались от желания вылепить и придать форму этим соблазнительным чертам, в то же время, посасывая её...

Чёрт. Дёрнув бёдрами, чтобы удобнее разместить свой твердеющий член, он заставил себя поднять взгляд.

— Это жульничество.

Она послала ему агрессивную усмешку.

— Что? Большого страшного снайпера это отвлекает?

Она проскользила пальцами вверх по своему животу и обвела маленькие холмы грудей.

— Я не буду отвлекаться, когда нагну тебя над этим столом и оприходую твой зад этой ракеткой. Подавай.

 

***

 

Алисса никогда в жизни так не прыгала, но это сработало. Она опередила Ханта на два очка.

— Решающее очко, морпех. Готов признать поражение?

— Злорадствуешь?

Она рассмеялась, всё её тело гудело от счастья. Чувствуя себя светлее и храбрее, чем за многие годы, Алисса сказала:

— Когда ты выигрываешь, это не злорадство.

Девушка подбросила мячик и подала его.

Хант оторвал взгляд от её груди и для возврата подачи махнул ракеткой слишком поздно. Мяч полетел за стол.

— Я выиграла! — Алисса вскинула руки вверх и покачала бёдрами. — Ты проиграл.

— Продолжай танцевать, принцесса. Это сексуально.

— Я выиграла, ты должен делать то, что я говорю. Ты не можешь меня надуть.

Хант покрутил ракетку в руке, в его глазах появился сексуальный блеск.

— Я никогда не надуваю. Но у нас проблема, милая.

Его голос опустился до шелковистого властного, и он начал медленно подходить к ней, с обжигающим намерением во взгляде.

Опасность и возбуждение скакало и шипело.

— Что?

Он остановила в двух шагах от неё, между столом для пинг-понга и спинкой дивана.

— Ты сжульничала, чтобы выиграть. Подержи это.

Хантер вытянул руку.

Она опустила взгляд на ракетку. Почему он просто не положил её? Алисса обвила пальцами ручку и потянулась, чтобы положить ракетку на стол.

— Нет. Держи её, — приказал Хант, после чего залез рукой в карман и вытащил упакованный презерватив. — А это держи в другой руке.

Она взяла презерватив.

— Зачем я это держу?

— Обманщикам не дают права задавать вопросы, — он накрыл своими большими ладонями её груди и подразнил соски. — Особенно притворщикам с такой симпатичной маленькой грудью, которая чертовски меня отвлекает. Заставляет проиграть очень важный матч.

Каждый нерв на его ладонях дразнил её соски. Горячие полосы огня отправились прямо к её центру. Девушка сжала бёдра и выгнула спину. Подождите, она выиграла, а не он.

— Так ты не собираешься давать мне мой приз?

— О, я расплачусь, но тебе за жульничество назначено пенальти. Ты будешь держать эту ракетку и презерватив, ясно?

Он снял свою майку и стащил туфли и носки. Затем встал, расстегнул штаны и снял их вместе с боксерами.

Больше шести футов восхитительного обнажённого Ханта стояло перед ней в комнате отдыха. В этот момент он весь принадлежал ей. Прежде чем она смогла всё рассмотреть, он обвил руками её плечи и притянул к своей груди, его горячая кожа столкнулась с её грудью. Собрав её волосы в свою руку, он наклонил её голову назад и поцеловал девушку.

Она вздрогнула, когда он проник в её рот, его язык был горячим и агрессивным. Глубоко внутри неё пульсировала резкая боль. Пора вернуть немного контроля. Оставив его губы, она покрыла поцелуями его челюсть, спустилась по горлу, ярко осознавая, как её собственные пальцы сжимают ракетку, а рука Хантера запуталась в её волосах, за которые он слегка потягивал, возбуждая её ещё больше.

Опустившись к вытатуированной над сердцем пуле и поцеловав её, она провела языком по его соску. Ей нравилось пробовать его на вкус, отдающий чистотой и характерной лёгкой солёностью. Его член дёрнулся, касаясь её живота. Отклонившись назад, Алисса посмотрела на его эрекцию. Толстая головка потемнела и украсилась прозрачной жидкостью.

У неё в животе всё сжалось. В нетерпении она опустилась на колени. Подняв руки, девушка нахмурилась, вспомнив о ракетке и презервативе, которые сжимала пальцами. Капелька жидкости стала больше, его член дрожал. Алисса подняла взгляд.

Хант посмотрел вниз. Обхватив ладонью свой член, он сказал.

— Лизни меня. Соси.

Гортанная просьба обнажила в ней первобытную нужду удовлетворить этого мужчину, заставить его гореть тем же самым огнём, который пылал между её бёдер, мочил её трусики. Она прильнула ближе и провела языком по головке его члена, вырывая из мужчины стон. Затем Алисса захватила ствол всем ртом. Ощущая его толстый член языком и нёбом, она стонала. В то же время девушка провела краем ракетки вверх по внутренней стороне бедра Ханта, направляя её свободной рукой. Добравшись до его тяжёлой мошонки, она сначала подразнила его костяшками пальцев, а затем мягкой стороной ракетки, пока в это же время сосала его.

— Лисси, — Хант впился пальцами в её скальп, толкаясь в её рот. — Боже, — ещё пару движений, и он вытащил свой член. — Хватит.

Она села и нахмурилась.

— Дай мне ракетку, — он вытянул руку. — Затем надень на меня презерватив.

У неё внутри всё перевернулось. Его член покачивался у неё перед лицом, его грудь сияла от прекрасного блеска пота, а глаза стали глубже, жгуче-синего цвета.

Она доверяла ему? Лёгкий вопрос – доверяла всем сердцем, поэтому протянула ему ракетку. Она разорвала упаковку презерватива и натянула его на твёрдый стол напряжённой эрекции Ханта. Она едва закрепила его, прежде чем Хант поднял её на ноги.

— Расстегни джинсы, и стяни их вместе с трусиками до колен.

Её сердце стучало о рёбра. Она расстегнула штаны и спустила их до колен, вместе с трусиками.

Хант проследил за её движениями взглядом, сжав челюсть, и скользнул рукой между её бёдер.

— Ты вся промокла.

Его пальцы касались клитора, обводя его, затем переместились к входу. Через секунду он убрал руку, оставляя Алиссу в желании. Прежде чем она успела пожаловаться, он притянул её к себе и крепко поцеловал, после чего помог забраться на стол. Встав позади неё, он провел ракеткой по её соскам, прокладывая влажную дорожку из поцелуев вниз по изгибу её шеи к плечам.

Алисса наклонила голову, постанывая от ощущений его влажного рта и щекочущей ракетки. Его твёрдый член обжигал ей спину, пока мужчина прижимался к ней. Вернувшись обратно к её уху, он произнёс.

— На сколько очков ты обыграла меня, жульничая?

Всё её тело пылало, кожа стала чувствительной. Он царапал ракеткой по её животу. Развернул её и проскользнул между бёдрами девушки. Она вздрогнула и скорчилась. С Хантом не было никаких правил, только это чистое, освобождающее доверие.

— Эм, на три?

— Верно, — мужчина облизал нежную раковину её уха. — Наклонись над столом, Лисси, — он передвинул ракетку и опустил девушку вниз, пока она не прижалась к прохладной поверхности животом, грудью и щекой. — Три шлепка за три очка.

Хант убрал её волосы в сторону и провёл ракеткой вниз по её спине.

Она сжала руки в кулаки, шокированная пронзившим её жаром.

— Такая чертовски красивая.

Он провёл мягкой частью ракетки по её заднице, в то время как его пальцы скользнули глубоко внутрь неё.

Комнату заполнили хлюпающие звуки, когда мужчина вторгся в её самое интимное место.

— Ох...

Ракетка опустилась на её задницу с тихим шлепком. Это был едва заметный удар, но произвёл на девушку фурор, усиливая ощущение пальцев внутри.

Очередной лёгкий хлопок, и Алисса вскрикнула, толкаясь назад, чтобы получить больше. Он толкался в неё пальцами, но этого не было достаточно. В ней зародилось отчаяние.

Третий аккуратный шлепок, и её спина выгнулась.

— Хант.

Девушка вцепилась в стол, поглощённая бешеным желанием, скрутившимся в ней. Её тело покрывал пот, а перед глазами появилась серая пелена, на фоне которой танцевали звёздочки. Всё сжалось до невозможности...

Хант склонился над ней, целуя её в плечо.

— Отпусти себя, детка. Кончи.

Его мягкий приказ зажёг её оргазм. Всё распуталось диким удовольствием и ощущением. Она едва чувствовала, как её тело подняли и перенесли.

 

***

 

Она была такой чертовски великолепной, но из лёгких Ханта дыхание выбивало чистое подчинение Лисси. Перед ним, перед мужчиной, который убил так много людей, чьё имя пугало брутальных террористов. Но она полностью доверилась ему, когда он взял её на руки, и обвила руками его шею. Её аромат чуть не заставил его упасть на колени. Он боролся с сильным желанием опустить её на пол, раздвинуть её бёдра и трахнуть девушку.

Лисси была для него больше этого, намного больше. Она просто подчинялась ему так, как никто другой. Хантер чувствовал боль в горле, когда смотрел на её раскрасневшееся лицо. Уложив её на диван, он снял её туфли и штаны, оставляя обнажённой, после чего встал на колени между её ног. Её бёдра раскрылись, открывая вид на набухшие скользкие складки.

Боже. Он не найдёт сил контролировать себя. У него болел член, а яйца сжимались. Это с ним делала она, разрывала на части годы строго контроля.

— Хант, иди сюда.

Она вытянула обе руки.

Ослабленный ею, он взял её ладони в свои, поднял их руки над её головой и толкнулся в её тело.

— Я не могу сдерживаться, Лисси. Я хочу быть осторожным.

Её стенки сжались вокруг его члена, отчего по его спине пробежало пламя необходимости войти в неё полностью.

Она поцеловала его плечо, после чего сказала.

— Вот, Хант. Вот, чего я хочу. Тебя... — она встретила его медленный толчок, сжимая его пальцы своими. — Настоящего. С тобой я не изнеженная девочка с обложки.

— А я не монстр.

— Никогда. Ты мужчина, который никогда не сдерживает себя настоящего рядом со мной. Вот чего я хочу.

Каждый кончик нерва зажегся огнём. Держа её руки, он оттолкнулся локтями и ворвался в Лисси так глубоко, что девушка ахнула. После этого она вернулась прямо к нему, встречая каждый толчок, сходя под ним с ума, когда они оба ничего не сдерживали.

Она закричала, обильно кончая. Хант прижался к её губам, погружая свой член в неё по самые яйца и освобождаясь в пламенном блаженстве. То, что начиналось между ними как сексуальное пари, превратилось во что-то, чему Хант даже не мог дать названия.


Глава 13

 

Хант посмотрел на официанта, который входил в приватный зал эксклюзивного ресторана «Джинкс» в Малибу. Они с Купером выбрали трёх официантов для обслуживания зала, и трое вышибал ресторана проверяли их на кухнях и в приватном коридоре. В этом месте серьёзно относились к охране своих высококлассных клиентов. Купер болтался снаружи рядом с открытыми дверьми на террасу с видом на океан. Они обеспечили Лисси прикрытие, но Хант не мог избавиться от беспокойства.

Мэдден был не предсказуем, и это держало его в ещё большем напряжении, чем обычно. Подставив Максин, чтобы засадить за решётку, этот придурок показал, как опасен.

Лисси отказалась позволять ему контролировать её жизнь. Она предложила не идти на вечеринку по случаю дня рождения, чтобы никого не отвлекать и не ставить под угрозу, но Максин не намеревалась это терпеть. У подруги Лисси после ареста появилась кровожадная жажда мести и желание с места на первом ряду наблюдать за уничтожением Мэддена. Ханту эта девушка нравилась.

Официант вошёл с накрытым крышкой блюдом.

— Мисс Брукс, куда вам это поставить?

— Я заберу, спасибо.

Лисси встала.

Что она делала? Он на автомате схватил её за локоть и поднялся вместе с ней. Она выглядела сногсшибательно с серебристыми ниточками, поблёскивающими во вьющихся тёмных волосах, что подходило к её облегающему платью. Юбка платья заканчивалась на середине бедра, оставляя её до безобразия длинные ноги обнажёнными вплоть до необычных туфлей. Ей с мастерством удавалось ходить на этих каблуках, высотой больше четырёх дюймов. Вероятно, у неё было много практики, но Хантер по-прежнему чувствовал импульсивное желание не отпускать её руки, на случай, если девушка споткнётся.

Алисса взяла блюдо и осмотрела стол, занятый смеющимися и выпивающими людьми, включая именинницу Максин. Остальными гостями были мама Максин, брат девушки со своей подружкой и множество родственников и друзей.

— Прошу меня извинить, я сейчас вернусь. Пожалуйста, продолжайте наслаждаться едой, — она повернулась к нему. — Ты тоже. Я буду в безопасности, просто отнесу это Куперу.

Ох, чёрт, он должен был это предвидеть. Хант взял у неё из рук тяжёлое блюдо.

— Что здесь?

— Я не знала, что ему понравится, так что заказала три варианта: говядину, рыбу и курицу. Надеюсь, что-нибудь из этого он любит.

Она потянулась за блюдом.

Взяв тарелку в одну руку, Хантер опустил ладонь на спину Алиссы.

— Пойдём у него спросим.

Он провёл её мимо двух длинных столов на прохладный воздух с ароматом океана и зажжённых факелов.

— Что такое? — спросил Купер.

Алисса подскочила.

Хант обхватил пальцами её бедро, чтобы поддержать.

— Расслабься. Это просто Куп.

Мужчина двигался быстро, но Хант видел, как он проскользнул мимо них.

— О, прости, — она прижала руку к груди. — Я тебя не увидела.

— Повезло, — пробормотал Куп, оставаясь в тени.

Хант замер, в его груди закрались прежние сожаления. Свет факела мерцал на высокой мускулистой фигуре Купа. На нём были чёрные камуфляжные штаны, футболка и ветровка, чтобы спрятать оружие. Шрам, протягивающийся от челюсти мужчины до его глаза, в сочетании с безразличным видом и тяжёлым взглядом обычно отталкивали от Купера людей.

Лисси взяла у Ханта накрытое блюдо и протянула его Купу.

— Ты напугал официанта, когда он пытался отдать тебе заказ.

Куп застыл, его внимание переключилось на поднос, а затем взгляд поднялся.

— Я сказал ему «нет». Что поделать, если парнишку пугает слово «нет».

— Вероятно, его добила не фраза: «Уберись от меня к чёртовой матери».

Хант подавился смешком.

Куп наклонил голову.

— Ты подслушивала.

— Это слышала половина зала, — она балансировала блюдом и подняла крышку. — Если это не подойдёт, я могу заказать что-нибудь ещё. Они готовят отличные тако с антрекотом. Ты бы лучше попробовал их?

Алисса слегка передвинулась, очевидно, желая оставить Купа довольным, несмотря на своё задиристое поведение.

Мужчина приподнял брови, но одна сторона его худого лица не совсем соответствовала другой. Повреждение нерва.

Лисси протянула блюдо.

— Я не сказала официанту, что это для тебя, так что, возможно, он не плюнул в еду.

Куп взглянул на Ханта, половина его лица окрасилась ухмылкой.

— Ладно, но никакому чёртовому официанту лучше не приносить мне вычурный торт, особенно если он шоколадный.

Он осторожно забрал блюдо, будто боясь прикоснуться к Алиссе.

Она скрестила руки и топнула ногой.

— Я сама принесу тебе торт, и ты поблагодаришь меня за это.

Это была его девочка. Когда он представил её Купу, на её лице появилась обычная вспышка удивления и сочувствия, которая вскоре исчезла. Она разговорила Купа, каким-то образом заставила его рассказать ей, что в морской пехоте он управлял вертолётами, и она уцепилась за это, стараясь уговорить его научить её летать. Куп насмехался над ней.

Лисси начала пытать его, спрашивая, боится ли он, что она окажется лучше его в этом деле.

Боже, Хант чуть не надорвал живот, смеясь над выражением лица Купера. Большинство людей боялись его или, по крайней мере, опасались. Но не она. Когда Алисса направилась обратно в зал, Хант осмотрел террасу. Здесь ещё никого не было, так как они только заканчивали ужин.

— Проблемы есть?

— Нет, и у парней, наблюдающих за Мэдденом, тоже ничего.

Он кивнул и догнал Лисси, останавливая её, прежде чем она добралась до столика. Из чувства любопытства он спросил.

— Ты не задавала вопросов о лице Купа.

Она подняла взгляд.

— Я спрошу его, если захочу знать. Меня обсуждают достаточно людей, будто у них есть право анализировать и судить мою жизнь, чтобы развлекаться моим личным горем. Я не поступлю так с твоим другом. О своих шрамах он расскажет сам, если захочет.

Прикованный к месту страстью, окрашивающей кожу и вызывая блеск в её глазах, он коснулся щеки девушки.

— Вот что ты делаешь своими фотографиями, видео и сайтом «Улицы Доблести» - позволяешь людям рассказать свои истории о своих шрамах.

Она прильнула к его руке.

— Надеюсь на это.

Они прошли обратно к своим местам.

— Алисса, — позвала Максин. — Моя мама не верит в ту историю о двух репортёрах, которые проскочили на вечеринку в кампусе.

Хант посмотрел на Алиссу.

— В колледже?

Она кивнула и повернулась к маме Максин, сидящей на другом конце стола.

— Это правда. Они были из «RevealPop». Выглядели молодо, нарядились и пролезли на вечеринку братства, на которую меня затащила Максин. Понятия не имею, как они узнали, что я там. Но они загнали меня в угол на улице.

Хант замер.

— Ты была одна?

— Да. В доме было душно и воняло пивом, так что я вышла на улицу, а они начали фотографировать.

Мама Максин отодвинула свою тарелку и наклонилась над столом.

— Это правда произошло? Максин их прогнала?

Алисса рассмеялась.

— Перцовым баллончиком. Она скинула туфли и прогнала их, выкрикивая конкретные угрозы их мужским частям тела. Её увидела группка парней, и они тоже начали гоняться за репортёрами. Один из них забрал их фотоаппарат и стёр фотографии, — она покачала головой, а затем обратилась к своей помощнице. — Ты – идиотка, тебе могли навредить.

Её мама кивнула.

— Максин, почему ты не вызвала охрану кампуса?

— Я хотела испытать свой перцовый баллончик. Судя по тому, что один парень плакал, думаю, сработало.

Хант слушал разговор вполуха, наблюдая, как официанты убирают со столов. Ему нравилось, что Лисси весело, но беспокойство его не оставляло. Что сделает Мэдден?

— После этого, — вмешался Джефф – брат Максин, — наша компания парней провожала девушек до и от их общежития. Я не понимал, кто такая Алисса, но после этого до меня быстро дошло. Максин следовало прийти и сказать мне.

Максин нахмурилась, посмотрев на него.

— Зачем?

— Чтобы спасти твой зад. Как обычно. Так же, как мне пришлось платить залог, чтобы вытащить тебя из тюрьмы на этой неделе, — тяжело вздохнул он.

Алисса застыла рядом с ним.

Хант перевёл на неё взгляд.

— Сдавайся, принцесса. Он не возьмёт твои деньги за то, что вытащил свою сестру из тюрьмы.

Лисси и Джефф спорили об этом вчера. Хант кое-что понял – эту семью волнует Алисса, а не её деньги и известность.

Джефф рассмеялся.

— Алисса не любит проигрывать.

Хант усмехнулся ей.

— Не любит и жульничает, чтобы выиграть.

После этого он простонал, когда она ударила его локтем.

Наклонившись над столом, она сказала Джеффу.

— Это я виновата, что Максин арестовали.

— Ты подкинула тот хлам в её машину и вызвала копов?

Лисси открыла рот, чтобы возразить, когда её телефон начал отчаянно вибрировать на столе. Она взяла его, нажала на экран и побледнела.

Его переполнил адреналин.

— Что?

— Нет. Он прислал мне ссылку на «RevealPop».

 

***

 

«Не делай этого». Она не хотела нажимать на ссылку. Последнее сообщение, которое прислал ей Нейт, было об аресте Максин, с последующими гнусными угрозами в телефонном звонке.

Хант пробрался тёплой ладонью под её волосы, чтобы накрыть рукой её шею сзади.

— Вот, позволь мне...

— Нет.

Она должна была это сделать, должна была быть достаточно сильной. Максин была здесь, Эли и его семья в безопасности. Что ещё могло случиться?

— Алисса.

Глаза её помощницы опустились на телефон, затем поднялись обратно.

— Это ты на «RevealPop»?

У неё зашумело в ушах, превращая все голоса вокруг неё в гул. Что Нейт сделал? У неё был номер мобильного Максин. Он отправил ей ту же ссылку? У неё тряслись руки, пока она держала телефон и нажимала на ссылку.

Другие гости за столом вытаскивали свои телефоны, вероятно, загружая «RevealPop».

Наконец, изображение загрузилось, и комната болезненно наклонилась. В её животе зародилось тошнота. Нет, нет, нет. Нельзя было отрицать, что это фотография семнадцатилетней Алиссы: волосы собраны сзади в хвостик, лицо опухшее от усталости после родов, и у неё на руках Эли. Её малыш. Это была одна единственная фотография, которую она сделала, прежде чем отдала его.

Отдала его навсегда.

Пролистав экран, она увидела заголовок. «Последние новости! Алисса Брукс родила ребёнка в семнадцать! И отдала его на усыновление!» В её животе бурлило тошнотворное ощущение, когда она увидела вторую фотографию, которую Нейт показывал ей на своём телефоне. На этом заголовке было: «Алисса преследует семью, которая усыновила его?» Быстрый взгляд на текст дал понять, что семья была вынуждена покинуть свой дом из-за беспокойства, и теперь они прячутся в неизвестном месте.

Её телефон выскользнул из онемевших пальцев, стукнувшись о стол. Все смотрели на неё, даже официанты достали свои телефоны. Нейт. Это он сделал. Он не только выставил её секрет, но перекрутил всё так, чтобы казалось, будто она преследует своего сына.

— Чёрт, — низко и злобно прорычал Хант. Он обвил рукой Алиссу, притягивая ближе. —Лисси, ты должна дышать, — коснувшись пальцами её подбородка, он наклонил её голову назад. — Глаза на меня. Ты задерживаешь дыхание.

Разве?

— Эли, — прохрипела она. По её рукам пробежал холодок, заставляя дрожать. — Что, если его родители в это поверят?

— Прекрати, — сказал он. — Соберись. Нам нужно вывести тебя отсюда, — Хант отстранился, стянул свой спортивный пиджак и накинул его на плечи Алиссы. — Посиди секунду здесь.

Схватив его за руку, она уловила взглядом его кобуру на плече, из которой торчал отвратительный на вид пистолет. Она отмахнулась от этого зрелища.

— Куда ты?

— Я должен поговорить с Купом. Это даст волю остальным СМИ, и на тебя обрушится беспредельное сумасшествие. Стоит всего одному человеку твитнуть о том, что он видел Алиссу Брукс в «Джинкс», и нагрянут журналисты.

Она заставила себя отпустить его, пытаясь контролировать тошнотворную панику, охватившую её.

— Ладно.

Хант исчез на террасе.

Вокруг неё воцарилась гробовая тишина, не нарушаемая никем из гостей за столом. Она не знала, куда смотреть, что говорить. Её глубочайшую боль выставили в «RevealPop» для всеобщего обсуждения за кофе или пивом.

Максин заняла освободившееся место Ханта и взяла её за руку.

— Почему ты не рассказала мне, что родила ребёнка? Это случилось после того, как ты потеряла маму?

Чувство предательства в глазах её подруги было таким же, какое она видела во взгляде Эрин. Скольким ещё людям Алисса причинит боль?

— Я не рассказывала никому до Нейта. А потом он начал ему угрожать.

Злость прогнала чувство предательства из взгляда Максин.

— Этот скользкий ублюдок. Клянусь богу, я кастрирую его кухонными ножницами.

— Нет, если я доберусь до него первым, — Хант вернулся, протянул руку и взял Алиссу за локоть. — Мы уходим через кухню. Купер подгонит машину к заднему выходу.

Максин встала и обняла её.

— Я на расстоянии звонка или смс.

— Это помогает, спасибо, — отпустив её, она добавила. — Я хочу, чтобы вы все остались и праздновали. Здесь твой любимый торт, шоколадный с малиной.

В ресторане уже взяли её кредитку, так что это не будет проблемой.

Максин сжала губы, на её лице отразилось возмущение.

— Я не...

— Да, — прильнув к руке Ханта на своей спине, она подняла подбородок. — Нейт меня не сломает. Ни за что, — решительность дала ей необходимую прямо сейчас силу. Она сказала своей подруге. — Мы с тобой будем в порядке. Поговорим завтра, и я объяснюсь. Сегодня у тебя вечеринка.

— За этим местом продолжают наблюдать несколько парней. Вы будете в безопасности, но, Максин, не едь домой, понятно? Останься у Джеффа, — сказал Хант. Его хватка на её спине сжалась. — Поехали.

Они направились вперёд по заднему коридору, вслед за ними плелись два охранника «Джинкс», так, чтобы Алисса находилась в центре. Благодарная, она позволила им вести её, в то же время защищая. Они прошли через душную кухню, пылающую энергией, звуками готовки и болтовнёй, и остановились у тяжёлой двери.

— Стой здесь, — Хант вышел за дверь, как она полагала, чтобы проверить аллею, затем через минуту заглянул обратно внутрь. — Идём.

Двое парней вышли за ними на широкий переулок. Было совершенно темно, но настенные фонари дарили островки освещения. Джип Ханта стоял меньше чем в дюжине футов, а на месте водителя сидел Купер.

Ей хотелось поехать домой и спрятаться в своей кровати или, ещё лучше, вернуться в Соному и остаться там. Она серьёзно говорила, что будет в порядке, но сегодня ей нужно было просто...

Её ошеломил громкий рёв. Переулок заполнился светом, приближающимся прямо к ним.

— Иди.

Хант толкнул её в сторону машины.

Каблук Алиссы застрял в неровном асфальте. Она споткнулась, размахивая руками, пытаясь удержаться от падения. Ощущение головокружения из-за того, что рядом не было ничего, чтобы помочь ей устоять, лишило её баланса. Она начала падать. Рёв нарастал. Свет становился ярче.

Руки Ханта сжались вокруг её талии, ловя девушку, прежде чем она рухнула на землю. Алисса резко повернула голову направо.

— Ох.

На них надвигались две фары. Не машина, а два мотоцикла.

— Чёрт. «RevealPop», — произнёс один из охранников.

Они приближались, записывая происходящее на встроенные в шлемы камеры. Они были известны своей ловкой ездой во время съёмок, такой быстрой и проворной, что собирали свой метраж и исчезали раньше, чем кто-либо мог их остановить.

Хант оторвал Алиссу от земли, развернул её и толкнул в сторону двери. Она споткнулась, ударившись коленом, а затем плечом о стену, прежде чем её поймал другой охранник.

— Полегче.

В её колене разразилась боль, и плечо заныло.

— Я в порядке.

Туфли делали её неуклюжей. Она оперлась спиной на стену и сорвала свои «Лабутены» за тысячу долларов.

Купер вылетел из машины и помчался за фотографом на третьем мотоцикле, который остановился, чтобы сделать снимки. Когда Куп подобрался ближе, байк с рёвом умчался.

«RevealPop» отработали это до науки.

— Заходи внутрь, Лисси, — прорычал Хант. — Сейчас же.

Ей действительно следовало слушать Ханта. Все знали, что журналисты на мотоциклах делают как минимум два заезда.

— Ты пойдёшь со мной.

Его спина напряглась под футболкой и кобурой на плече, ноги были расставлены, а руки свободно висели по бокам.

Ни один палец не дёрнулся.

— Внутрь, сейчас же.

Он не оглянулся, просто отдал приказ, как когда они были на скалах. Она знала этот автоматизм, но в обычном случае он сам бы проводил её внутрь, а не ждал снаружи. Что-то было не так. Всё её тело пришло в состояние тревоги.

Режим снайпера.

— Мисс Брукс...

Один из двух других охранников потянул её за руку к открытой двери.

Она машинально сделала шаг, но в ту секунду, как её ступня коснулась земли, в правом колене разжёгся огонь боли. Она вскрикнула, перемещая вес на другую ногу.

Хант развернулся.

Даже в туманном освещении Алисса видела ледяную ярость в его глазах. Его взгляд опустился на её колено, затем переместился на мужчину, который держал её за руку, и вернулся обратно к её лицу. Под его пиджаком на её руках появилась гусиная кожа, а тело дёрнулось от ярости в нём.

Он сделал шаг, потянувшись к ней, но сомневаясь, затащить ли её на кухню.

Алисса поёжилась, отстранившись, сжав зубы.

— Подожди.

Её колено, чёрт возьми. Когда Девушка попыталась переместить на него вес, оно содрогнулось. Прислонившись к стене, она подняла руку. Ей нужна была минута.

Три мотоциклиста с рёвом вернулись на аллею.

Купер заскочил обратно в простаивающий джип, завёл двигатель и развернул машину так, чтобы загородить Алиссу, заставляя байкеров свернуть в сторону. В ту же секунду Хант вскочил перед ней, толкая её тело своим к стене. Он не причинил ей боль, просто прижал её, прикрывая. Как только звук мотоциклов исчез, она толкнула его.

— Подвинься.

У неё болело колено, плечо ныло, и её чертовски тошнило от всего этого вечера.

Хант отступил назад, потянувшись, чтобы помочь ей встать ровно, но Алисса его проигнорировала. В какой-то момент она уронила свои туфли, но на это было плевать. Она похромала обратно к джипу, замершему в трёх шагах, открыла рывком дверь и залезла внутрь, осторожничая со своим глупым коленом.

Хант пошёл за ней, с лёгкостью взял её на руки и устроил на другом сидении. Другой парень захлопнул дверь и похлопал по машине, давая универсальный сигнал о том, что всё чисто и можно ехать. Хант потянулся мимо неё, схватил ремень безопасности и пристегнул девушку. Куп помчался прочь с аллеи.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных