Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Автор перевода: Ира Белинская 12 страница




Паркер замер.

— Нет, это не...

— Пройдёмте, пожалуйста, со мной. Мисс Брукс, вы и Хант тоже.

Группа людей прошла в кабинет Нейта с большими стеклянными окнами, белыми полами и огромным столом из красного дерева. К ноутбуку Нейта были подключены двойные мониторы. Алисса посмотрела на экраны и почувствовала, как от её лица отливает кровь.

Оба монитора были наполнены фотографиями. На левом – различные снимки того, как Эли играет в футбол, катается на велосипеде, выходит из школьного автобуса... В её животе зарождалась тошнота.

— Легче, Алисса, — Хант обвил рукой её бедро. — Дыши медленно.

— Это тот мальчик? — спросил Паркер. — Господи, он похож на Дженну, только волосы светлее, но его глаза и эти губы... — он развернулся лицом к детективу. — У Нейта были все эти фотографии? Здесь, должно быть, дюжина.

— Больше. Это только один комплект, — детектив указал жестом на другой монитор. — Это его другие жертвы. Его бывшая девушка Тэми Нэш и её младшая сестра Келли. — на Паркера был обращён тяжёлый взгляд. — Вы знали об этом?

— Нет! Я даже не знал, что Алисса рожала ребёнка. Я не знаю этих других женщин, ну, эта выглядит как ребёнок, — он потёр виски. — Что сделал Нейт? Это всё было деловой сделкой, просто стратегией. После смерти Дженны компания тонула. Люди говорили, что я уничтожаю её наследие. Я...

— Достаточно, — перебил его детектив Зан. — Вот как обстоят дела, мистер Дин. Мне нужно несколько часов, чтобы всё организовать, и тогда мистер Мэдден будет арестован. Вы не хотите предупреждать его или вообще говорить с ним. Даже переписываться. Если он потянется к вам, не отвечайте. Мы всё прояснили?

Отвернувшись от детектива, он посмотрел на Алиссу.

— Это правда? Всё это? Нейт действительно шантажировал тебя? Пытался тебе навредить?

Какую бы злость и боль она ни испытывала, единственное, что она знала наверняка – её мать любила его, а он любил её маму. Смерть Дженны изменила его. На самом деле, изменила их обоих. Впервые в жизни она видела правду. Паркер съёжился, в то время как Алисса нашла способ повзрослеть и стать сильнее.


Глава 15

 

Хант был в чертовски хорошем настроении к тому времени, как пришёл домой в понедельник днём. У него была запись ареста Мэддена для Лисси, но прежде чем успел добраться до дома и показать ей, ему пришлось сходить в офис из-за бумажной волокиты. Сиенна обладала одержимостью насчёт того, чтобы всё было задокументировано, по хорошей причине, конечно же. Если их вызовут в суд, или полиция поставит под вопрос их действия, им нужны будут подробные записи. Так что Хант составил отчёты и теперь вернулся домой.

Всего за несколько дней он начал чувствовать себя здесь, в доме Лисси, практически так же уютно, как на винограднике. Он припарковал свой джип в огромном гараже, объехав машины Лисси и Максин, и направился на кухню. Вбив код от сигнализации, он спустился вниз по лестнице.

— Лисси?

— Здесь, внизу, — отозвалась она.

От звука её голоса у него в груди что-то сжалось. Он определённо дома. Мужчина нашёл их с Максин на диване, обе выглядели измождёнными. Наклонившись, он поцеловал свою девочку, а затем приподнял брови.

— Тяжёлый день знаменитости?

Она ударила его по руке.

— Ты понятия не имеешь, морпех.

Максин рассмеялась.

— Нас затопило звонками, электронными письмами и сообщениями с тех пор, как мы выпустили видео-заявление Алиссы об Эли. Алисса отказывается обсуждать Эли за рамками того, что сказала на видео, но люди интересуются её сайтом.

Хант присел на ручку дивана.

— Да?

После шантажа от Максин Алисса согласилась запустить свой веб-сайт «Улицы Доблести» с этим видео. Когда Хантер его увидел, у него перехватило дыхание от силы слов и любви, которую она выразила в описании своего сына, после этого умоляя мир оставить его и его семью в покое.

— Мы загрузили сегодня несколько фотографий, — сказала Алисса. — Отклик...

— …обвалил сайт, — продолжила Максин, после чего повернулась к Лисси. — Говорила же. В «Крыле Дракона» ты растрачивала свой талант. Ты должна заниматься этим.

Лисси взяла свою помощницу за руку.

— Я бы не сделала этого без тебя.

— Я знаю, — усмехнулась Максин. — Ты должна меня повысить или как минимум заплатить за риск, — она встала и сказала. — Я убегаю. Пойду домой и вернусь утром, чтобы продолжить работу.

— Не приходи слишком рано, — сказала Лисси. — У меня приём в девять.

Хант перевёл взгляд на неё.

— Какой приём?

Она не смотрела на него.

— Эм, у моего гинеколога.

Максин выглядела такой же запутанной, как себя чувствовал он, пока Алисса доставала свой телефон.

— Это не по календарю.

Лисси смотрела на свои руки.

— Я записалась сегодня, и меня примут завтра.

Его мышцы сжались от беспокойства.

— Зачем? Что-то не так?

— Ничего, мне нужно сделать одну прививку, и Нейт сейчас в тюрьме, так что я подумала, что время достаточно безопасное, чтобы позаботиться об этом.

Прививку? Точно, она рассказывала ему о противозачаточной прививке, когда они забыли про презерватив, и ей нужно было сделать её снова, так что да, ту прививку.

— Я тебя отвезу.

— Ты теперь не обязан. Нейт не угроза и...

— Я тебя отвезу. Журналисты следят за каждым твоим шагом, особенно сейчас, когда Мэдден под арестом. Будет еще больше сумасшествия. Тебе нужна защита. Я.

Он не собирался уступать.

— И на этом я ухожу, — сказала Максин.

Хант поднял взгляд.

— Будь осторожна. Ты едешь домой или обратно к брату?

— Домой. Я люблю Джеффа, но уже готова ехать домой.

Он это понимал.

— Напиши мне или Лисси, как только зайдёшь внутрь и включишь охранную систему.

Максин наклонила голову.

— Знаешь, а ты не плохой парень.

Она направилась к входной двери.

Хант рассмеялся, затем усадил Лисси к себе на колени и поцеловал её правильно, глубоко и аккуратно. Пробуя её, чувствуя, как она смягчается от поцелуя, как её сладкая попка трётся о член. Наконец оторвавшись, он провёл пальцем по её опухшей нижней губе.

— Я скучал по тебе сегодня.

— Я тоже по тебе скучала, но сегодня, кажется, первый день, когда я занимаюсь тем, что люблю. Мы выложили фотографии Тревы и её собаки Сабрины, и они становятся огромными хитами. Трева связалась со мной по «Скайпу» и сказала, что очень удивлена. Она такая замечательная девушка.

Радость Лиссы заражала его волной гармонии и желания. Вот, чего он хотел – приходить домой и разговаривать о своём дне как нормальный человек. Держать женщину, эту женщину, в своих руках.

— Ты счастлива.

— Очень. Не могла дождаться, когда ты вернёшься, чтобы рассказать тебе.

В её голос закралась застенчивость. Или это было сомнение? Он не хотел этого между ними.

— Мне нравится слушать, как прошёл твой день, и я не мог дождаться, когда вернусь домой и разделю это с тобой.

Переместившись, чтобы достать свой мобильник, он нашёл видео того, как арестовывали Мэддена, когда тот выходил из своей квартиры на работу сегодня утром.

— Вы не можете меня арестовать! — кричал Мэдден, его лицо стало красным, а затем фиолетовым. После этого идиот толкнул копа, чем заработал себе позицию лицом на земле, со скрученными за спиной и скованными в наручники руками, после чего его дёрнули на ноги. Из разбитой губы Нейта Мэддена текла тонкая струйка крови, и мужчина по-прежнему орал об адвокатах и судебных исках.

Детектив Зан спокойно сказал ему, что Мэдден задержан, зачитал ему его права, а затем копы затолкали его на заднее сидение патрульной машины и уехали.

Алисса задрала голову, чтобы посмотреть ему в глаза.

— Невероятно. Он собирался драться с тем копом, — девушка покачала головой. — Это едва похоже на спокойного мужчину, которого я знала, который всегда держит себя в руках. Он слетел с катушек.

— Он знает, что всё кончено, и лучшая часть, что он знает, что ты не позволила ему шантажировать и терроризировать тебя. Ты боролась в ответ.

Она снова прижалась к нему.

— Ты этим наслаждаешься.

Хант уткнулся носом в её шею, на секунду забываясь в аромате её кожи.

— Ты понятия не имеешь. Единственное, что было бы лучше, если бы я дал ему кулаком в рожу, но и так сойдёт.

Этот мужчина никогда не заслуживал Лисси, и теперь, когда она принадлежала Хантеру, он убьёт, чтобы защитить её. Без вопросов. Хант убивал, чтобы защитить свою страну и товарищей из морской пехоты, но Лисси вызывала яростное чувство собственничества и необходимость защитить, что было практически животным инстинктом.

Она развернулась, чтобы оседлать его.

— Скоро всё закончится, да?

Чёрт, девушка была такой сексуальной, но от её слов в нём поднималось ощущение опасности, заставляя всё внутри напрягаться.

— Дело, да, но между нами ничего не закончится, Лисси.

Он не мог потерять её.

— Я имела в виду угрозы от Нейта, но раз ты поднял эту тему, хочешь ненадолго остаться, Хант?

Он не был готов отпустить её.

— Да. Я хочу этого, Лисси. Как только мы убедимся, что ты в безопасности...

— И Эли и его семья.

Вот оно, его яростная девочка с этой способностью любить даже на расстоянии. Он провёл рукой вниз по её животу, касаясь той рубиновой драконьей слезы в стилизованном сердечке, выглядывающем из-под её трусиков.

— И Эли.

Этот ребёнок всегда будет в её сердце. Хантер надеялся, что однажды родители мальчика расскажут ему, какая особенная его биологическая мама.

Встретившись с ней взглядом, мужчина сказал.

— Я вернусь к своей работе, а ты будешь работать над своим сайтом и благотворительностью, и я выясню, как водить свою знаменитую девушку на свидания. Я хочу чаще бывать с тобой где-нибудь, затем привозить тебя домой и заниматься с тобой любовью. Я хочу этого, Лисси. Так долго, сколько это продлится.

Он не мог обещать что-то большее.

— Мы можем приступить к этой последней части сейчас?

Ох, да, чёрт побери. Его день стал ещё лучше.

 

***

 

«Вы беременны».

Когда сегодня её постоянный гинеколог подтвердил выводы доктора из больницы, всё стало реальным. У неё действительно будет ребёнок.

Ребёнок от Ханта.

В её животе всё перевернулось от беспокойства. Алисса хотела, чтобы Хантер был взволнован, но что, если такого не будет? Что, если он разозлится и почувствует себя загнанным в ловушку, как Скотт? Ну, Хант скоро будет дома, она расскажет ему и все узнает. Девушка закончила готовить салаты как раз, когда услышала, как открывается дверь гаража. Спустя минуту раздался звук сигнализации, когда вошёл Хант. Чёрт, он выглядел отлично в этих своих сексуальных джинсах и чёрном пуловере с закатанными рукавами. Всё ещё в солнечных очках, он излучал эту энергию лёгкой опасности, которая сводила с ума её гормоны.

Бросив свои очки на тумбочку, он обвил рукой талию Алиссы и поцеловал её. Подняв голову, он сказал.

— Что-то пахнет чертовски хорошо.

— Говяжья вырезка с маринованными помидорами. Голоден? Еда на плите.

— Ужасно голоден, — помогая ей накрыть на стол, он сказал, — Мэддену было предъявлено обвинение, но его связь – миллионный плюс. Привлечь его будет не так уж легко. Паркер поклялся не помогать ему, и в его квартире полный беспорядок, нет никаких активов. Никакой семьи. Он облажался.

Алисса взяла салаты и какую-то серебристую воду, после чего села рядом с Хантом.

— Большая часть меня чувствует облегчение, но маленькая чувствует грусть. Было время, когда я считала нас друзьями. Я заботилась о том мужчине, которым, как я думала, он является.

Хант коснулся её руки.

— Испытывать смешанные чувства нормально.

Это облегчило её беспокойство.

— Сегодня больше никаких разговоров о нём. Давай поедим, пока ужин не остыл.

Они набросились на еду, пока сквозь открытые за ней стеклянные двери пробирался прохладный океанский бриз. Хант проигнорировал свой салат и приступил сразу к мясу. Расслабленная и веселая, Алисса наблюдала, как он нападает на свой ужин. Он не шутил о том, что проголодался.

После нескольких кусков Хант сказал.

— Это вкусно, Лисси.

Внутри нее потеплело.

— Спасибо, — вспомнив кое-что ещё, она добавила. — Ох, на следующей неделе мы с Максин устраиваем ежемесячный День супергероев в детской больнице.

— Что это такое?

— Это очень весело. Иногда я нанимаю актёров, переодетых в супергероев, а затем мы всегда приносим костюмы и макияж для детей, и команда помогает им нарядиться, если они хотят. Мы делаем фотографии и снимаем видео. Разыгрываем маленькие сценки, смотря насколько дети могут справиться со своими болезнями или ограничениями. Они получают фотографии и видео. — осознав, что говорит немного несвязно, она постаралась сосредоточиться. — В любом случае, я хотела, чтобы ты знал, что мы по-прежнему заботимся о безопасности.

— Верно, я разберусь с обеспечением охраны.

С тех пор, как они согласились продолжать встречаться, им нужно было начать обсуждать это. Неделями они были сосредоточены на ней, но у Ханта тоже была жизнь, и она хотела поддерживать его так же, как он её.

— Ты не можешь бесконечно ходить за мной повсюду. Как только с Нейтом всё утихомирится, телохранитель мне будет нужен не так часто.

Он отложил свою вилку.

— «Бывший морской пехотинец» растёт, ты можешь использовать их как своих телохранителей, когда я занят. Я доверяю им. Они хороши для тебя и для бизнеса.

Это сработало, и ей захотелось услышать о его работе побольше.

— Ты любишь то, чем занимаешься, да?

Здесь, в Лос-Анджелесе, ей удавалось увидеть другую его сторону.

Мужчина смазал маслом очередной кусок хлеба.

— В некоторых своих миссиях снайпера я действительно не видел расплаты. Я мог преследовать известного террориста, который убил сотни людей, и избавиться от него. Это было холодно, отстранённо и профессионально. Мне нравится чувствовать разницу на более личном уровне.

Она забыла о своём ужине. Хантер так резко говорил о своей настоящей работе морского пехотинца, что Алисса была удивлена, что он говорит сейчас.

— У тебя когда-нибудь были другие виды миссий, где ты видел расплату?

Он отложил в сторону нож для масла.

— Да. Я расчищал здания и пару раз попадал под обстрел. Меня вызывали в случае наличия заложников и смертников в людных торговых центрах. Это было... напряжённо.

— Ты стрелял в толпы?

— Мне приходилось это делать, да.

— Тебе было страшно?

Её сердце громко стучало при мысли об этом.

— В то время нет. Обычно адреналин поднимает меня до состояния высоко функционального осознания. Я был на сто процентов сосредоточен на работе. Эмоции могут вызывать ошибки, а люди, которые ошибаются – умирают.

Что он сказал ей тогда, в коттедже? «Только в моих кошмарах я не был холодным и не обладал абсолютным контролем, который был у меня в реальной жизни. Вместо этого я чувствовал всё: страх, раскаяние, ненависть и тошноту, видя, как человек умирает от моей пули. Даже просыпаясь в холодном поту, я не мог остановить это, пока не вылеплю скульптуру». Все эти эмоции, которые Хантер подавлял, вылетали над поверхностью. То, как он поступал, было смело, но понимал ли он, как мужественно после такого выжить? Найти способ справляться и жить со своими шрамами, а не бросаться на других? Продолжить помогать людям своими навыками, которые приобрёл?

Алисса накрыла его руку своей.

— Ты – лучший мужчина, которого я знаю, Хант.

Чем бы всё ни обернулось, как только она расскажет ему о беременности, она собиралась убедиться, что их ребёнок будет знать о своём отце. Какую бы роль Хант ни хотел играть в жизни ребёнка, Алисса поддержит это, не важно, как будет больно, если он отвергнет её. Она сглотнула. «Расскажи ему». Пришло время, и она это знала. В голове она попыталась собрать слова.

Он накрыл её ладонь своей, его взгляд был задумчивым.

— С тобой легко говорить.

Зазвонил телефон Ханта.

Он нахмурился, убирая руку.

— Это рингтон на Сиенну. Мне лучше взять трубку, — достав свой мобильник, он ответил. — В чём дело?

В ту секунду, как их взгляды встретились, Алисса поняла, что всё плохо.


Глава 16

 

— Ты видел «RevealPop»? — спросила Сиенна.

Хант крепче сжал свой мобильник. Что теперь? Разве Лисси испытала не достаточно шока?

— Нет.

— Там фотография того, как вы с Алиссой выходите из офиса гинеколога.

Он немного расслабился.

— Журналисты преследуют нас повсюду.

Да, это был отстой, но, как говорила Лисси, такова её жизнь.

— Ну, если вы двое пытаетесь держать её беременность в секрете, то кота выпустили из мешка.

В его кровь выстрелил адреналин, заставляя его подскочить.

— Что?

— Какой-то придурок сделал на телефон фотографию её медицинских записей и выложил на «RevealPop».

Всё в нём похолодело. Весь его мир сузился до столовой, в которой он стоял. Даже запахи говядины, уксуса и дрожжевого хлеба стали тоньше. В замедленном движении, как ему казалось, он повернулся к Лисси.

Её волосы были собраны в один из этих причудливых хвостиков, который спадал на плечо, её овальное лицо побледнело, делая карие глаза огромными и встревоженными.

Она беременна?

— Мне нужно идти.

Он отключился от Сиенны.

— Хант? В чём дело?

Игнорируя напряжённый вопрос Лисси, он зашёл с телефона на сайт «RevealPop».

«Алисса Брукс беременна! А папаша – её телохранитель?»

На сайте была выложена их фотография, снятая с дальнего расстояния. Его лицо было суровым, пока он, очевидно, проверял взглядом территорию вокруг них. На Лисси было то же самое симпатичное платьице, что и сейчас, но снимок был достаточно близким, чтобы увидеть лёгкость во взгляде, которая показывала, что девушка ни на что не обращала внимание. Совершенно отвлеклась.

Беременна.

Слово стучало в голове снова и снова. Бере-Менна. Бере-Менна. Пролистав экран вниз, он увидел медицинские записи Алиссы Брукс. Беременна.

Она солгала ему. В его голове крутился миллион мыслей, борясь за первенство. Он доверял Лисси, заботился о ней. Помогал ей. Открылся ей, а она солгала ему. Как он мог доверять ей, когда она утаила нечто такое? Чёрт, он сидел там, в офисе её гинеколога, ждал её. Ему было чертовски неловко, но он сделал это.

— Хант?

Превосходство взяла ярость. Её страдания тянулось к нему, но он закрылся.

— Когда ты собиралась мне рассказать? Каков был план, Алисса?

Девушка содрогнулась от того, как он произнёс её имя.

Ох, нет, чёрт возьми. Сейчас она станет бояться его.

— Или всё это время у тебя был план найти, от кого залететь, чтобы получить этого ребёнка, которого ты так отчаянно хотела?

В её глазах кружились замешательство и паника.

— Нет! Но откуда ты знаешь? В смысле...

Он поднял телефон, наклоняя экран, чтобы она увидела сайт «RevealPop».

Она закрыла глаза, всё её тело будто лишилось воздуха.

— Это никогда не прекратиться. Теперь кто-то украл мои медицинские записи.

Чёрт возьми, он отказывался сочувствовать ей.

— Значит, это правда. Ты беременна?

Она резко подняла голову, сжимая своей холодной ладонью его руку.

— Я планировала рассказать тебе сегодня.

Так ли это? Потому что как он мог теперь узнать?

— Значит, я сегодня отвёз тебя к доктору, чтобы узнать, беременна ли ты, а не для противозачаточной прививки? — он действительно хотел всё прояснить. — Или ты шла, чтобы сделать прививку, и узнала?

Она отвела взгляд влево.

Чёрт. Хант вытянул руку из её хватки и поднялся на ноги.

— Не смей мне врать. Не сейчас.

Он не мог смотреть на неё. Мужчина вышел через стеклянные двери, которые открывались на балкон с видом на океан. Вдыхаемый солёный влажный воздух никак не очищал его голову.

— Я узнала в больнице в пятницу вечером. Там спросили, когда у меня были последние месячные, стандартный вопрос, когда женщинам собираются делать рентген. Когда они узнали, что у меня задержка, сделали тест на беременность.

Он развернулся, не в силах поверить в это.

— Ты узнала тогда и не рассказала мне?

— Я хотела сначала всё подтвердить, — её голос стих, а смирение тучей нависло над ней. — Хорошо, ладно, я испугалась.

— Ты соврала, сказала мне, что поедешь делать свою противозачаточную прививку, и мне пришлось выяснить всё в «RevealPop».

Когда она поднялась, её глаза блестели, а на щеках появились пунцовые пятна румянца.

— Как будто я могу это контролировать. Кто-то украл мои медицинские файлы. Я даже не могу рассказать своему любовнику, что беременна, прежде чем успеет влезть какой-нибудь чёртов таблоидный журналист. Очевидно, один из работников в офисе гинеколога продал информацию. Я выслежу его, добьюсь увольнения и суда, но урон уже нанесён, — ей было тяжело дышать. — Добро пожаловать в мою жизнь, Хант, вот в чём дело.

В его голову вернулись сказанные ею в субботу слова. «Я переживаю о том, что ты не сможешь с этим справиться. С моей настоящей жизнью».

Он подошёл к столу и схватил свой телефон.

— Может быть, ты была права насчёт того, что я не смогу с этим справиться.

 

***

 

— Ты уходишь?

Алисса не могла поверить, что всё пошло наперекосяк.

Хант стоял в двух шагах от неё, закрытый и с холодной злостью в глазах.

— Нет. Я иду проветрить голову. Я не бегу, Алисса. Если ты вынашиваешь моего ребёнка...

— Если? — она втянула воздух. — Я сделала два теста на беременность и обследование. Я беременна, — ей в голову пришла другая ужасная мысль. — Только если ты сомневаешься, что ты – отец.

Его глаза сузились.

— Я только что узнал, и ты не дала мне ни одной чёртовой минуты, чтобы всё обдумать. Хорошо, ты беременна, а я – отец. Пойду куплю чёртово кольцо, — он развернулся и пересёк кухню, направляясь к двери гаража. — Затем я буду продолжать проверять интернет, чтобы узнать пол своего ребёнка и дату рождения.

Алисса никогда не видела Ханта таким. Его ярость действовала на неё как обморожение, обжигая кожу.

— Прекрати. Я не пытаюсь загнать тебя в ловушку браком или чем-то ещё.

Положив одну руку на дверь, он посмотрел на девушку.

— Я могу понять, что тебе нужен был день или два, чтобы рассказать мне, особенно после того, как выложили вашу с Эли фотографию. Я не понимаю того, почему ты лжёшь мне в лицо насчёт приёма у доктора. Я сидел там, в зале ожидания... — он покачал головой. — Ты не доверяешь мне. Вот до чего доходит. Со всеми разговорами о том, что ты не Рэйчел, не боишься меня, в тот момент, когда понадобилось это доказать, ты выбрала путь труса. Теперь миллион людей узнали это раньше меня. Что именно я должен чувствовать?

Она облажалась.

— Мне жаль. Пожалуйста, Хант, это была ошибка.

— Большая. Как ты ожидала, что я буду справляться с популярной частью твоей жизни, если ты не рассказываешь мне то, что мне нужно знать? Я доверил тебе так много... — он сделал вдох. — Я вернусь. Как только успокоюсь, мы поговорим. Не выходи из дома.

Он открыл дверь и ушёл.

Алисса опустилась на стул. Это выражение его лица, такое холодное и отстранённое. Суровое.

Непрощающее.

По её лицу потекли горячие слёзы. Она действительно причинила ему боль. Девушка смотрела на дверь в свою кухню, желая, чтобы Хантер вернулся.

Чтобы не уходил.

Он не возвращался. Вместо этого она услышала хлопок гаражной двери, а затем звук его отъезжающего джипа.

Он вернётся? Простит ли её?

 

***

 

Хант сидел на сине-белой скамейке на пирсе Малибу. Несколько ночных рыбаков забрасывали свои удочки, используя прикреплённые к перилам фонари, чтобы видеть, что делают. На конце пирса подсвечивалось кафе. Несколько пар шагали вдоль настила из досок. Вокруг свай внизу бурлили волны, пока у него в голове пенились мысли.

Срываться сегодня на Лисси было гадким поступком. Он понял это раньше, чем выехал с подъездной дорожки. Ребёнок. Она была беременна. Почему она не могла рассказать ему? Это ранило его в грудь. Вместо этого он был ошеломлён звонком Сиенны и опубликованными на «RevealPop» медицинскими записями. Прежде чем Лисси ворвалась обратно в его жизнь, он был в порядке. Справлялся. Существовал. Ничего не имело значения на самом деле.

Теперь он мог потерять слишком многое. Лисси значила для него слишком много, но если она не могла рассказать ему, что беременна, то, как они могли иметь какие-либо настоящие отношения?

Он провёл рукой по своему лицу. Он хотел быть рядом с ней, когда она напугана, а не быть тем, чего она боится. Он был этим слишком долго. Кошмарное Привидение Хантер – террористы и их семьи, даже дети, научились бояться его. На той последней миссии, когда он выслеживал Рэнда Оливера, Рэнд боялся его. Мужчина, который однажды был другом, видел Ханта и знал, что он пришёл его убить, что Хант сделает это, если тот не сдастся. Вероятно, единственное, чего Рэнд боялся больше, чем, что Хант убьёт его – это жить.

Сегодня Хант сказал Лисси, что работает на «Бывшего морского пехотинца» для того, чтобы видеть незамедлительные результаты. Это была правда, но он умолчал о той части, где ему необходимо было видеть людей счастливыми и облегчёнными от того, что он рядом и пришёл им на помощь. Друг, нет, буги-мен (прим. пер. персонаж устрашения в сказках и притчах). А этот страх на лице Лисси сегодня? Она боялась его реакции.

«А ты ушёл. Оставил её». И чего Лисси боялась на самом деле? Облажаться и не быть прощённой.

«Придурок. Действуй».

Вытащив свой телефон, он должен был позвонить ей, сказать, что едет домой. Мужчина пропустил звонки и тонны сообщений. Это не удивительно, весь мир раньше него узнал, что он будет отцом, но с этим он мог разобраться вместе с Лисси, а не сидя здесь, погружаясь в раздумья. Хант сделал звонок.

Нет ответа.

Его шею покалывало сзади, а инстинкты запустили крошечные электрические искры предупреждения. Он мгновенно подскочил на ноги и побежал к своему джипу.

 

***

 

Алиссе хотелось надеть свои наушники и просто бегать, но её колено ещё не было к этому готово, и не лучшей идеей было прямо сейчас выходить на улицу одной. Вместо этого она смотрела один из старых фильмов своей мамы - «Плач по Мелиссе». Этот фильм изменил жизнь её матери.

Сидя на диване, притянув к себе ноги и положив подбородок на колени, она пыталась забыться в истории. Прямо сейчас она просто хотела свою маму в любом виде, в котором могла получить, даже если это было в фильме практически тридцатилетней давности.

Рядом с ней, на подушке, её телефон вибрировал от постоянных звонков, сообщений и оповещений об электронных письмах. Она не хотела разговаривать ни с кем, кроме Ханта, но он не звонил и не писал. Полная тишина. Его не было больше часа.

Он вернётся. Хант сказал, что вернётся, а он не врёт.

В её животе всё крутилось, обжигая сожалением. Смогут ли они с Хантом пройти через это? Ведь смогут? Она услышала отдалённый звук открывающейся двери гаража. Хант вернулся.

Её сердце подскочило к горлу. Смесь облегчения, страха и ужаса скакало и кипело, но ей надело быть трусихой. Если у неё была хоть какая-то надежда исправить это, она должна справиться со своей ошибкой. Опустив свою голую ступню на пол, девушка выключила телевизор и встала. Раздался звук сигнализации, когда Хант вошёл.

Пора это сделать. Делая глубокие вдохи, она прошла между диваном и баром и свернула налево, к лестнице. У неё на лице были пятна от туши после слёз? Она провела пальцами под глазами, и на кончиках её пальцев оказались чёрные подтёки. Да, она была не в лучшем виде.

«Прекрати. Никакой отсрочки». Схватившись за перила, девушка начала подниматься.

—Алисса!

Оу. Даже в эхе по коридору и на лестнице она узнала голос Максин, а не Ханта. Вот что она получила за то, что не отвечала на отчаянные звонки и сообщения своей помощницы. Максин знала охранников у ворот, и у неё был ключ, пульт от двери гаража и коды от сигнализации её дома.

— Иду, — выкрикнула она, на полпути вверх по лестнице.

— Ты...

Раздался громкий хлопок, а затем глухой звук.

Сердце Алиссы взорвалось дикой паникой. Что это было? Следует ли ей подняться? Или спуститься? Она не могла обдумать...

— Алисса.

Нейт стоял на верхней ступеньке лестницы. Высокий, худой и освещаемый светом из коридора, он казался угрожающим. По крайней мере, таким казался пистолет в его левой руке.

Как он мог быть здесь? Он должен был быть за решёткой, и Максин, должно быть, он в неё выстрелил. Алисса развернулась и побежала вниз по лестнице. Добраться до телефона на диване. Позвать на помощь.

Девушка коснулась ногами пола, развернулась направо и быстро побежала, бросаясь к телефону.

В неё врезалось тяжёлое тело, придавливая и перекидывая её через спинку дивана. Что-то впилось в её рёбра. Грудную клетку Алиссы пронзила горячая боль. Она с трудом дышала.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных