Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Роль Л.Н. Толстого в развитии детской литературы. Рассказы-миниатюры для детей, рассказы о животных, басни, сказки, их педагогическое значение.




Л.Н.Толстой (1828—1910) — крупнейший мыслитель, писа­тель-реалист. Значение его творчества для русской и мировой куль­туры огромно. Лев Николаевич Толстой – великий русский писатель, родился в аристократической семье в имении Ясная Поляна (Тульская губерния). Атмосфера, отношение с семьей (Лев имел трех братьев и сестру) отображено в произведении Толстого ʼʼДетство. Отрочество. Юностьʼʼ.

Начальное образование в биографии Льва Николаевича Толстого было получено дома. Далее он учится в Казанском университете на философском, позже юридическом факультете. При этом он бросает университет. После этого жизнь Толстого снова протекает в фамильном имении.

Проходит службу на Кавказе, где творчество Толстого еще больше расцветает. После обороны Севастополя путешествует по Европе. В биографии Толстого были открыты несколько школ, в которых он по своей особой методике учил детей.

В детское чтение перешли первые же произведения Тол­стого. ʼʼДетствоʼʼ, ʼʼОтрочествоʼʼ и ʼʼСевастопольские рассказыʼʼ выходили в изданиях для детей уже вскоре после их опубликования в журнале ʼʼСовременникʼʼ в 1852— 1857 годах. ʼʼДетствоʼʼ и ʼʼОтро­чествоʼʼ — ярчайшие образцы реалистической повести о детстве. Толстой показал зарождение духовных способностей ребенка, пси­хологические черты возраста͵ тонкость и чуткость в восприятии мира.

Еще в 1849 году, совсœем молодым, Толстой начал заниматься с крестьянскими детьми в Ясной Поляне. А через десять лет он открыл школу для крестьянских детей, в которой преподавал и сам. Школу он задумал как альтернативную официальной, госу­дарственной, обучение в которой представлялось ему ʼʼодуряю­щимʼʼ, убивающим душу и разум. Такой системе он противопоставил школу, в которой отношения между учителœем и учени­ком строятся по принципу свободного общения, а вместо дог­матического, далекого от жизни образования даются нужные для жизни, практические знания.

Даже язык Ушинского казался ему чересчур цветистым, ʼʼзатейливымʼʼ.

В 1872 году вышла ʼʼАзбукаʼʼ Толстого в четырех книгах — ре­зультат 14-летнего труда. Критика — как официальная, так и де­мократическая — встретила данный труд столь сурово, что писатель снова начал над ним работать — для исправленного переиздания. Он заново переписал собственно ʼʼАзбукуʼʼ, назвав ее ʼʼНовая аз­букаʼʼ, а материалы, входившие в разделы для чтения, выделил в ʼʼРусские книги для чтенияʼʼ. Труд был завершен в 1875 году, причем для него было создано более ста новых рассказов и ска­зок. Отзывы в печати оказались теперь сочувственные. Правда, некоторые критики упрекали автора за сухой и тяжеловесный язык, но большинство склонялись к тому, что язык Толстого ʼʼтак сжат, и прост, и изящен, как будто бы для автора не суще­ствовало никаких стесненийʼʼ. После этого ʼʼНовая азбукаʼʼ и ʼʼРус­ские книги для чтенияʼʼ выдержали много изданий. ʼʼНовая азбу­каʼʼ, к примеру, только при жизни писателя выходила около трид­цати раз.

С ней он связывал ʼʼгордые мечтыʼʼ, надеялся, что по ней будут учиться два поколения русских детей — от царских до му­жицких — и получат из нее первые поэтические впечатления. Действительность превзошла ʼʼгордые мечтыʼʼ: по его книгам учились не два, а несколько поколений. Эти книги составили целую библиотеку для детского чтения. При­чем многие из произведений ʼʼРусских книᴦ...ʼʼ и сегодня включа­ются в хрестоматии и азбуки: это ʼʼФилипокʼʼ, ʼʼТри медведяʼʼ. ʼʼЛев и собачкаʼʼ, ʼʼБулькаʼʼ, ʼʼКавказский пленникʼʼ.

Основное место в учебных книгах Толстого занимают вольные переложения русских, индийских, персидских, турецких, немец­ких сказок, переделки басен Эзопа, иногда пересказы произведе­ний современных Толстому авторов. Создавая собственные свои произведения, он в первую очередь заботился о том, чтобы сюжет их был занимателœен, но прост, чтобы они соединяли в себе по­учительность и познавательность.

Была тщательно продумана Толстым и композиция ʼʼНовой азбукиʼʼ. Вначале идут рассказы-миниатюры; всœего несколько строк, простых по содержанию и синтаксису, — и перед ребенком воз­никает картинка, уже знакомая ему по жизни: распускающиеся весной цветы и листья, спящая на крыше кошка и т.п. Такие рас­сказы, как ʼʼУ Вари был чижʼʼ, ʼʼПришла веснаʼʼ, ʼʼУ бабки была внучкаʼʼ, автор предназначал малышам, только-только всту­пающим в мир природы, вещей, человеческих взаимоотношений. Это та ранняя пора жизни, когда интеллект еще не дает трезвого и критического отношения к действительности. В рассказах даются лишь самые необ­ходимые детали, рассчитанные на первый слой детского вос­приятия.

В последующих произведениях ʼʼНовой азбукиʼʼ — сказках, бы­лях, баснях — смысл углубляется, расширяется содержание, за­хватывая новые слои жизни, незнакомые ранее понятия. Лексика и стиль меняются: сохраняя прежнюю простоту, они отвечают уже не только учебным задачам, но и эстетическим, побуждают ребенка к более сложной психической работе.

Самые известные произведения для дошкольников из этой книги — ʼʼТри медведяʼʼ, ʼʼКороваʼʼ, ʼʼФилипокʼʼ.

Зачин сказки ʼʼТри медведяʼʼ выдержан в духе реалистического произведения: ʼʼОдна девочка ушла из дома в лес. В лесу она заб­лудилась и стала искать дорогу домой... да не нашла...ʼʼ Но столь несказочный зачин вводит читателя в обстоятельства вполне ска­зочные и знакомит с персонажами, близкими к персонажам на­родной сказки. Сказочны говорящие медведи: отец-медведь Ми­хаил Иванович, медведица Настасья Петровна и медвежонок Мишутка. Наделœенные человеческими именами, они и жилье свое устроили как человеческое, и привычки у них как у людей: каж­дый ест похлебку из своей чашки, да еще и ложкой. Традиционны для народной сказки троекратные повторы действий персо­нажей: каждый из трех медведей последовательно заглядывает в свою чашку и восклицает: ʼʼКто хлебал из моей чашки?ʼʼ Троек­ратное повторение используется и в сцене, когда медведи видят свои стулья сдвинутыми с места͵ а постели измятыми. Нагнета­ние драматизма происходит в наибольшей степени за счёт реак­ций Мишутки: больше всœех неприятностей выпадает на его долю: стульчик его оказался сломанным, похлебка съеденной, а в по­стели спит какая-то девочка. Но не в пример персонажам сказоч­ным, девочка избегает расплаты без помощи волшебных сил: открыв глаза и увидев, что Мишутка хочет ее укусить, она просто выпрыгивает в окно. Толстому важно было показать, что крестьян­ский ребенок в экстремальной ситуации смел, ловок, решите­лен. И писатель делает это при помощи синтеза сказочного сю­жета (чтобы захватить детское воображение) и реальных, близ­ких к жизни деталей.

В рассказе ʼʼФилипокʼʼ перед маленьким читателœем предстает история, которая вполне могла приключиться с ним самим или с его сверстником; недаром рассказ имеет подзаголовок ʼʼБыльʼʼ. Филипку стало скучно в избе сидеть, и он решил пойти в школу. Пришел, но так растерялся, что в ответ на вопросы учителя только молчал и плакал. Учитель оставил его в классе: ʼʼНу, садись на лавку возле брата. А я твою мать попрошу, чтоб пускала тебя в школуʼʼ.

Вот и все содержание рассказа. Но, несмотря на краткость, в нем создан характер мальчика. Как только Филипок осознает, что ему хочется учиться в школе, ничто не может сбить его с пути — ни собаки, набросившиеся на него, когда он ʼʼвышел к чужим дворамʼʼ, ни страх перед учителем. Не найдя своей шап­ки, Филипок отправляется в путь в отцовской, которая ему ве­лика, зато под рукой. В сенцах школы мальчик снимает шапку и только после этого отворяет дверь: ему хорошо знаком кресть­янский этикет. Оправившись от первого испуга, он по складам произнес свое имя, и хотя всœе смеялись, начал ʼʼговорить Бого­родицуʼʼ, чтобы показать, что он и молитвы знает; но ʼʼвсякое слово говорил не такʼʼ. Учитель остановил его: ʼʼТы погоди хва­литься, а поучисьʼʼ.

В другом рассказе-были — ʼʼКороваʼʼ — психологическая харак­теристика героя более сложна. Мальчик Миша бросил осколки разбитого им стакана в коровье пойло и вызвал настоящую беду. Корову пришлось зарезать, семья осталась без молока, ʼʼдети ста­ли худые и бледныеʼʼ. Бабушке пришлось в няньки наняться, что­бы заработать на новую корову. Мальчика так мучает совесть, что он ʼʼне слезал с печи, когда ели студень из коровьей головыʼʼ и ʼʼкаждый день во сне видел, как дядя Василий нес за рога мерт­вую, бурую голову Буренушки с открытыми глазами и красной шеейʼʼ.

И в данном рассказе сюжетная линия освобождена от тормозя­щих действие описаний и характеристик, персонажи проявляют­ся в ходе событий. Усложнение же психологической характери­стики главного героя происходит за счёт общей нравственной за­дачи рассказа: не струсь Миша, признайся он вовремя, несчастья бы не произошло.

Толстой говорил, что особенно удачным он считает детское произведение, когда ʼʼвывод — нравственный или практический, — который вытекает из рассказа, не сказан, а предоставлено самим детям делать егоʼʼ. Толстой был уверен: ʼʼДети любят мораль, но только умную, а не глупуюʼʼ. Мораль его произведений особого рода: писатель хочет поднять сознание ребенка до такой нрав­ственной высоты, чтобы он сам мог решать, как вести себя в конкретных обстоятельствах.

Басни Толстого в ʼʼНовой азбукеʼʼ и в книгах для чтения предлагают маленькому читателю мораль в более открытом виде. В басне ʼʼЛев и лягушкаʼʼ лев испугался кваканья, приняв его за рычание большого зверя; но поняв, что это всœего лишь лягушка, лев убил ее, а себе сказал: ʼʼВперед, не рассмотревши, не буду пугатьсяʼʼ. Во многих баснях моральный вывод опирается на живой опыт крестьянского быта͵ что особенно привлекало Толстого и как педагога, и как писателя. У одного человека была корова, она давала каждый день по горшку молока. Человек ждал к себе гостей и решил десять дней не доить корову, чтобы накопить побольше молока. Но ʼʼв корове перегорело всœе молоко, и она дала меньше молока, чем преждеʼʼ. Методы и приемы, которые использовал Толстой для изложе­ния познавательного материала, весьма разнообразны. ʼʼОтчего потеют окна и бывает роса?ʼʼ — рассказ на эту тему написан в виде рассуждения: ʼʼВ случае если подуть на стекло, на стекле сядут капли. И чем холоднее, тем больше сядет капель. Отчего это будет? Отто­го, что дыхание человека теплее, чем стекло, и в дыхании много летучей воды. Как только это дыхание сядет на холодное стекло, из него выйдет водаʼʼ. Апеллируя к природной любознательности детей, писатель понимает, что для детской психики путь к позна­нию возможен только через конкретные детали, и потому про­должает свое рассуждение так: ʼʼОт этого же бывает роса. Как ос­тынет земля ночью, над ней воздух остынет, и из холодного воз­духа выходят пары каплями и садятся на землю. Иногда бывает, что и холодно на дворе, а в горнице тепло, — а не потеют окна; а иногда и теплее на дворе, а в горнице не так тепло, — а потеют окнаʼʼ. Так и кажется, что Толстой видел перед собой полные лю­бопытства детские глаза, когда писал эти строки.

Знания о явлениях природы писатель старается закрепить с помощью художественных образов. Характерен в данном смысле рас­сказ ʼʼСолнце — теплоʼʼ, где дан поэтический образ могучего и благотворного светила, дающего жизнь всœему на Земле. ʼʼОткуда берется тепло на свете? Тепло — от Солнца... Всё, что людям нужно, что идет прямо на пользу, всё это заготовляется Солн­цем, и во всё идет много солнечного тепла. Потому и нужен всœем хлеб, что его растило Солнце и что в нем много солнечного тепла. Хлеб греет того, кто его естʼʼ.

Толстой внес свой вклад и в развитие зоологической беллетри­стики. Животные в его многочисленных рассказах не очеловечива­ются — остаются в пределах своих биологических и психических возможностей. Но их характер и повадки, проявляясь в драмати­ческом действии, вызывают у читателя сопереживание. Толстой умело направляет это чувство: дети восхищаются дружбой живот­ных между собой, их преданностью, верностью по отношению к человеку. Животные даже могут дать людям урок гуманности. Что­бы подчеркнуть эту мысль, писатель использует строго реалисти­ческие описания, где есть место и жестокости, и несправедливо­сти человека в ответ на преданность животного. Но полностью отсутствуют у Толстого сентиментально-слезливые описания бед­ных птичек, кошечек или собачек.

Широко известен рассказ Толстого ʼʼЛев и собачкаʼʼ. Чрезвы­чайно сильное эмоциональное напряжение создано в нем драма­тизмом и необычностью ситуации: маленькую собачку бросили на съедение льву. Дело было в том, что ʼʼв Лондоне показывали диких зверей и за смотрение брали деньгами или собаками и кош­ками на корм диким зверямʼʼ. Но произошло неожиданное: лев не только не растерзал собачку, а и полюбил ее — за кротость. Когда лев дотронулся до нее, она вскочила и стала перед ним на задние лапки. Далее события происходят совсœем уж удивительные: ʼʼХо­зяин бросил льву мяса, лев оторвал кусок и оставил собачкеʼʼ. Но вот через год собачка заболела и издохла. Лев не перенес этой потери. Он ʼʼобнял своими лапами мертвую собачку и так лежал пять дней. На шестой день лев умерʼʼ.

Такой рассказ, прочитанный в детстве, оставит в душе челове­ка след на всю жизнь.

 




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных