Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






УШИНСКИЙ ПЕДАГОГ-ПИСАТЕЛЬ




Значительный вклад в развитие детской литературы внёс Константин Дмитриевич Ушинский - великий русский педагог, автор классических трудов по вопросам воспитания.

Работа Ушинского в области детской литературы вытекала из его педагогической деятельности, из практических потребностей народного образования и ещё раз подтверждает ту очевидную истину, что детская литература, являясь искусством слова, всегда тесно связана с педагогикой, с состоянием просвещения эпохи.

К.Д. Ушинский родился в 1824 г. в г. Туле. Окончив Новгород-Северскую гимназию, шестнадцати лет поступил на юридический факультет Московского университета. Уже в студенческие годы его интересы не ограничивались рамками будущей профессии: увлекался он русской и зарубежной литературой, писал стихи, серьёзно изучал истории и географию России, занимался точными науками. Но больше всего его привлекала педагогическая деятельность. Это и привело его в Ярославский Демидовский юридический лицей, где более двух лет (1846-1848 гг.) он исполнял обязанности профессора. С первых шагов своей практической деятельности Ушинский старался по-новому вести преподавание, добиться тесного контакта и взаимопонимания со своими учениками, вызвать в них интерес к науке, желание быть полезными родине.

С 1852 года начинается его сотрудничество в популярных русских журналах «Современник», «Библиотека для чтения», «Сын отечества», «Журнал для воспитания». Его статьи по вопросам воспитания, литературно-художественные очерки, рецензии и переводы приобрели большую известность.

С 1854 г. как талантливого литератора-педагога Ушинского приглашают преподавателем в Гатчинском, а затем, 1859 году, в Смольный институт, где он вскоре становится инспектором и проводит ряд реформ с целью дать воспитанникам широкое современное образование.

Эти реформы вызвали недовольство начальства, и Ушинский, вынужденный оставить работу, выхлопотал себе разрешение выехать за границу для лечения, где провёл 5 лет. За этот период Ушинский в русских журналах опубликовал большое количество статей о Школах Западной Европы, написал ряд оригинальных работ по вопросам воспитания и обучения, закончил серию учебных книг для детей - «Родное слово» и создал классический труд «Человек как предмет воспитания».

Вернувшись из-за границы, Ушинский поселился в Киеве, где продолжал свою научную работу.

Он умер в декабре 1870 г. в период наивысшего расцвета творческой работы.

Ушинский впервые в России создал педагогическую теорию. Но в условиях крепостнической России немногое удалось ему осуществить.

В работе над детскими книгами нашло отражение многостороннее дарование Ушинского - выдающегося учёного, блестящего практика и экспериментатора в области народного образования, талантливого писателя. Все эти качества наиболее ярко проявились при работе над «Детским миром» и «Родным словом».

Книга Ушинского под названием «Детский мир», вышла в начале 1861 года. Она предназначалась для чтения на уроках родного языка в первых классах Смольного института, где тогда работал Ушинский.

Несмотря на препятствия, чинимые царским министерством просвещения «Детский мир» разошёлся по России в огромном количестве экземпляров.

«Детский мир» состоит из 2-х частей, каждая из которых в свою очередь делится на две книги: собственно «Детский мир» и хрестоматия к нему.

В целом все 4 книги знакомя читателя с природой, с историей России, со вселенной, Землёй и народами, с русской литературой и народным творчеством.

Основное место в «Детском мире» занимают небольшие статьи научного характера. В них наиболее ярко проявился талант Ушинского - популяризатора научных знаний. Его статьи отличаются доступностью и увлекательностью.

Одним из важнейших элементов воспитания в духе народности Ушинский считал знакомство с родиной: этой цели служили материалы по географии и особенно по истории.

Ушинский первый широко ввёл современную литературу в школу, и в этом его огромная заслуга. В то же время нельзя пройти мимо его неверной установки: придавать литературным произведениям лишь дополнительное прикладное значение, а так же избегать произведений критического направления.

В хрестоматии Ушинского большинство стихотворных произведений, в том числе и все басни Крылова, напечатаны в строку, как проза. Это объясняется тем, что Ушинский рекомендовал и читать их как прозу, так как школьная привычка скандировать стихи, по его мнению, искажает их, делает их смысл не понятным для детей.

В «Детском мире» ярко проявился талант Ушинского как автора художественных произведений для детей. Здесь, прежде всего, следует отметить два рассказа, которыми начинается книга - «Дети в роще» и «Дети в училище», рассказ «Поездка в деревню», большой очерк в письмах «Путешествие по Волге», а так же маленькие рассказы и прозаические басни в первой хрестоматии. В тематическом и стилистическом отношении они представляют собой органическую часть книги, являются звеньями одной цепи, и поэтому очень трудно говорить о них в отрывке от конспекта всей книги.

Но наибольший интерес представляют маленькие рассказы и прозаические басни. В них автору удалось реализовать те требования, которые он предъявлял к детской литературе. Большинство их написано по мотивам народных сказок, пословиц, притч, появляются вполне оригинальные произведения.

Все четыре книги «Детского мира» занимали в первом издании 660 страниц, только 80 страниц из них занято произведениями, заимствованными из творчества известных писателей и поэтов. Это преимущественно стихи. Остальные 580 страниц написаны самим Ушинским.

Ещё одним из выдающихся произведений Ушинского является его учебник «Родное слово», состоящий из трёх книг и впервые изданный в 1864 г.

«Родное слово», как учебник, предназначено для первоначального обучения в городских школах, а также в семье и адресуется, как говорил сам автор, детям «мещанства и мелкого дворянства», т.е. более широкому кругу читателей.

Первая часть «Родного слова» читалась детям в школе и дома после «Азбуки». Она делится на 36 тематических уроков. Главное место в них занимают художественные тексты, перед которыми ставится задача оживить материал и закрепить знания детей. Это произведения разно-образных жанров - рассказы, народные басни, стихи русских поэтов, сказки, загадки, скороговорки, пословицы, поговорки и т.д. как видно из этого наречия, основное место здесь занимают произведения народного творчества.

Книги Ушинского являются не только энциклопедиями знаний, но и энциклопедиями жанров детской литературы. Деловые научно-популярные и яркие научно-художественные статьи, прозаические миниатюры, очерки, сказки, рассказы, стихи - в них можно найти почти все малые жанры детской литературы.

Научно-художественные энциклопедии Ушинского о животных до сих пор поражают краткостью, содержательностью и точностью, эмоциональной окрашенностью. Такие его произведения, как «На лугу летом», «Летнее утро», «На поле летом», «В лесу летом», с полным правом можно назвать маленькими художественными поэмами в прозе.

Излюбленным автором Ушинского, вслед за Пушкином, является Крылов. Во вторую книгу он поместил семь его басен. Большинство басен даётся в сокращённом виде, без моральных концовок и вступлений.

При таком подходе социальная сущность стихотворений нередко затушевались. И несмотря на всё это, Ушинский сделал значительный шаг вперёд, поместив в своих книгах стихи Некрасова, Пушкина, Никитина, Кольцова и многих других поэтов.

«Родное слово», несмотря на его недостатки, занимает одно из первых мест среди книг для детей XIX века.

Ушинский открыл школьные двери для современной русской литературы, народного творчества и естественных наук. Он знакомил детей с русской природой, русским народным творчеством и создавшим его народом.

Успех книги Ушинского был торжеством новой, более передовой педагогики, основанной на доверии к ребёнку, учёте его интересов и способностей. Она помогла воспитывать целые поколения русских людей, учила их мыслить, интересоваться окружающим, любить родину, родной язык и народ, создавший его.

Ушинский сыграл значительную роль в истории русской литературы. Его имя символизирует единство педагогических требований к ней. Много из того, что было впервые найдено им на основе глубокого изучения особенностей детского возраста, что было практически претворено им в жизнь в своих произведениях для детей, творчески развивается детскими писателями и поэтами - художниками слова.

 

15. Эпохи развития личности в трилогии Толстого «ДЕТСТВО», «ОТРОЧЕСТВО», «ЮНОСТЬ»

Летом 1852 г. в редакцию журнала «Современник» пришла рукопись повести «Детство», вместо имени автора подписанная «Л.Н.». Н.А. Некрасов, бывший в то время главным редактором журнала, напечатал ее в сентябрьском номере под названием «История моего детства». При этом в письмах Н.А. Некрасов настоятельно рекомендовал начинающему неизвестному автору, в котором он обнаружил большой талант, не прятаться за инициалами, а раскрыть свое полное имя. Молодой автор, не успев даже лично познакомиться с редактором, в письмах к нему решительно возражал против изменения названия и некоторых исправлений в тексте повести, справедливо полагая, что в истории его собственного детства интереса менее, нежели в описании типичных условий воспитания молодого человека определенного общественного круга. Данное автором название выделяло в качестве ведущей тему воспитания молодого дворянина, родившегося в пушкинскую эпоху, жить которому предстояло в середине — второй половине XIX в. Так в литературу вошел гениальный русский писатель Лев Николаевич Толстой. Появлению печатного произведения предшествовали первые литературные опыты Толстого. Это были попытки написать небольшие произведения, в том числе «Историю вчерашнего дня», где основным содержанием должно было стать не описание более или менее ярких событий, составляющих сюжет, а попытка рассказать о «задушевной стороне жизни одного дня» — смене мыслей, настроений и поступков героя. Первые литературные опыты остались незавершенными, а начинающий автор решительно изменил обстоятельства своей жизни, оставив Москву и родовое имение Ясная Поляна близ Тулы и вступив волонтером в армию на Кавказе. Живя на Кавказе, Л.Н. Толстой задумал большое произведение — роман, состоящий из четырех повестей, под названием «Четыре эпохи развития». Содержанием задуманного романа должно было стать описание постепенного формирования личности молодого человека в детстве, отрочестве, юности и молодости. Толстой несколько раз корректировал план своего произведения, в одном из вариантов плана он так определил свою основную задачу: «Резко обозначить характеристические черты каждой эпохи жизни: в детстве теплоту и верность чувства; в отрочестве скептицизм, сладострастие, самоуверенность, неопытность и (начало тщеславия) гордость; в юности красота чувств, развитие тщеславия и неуверенность в самом себе; в молодости — эклектизм в чувствах, место гордости и тщеславия занимает самолюбие, у знание своей цены и назначения, многосторонность, откровенность». Этот план обнаруживает, что основное внимание молодого писателя обращено к внутренней жизни его героя, к возрастным особенностям психЬлогического состояния молодого человека. Из задуманной тетралогии Толстым была осуществлена лишь трилогия «Детство», «Отрочество» (1854), «Юность» (1856) с незавершенной последней повестью. Все три повести претерпели не одну редакцию, прежде чем автор добился желаемого результата — повествования не столько о событиях жизни своего героя, сколько о богатстве и сложности изменений, совершающихся внешне неприметно во внутреннем мире человека. Такая задача могла быть решена только писателем, глубоко проникающим во внутренний мир своего героя. Герой повестей Толстого Николенька Иртеньев во многом автобиографичен, понять его молодому писателю помогал богатейший опыт самонаблюдения и самоанализа, подкрепленный постоянным обращением к ведению дневниковых записей. Основанное на собственном опыте знание тайников человеческой души позволяло писателю наделять своих героев автобиографическими чертами, что проявлялось не столько в сходстве событий и поступков, сколько в сходстве состояния внутреннего мира автора и его героев. Именно поэтому с возмужанием и зрелостью самого Толстого изменялись его герои, их мысли и устремления. Николенька Иртеньев занимает особое место в ряду главных героев толстовских произведений: он открывает эту галерею, без него невозможно правильно понять ни характеры последующих персонажей, ни самого автора. Истоком повести был также весь уклад дворянской усадебной жизни эпохи толстовского детства, семейное окружение писателя и литературно-бытовые традиции, хранившиеся дворянской интеллигенцией первой половины XIX в. Из их числа наибольшее значение для Толстого имели эпистолярная культура его круга и широко распространенный обычай ведения дневников, записок, являющихся литературными формами, так или иначе связанными с мемуаристикой. Именно в кругу этих литературно-бытовых форм писатель чувствовал себя наиболее привычно и уверенно, что психологически могло поддерживать его в начале творческого пути. Первая редакция «Детства» была написана в традиционной мемуарной форме, отойдя от которой, Толстой как бы совместил в своей повести два взгляда на прошедшее: чуткую восприимчивость и наблюдательность маленького Николеньки и интеллект, склонность к анализу, мысль и чувство взрослого «автора». Времени и событий, описанных в первой повести, едва достанет на рассказ с энергично развивающимся сюжетом, но у читателей создается впечатление, что они были свидетелями нескольких лет жизни героя. Загадка подобного восприятия художественного времени вроется в том, что Толстой верно описывает особенности детского восприятия, когда все впечатления ярки и объемны, а большинство описанных действий героя принадлежит к числу ежедневно повторяющихся: пробуждение, утренний чай, занятия. В «Детстве» перед нами разворачиваются живые картины жизни дворянского семейства пушкинской эпохи. Герой окружен любящими его и любимыми им людьми, среди которых родители, брат, сестра, учитель Карл Иваныч, экономка Наталья Савишна и другие. Это окружение, очередность занятий с редкими запоминающимися событиями охоты или прихода юродивого Гриши составляют поток жизни, охватывающий Николеньку и позволяющий ему много времени спустя восклицать: «Счастливая, счастливая, невозвратимая пора детства! Как не любить, не лелеять воспоминаний о ней?»Счастье детства сменяется «бесплодной пустыней» отрочества, раздвинувшего для героя границы мира и поставившего перед ним трудноразрешимые вопросы, вызвавшего мучительный разлад с окружающими и дисгармонию внутреннего мира. «Тысячи новых, неясных мыслей» привели к перевороту в сознании Николеньки, почувствовавшего сложность окружающей жизни и свое одиночество в ней. В отрочестве под влиянием друга Дмитрия Нехлюдова герой усваивает и «его направление» — «восторженное обожание идеала добродетели и убеждение в назначении человека постоянно совершенствоваться» . В это время «очень легко и просто казалось исправить самого себя, усвоить все добродетели и быть счастливым...». Так заканчивает Толстой вторую повесть трилогии. В пору юности Иртеньев пытается найти свой путь, обрести истину. Так в творчестве Толстого впервые определяется тип ищущего героя, стремящегося к самосовершенствованию. В юности для Иртеньева очень много значит дружба, общение с людьми иного социального круга. Многие из его аристократических предрассудков (убеждение в универсальном значении принципа сотте il faut для порядочного человека) не выдерживают проверки жизнью. Недаром повесть завершается главой со знаменательным названием «Я проваливаюсь». Все пережитое в юности воспринимается героем как важнейший для него нравственный урок. Появление первых произведений было доброжелательно встречено читателями и критикой, хвалившей автора за «наблюдательность и тонкость психологического анализа», поэтичность, ясность и изящество повествования.- Проницательнее других критиков оказался Н.Г. Чернышевский, заметивший, что из «различных направлений» психологического анализа Толстого более привлекает «сам психический процесс, его формы, его законы, диалектика души». Последние слова стали классическим определением особенностей толстовского психологизма. Обостренный анализ себя и окружающего вышел, наконец, за пределы дневника в художественное творчество.Толстойзадумал книгу о разных эпохах в жизни человека и написал первую ее часть - “Детство”. Не без робости он послал рукопись в журнал “Современник” и вскоре получил от Некрасова восторженное письмо. “Детство” было опубликовано в сентябрьском номере “Современника” за 1852 год и явилось началом трилогии, которую продолжили “Отрочество” (1854) и “Юность” (1857). Трилогия имела такой шумный успех, что имя Толстого сразу же попало в ряд лучших русских писателей. Успех, конечно, был не случайным. Подобно Достоевскому, молодой Толстой вступил в тяжбу с предшествующей литературной традицией. Писатели 40-х годов обращали преимущественное внимание на то, как несправедливые общественные отношения формируют человеческий характер. Но к концу 40-х годовлитературана этом пути зашла в тупик. Если “дурные” обстоятельства порождают новых и новых “дурных” людей, то где же выход, где искать источники высоких человеческих чувств и устремлений? В поисках ответа на этот вопрос литература конца 40-х - начала 50-х годов все более настойчиво обращается к непосредственному изображению внутреннего мира человека. Главный герой трилогии Николай Иртеньев остро чувствует свои недостатки и слабости. Он недоволен собой, (*87) своим характером, теми “итогами”, к которым подвела егожизнь. И вот в состоянии душевной неудовлетворенности он пытается заново оценить пройденный им жизненный путь и обращается к воспоминаниям. К моменту публикации толстовской трилогии влитературебыло много произведений такого типа. Не случайно книгу Толстого сравнивали с “Исповедью” Руссо, с романомДиккенса“Дэвид Копперфилд”. В форме воспоминаний Петра Гринева о детстве, отрочестве и юности строится повествование в “Капитанской дочке” Пушкина. Но предшественники Толстого освещали прошлое с позиции взрослого, много повидавшего человека, и в поле их зрения попадало в прошлом лишь то, что интересно взрослому в свете сегодняшнего дня. Герой Толстого, напротив, своим сегодняшним днем недоволен. А потому и вспоминает он прошлое не так, как его предшественники. Необычно уже самое начало трилогии: “12-го августа 18… ровно в третий день после дня моего рождения, в который мне минуло десять лет и в который я получил такие чудесные подарки, в семь часов утра Карл Иванович разбудил меня, ударив над самой моей головой хлопушкой - из сахарной бумаги на палке - по мухе”. Почему Толстой о таком пустячном вроде бы случае рассказывает как о великом историческом событии? Почему он так бережно и внимательно фиксирует мелочи и подробности бытия? Толстой не просто вспоминает о детстве, он восстанавливает в душе взрослого Николая Иртеньева полузабытый им опыт неповторимо детского отношения к миру. С позиции взрослого человека поступок Карла Ивановича - пустяк, а с точки зрения Николеньки-ребенка - совсем наоборот. Муха, убитая над его кроватью неловким Карлом Ивановичем 12 августа, впервые пробудила в детском сознании Николеньки мысли о несправедливости. “Отчего он не бьет мух около Володиной постели? вон их сколько? Нет, Володя старше меня, а я меньше всех: оттого он меня и мучит”. До Толстого считалось, чточеловекразвивается от простого к сложному и каждый последующий этап его духовного опыта перекрывает и “отменяет” предыдущий: мы вырастаем из детства, и детство навсегда покидает нас. До Толстого единицей измерения личности литературногогероябыл его сложившийся характер. Толстой решительно опроверг подобный взгляд. В дневнике за 1904 год семидесятишестилетний Толстой напишет: “Если спросишь, как можно без времени познать себя ребенком, молодым, старым, то (*88) я скажу: “Я, совмещающий в себе ребенка, юношу, старика и еще что-то, бывшее прежде ребенка, и есть этот ответ”. Оказывается, ребенок живет в душе взрослого человека. Более того, в трудные, критические минуты жизни просыпающийся во взрослом опыт неповторимо детского отношения к миру, как надежный компас, указывает ему меру отклонения от правильного жизненного пути. “Детскость”, живущая во взрослом, стоит на страже экологического равновесия человеческой души, уберегает ее от катастроф. Человеческий характер не исчерпывает всей глубины и многосоставности личности.Личностьшире характера, и в душе взрослого Иртеньева открываются такие подробности чувств, которые его характеру противостоят, которые способны его изменить. Обращаясь к невостребованным резервам детского душевного опыта, взрослый Иртеньев идет вперед, становится чище и лучше, освобождается от своих недостатков и слабостей. В толстовской трилогии ключевая роль в развитии человека отводится детству: “Во всякое время и у всех людей ребенок представлялся образцом невинности, безгрешности, добра, правды и красоты. Человек родится совершенным,- есть великое слово, сказанное Руссо, и слово это, как камень, остается твердым и истинным. Родившись, человек представляет собою первообраз гармонии, правды, красоты и добра”. Два свойства детской души особенно дороги Толстому: непосредственная чистота нравственного чувства и способность легко и свободно восстанавливать гармонию во взаимоотношениях с миром. Человек должен беречь эти качества детского сознания на протяжении всего жизненного пути: в них заключены бесконечные возможности резервы нравственного самоусовершенствования. Но взрослый мир все время искушает эту чистоту и непосредственность, особенно когда дети оказываются в Москве и попадают “в свет”. Светское общество живет фальшивой жизнью, основанной на тщеславии, сотканной из внешнего блеска, приличий и условностей. На первых порах Николеньке кажется, что все здесь не живут, а играют в какую-то фальшивую игру. Но незаметно для себя ребенок втягивается в этот омут, и нравственное чувство начинает изменять ему. О пагубном влиянии на Николеньку светской фальши свидетельствует эпизод с именинами бабушки. К этому событию мальчик готовится по-детски серьезно и даже сочиняет стихи. Казалось бы, стихи вышли недурные, однако последнее двустишие как-то странно оскорбляет детский слух.

Стараться будем утешать

И любим, как родную мать,-

написал Николенька и вдруг чувство стыда от сделанной неправды охватывает его. “Зачем я написал: как родную мать? ее ведь здесь нет, так не нужно было и поминать ее; правда, я бабушку люблю, уважаю, но все она не то… зачем я написал это, зачем солгал?” Но переделывать стихи уже некогда, и Николенька идет к бабушке в страхе, что взрослые справедливо обвинят его в бесчувственности, а отец щелкнет по носу и скажет: “Дрянной мальчишка, не забывай мать… вот тебе за это!” Но, к удивлению ребенка, ничего не случается, отец остается спокоен, а бабушка, выслушав стихи, произносит: “Charmant”, и целует Николеньку в лоб. Этим поцелуем и этой похвалой нравственно глуховатый мир взрослых людей как бы отменяет всю глубину и нешуточность детских сомнений Николеньки. Финал “Детства” - смерть матери, разлука с мирными хранителями детской непосредственности и чистоты Карлом Ивановичем и Натальей Савишной. У гроба матери мы уже не узнаем Николеньку: перед нами отрок, относящийся к жизни недоверчиво, подозрительно, с обостренным самоанализом, принимающим болезненный оттенок эгоизма и тщеславия. Мальчик замечает, что в окружении других людей он не столько переживает горе непосредственно, сколько заботится о том, какое впечатление производит на окружающих. Стараясь показать, что он убит горем больше всех, Николенька одновременно презирает себя за то, что в стремлении “казаться” он теряет способность глубокого искреннего чувства. Совершенно не так переживает горе Наталья Савишна: “впалые влажные глаза ее” выражают “великую, но спокойную печаль”. Она твердо надеется, “что Бог ненадолго разлучил ее с тою, на которой столько лет была сосредоточена вся сила ее любви”. Но уходят из жизни Николеньки те, кто способен на чистую, бескорыстную любовь и самоотвержение, а приходят на смену люди, пробуждающие в нем игру самолюбивых, тщеславных чувств. С первой главой “Отрочества” “Поездка на долгих” в книгу вторгается мотив необратимых перемен. После смерти матери дети возвращаются в Москву, в мир светских, “фальшивых” отношений. В пути их застает гроза - первое трагическое ощущение отроком, утратившим полноту детского восприятия, вопиющей дисгармонии (*90) в мире природы, а одновременно и в мире людей. Громовой удар совпадает с появлением страшного нищего, внезапно оказавшегося перед бричкой, в которой едет Николенька. Перемены обнаруживаются и во внутреннем мире героя. В главе “Новый взгляд” из уст дочери гувернантки Катеньки Николенька слышит горькие слова о том, что им скоро придется расстаться: “вы богаты - у вас есть Петровское, а мы бедные - у маменьки ничего нет”. Отрок пытается по-детски разрешить эту несправедливость. “Что ж такое, что мы богаты, а они бедны? - думал я,- и каким образом из этого вытекает необходимость разлуки? Отчего ж нам не разделить поровну того, что имеем?” Но теперь этот детский порыв внутренне обессилен “взрослым” самоанализом. Далеко не детский “практический инстинкт” уже подсказывает Николеньке, что девочка права и неуместно было бы объяснять ей свою мысль. Отрочество - чрезвычайно болезненный этап в жизни человека. Душа отрока потрясена распадом: утрачена непосредственная чистота нравственного чувства, а вслед за ним и счастливая способность легко и свободно восстанавливать полноту и гармонию в общении с людьми. Лишенный охраняющей защиты, внутренний мир отрока открыт для восприятия лишь отрицательных эмоций, усугубляющих душевную катастрофу, переживаемую им. Отрок мучительно самолюбив и слишком сосредоточен на своих чувствах, ибо доверие к миру он утратил. В этой ситуации особенно губительным для его незащищенной души оказывается влияние светских отношений, иссушающих живые источники любви. Вместо ласковых, умеющих прощать обиды Карла Ивановича иНатальиСавишны Николеньку окружают в отрочестве люди, занятые самими собой: своими печалями и болезнями, как бабушка, своими удовольствиями, как отец. На смену добродушному Карлу Ивановичу приходят равнодушные к отроку педагоги “с злодейскими полуулыбками”, как будто специально задающиеся целью унижать и травмировать детей. Однако нравственное чувство не угасает даже в этих неблагоприятных условиях; в отрочестве зреет юность. Первый симптом ее - пробуждениедружбыНиколеньки к Дмитрию Нехлюдову, которая выводитгерояна свет из мрака отроческих лет. Не случайно второй главой “Юности” является “Весна”. Юность сродни возрождению и обновлению весенней природы, это своеобразное возвращение к детству, только более зрелое, прошедшее через острое осознание драматизма жизни, открывшегося для отроческих лет. (*91) В юности возникает “новый взгляд” на мир, суть которого в сознательном желании восстановить утраченное в отрочестве чувство единения с людьми. Для Николеньки Иртеньева это пора осуществления программы нравственного самоусовершенствования, которой он радостно делится с Нехлюдовым. Друзья мечтают с помощью этой программы устранить несправедливость и зло в жизни людей. Однако на пути осуществления программы герои сталкиваются с разными препятствиями. Николенька чувствует, что в его стремлении стать лучше есть доля безотчетного самолюбования, особенно бросающаяся в глаза людям из народа, от природы наделенным теми качествами души, которые пытается воспитать в себе юноша из господ. Потому и в самой программе слишком много головного, а не сердечного: она рассудочна и рациональна. И наконец, в своей душе Иртеньев обнаруживает раздвоение: он разрывается между суровыми требованиями программы и светскими развлечениями: его прельщает идеал “комильфо”. “Юность” заканчивается главою “Я проваливаюсь”: это и провал на экзаменах за первый курс университета, и сознание внешних и внутренних противоречий, встающих на пути духовного возрождения героя.

 




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных