Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Автор перевода: Ира Белинская 13 страница




Добраться до телефона. Она вытянула руку, потянувшись в сторону своего тонкого мобильника. Вес с неё поднялся как раз, когда она коснулась пальцами телефона. Нейт схватил её за хвостик и дёрнул назад. Телефон выскользнул из её хватки, когда мужчина развернул её лицом к себе. С левой стороны Алисса почувствовала адскую боль. У неё подогнулись колени, и она упала на пол.

— Прекрати. Господи, остановись.

Сломанное ребро? Обвив себя руками, она тяжело дышала.

Нейт присел на корточки, держа пистолет в руке между ними.

Стоя на коленях, Алисса заставила себя поднять взгляд. На нём были чёрные брюки и белая рубашка с пятнами крови. Кровь Максин? Её чуть не стошнило. Её подруга жива? Пожалуйста, пусть она будет жива.

Алисса должна была выбраться и помочь Максин. Сосредоточившись на лице Нейта, она увидела с одной стороны тёмный синяк, и его губа была треснута и покрыта корочкой. Должно быть, это осталось после того, как его уложили на землю после ареста. Но его глаза...

Глаза акулы. Тёмная и холодная смерть. По её спине пробежали мурашки. В этих карих глубинах отражался злорадный хищник.

— Ты должен быть в тюрьме.

Этого не могло быть.

— У меня был фонд на экстренный случай. У меня всегда есть запасной план, богатенькая девочка. Ты ещё не выучила этого?

Слишком спокойный. Как мужчина в лифте, который угрожал её сыну.

— Почему? — это прозвучало как отчаянная мольба. — Почему я?

— Потому что твоя жизнь должна была быть моей. Ты была инструментом.

Он – сумасшедший. Её рёбра болели слишком сильно, чтобы бежать. Может быть, если бы она смогла понять, что он имел в виду, то нашла бы способ вытащить себя и Максин живыми из всего этого.

— Я не понимаю, почему моя жизнь должна была быть твоей.

— «Плач по Мелиссе».

Она пыталась уследить за потоком его мыслей.

— Фильм моей мамы?

Тот, который она смотрела перед тем, как услышала, как открывается дверь гаража?

Крепче схватив её за волосы, Нейт наклонился, его оливковая кожа темнела от ярости.

— Моя мама получила эту роль первой, но забеременела мной, и её уволили. Тогда роль получила твоя мама. Это моя мама должна была стать могущественной звездой.

Он действительно ненормальный. Мужчина был так близко, что резкий запах антисептика и пота жёг её ноздри. Каждый вдох был болезненным. «Если ты хочешь выбраться из этого, думай, чёрт побери». Судя по тому, что понимала Алисса, мама Нейта больше не получала ролей после того, как родила его.

— Поэтому ты убил её?

— Она была слабой. Она должна была бороться за ту роль, сделать аборт.

— Тебя бы здесь не было, если бы она сделала аборт.

— Она получила роль всей жизни и залетела. Я не собирался позволить этому произойти с нами. Я убедился, сделал много лет назад вазэктомию. Мы стали бы настоящей силой Голливуда. Я бы добился жизни, которая должна была быть моей. Теперь я сделаю это другим путём.

Внезапно сдвинувшись, он схватил её за руку и резко поднял на ноги.

Ахнув от боли, Алисса попыталась вырваться. Паника взорвалась, и она вцепилась в него. Старалась драться и сбежать.

Мужчина встряхнул её, как тряпичную куклу.

Её бок пронзила колющая боль. Перед глазами танцевали пятна, пока она с трудом дышала. Прежде чем она смогла восстановиться, Нейт потащил её к раздвижной стеклянной двери. В её желудке поселился болезненный страх, а по спине лился пот.

У двери он остановился, схватил её за волосы, развернул лицом к двери и прижал пистолет к её голове.

— Открывай.

По её горлу карабкался ужас.

— Что ты делаешь?

Её пальцы покалывало, и безумный страх сковал лёгкие.

— Ты спрыгнешь, умрёшь на скалах, как заслуживаешь, за то, что разрушила мою жизнь, но мир подумает, что ты покончила с собой после того, как убила свою помощницу. Это будет большая история, чем со смертью твоей матери. «Крыло Дракона» выпустит фильм, делая нас важными, а меня, твоего многострадального бывшего жениха, знаменитым. Богатым. Могущественным.

Её глаза застилали горячие слёзы.

— Нет.

Бороться. Бежать. Вырваться. Алисса попыталась повернуться в сторону, чтобы освободиться.

Нейт ударил её по затылку нижней частью ладони. Её лоб врезался в окно. Боль расцвела болезненными волнами. Она услышала треск.

— Открывай.

Моргая сквозь страх и беспомощность, девушка возилась с задвижкой. «Не делай этого. Борись». Она не хотела умереть. Она хотела получить шанс умолять Ханта простить её. Она любила его и эту крошечную жизнь, зарождающуюся в ней. Наконец, защёлка открылась.

По её лицу текла тёплая жидкость, застилая глаза. Кровь. Голова кружилась. «Не падай в обморок».

Нейт потянулся за ручку, открывая дверь и сетку.

Беспроглядная тьма ночи подогрела её ужас. Смерть. Пять или шесть шагов, и он сбросит её за перила. Она упадёт на острые скалы.

И умрёт.

Она жалела, что не сказала Ханту, что любит его.

 

***

 

Рольная дверь в четырёхместный гараж была открыта, демонстрируя синий «Мерседес» Лисси и ярко-жёлтый «Мустанг» Максин.

Неправильно.

«Мустанг» был припаркован под таким углом, что правая фара «целовала» машину Лисси. Максин, супер-помощница, не делала ничего небрежного. Всего за несколько дней он заметил её перфекционизм.

Хант вытащил свой пистолет из запертого бардачка в джипе и проверил его. Выскользнув из машины, мужчина прошёл в гараж. Уличные фонари Лисси показывали свежую кровь на полу гаража перед «Мустангом». Несколько пятен было и на капоте. Кровь разбрызгалась.

Дверь с пассажирской стороны оставалась открытой.

Максин приехала не одна. Он догадался, что она пыталась сбежать из машины и зайти в дом. Её пассажир поймал её, ударил, и кровь разбрызгалась.

Мэдден. Это должен был быть Мэдден. Чёрт. Должно быть, он выбрался. Одну сумасшедшую секунду, сжимающий внутренности, заставляющий потеть, страх боролся с его ледяным контролем. Хант резко перевёл взгляд на дверь. Лисси была там и, вероятнее всего, в серьёзной опасности. Он мог оплошать и потерять её. Эта мысль охладила его панику. Верх взяли навыки и инстинкт. Достав свой телефон, он написал Купу и Сиенне то, что знал. Они вызовут копов. Хант должен был сделать свою работу.

Тихо проскользнув на кухню, он заметил на полу Максин. Из её носа и губы капала кровь, оставляя пятна на коже и покрывая её светлые волосы – она приняла удар. Её бок тоже истекал кровью. Присев на корточки, он задрал её майку и нашёл рваную огнестрельную рану. Хантер сорвал с себя майку и прижал её к ране.

Её глаза распахнулись, и она схватила его за руку.

— Это Нейт. Внизу. Поспеши.

Слова выходили хриплыми и неуклюжими. Из-за потери крови? Из-за опухшей губы? Он не знал. Мужчина встретился с ней взглядом, прижимая её руку к майке.

— Держи это. И молчи. — легко сказать, тяжело сделать, когда она была в агонии. — Медики уже едут.

Из уголка ее глаза скатилась слеза.

Хант собирался убить ублюдка, который её подстрелил. Он должен был оставить её, должен был добраться до Лисси.

— Иди.

Он поднялся, быстро проверяя первый этаж, несмотря на то, что Максин сказала ему, что они внизу. Женщина то приходила в сознание, то вновь теряла его. Он должен был делать всё методично и осторожно. Затем он вернулся и направился в коридор к другому крылу дома.

Пусто.

На полпути вниз по лестнице он задержался там, где заканчивалась стена и начинались деревянные перила. Слишком тихо. Хант не позволял себе чувствовать. «Выполняй работу». Заглянув за стену, он увидел, что комната отдыха пустая, а раздвижная дверь была открыта. Двигаясь вниз по оставшимся ступенькам, он осматривал остальную часть комнаты. Никаких следов Лисси или Мэддена. Он не видел кабинет, свою мастерскую или ванну, но его внимание привлекло раздвижное стеклянное окно, замечая круглую трещину-паутину, забрызганную несколькими каплями крови. Не хорошо. Через секунду он услышал мужской голос.

— Отпускай.

— Нейт! О боже, не делай этого.

Пронзительный, наполненный паникой голос Лисси будто спустил его с поводка. Хант выскользнул на балкон.

Боже милостивый.

Они были в правом углу, где склон горы был самым крутым. Лисси каким-то образом перебралась через перила, пальцы её ног находились на балконном выступе, а пальцы рук до белых костяшек цеплялись за круглые железные перила. Одно скольжение, одно неверное движение... она упадёт и разобьётся насмерть.

Из раны на лбу вниз по её лицу стекала кровь.

Мэдден стоял над ней.

— Пора умирать. Отпускай.

Ублюдок убрал пистолет от её лица, поднимая его в воздух, с очевидным намерением. Он ударит им по её пальцам.

Лисси закричала мучительным звуком надвигающегося ужаса.

Хант бросился вперёд, молясь, чтобы успеть. Держа пистолет в правой руке, он нацелился в голову Мэддена. Он должен был сделать это точно. Любая ошибка, и Лисси мертва. Оба повернулись к нему, когда он был в двух шагах. Мэдден начал опускать пистолет.

Не промахнуться. Хант выстрелил и в тот же момент протянул левую руку и вцепился в левое запястье Лисси.

Она потеряла хватку на перилах, падая.

Его руку внезапно дёрнуло, напрягая плечо. Он услышал щелчок. Чёрт, у него выскочило плечо. Не отпускать! Один взгляд сказал ему, что Мэдден мёртв. Хантер отпустил свой пистолет и сосредоточился. Развернувшись, чтобы пропустить как раз достаточное количество света из дома, он увидел, что Лисси свисает с балкона, только его ненадёжная хватка удерживала её от смерти.

Правой рукой он поймал её за другое запястье. Его левая рука теряла ощущения из-за выбитого плеча. Игнорировать его и держаться. Полагаясь на своё правое плечо, он напрягся и потянул, пока его мышцы кричали. Агония жгла как железное тавро, когда он поднял Алиссу на несколько дюймов.

— Поставь ногу на выступ, — по его лицу стекал пот. Под ней была совершенно чёрная тьма, которая пыталась забрать её у него. Сосредоточившись на лице Алиссы, он увидел, что её глаза расширены от ужаса, кожа покрыта кровью и слезами. Шок, страх, боль – она не совсем могла всё отследить. — Лисси, я здесь, детка. Я не отпущу.

— Ты вернулся.

Нет. Сейчас он не будет думать о том, что бросил её. Просто обеспечить ей безопасность.

— Согни колени, поставь пальцы ног на выступ.

Его спину тянуло и жгло, боль грызла и взрывалась. Его плечо было просто комком яростной агонии. Ему потребовался весь контроль, чтобы сохранить спокойствие. Он нуждался в её помощи, чтобы получить рычаг давления и перетащить её.

Лисси сделала, как он сказал, поставив ногу на выступ. Его охватило облегчение. Он потянул её наверх и перетащил через перила. В ночи завопили сирены, его левая рука беспомощно висела сбоку, но он обвил плечи девушки правой рукой и провёл её в дом.

— Нейт. Он мёртв. Его голова...

Её пробирала крупная дрожь.

Выстрелы в голову с близкого расстояния были жестокими, и она увидела это. Ужас этого, выстрел его пистолета шокировал её, заставив ослабить хватку.

Будет ли она смотреть на него так, как смотрела Рэйчел? Как смотрел Рэнд Оливер? Как смотрели многие другие, кто боялся его, боялся того, кем он был на самом деле?


Глава 17

 

Алисса держала глаза закрытыми от света, молясь и ожидая. Запахи и звуки больницы проникали в её частную палату. На этаже поставили дополнительных охранников, чтобы защитить её от репортёров. Она даже не хотела знать, как журналисты так быстро узнали о нападении.

Было раннее утро, и из-за покрытых синяками рёбер каждый вздох вызывал страдания. У неё болела голова, благодаря нескольким швам и лёгкому сотрясению мозга. Тошнота приходила и уходила.

— Лисси.

На её плечо легла тёплая рука. Она заставила себя открыть глаза. Левая рука Ханта была в слинге (прим. пер.: перевязь) из-за выбитого плеча. А Алиссу практически душил страх за её помощницу.

— Как она?

— Максин справится. Они достали ей селезёнку и остановили все кровотечения. Она в процессе выздоровления и начинает просыпаться. С ней её мама и брат. Доктора уверены, что она будет в порядке.

— Я всё ещё не могу в это поверить.

Они по-прежнему складывали по кусочкам всё, что произошло. Полиции удалось задать Максин всего пару вопросов, прежде чем её увезли на операцию, но Нейт выбрался из тюрьмы, и полиция позже отследит эти деньги. Затем он поймал Максин, прежде чем она добралась до своей квартиры. У Нейта была какая-то сумасшедшая схема для убийства Максин, а затем Алиссы, чтобы убедить мир, что это всё сделала Алисса, даже разместила те фотографии на его компьютере. Они никогда на самом деле не узнают всё в полной мере, так как Нейт был мёртв.

— Не думай сейчас об этом. Максин восстановится. Тебе нужен отдых, Лисси. Я вернусь.

Паника усилилась.

— Нет. Не оставляй меня.

Слова вылетели раньше, чем она успела их остановить. Разве он сделал не достаточно? Никто не мог поверить, что Хант одновременно застрелил Нейта одной рукой и поймал её другой. Он едва держал её, когда его плечо выскочило. Это было невероятно. Но он сделал это. Хантер не дал ей упасть.

Он спас ей жизнь, а она отплатила ему, пытаясь удержать. Хватит. У неё болело горло, но она должна была его отпустить. Может быть, он решит быть с ней, может быть, нет, но это был его выбор.

— Прости. Всё нормально, иди. Купер здесь? Ты можешь остаться с ним или с Сиенной? Тебе не следует быть одному с таким плечом.

Она хотела сама заботиться о нём, но была вынуждена остаться на ночь в больнице.

А потом что? Вернётся к себе домой? Одна?

Алисса закрыла глаза. Завтра она будет готова к этому. Готова. Должна быть. Это была её жизнь, и у неё будет ребёнок, которого она будет любить, и о котором будет заботиться. Хант разберётся, какую роль захочет играть в жизни малыша. Он не будет бросать своего ребёнка.

Кровать прогнулась, и он положил ладонь на её щеку.

— Лисси, ты боишься? Хочешь, чтобы я остался с тобой?

— Не спрашивай у меня это, — прошептала она, не открывая глаз. — Пожалуйста, это нормально, если ты уйдёшь.

Он провёл большим пальцем по её щеке.

— Я спрашиваю.

— Да.

Хант встал с кровати, подошёл к ней с левой стороны. Он выключил свет над головой, затем забрался на кровать и обвил Алиссу правой рукой, притягивая её к своему боку и груди.

— Я не оставлю тебя. Спи.

Она не хотела спать, пока нет. Может быть, через месяц, когда воспоминания не будут так захлёстывать. Его запах и тепло проникали сквозь её холодное одиночество, расслабляя. В этом она нуждалась, в уюте Ханта, но она должна была быть с ним честной.

— Прямо сейчас мне нужен ты. Завтра я буду сильнее. Если между нами всё кончено, я с этим справлюсь, обещаю.

Он ничего не сказал.

С ним она была в безопасности, даже если это на несколько часов.

— Ты хочешь, чтобы всё закончилось?

Девушка распахнула глаза. Держа руку на его животе, она чувствовала, как напряглось его тело через майку. Появившись сегодня на балконе, он был с голой грудью, его татуировки блестели. Тихие звуки больницы доносились сквозь закрытую дверь, но она могла чувствовать только Ханта.

— Нет. Почему ты так думаешь?

Он выдохнул, некоторое напряжение в мышцах его живота растаяло.

— Ты видела, как я убил его.

Её глаза щипало от грустных, практически смиренных слов. Хантер думал, что теперь она будет его бояться.

— Ты спас мне жизнь. Было ужасно видеть, как в него стреляют, Хант. Мне, вероятно, будут сниться кошмары.

Она не хотела думать об этом, не была готова. Теперь у неё был крошечный фрагмент идеи, почему Хант подавлял так много чувств, выполняя свою работу снайпера. Как кто-то мог делать это и продолжать работать с таким высоким уровнем навыков? Сегодня Алисса вблизи видела, на что он способен – невероятная скорость и точность.

— Когда я увидела тебя, я была... — было ощущение, что не важно, как плох был момент, если он был рядом, становилось лучше. — Внезапно появилась надежда, потому что пришёл мой герой, единственный мужчина, на которого я могу рассчитывать. Единственный мужчина, которому я могу посмотреть в глаза и почувствовать себя в безопасности. Даже после того, как он застрелил человека у меня на глазах, — она говорила слишком быстро, отчего у неё болели рёбра, но она хотела, чтобы он понял. — Я была благодарная. Если бы я не выжила, то всё равно знала бы, что ты заботился достаточно, чтобы вернуться. Впервые я стоила того, чтобы кто-то вернулся.

Он не просто ушёл.

Её мама оставила её. Скотт оставил её. Её отчим даже не смотрел на неё.

Хант, его родители и Эрин исчезли.

Она была одна. Никто никогда не возвращался. Ох, логично, Лисси понимала, что её мама не хотела умирать, что Хант был на среднем Востоке, служа своей стране, а она отталкивала Эрин и её маму, но в сердце она чувствовала себя брошенной и недостойной, будто её наказывали за допущенные ошибки, вызвавшие смерть её матери.

Она призналась в своём глубочайшем страхе.

— Ты вернулся даже после того, как я сделала ошибку.

— Чёрт побери, Лисси, — он погладил её по волосам. — Мне вообще не следовало уходить. У меня были все права злиться, но срываться на тебе было чересчур. Я довольно быстро это понял и возвращался.

— Хант, мне жаль.

Она не собиралась оправдываться. Ей следовало рассказать ему о своей беременности, а не врать о своей причине похода к доктору.

— Я знаю. Это была не ложь, Лисси. Ты боялась рассказать мне. Я не могу с этим справиться. Мне нужно быть мужчиной, к которому ты будешь бежать, а не от которого, когда ты напугана.

Девушка закрыла глаза под влиянием его слов. Разве не это предполагало отношения?

— Хорошо. Я понимаю, и, для записи, я тебя не боялась. Я боялась потерять тебя, боялась, что ты поверишь, что я забеременела специально.

— Да, я так и сказал, разве нет? Как только у меня появилась секунда подумать, я вспомнил, что мы оба забыли о презервативе в ту первую ночь, когда занялись сексом. У ребёнка два родителя, и оба несут ответственность.

— Что ты чувствуешь насчёт ребёнка?

Он молчал почти минуту.

— Я не знаю, это всё ещё не реально, но я знаю, что испытываю сильные чувства к тебе. Прямо сейчас мы не будем принимать никаких решений. Несколько недель будут тяжёлыми, пока ты выздоравливаешь, разбираешься со своими чувствами насчёт случившегося сегодня, и, в конце концов, тебе придётся поспать. Я буду рядом, если ты боишься.

Конечно, он знал, что она избегает сна, так как боится увидеть всё снова. Вынужденная перелезть через перила... прямо в тот момент, когда появился Хант. Затем выстрел в Нейта – это изображение было выжжено у неё в мозгу.

— Как ты это делаешь?

— Что?

— Живёшь с воспоминаниями.

Он сделал глубокий вдох.

— Лепка помогает. Она даёт мне безопасное место для выражения эмоций. Некоторые из нас получают профессиональную помощь, но я не мог об этом говорить. По крайней мере, не тогда, — он сделал паузу, мягко приподнимая её лицо. — Пока не появилась ты. Я мог поговорить с тобой, и это была огромная разница.

В палате было темно, она толком не видела его глаз, но чувствовала связь между ними как нечто живое и дышащее.

— Ты действительно боишься потерять контроль, навредить кому-то или ещё хуже? Потому что я этого не вижу, Хант. Знаю, я и в Нейте этого не видела...

— Не правда. Ты увидела это в тот день, в его кабинете и в лифте, а затем начала действовать. До этого, согласен, ты не видела или не хотела видеть, но как только увидела и начала действовать.

От этого ей стало лучше, будто, может быть, у неё была небольшая власть над всем этим кошмаром. Это заставляло её чувствовать себя сильнее.

— Спасибо, но в тебе я всё равно этого не вижу.

Хант молчал, гладил её по волосам и по щеке, касаясь её так, чтобы не причинить боль её рёбрам, но убедиться, что она рядом, что она в безопасности, давая ей именно то, в чём она нуждалась.

— На своей последней миссии я должен был убить мужчину, который когда-то был моим другом. Другого снайпера. Его звали Рэнд Оливер, и мы вместе обучались. Годы спустя он сорвался и убил нескольких других солдат и вспомогательный персонал, а затем исчез. Я выследил его. Мы должны были его остановить, он был хорошо подготовлен и чрезвычайно опасен.

Она не могла даже представить. Алисса повернулась настолько, насколько позволяли её рёбра, и скользнула рукой под его майку, чтобы положить ладонь на его сердце. У неё не было для него никаких слов. Она хотела убедить его, что она рядом и слушает.

— Он был напуган, когда увидел меня. Многие мои цели никогда меня не видели, но я позволил это ему, надеясь, что он сдастся. Я не хотел убивать его. Я просто... не хотел. Вместо этого он сказал мне, что знает, что я сделаю это, потому что нас превратили в убийц. Затем он поднял пистолет на меня, и всё закончилось через секунду.

О, Боже! Хант сделал это, чтобы спасти жизнь другим. Этим он занимался всю свою карьеру морского пехотинца.

— А потом ты вернулся домой.

Хант наклонился, целуя её.

— На это ушло много времени, детка, но, думаю, я наконец-то дома. С тобой. Мы переживём эти следующие несколько недель и месяцев и посмотрим, кем станем. Но прямо сейчас, когда ты в моих руках, я дома.


Глава 18

 

Две недели спустя

 

Они вместе спустились вниз. Балкон исчез, и стеклянную раздвижную дверь заменило арочное окно и встроенная скамейка. Это сделал Хант, попросив Лисси довериться ему.

— Что ты думаешь?

Лисси присела на подушку, которая подходила к её дивану, и коснулась окна.

— Это прекрасно. И безопаснее.

Он сел рядом с ней.

— Хотел бы я забрать тебя домой в Соному вместо того, чтобы везти обратно сюда.

Лисси немного задержалась в больнице, по большей части из-за травмы. Вместе с другими её повреждениями, доктора не хотели, чтобы она путешествовала целый месяц.

Её лицо смягчилось.

— Не важно, где я, если я с тобой. Кроме того, здесь твои родители.

Хант улыбнулся. Они прилетели обратно из Шотландии, как только услышали о нападении, и разбили лагерь в доме Алиссы, чтобы позаботиться о них обоих.

Лисси была в ужасе, ожидая, что они будут на неё злиться. Если бы – она носила их внука. В их глазах она по-настоящему была принцессой.

И в его.

— Им понравилось твоё видео на награждении вчера вечером.

Лисси не могла пойти, и Хант остался с ней. Это вызывало спор между ними, Лисси настаивала, чтобы он пошёл, пока не пришла его мама и не сказала ей, что разочаруется в сыне, если он пойдёт. Его место было рядом с ней, пока она в нём нуждалась.

В её глазах зажглось удовольствие.

— Я знаю, они оба болтали об этом сегодня весь день. Я дала им копии, — Алисса оглядела комнату отдыха. — В этой комнате так много счастливых воспоминаний. Нейт никогда это не разрушит, но я рада, что балкон исчез. Спасибо тебе.

— Я сделал это для себя так же, как и для тебя. Я бы сходил с ума, если бы ты когда-нибудь снова туда вышла. Это воспоминание о том, как ты там висела, будет преследовать меня вечно.

Если бы он не успел вовремя... Хант отогнал эти мысли. Они были живы и вместе.

Она взяла его за правую руку. К большому его раздражению, его левая рука по-прежнему оставалась в слинге, на ещё одну неделю. Но его плечо заживало.

— Пока ты не приехал в тот вечер, я думала, что умру, и сожалела о трёх вещах. Что я никогда не увижу нашего ребёнка, и что не увижу Эли, когда он станет взрослым, если решит встретиться.

Он убрал назад локон её волос. Его мама заплела ей косу, но прядки всегда вырывались из косы.

— Это два сожаления, какое третье?

Девушка достала свой телефон и подняла его вверх.

— Я бы хотела показать тебе. Это видео, которое я для тебя сделала.

Хант забыл, что она работала над этим до нападения.

— Хочешь, чтобы я посмотрел его сейчас?

Она кивнула, нажала на кнопку и протянула ему телефон.

Видео было её третьим сожалением? То, что она не показала ему? Это не имело значения, для неё это было важно. Взяв телефон, он смотрел, как на экране появляется Лисси.

— Когда мне было шесть лет, я однажды притворилась принцессой. Я попросила Ханта быть моим принцем и высвободить меня из темницы. Он отказался и сказал, что не собирается быть каким-то дурацким принцем, он собирался стать морским пехотинцем. Я не знала, кто такой морской пехотинец, но знала, что это не могло быть так же круто, как быть принцем.

Лисси улыбнулась в камеру.

— Хантер Рис вырос, стал морским пехотинцем и доказал, что я не права. Это его история...

Следующие восемь минут Хант видел себя глазами Лисси. Изображения его взросления, смеха, игр, лепки, плавания, а затем она начала вплетать свои интервью с ним.

В его груди образовалась дыра. Были моменты, где демонстрировалась его холодность, которая затем таяла, показывая, как он смеётся и бросает Эрин в бассейн. Был и другой снимок, где он гонялся и поймал Алиссу, одетую в крошечное бикини, подхватил её на руки со счастливой ухмылкой на лице. Должно быть, это сняла Эрин. Как она это сделала, чёрт побери? Там были его фотографии с друзьями: Адамом, Логаном, Гриффом и Купером. На всех, кроме одной, они веселились.

Мрачной была фотография, на которой они все стояли смирно и отдавали честь гробу Трейса Лоррея, которого выносили из самолёта. Алисса перешла от этого к татуировке Ханта с надписью «Жертва в памяти». То, как она это сделала, ухватило почёт тем, кто лишился жизни.

За восемь минут она охватила мир Ханта. В его горле встал ком, пока он смотрел на себя глазами Алиссы Брукс.

В кадр вернулась Лисси.

— Теперь я знаю, кто такой морской пехотинец, и это намного лучше, чем принц. Принц рождён для привилегированной жизни, в то время как морской пехотинец создан из мужества, силы, чести, жертвы и уязвимости. Они добровольно умирают, чтобы мы могли жить. Хант – морской пехотинец, художник и много кто еще. Он – мой герой и мужчина, в которого я влюбилась.

Экран потемнел, когда видео закончилось. Ком в его горле продолжал расти. Таким она его видела.

Глаза Лисси блестели, а улыбка изогнулась именно так, как он обожал.

— Это было моим третьим сожалением и, может быть, самым большим – что я не сказала тебе, что очень тебя люблю, поэтому говорю сейчас. Я не хочу, чтобы ты говорил это в ответ, дело не в этом, — она приподнялась и поцеловала его, после чего отстранилась. — Я люблю тебя, Хант. Не важно, что случится в будущем, моя любовь принадлежит тебе.

Он понимал, что Лисси не хотела получать ответ бумерангом. Она подарила ему эти слова свободно. Хант ценил это, и вместо этого сказал.

— Ты вызываешь у меня желание быть твоим принцем.

 

***

 

Три месяца спустя

 

Алисса рассмеялась, когда Хант схватил её за бёдра, пока она карабкалась через стену руин замка.

— Я не упаду.

Она продолжала фотографировать, наполняясь абсолютной радостью. Каждый раз, когда девушка становилась на кусочек обломка, Хант придерживал её. Так же, как поддерживал её во время ночных ужасов, эмоциональных дней и недель после смерти Нейта. Его лёгкое терпение и постоянная поддержка стали её спасательным тросом.

Некоторыми ночами он по-прежнему лепил. Если она не могла спать в кровати одна, то шла в его мастерскую и сворачивалась на кресле рядом с ним. Он никогда не возражал, а укрывал её и возвращался к работе, после чего укладывал её в постель, когда закончит.

Вместе они нашли мир и дружбу, а что касается Алиссы, то она любила его каждой клеточкой своего тела. У неё захватывало дух от того, что он подарил ей эту поездку в Шотландию.

— Мне нравится этот подарок, Хант.

На её двадцать пятый день рождения подарком Ханта для неё были два билета в Шотландию, и он сказал ей, что везёт её на те же самые руины, где её родители заключили помолвку.

Будучи здесь сейчас, Алисса практически чувствовала своих родителей, пока со стороны бурного моря дули холодные шотландские ветра, рядом находилась зубчатая каменная кладка, пережившая много времени и войны, а на невероятно голубом небе плавали облака. Прошло двадцать лет с тех пор, как умер её отец, и воспоминания о его физической форме были сомнительными без фотографии, но она могла вспомнить его голос, почувствовать его руки, когда он подхватывал её, слышать его гулкий смех и чувствовать его запах.

И эта улыбка, которая появлялась у него всегда, когда он смотрел на её маму.

В ту ночь, когда Алисса практически умерла, она думала, что может увидеть свою маму. Не увидела, но прямо сейчас, если прищуриться, она видела своих родителей в давнем прошлом: мама сидела на разбитой стене, папа стоял на коленях и просил её выйти за него замуж. Её глаза жгли слёзы.

— Лучший в мире подарок.

Хант взял её за руку.

— Давай сделаем перерыв. Мы здесь уже несколько часов.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных