Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






МАГМАТИЧЕСКИХ ПОРОДАХ




(гипотезы о происхождении алмазов)

Высказано много гипотез о генезисе алмазов. Если перечислить все работы, в которых в той или иной степени затрагивается этот во­прос, то получится огромный библиографический список, свиде­тельствующий о широком интересе к этой проблеме многих иссле­дователей. В последние годы, особенно в Советском Союзе, опуб­ликовано много работ, в которых излагаются представления о про­исхождении алмазов.

Появление большого количества работ по этому вопросу объ­ясняется рядом причин.

Во-первых, в Советском Союзе открыты кимберлитовые место­рождения алмазов. Они стали всесторонне изучаться специалиста­ми, многие из которых, публикуя результаты своих исследований, высказываются о происхождении кимберлитов и находящихся в них алмазов (Бобриевич и др., 1959; Бобриевич, Илупин и др., 1964; Сарсадских, Ровша, 1960; Боткунов, 1964; Васильев и др., 1961, 1962, 1968; Милашев, 1965; Трофимов, 1963, 1964, 1966; Ле­онтьев, Каденский, 1957; Францессон, 1968).

Во-вторых, стали широко проводиться работы по синтезу кри­сталлов алмаза, в результате чего получено много эксперимен­тальных данных об условиях их образования при различных ме­тодах производства. Естественно, что эти данные послужили осно­ванием для решения вопроса о генезисе естественных алмазов (Neuhaus, 1960; Giardini, Tydings, 1962; Wentorf, Bovenkerfc, 1961; Петров, 1967; Литвин, 1969; Безруков и др., 1970).

В-третьих, в результате исследования самих кристаллов алма­за было получено много новых данных об их химическом составе, физических свойствах, парагенезисе и морфогенетических особен­ностях, что дало основание сделать выводы об условиях кристал­лизации и характере процесса образования алмазов (Кухаренко, 1954, 1955; Орлов, 1963, 1970; Ruzicka, 1962, 1964; Бартошинский, Гневушев, 1969).

В-четвертых, ряд исследователей обратили внимание на нахож­дение алмазов в каменных и железных метеоритах; в связи с этим опубликованы работы, в которых объясняется образование алма­зов в метеоритах, а также затрагивается вопрос о генезисе алма­зов в кимберлитах (Urey et. al., 1956; Carter, Neville, Kennedy, 1964; Lipschutz, Anders, 1961; Виноградов и др., 1968; Вдовыкин, 1970).

Представления о происхождении алмазов в метеоритах изло­жены в главе VII.

Гипотезы о генезисе земных алмазов, высказанные разными ис­следователями, весьма противоречивы; этот вопрос является од­ним из наиболее дискуссионных в геологической науке. Не будем здесь рассматривать представления, которые существовали в те времена, когда о коренных месторождениях алмазов ничего не было известно и о происхождении алмазов делались различные малообоснованные предположения.

После открытия в 1871 г. в Южной Африке алмазоносных маг­матических пород – кимберлитов – в конце XIX в. и первой поло­вине XX в. было высказано много гипотез о возникновении алма­зов в этих месторождениях. Все эти гипотезы подробно изложены в известной монографии А. Ф. Вильямса «Генезис алмаза» (Willi­ams, 1932) и рассмотрены в ряде работ, посвященных алмазам (Трофимов, 1947; Соболев, 1951, 1960; Васильев и др., 1961, 1968; Stutzer, 1935 и др.).

Опишем коротко высказанные ранее представления о проис­хождении алмаза, которые имеют интерес, так как развиваются в том или ином виде и в настоящее время.

В своей монографии А. Ф. Вильяме систематизировал различ­ные теории о генезисе алмаза. Им выделены три группы гипотез.

Согласно первой группе гипотез, алмазы выкристаллизовались в магматическом расплаве во время застывания его в верхних зо­нах земной коры в полостях образования кимберлитовых трубок. При этом предполагалось, что источником углерода для кристал­лизации алмазов служили углеродсодержащие породы: углистые сланцы, угли и т. п. (Lewis, 1897; Schwarz, 1910). Эта теория со временем утратила свое значение, так как не было установлено-связи между присутствием в кимберлитах этих пород и алмазонос-ностью. В настоящее время развивается гипотеза о происхождении алмазов за счет органических углеводородов, попадающих в маг­му из вмещающих осадочных пород (Васильев и др., 1961, 1968).

Согласно второй группе гипотез, алмазы кристаллизовались на глубине в ультраосновных породах, которые были подвергнуты дезинтеграции в результате воздействия на них кимберлитовой магмы. При этом алмазы освобождались и увлекались поднимаю­щимся магматическим расплавом вверх. Основоположники этого направления в объяснении генезиса алмазов Добрэ и Бонней (Воппеу, 1899), изучавший первые образцы эклогита с алмазами, найденные в кимберлитовой трубке «Ньюленд». Недавно анало­гичные представления были высказаны в работе Н. Н. Сарсад­ских и В. С. Ровша (1960).

Весьма оригинальной разновидностью этой теории было пред­положение Крукса (Crookes, 1897) о связи алмазов с углеродсо-держащими расплавленными массами железа, находящимися, по его мнению, в глубинных зонах Земли. Близкие этому взгляды бы­ли высказаны недавно Венторфом и Бовенкерком (Wentorf, Bovenkerk, 1961). Согласно третьей группе гипотез, алмазы кристал-

лкзуются в ультраосновной магме на глубине еще до ее изверже­ния, а также частично и во время ее подъема.

Ксенолиты эклогитов и перидотитов, содержащие иногда алма­зы, по мнению сторонников этой точки зрения, являются гомоген­ными включениями в кимберлите и генетически связаны друг с другом, являясь плутонической фазой кристаллизации кимберлитовой магмы (Du Toit, 1906; Williams, 1932; Wagner, 1917).

В настоящее время большинство исследователей придержива­ются этой точки зрения, полагая, что алмаз – магматический ми­нерал, кристаллизующийся на глубине в щелочно-ультраосновной магме, из которой образуются кимберлитовые породы. Эта точка зрения обосновывается в работах В. С. Соболева (1960), А. А. Кухаренко (1954, 1955), В. С. Трофимова (1963, 1964, 1968), А. П. Бобриевича и др. (1959), В. А. Милашева (1965), Е. В.Францессон (1968), Ю. Л. Орлова (1963, 1970), Нейгауза (Neuhaus, 1960), Даусона (Davidson, 1971) и др. Во взглядах этих исследо­вателей имеются разного рода расхождения, но все они объединя­ются общим положением, что источником углерода алмазов явля­ется ювенильный углерод, содержащийся в самой магме, и алма­зы кристаллизуются в этой магме совместно с оливином, гранатом, пироксенами и другими минералами, которые находятся в алма­зах в виде сингенетических включений.

У исследователей, полагающих, что алмаз кристаллизуется в ультраосновной магме за счет ювенильного углерода, имеются раз­ногласия в представлениях о месте кристаллизации алмазов. Од­ни из них считают, что кристаллизация алмазов начинается на глубине и продолжается некоторое время при подъеме магматиче­ского расплава вверх, как это предполагали ранее А. Ф. Вильяме П. А. Вагнер и др. (Соболев, 1960; Францессон, 1968; Орлов, 1963, 1970; Литвин, 1969). Другие пришли к выводу, что алмазы начи­нают кристаллизоваться только в промежуточных очагах или так называемых камерах взрыва, образующихся на границе фунда­мента платформы и.ее осадочного чехла, где создаются, по их мнению, необходимые высокие давления (Леонтьев, Каденский, 1957; Трофимов, 1963, 1964, 1968). Кроме этого имеются расхож­дения в представлениях об источнике углерода, порядке кристал­лизации минералов и о причинах возникновения высоких давлений в промежуточных очагах.

Л. Н. Леонтьев и А. А. Каденский считают, что высокие давле­ния создаются летучими компонентами, поступающими из магма­тического очага. По их мнению, пиропы и другие минералы, а так­же эклогиты и родственные им породы образуются непосредствен­но в камерах взрыва, где происходит и кристаллизация алмазов из ювенильного углерода. В. С. Трофимов придерживается этой же точки зрения, но полагает, что оливины, пироксены и хромшпинелиды кристаллизуются на глубине до кристаллизации алмазов, и находятся в виде вкрапленников в перидотитовой магме, заполня­ющей промежуточные очаги. По его мнению, в промежуточном очаге давление постепенно возрастает; сначала в нем кристаллизуются гранаты альмандинпиропового ряда, а затем уже при высо­ких давлениях пиропы одновременно с алмазами. Ильменит, фло­гопит и апатит образуются позднее алмазов на конечных этапах становления промежуточного очага. В. С. Трофимов (1967) пишет: «Таким образом, промежуточный очаг на конечных стадиях разви­тия содержал гибридную относительно слабо раздифференциро-ванную ультраосновную магму с заключенными в ней вкраплен­никами оливина, пироксена, пиропа, алмазов, ильменита, флого­пита и ряда других минералов вместе с желваками родственных включений (эклогитизированными) ксенолитами амфиболитов, ме­таморфических сланцев, гнейсов и т. п., сильно обогащенную ле­тучими компонентами. В этом очаге, где температура увеличива­лась с глубиной, часто происходила интенсивная графитизация и оплавление вкрапленников алмаза, сказывающаяся в переходе острореберных и плоскогранных октаэдров в округлые ромбододе­каэдры».

Характер протекания процесса кристаллизации алмазов В. С. Трофимов (1967) представляет себе следующим образом: «Каждое новое поступление магмы в промежуточный очаг нару­шало установившееся в нем равновесие и приводило, с одной сто­роны, к оплавлению ранее выделившихся минералов, а с другой – к кристаллизации новой серии тех же минералов... Алмазы в ким­берлитах также представлены кристаллами нескольких генераций, что подтверждается включениями алмаза в алмазе, причем вклю­ченный алмаз нередко обладает явными признаками коррозии и оплавления, указывающими на значительный промежуток време­ни, прошедший между кристаллизацией этих двух генераций ал­мазов».

Материалы исследования кристаллов алмаза не подтвержда­ют представления В. С. Трофимова о существовании нескольких генераций алмазов, кристаллизующихся через большие интервалы времени. Никто из исследователей алмазов не отмечал, что вклю­ченные в алмазы более мелкие кристаллики алмаза несут следы коррозии и оплавления. Вообще оплавление алмазов в магматиче­ском расплаве происходить не может, так как для этого необходи­мы чрезвычайно высокие температуры, порядка 4000° С. По наше­му мнению, не происходит в магме и графитизация алмазов, как это можно видеть из материала, приводимого в главе VI при опи­сании термических и химических свойств алмазов.

Взаимоотношение алмазов с гранатами альмандин-пиропового состава описывается при рассмотрении парагенезиса алмаза и свидетельствует о более позднем образовании этих гранатов по отношению к хромовым пиропам, находящимся в виде включений в алмазах. Вполне очевидно, что оливины, пироксены и хромшпинелиды кристаллизуются одновременно с алмазами, о чем свиде­тельствуют случаи их закономерного эпитаксиального срастания. Так как эти минералы В. С. Трофимов относит к глубинным протомагматическим образованиям, логично сделать вывод, что алмя-зы также кристаллизуются на глубине одновременно с ними.

В последние годы усиленно пропагандируют свою теорию В. Г. Васильев, В. В. Ковальский и Н. В. Черский (1961, 1962 1967, 1968). Они также полагают, что кристаллизация алмазов происходит в локальных очагах и камерах взрыва в пограничной зоне фундамента и осадочного чехла, куда внедряется ультраос­новная магма. Однако, по их мнению, источники углерода имеют смешанную природу и в своей подавляющей массе являются про­дуктом разложения углеводородов органического происхождения (битумы, нефть, газ, связанные с осадочными породами чехла). Они считают, что под влиянием магматического расплава эти ве­щества перестраиваются с образованием ацетилена и в ряде слу­чаев расщепляются на водород и углерод. При этом образуются взрывчатые смеси (ацетилен, гремучий газ и различные концентра­ции смесей окиси углерода, водорода, углерода, метана, сероугле­рода и др.) и накапливается свободный углерод. В результате взрыва этих смесей возникают термодинамические условия, обу­словливающие переход свободного газообразного углерода в ал­маз. При повторном развитии взрыва происходит дробление части алмазов, а в промежутках между взрывами – их частичное и да­же полное растворение. Неоднократное повторение взрывов приво­дит к образованию новых алмазов и, кроме этого, образуются сложные кристаллы, ядрами которых служат уцелевшие кристал­лы и их обломки. Росту алмазов способствует муассанит, свобод­ный кремний для образования которого получается в результате взаимодействия магмы с вмещающими породами.

Указанные исследователи пишут: «Магматический очаг закла­дывался в базальных слоях осадочного чехла или в пограничной зоне фундамента: в это время верхняя часть земной коры (во всех случаях осадочный чехол) испытывала сжатие. По питающему ка­налу очаг заполнялся магмой и ювенильными газами. В такой замкнутой системе между флюидами, заполняющими очаг, и флю­идами, поступающими из вмещающих пород, происходят химиче­ские реакции. В результате этих реакций повышаются давление и температура, возникают взрывчатые смеси и накапливается сво­бодный углерод. Общее повышение температуры определяется суммарным тепловым эффектом в целом преобладающих экзотер­мических реакций.

По мере нарастания температуры химические реакции стано­вятся более интенсивными, взрывы более мощными, а скачки дав­ления высокими. На этой стадии развития объем очага увеличи­вается, и площадь контакта с вмещающими породами расширяет­ся. После повышения температуры до 2100-2600° С основными ис­точниками энергии становятся ацетилен и гремучая смесь, обра­зующаяся за счет диссоциации водяных паров. В процессе взры­вов возникает термодинамическая обстановка, обеспечивающая переход свободного газообразного углерода в алмаз. Обязатель­ным условием такого перехода является перенасыщенность среды углеродом, которая создается в процессе развития очага за счет разложения ацетилена, метана и других углеродсодержащих сое­динений» (1968).

Из этого описания видно, насколько авторы вольны в терми­нологии и описании самого процесса. Во-первых, это видно из при­менения термина «флюиды», особенно при указании поступления их из вмещающих пород. Как известно, флюидами называются газово-водные погоны (растворы), отщепляющиеся от магмы, с ко­торыми связано осаждение руд. Во-вторых, авторы пишут, что в результате реакций между флюидами возникают взрывчатые сме­си и накапливается свободный углерод. Очевидно, что взрывы смеси газов могут происходить только в каких-либо полостях, о которых ничего в описании не сказано. Если реакции происходят в магме, то газы будут находиться в растворенном состоянии, и про­цессы взрыва в таких условиях происходить не будут даже пото­му, что взрывы газовых смесей могут осуществляться только в оп­ределенных критических объемах. Это условие авторами теории взрывов не обсуждается. Трудно себе представить и существование в такой обстановке свободного углерода, тем более газообразного. Согласно кривой равновесия фазового состояния углерода, по­следний в газообразном состоянии может существовать лишь при температурах выше 4000° С. Вообще существование и накопление свободного углерода в магме, которая представляет собой очень сложную систему, едва ли возможно.

Этот вопрос уже затрагивал А. А. Кухаренко (1954). Он писал: «Учитывая очень высокую (в условиях силикатной магмы) спо­собность углерода к ассоциации, процесс образования кристаллов алмаза в принципе можно представить себе как процесс конденса­ции атомов углерода: вначале в виде линейных молекулярных группировок (С2), затем пространственных с алифатической связью – изолированных тетраэдров и их групп, образующих ультрамикрокристаллиты и далее упорядоченную группировку этих кристаллов в микрокристаллы».

Нам представляется вероятным также, что углерод в магме на­ходится в связанном состоянии с другими элементами. Освобож­дение его может происходить в результате окислительно-восстано­вительных реакций, непосредственно в момент роста кристаллов алмаза.

Недостатком теории В. Г. Васильева, В. В. Ковальского и Н. В. Черского является несколько тенденциозное освещение фак­тов. Авторы не сообщают о том, что изотопный состав углеводоро­дов органического происхождения сильно отличается от изотопно­го состава углерода алмазов (Кропотова, 1967, Кропотова и др., 1967; Виноградов и др., 1965, 1970), что противоречит их представ­лениям об источнике углерода. Они не объясняют детально и па­рагенезис алмаза, указывая лишь, что муассанит является бесспор­ным парагенетическим спутником алмазов, образующимся одно­временно с ними и способствующим их росту.

Хотя муассанит и найден в алмазоносных кимберлитовых труб­ках (Маршинцев и др., 1966), благоприятное влияние его на рост алмазов весьма сомнительно. Во-первых, муассанит не обнаружен как достоверное сингенетическое включение в кристаллах алмаза.

Во-вторых, М. Сиил (Seal, 1966), предположивший, что микроско­пические включения в оболочках алмазов четвертой разновидно­сти (coated diamonds) являются муассанитом, сделал вывод что он отрицательно сказывается на росте алмазов, который в течение некоторого времени после начала выделения муассанита прекра­щается, так как углерод не идет на образование алмаза, а связы­вается кремнием. Это предположение представляется весьма веро­ятным, так как оболочки на алмазах являются самыми поздними образованиями. Оболочки представляют собой внешнюю зону ал­маза, переполненную микровключениями, и они образуются как на монокристаллах всех разновидностей, так и на зернистых агре­гатах типа борта. Никогда не наблюдалось, чтобы кристаллы с оболочками находились в виде включений в алмазах или обраста­ли бортом. К тому же надо учитывать, что муассанит представля­ет собой весьма устойчивое соединение, в связи с чем трудно себе представить, что он разлагался с освобождением углерода, кото­рый шел бы на образование алмаза, как это предполагается, на­пример, относительно неустойчивых карбидов металлов при син­тезе алмаза (Giardini, Tydings, 1962).

Кроме этого, как было показано при описании парагенезиса алмаза, оливины и пиропы, находящиеся в виде включений в ал­мазах, обладают ясно выраженным химическим типоморфизмом. Обедненные железом оливины и обогащенные хромом пиропы, по всей вероятности, являются наиболее ранними минералами, выде­ляющимися в магматическом расплаве. Именно такого состава эти минералы находятся в алмазах. Если бы алмазы образовыва­лись позднее этих минералов в камерах взрыва и захватывали бы уже ранее выкристаллизовавшиеся протомагматические минера­лы, то, очевидно, среди включений должны были бы находиться все минералы, относящиеся к протомагматической стадии: оливи­ны, пиропы, хромшпинелиды, пироксены, ильменит, флогопит. Од­нако как известно, ильменит и флогопит как сингенетические вклю­чения в алмазах не обнаружены.

Обсуждая теорию происхождения кимберлитовых трубок и ал­мазов, высказанную Л. Н. Леонтьевым и А. А. Каденским (1957), В. Г. Васильев, В. В. Ковальский и Н. В. Черский пишут, что пи­роп и другие протомагматические минералы и обломки так назы­ваемых родственных кимберлитам пород (эклогитов, эклогитопо-добных и других глубинных ультраосновных пород) образовались до возникновения очага взрывов и были туда привнесены магма­тическим расплавом. Таким образом, они признают, что пиропы, оливины, пироксены и некоторые другие минералы, находящиеся в кимберлите, являются магматическими минералами, образую­щимися на глубине, так же как эклогиты и другие ультраосновные породы, родственные кимберлитам. Если эти минералы образу­ются на глубине из магматического расплава и встречаются в ал­мазах в виде включений, одновременный рост которых с алмазом доказывается их эпитаксиальным с ним срастанием, то нет осно­ваний исключать алмаз из группы этих протомагматических минералов. Иначе приходится думать, согласно рассматриваемой тео­рии, что они захватываются алмазами, образующимися во время взрыва, когда развиваются температуры значительно выше темпе­ратуры их плавления. Однако оливины, пиропы и пироксены нахо­дятся в алмазах в виде правильных, хорошо ограненных кристал­ликов без следов оплавления. Не рассматривается авторами теория взрывов и алмазоносность эклогитов. Если это глубинные породы, а алмазы в них возникли позднее, то необходимо объяснить, как в обломках твердой породы во время взрывов могли образоваться алмазы. Таким образом, В. Г. Васильев, В. В. Ковальский и Н. В. Черский по существу обходят вопрос о парагенезисе алмаза и образовании их в эклогитах. Они пишут, ссылаясь на данные по синтезу алмазов, что образование кристаллов алмаза в природе происходит за очень короткое время, за время взрыва успевают вырасти достаточно крупные кристаллы алмаза. Однако, как из­вестно, в короткое время при синтезе образуются очень мелкие кристаллы. Для того чтобы вырастить алмазы размером около од­ного карата, X. Стронгу и Р. Венторфу (Liddicoat, 1970) понадо­билось держать давление и вести процесс роста в течение 100 час (скорость роста 2-3 мг в час). Отсюда ясно, что для образования природных крупных кристаллов требуются большие промежутки времени. Сложное зональное строение большинства природных кристаллов алмаза свидетельствует о колебании условий кристал­лизации в течение их непрерывного роста, об очень медленной, продолжительной, а не спорадической быстрой кристаллизации, прерывающейся растворением или дроблением, как это предпола­гается по теории взрывов.

Авторы теории взрывов совершенно не обсуждают вопроса о возможности сохранности алмазов в тех условиях, которые возни­кают во время и после взрывов. По мнению авторов, в магматиче­ском расплаве не существует достаточно высоких давлений, необ­ходимых для кристаллизации алмаза, а эти давления, возникают в процессе взрыва. По их представлениям, температура среды уже до взрыва в результате различных экзотермических реакций до­стигает 2100—2600° С. При отсутствии высоких давлений эти тем­пературы уже должны вызвать графитизацию алмазов, если по­следние были образованы ранее. В процессе взрыва они, очевидно, еше больше повышаются. Высокие давления возникшие в момент взрыва, не являются статическими и после взрыва моментально уничтожаются. Однако высокая температура, возникшая в резуль­тате взрыва, будет сохраняться более длительное время, что после падения давления неминуемо приведет к графитизации алмазов. Таким образом, в том процессе, который описывают В. Г. Василь­ев и др. (1968), нет условий для сохранности кристаллов алмаза, так как если бы они и возникали в момент взрыва, то почти сразу должны были бы графитизироваться. Указанные выше недостатки теории происхождения алмазов в процессе взрывов делают ее ма­лоубедительной.

Оригинальная точка зрения на генезис алмаза была высказана А. И. Боткуновым (1964). В результате изучения распределения алмазов в трубке «Мир» он отметил, что неравномерность распре­деления алмазов, уменьшение с глубиной их содержания, сильное искажение формы кристаллов алмазов, некоторая зависимость рас­пределения алмазов от трещиноватости, алмазоносность вмещаю­щих пород экзоконтакта и ксенолитов, длительность процесса об­разования алмазов плохо согласуются с представлениями образо­вания алмазов на большой глубине при высоких давлениях в маг­матическом очаге. На основании этого он пришел к выводу: «ука­занные выше факты находят более простое объяснение, если до­пустить, что алмазы образуются на месте метасоматическим путем в пневматолитовую или даже гидротермальную фазу постмагма­тического процесса».

По поводу этого взгляда необходимо отметить следующее. Ре­шение вопроса о генезисе минерального вида не может быть сдела­но без анализа всех геологических фактов, полученных при изуче­нии генезиса самих материнских пород, в которых находится этот минерал, а также анализа взаимоотношения его со всеми другими минералами этой породы. А. И. Боткунов совершенно не обсужда­ет парагенезис алмаза. Очевидно, если алмазы образуются при пневматолитовом или гидротермальном процессе, то пиропы, пироксены, оливины, хромшпинелиды и другие минералы, находя­щиеся в алмазах в виде включений, а также в кимберлитах, тоже следует считать метасоматическими минералами.

Однако делать такой вывод нет никаких оснований. Хорошо из­вестно, что эти минералы находятся в кимберлитах в виде зерен с резорбированной поверхностью. С точки зрения А. И. Боткунова невозможно объяснить процессы растворения, коррозии и пласти­ческой деформации алмазов, а также резорбцию других минера­лов кимберлитов, так как эти процессы могут развиваться при до­статочно высоких температурах, существующих только в магмати­ческом расплаве.

А. И. Боткунов совершенно игнорирует данные расчета фазо­вого состояния углерода и не обсуждает возможность кристалли­зации углерода в форме алмаза в газово-водных растворах при низких температурах и обычных давлениях. Он не рассматривает природы растворов, из которых, по его мнению, кристаллизуются алмазы. Вполне очевидно, что они должны были бы отличаться от обычных гидротермальных растворов, иначе нельзя объяснить ис­ключительную роль кимберлитов как единственных промышленно алмазоносных пород. Приводимые им факты алмазоносности по­род экзоконтакта и ксенолитов могут быть объяснены импрегна­цией кимберлитового материала по трещинам в эти породы.

Таким образом, точка зрения А. И. Боткунова на происхожде­ние алмазов представляет собой пример в большой мере произ­вольного решения этой очень сложной проблемы.

Интересная гипотеза о генезисе алмазов развивается в послед­ние годы В. С. Петровым (1959, 1967). Согласно его представле­ниям, кристаллизация алмазов происходит в результате окислительно-восстановительных реакций, протекающих при воздействии оливина и ильменита, находящихся в кимберлитах на карбонаты вмещающих пород. По его мнению, эти минералы при температу­рах 500-1300° С являются восстановителями по отношению к кальциту и другим карбонатам. В результате окислительно-вос­становительного процесса происходит выделение свободного угле­рода.

При воздействии известняка с ильменитом реакции протекают следующим образом:

FeTiO3 + СаСО3 = СаTiO3 + FeO + СО2,

3FeO + СО2 = Fe3O4 + CO,

2СО ←→ СО2 + С.

(При воздействии известняка с оливином: (MgFe)2Si04 + CaC03→Mg(Si206) + CaMg(Si2O6) + Fe304 + C. Конечным про­дуктом этих реакций являются энстатит, диопсид, магнетит и ал­маз.

В. С. Петров (1967) пишет: «При наличии в сфере реакции сво­бодного углерода окислы углерода находятся в равновесном со­стоянии, согласно реакции 2СО←→ СО2 + С. Это равновесие может быть сдвинуто вправо при кристаллизации углерода в алмаз по следующим причинам. При обычном давлении распад окиси угле­рода с выделением графита наиболее энергично происходит при 500° С. С повышением температуры интенсивность выделения гра­фита уменьшается и при 900° С становится незначительной. Изве­стно, что ниже 700° С алмаз устойчив по отношению к двуокиси углерода, тогда как графит ею окисляется. Следовательно, если в кимберлитовом теле после его формирования происходит кристал­лизация углерода в алмаз при сравнительно низких температурах и давлениях, то алмаз как более устойчивый в химическом отно­шении, чем графит, не будет в дальнейшем принимать участия в окислительно-восстановительных процессах; образно говоря, он «выйдет из игры», вследствие чего равновесие сдвинется вправо, графит же может взаимодействовать с остальными компонентами, находящимися в сфере реакции: ильменитом, оливином и кальци­том, восстанавливая их и окисляясь при этом до окиси углерода, которая при распаде своих двух молекул снова выделит углерод в атомарном состоянии. Поэтому такой процесс переотложения уг­лерода может идти до тех пор, пока весь графит не перекристалли­зуется в алмаз. Все это может произойти в том случае, если в зоне реакции появился и начал расти алмаз.

Возникновение высоких давлений, необходимых для кристалли­зации алмаза, объясняется В. С. Петровым следующим образом: «Как показали наши расчеты, при формировании кимберлитовых тел выделяются десятки тысяч тонн атомарного углерода. Его кри­сталлизация в графит происходит со значительным увеличением объема, что неизбежно должно привести к созданию в сфере реак­ции повышенных давлений, возникающих в процессе самой реак­ции. Тем самым в сфере реакции будут создаваться благоприятные условия для кристаллизации веществ, образующихся при повы­шенных давлениях. В кимберлитах процесс графитизации может привести к созданию местных зон повышенного давления, дости­гающего фазового равновесия системы графит – алмаз в условиях формирования кимберлитов».

Если бы точка зрения В. С. Петрова была верна, то, очевидно, всегда должна была наблюдаться концентрация алмазов в кимберлитовом теле главным образом в непосредственной близости с вме­щающими карбонатными породами, причем содержания алмазов были бы исключительно высокими, что следует из его расчета ко­личества выделяющегося атомарного углерода. С позиций В. С. Петрова трудно объяснить отсутствие алмазов во многих кимберлитовых трубках, залегающих в карбонатных породах, а также те случаи, когда среди вмещающих алмазоносные кимберлитовые трубки пород отсутствуют карбонатные породы, как, на­пример, в Танзании и Южной Родезии. Этих противоречий уже до­статочно для того, чтобы считать точку зрения В. С. Петрова ма­ловероятной.

Выше описаны различные взгляды на генезис алмазов в ким­берлитах, высказанные в последние годы разными исследователя­ми. Вполне очевидно, что наиболее достоверной может быть при­знана та гипотеза, которой не противоречат все основные факты, полученные при исследовании петрологии алмазоносных пород и самих кристаллов алмаза. Естественно, что при решении вопроса о генезисе алмаза необходимо учитывать все данные, полученные при исследовании разновидностей кристаллов и поликристалличе­ских образований алмаза, взаимоотношение их по времени обра­зования, парагенезис алмаза, внутреннее строение кристаллов, от­ражающее историю их роста, а также объяснить эпигенетические процессы, развивающиеся после кристаллизации алмазов (пласти-честая деформация, растворение, коррозия, поверхностная графитизация).

Из всех рассмотренных выше гипотез, данные по этим вопро­сам наиболее удовлетворительно объясняются с точки зрения ги­потезы глубинного магматического процесса образования алмазов. И, наоборот, многие из этих данных противоречат и опровергают взгляды, изложенные в других гипотезах, построенных в некоторых случаях на тенденциозно подобранном или сомнительном факти­ческом материале.

Исследования последних лет привели к выявлению значитель­ного количества новых и важных данных, благодаря которым мы сейчас можем предложить хорошо обоснованное объяснение при­сутствию алмазов в кимберлитах и образованию этих алмазов.

Кимберлиты являются гипабиссальной ультраосновной поро­дой, обладающей порфировой структурой и состоящей главным образом из оливина. Для них характерно присутствие ксенолитов глубинных мантийных пород ксенокристов отдельных минералов (оливина, пироксенов, пиропа, хромшпинелидов, ильменита, цир­кона и др.) и их агрегатов. Вместе с ними находятся обломки пород фундамента и различных пород чехла, развитых близ кимбер­литов. Имея в виду генезис алмаза, наиболее интересным для нас является изучение обломков глубинных мантийных пород.

Исследование этих включений выявило сложный петрографи­ческий состав верхней мантии и типоморфные химические особен­ности минералов, слагающих мантийные породы ультраосновного и основного состава (Соболев, 1974; Владимиров и др., 1976; Dawson, 1968; Gurney et al., 1969; MacGregor, Carter, 1970; O'Hara, Mercy, 1966; Switzer, Melson, 1969; Ringwood, 1962; Boyd, 1969; Dawson, Smith, 1975; Bishop et al., 1975; Smith, Dawson, 1975).

Главными минералами, встречающимися в ультраосновпых поро­дах, являются оливин, орто- и клинопироксены, пироп, хромшпинелиды, ильменит и флогопит; акцессории представлены сульфи­дами (пирротин, пентландит, халькопирит, джерфишерит), цирко­ном и муассанитом. Минеральный состав эклогитов включает кли­нопироксены, гранаты и (в небольших количествах) ортопироксены; сульфиды, графит, рутил, ильменит, магнетит, кианит, корунд, коэсит и флогопит наблюдаются в качестве акцессориев.

Важным является тот факт, что алмазы наблюдаются в некото­рых ксенолитах глубинных мантийных пород как эклогитового, так и ультраосновного состава. Заслуживает также внимания при­сутствие в кимберлитах алмазных агрегатов с ксенокристами раз­личных минералов из алмазосодержащих пород-включений. Таким образом, мы можем обоснованно заключить, что алмаз, находимый в кимберлитах, является минералом мантийных пород, которые образовались в области стабильного существования алмаза (алмаз-пироповые фации).

Это заключение подтверждается парагенезисом алмаза – ас­социацией минералов, которые кристаллизовались совместно с ал­мазом и наблюдаются в качестве включений в нем. К настоящему времени в качестве сингенетичных включений в алмазе установле­ны следующие минералы: оливин, орто- и клинопироксены (энста-тит, диопсид, хромдиопсид, омфацит), гранаты (Cr-пиропы, грана­ты пироп-альмандин-гроссулярового ряда), хромшпинелиды, ру­тил, ильменит, магнетит, флогопит, биотит, кианит, коэсит, цир­кон, графит и сульфиды (пирротин, пентландит, халькопирит).

Судя по составу и типоморфиым химическим особенностям этих минералов, можно выделить два различных парагенезиса: перидотитовый и эклогитовый. Очевидно, что алмазы, содержащие вклю­чения оливина, орто- и клинопироксенов (обогащенных К2О), Сг-пиропа, Cr-шпинелидов и других акцессорных минералов, наблю­даемых в ксенолитах глубинных пород, состоящих из минералов этого состава, генетически относятся к ультраосновным породам. Присутствие включений гранатов пироп-альмандин-гроссулярово­го ряда, клинопироксенов (богатых Na2O), рутила, ильменита, магнетита, сульфидов, кианита и коэсита является индикатором эклогитового состава исходных пород этих алмазов.

Включения, находимые в одном кристалле алмаза, обычно представлены одним минералом, но и весьма редки случаи нахождения в одном алмазе нескольких различных минералов, образу­ющих ассоциацию с характерными признаками ультрабазитовых или эклогитовых пород (Соболев и др., 1971; Prinz et al., 1975). Множество последних данных по химическому составу включений в кристаллах алмаза и минералов глубинных пород дают основа­ние в большинстве случаев по одиночным минералам-включениям связать кристаллы алмаза с определенным типом ультраосновных или основных пород.

Детальные исследования кристаллов алмаза и их поликристал­лических агрегатов из кимберлитов показали присутствие среди них различных разновидностей, каждая из которых характеризу­ется типоморфными особенностями, свидетельствующими о специ­фических условиях кристаллизации. Различные кристаллические формы указывают на крайне сложную природу процессов алмазообразования при разных термодинамических условиях и степени насыщенности углеродом исходной среды; эти факторы определя­ют форму вхождения азота в структуру алмаза, что, в свою оче­редь, определяет физические свойства алмаза, а также морфоло­гию его кристаллов и поликристаллических образований.

Трудно объяснить, каким образом такое большое разнообразие кристаллов может образоваться в пределах одного магматическо­го очага. Можно предположить, что в этом очаге с течением време­ни изменялись не только термодинамические условия, но и состав, расплава от ультраосновного до основного. Более того, кристал­лы различных разновидностей должны были тогда последователь­но и независимо друг от друга образовываться в одной и той же среде. Такой процесс непременно привел бы к образованию алма­зов с включениями смешанных парагенезисов со сложным зональ­ным строением, в котором каждая зона обладала бы различными физическими свойствами (смешанные разновидности). Различие габитусных форм кристаллов алмаза более логично и естественно объясняется образованием их в мантийных породах различного со­става, которые, по-видимому, образовались на разных уровнях при различных термодинамических условиях.

Природа кристаллов алмаза, наблюдаемых в ксенолитах глу­бинных пород, в наибольшей степени удовлетворяет такому заклю­чению.

Первое описание алмазов, найденных в эклогитовом ксенолите из южноафриканского кимберлита (трубка «Ньюленд») было да­но Вагнером (Wagner, 1914). Они были представлены октаэдрами с гранями, имеющими ступенчатую скульптуру. Бартошинский (1960), описывая алмазы из первого алмазоносного эклогита, най­денного в трубке «Мир», также сообщил об октаэдрах со ступен­чатыми гранями антискелетного типа. Эти описания создали впе­чатление, что эклогиты содержат алмазные кристаллы, обладаю­щие только одной из многих форм, которые встречаются в ким­берлитах. В последние годы было найдено значительное количест­во ксенолитов алмазоносных эклогитов и пироповых серпентини­тов (в высшей степени измененных глубинных перидотитов) в якутских трубках «Мир», «Удачная» и «Айхал» (Соболев и др., 1969; Пономаренко и др., 1973, 1976; Соболев, 1974; Владимиров и др., 1976).

Автор совместно с Боткуновым и Пономаренко, изучавшими алмазы из этих ксенолитов, пришел к следующему заключению.

Хотя в ксенолитах глубинных пород имеется большое разнооб­разие форм кристаллов алмаза, каждый индивидуальный ксенолит содержит преимущественно алмазы одной разновидности, одного и того же габитуса и одного и того же цвета. Все эти кристаллы имеют формы роста – они являются остроугольными плоскогран­ными октаэдрами, октаэдрами со ступенчатым антискелетным или полицентрическим развитием граней, а также кубическими кри­сталлами. Последние обладают различными особенностями: бес­цветные или желтые кристаллы кубического габитуса с вершина­ми, искаженными гранями [111], очевидно, благодаря параллель­ному росту многочисленных октаэдричсскнх кристалликов; жел­тые и бесцветные кристаллы с плоскими или вогнутыми гранями правильно-кубического габитуса, иногда в некоторой степени ис­каженные благодаря вытянутости некоторых вершин; тускло-се­рые непрозрачные кристаллы изометричной формы, с блоковой или ступенчатой скульптурой граней. В некоторых эклогитах известно присутствие агрегатов октаэдрических кристаллов серого или чер­ного цвета (разновидность V), иногда нитевидно вытянутых.

Глубинные мантийные породы различны по своему составу. Они образовались на различных уровнях, следовательно, при раз­личных термодинамических условиях; однако для одного и того же типа пород термодинамические условия были более или менее стабильными. Это объясняет, почему с каждой породой ассоции­руют специфические разновидности кристаллов алмаза и их по­ликристаллических агрегатов, своей формы и цвета. Например, кианитовые эклогиты содержат характерные алмазы кубического габитуса (Пономаренко и др., 1976), бесцветные или желтые и се­рые, что четко указывает на давление и температуры более низкие, чем необходимые для образования октаэдрических кристаллов. В эклогитах других типов имеются октаэдрические кристаллы – плоскогранные, либо с антискелетными скульптурами роста. Октаэдрические кристаллы аналогичного типа наблюдались также в ксенолитах перидотитовых пород.

Изучение алмазов, найденных в ксенолитах глубинных пород, и их сравнение с алмазами непосредственно из кимберлитов име­ют большую ценность для определения, могут ли алмазы кристал­лизоваться из кимберлитовой магмы, или же они поступают в нее только из глубинных пород, разрушаемых в результате тектониче­ских процессов близ канала движения кимберлитовой магмы.

Кристаллы алмаза из кимберлитовых трубок, содержащих алмазоносные ксенолиты глубинных пород, не относятся только к какой-либо одной разновидности, все разновидности алмазов, наблюдаемые в этих ксенолитах, также встречаются в кимберлитах. 13 настоящее время в кимберлитах не встречено специфических раз новидностей алмаза, которые не были бы известны в ксенолитах глубинных пород. Следовательно, нет оснований для заключения, что эти алмазы кристаллизовались в кимберлитовой магме. Можно предположить, что в кимберлитовом расплаве и в глубинных поро­дах кристаллизовались совершенно одинаковые разновидности ал­маза, но это представляется маловероятным.

Изредка находят агрегаты различных разновидностей алма­за – алмазов с оболочкой (coated diamonds) в срастании с обыч­ными прозрачными октаэдрическими кристаллами, серые алмазы кубического габитуса (разновидность III) в срастании с прозрач­ными бесцветными кристаллами. Другой пример – срастание от­носительно крупных прозрачных кристаллов с серым или черным поликристаллическим бортом. Наблюдались кристаллы с различ­ными цветами зон: бесцветным ядром и желтой внешней частью. В таких агрегатах различные типы алмаза, очевидно, формирова­лись при различных условиях. Сейчас у нас нет объяснения для таких «гибридных» агрегатов. Возможно, что некоторые кристал­лы алмаза действительно росли в очаге кимберлитовой магмы, и чго в редких случаях кристаллы из различных мантийных пород образовывали срастания с этими новообразованными алмазами.

По мнению автора, в настоящее время нет сомнений в том, что алмазы привнесены в кимберлиты из мантийных пород. Кимберлитовый расплав, образованный на глубине, захватывает эти по­роды и выносит их из глубинных зон Земли. На определенной стадии газовые компоненты расплава воздействуют на алмазы, обусловливая их частичное окисление. Последнее явление подт­верждается результатами изучения алмазов из ксенолитов глу­бинных пород.

Алмазоносные ксенолиты обычно обладают признаками раз­рушения: сложно разветвленной сетью залеченных трещин, иног­да – системами параллельных трещин. Алмазы из некоторых сильно разрушенных ксенолитов имеют четкие признаки пласти­ческой деформации, а иногда даже полностью разрушены. Облом­ки разрушенных кристаллов иногда разобщены друг от друга, пространство между ними заполнено измененным материалом из пород. Ясно, что динамические процессы, обусловившие дезинтег­рацию глубинных пород, ответственны также за присутствие боль­шого количества естественных обломков и поврежденных кристал­лов алмаза в кимберлитах, а также за развитие пластических де­формаций в алмазах.

Как было отмечено выше, кристаллы алмаза в глубинных по­родах обладают разнообразными формами роста. Однако, часто на гранях кристаллов имеются следы растворения (округлые грани и вершины, тригоны травления). Чрезвычайно типичны каналы травления, сходные с изогнутыми, прямолинейными или полиго­нальными трещинами, изолированными или образующими группы, пересекающимися под различными углами. Вполне очевидно, что образование этих каналов связано с образованием в породах тре­щин, вдоль которых окислители проникают в ксенолиты. Очевидно, что окисление алмазов происходит после разрушения алмазонос­ных пород, во время подъема расплава, включающего ксенолиты и отдельные кристаллы. Отдельные кристаллы, которые перед этим были извлечены из породы, подвергаются окислению со всех сто­рон; на этой стадии могут образоваться округлые кривогранные формы растворения кристаллов – додекаэдроиды. Алмазы, сохра­няющиеся в небольших ксенолитах, защищены от воздействия окис­лителей и сохраняют свои первоначальные плоскогранные формы роста. Окислители проникают в трещиноватые ксенолиты вдоль трещин и воздействуют на кристаллы алмаза, что видно по следам травления на одной стороне кристалла или по изолированным участкам на нескольких гранях. Алмазы на поверхности ксенолитов подвергаются интенсивному растворению, с одной стороны; в итоге появляются сложные, комбинационные формы, описанные в главе V как «псевдогемиморфные кристаллы». Таким образом, мы полу­чаем объяснение тому факту, что в одной и той же кимберлитовой трубке могут присутствовать плоскогранные формы роста, округ­лые кривогранные формы растворения, кристаллы с ясными сле­дами пластических деформаций и кристаллы без признаков этих процессов.

Глубина очага кимберлитовой магмы и распространенность в этой части мантии алмазоносных перидотитовых и эклогитовых пород определяют количественные соотношения разновидностей кристаллов алмаза в конкретной кимберлитовой трубке. Некото­рые тела содержат преимущественно алмазы с включениями перидотитовой ассоциации, в других – эклогитового парагенезиса. С другой стороны, известно, например, что в трубке «Удачная» содержится большое количество кубических кристаллов, идентич­ных по форме, цвету и структуре алмазам, найденным в ксеноли­тах эклогитов из этой же трубки; тем не менее здесь имеются так­же алмазы с включениями оливина, хромшпинелида и других ми­нералов перидотитовых пород. Специальные статистические подсчеты, вероятно, могут дать соотношение алмазов из эклоги­тового и перидотитового источника для каждой трубки.

Возможно ли, чтобы алмазы в кимберлитах были вынесены из глубинных мантийных пород? Ланг (Lang, 1970), на основании теоретических соображений пришел к заключению о высоком (до 1%) содержании алмазов в верхней мантии. Исследование алма­зоносных ксенолитов показало, что в некоторых случаях содержа­ние в них алмазов действительно достигает и даже превышает эту цифру. Поскольку в кимберлитах содержание алмазов весьма низ­кое (0,000001-0,00001%), представляется весьма вероятным, что алмазы поступают в кимберлиты из раздробленных алмазоносных пород. Поднимающаяся кимберлитовая магма выносит ксенолиты этих пород и их минералы в верхние зоны Земли.

Мысль о том, что алмазы в кимберлитах обязаны своим обра­зованием дезинтеграции глубинных пород, была впервые высказа­на Боннеем (Воппеу, 1899) на основании находки алмазов в эклогитовом ксенолите из кимберлитовой трубки «Ньюленд». Этот ис следователь не упоминал о перидотитах как об исходных породах для алмаза; возможно, это связано с тем, что тогда ксенолиты ал­мазоносных перидотитов еще не были найдены и детальный состав минералов –включений в алмазах не мог быть исследован. В дальнейшем изучение состава минералов, ассоциирующих с алмазами, привело исследователей к заключению, что они посту­пили в кимберлиты из глубинных перидотитовых (и, возможно, также эклогитовых) пород, а собственно кимберлитовый расплав главным образом играл роль «механического транспортера» алма­зов и других минералов глубинных пород (Сарсадских и Ровша, 1960; Сарсадских, 1973). Эти мантийные эклогиты играют особен­но важную роль в таком процессе, как было указано Н. В. Собо­левым (1974) на основании изучения включений в кристаллах ал­маза и их сравнение с минералами глубинных пород. В последние годы Боткунов и Пономаренко собрали уникальный материал – большое количество алмазоносных ксенолитов глубинных пород из якутских кимберлитовых трубок. Петрографический состав этих ксенолитов, химические особенности слагающих их минералов, их сравнение с включениями в кристаллах алмаза, детальное изуче­ние алмазов из ксенолитов в кимберлитовых трубках, анализ экс­периментальных данных по парагенезисам и смесимости минера­лов при высоких давлениях и температурах – весь этот фактиче­ский материал согласуется с генетической ассоциацией алмазов с мантийными породами.

Эти материалы теперь дают возможность определить, где кри­сталлизовались алмазы, и выяснить состав исходных пород. Не менее интересно и важно определить реальные условия кристалли­зации алмаза в мантийных породах, а также природу и механизм процесса алмазообразования.

На основании химических особенностей и взаимоотношений ми­нералов в глубинных породах, можно придти к некоторым заклю­чениям о специфических термодинамических условиях, при кото­рых алмазы образовались в перидотитовых и эклогитовых поро­дах. Согласно теории сложнодифференцированного зонального строения верхней мантии, наиболее высокие слои мантии представ­лены магнезиальными ультраосновными породами зоны шпинелевых и гранатовых перидотитов), на больших глубинах преобла­дают гранат-ильменитовые ультрабазиты. Отношение Mg/(Mg + Ca) и содержание алюминия в орто- и клинопироксенах указывают на следующие термодинамические условия образования этих глубин­ных пород: для магнезиальных ультрабазитов t = 850-1000° С и Р = 32-40 кбар; для гранат-ильменитовых ультрабазитов t = 1000-1250° С и Р>50 кбар (Владимиров и др., 1976). Эклоги­ты чередуются с породами ультраосновного состава, но имеют подчиненное распространение. Н. В. Соболев (1974) установил нижний температурный предел для фаций алмазоносных пород 1150° С, а верхний предел – 1400 °С или немного больше.

Изучение глубинных пород показало, что газовые флюиды иг­рают главную роль при образовании алмазов в верхней мантии.

Мелтон и Джиардини (Melton and Giardini, 1974, 1975) получили довольно интересные данные по газовым включениям в кристаллах алмаза. Газовые компоненты, установленные в алмазах (Н2О, СО, СО2, О2, Н2, СН4, С2Н4, N2, C2H5OH, С3Н6 и Аг) привели этих ав­торов к заключению, что рост алмазов мог включать механизм газово-жидких реакций. Они предположили протекание следующих реакций.

С + О2 ←→ СО2 Н2 + СО2 ←→ Н2О + СО

Н2 + ½ O2 ←→ H2O 4Н2 + СО2 ←→ СН4 + 2Н2О

С + ½ O2 ←→ CO CH4 + СО ←→ Н2О + Н2 + С (алмаз).

С + 2Н2 ←→ СН4

Если допустить, что алмазы могут расти из газовой среды на имеющихся кристаллах-зародышах, то становится вполне объяс­нимым образование алмазов с оболочкой (coated diamonds). Дей­ствительно, алмазы этого типа представлены кристаллами различ­ных разновидностей (как монокристаллы, так и поликристалличе­скими агрегатами), вокруг которых наросла алмазная оболочка специфической текстуры, содержащая многочисленные включения (которые могут быть преимущественно газовыми). Благодаря при­сутствию этих включений, оболочка является мутной, полупрозрач­ной или непрозрачной. Что же касается обычных разновидностей кристаллов алмаза, они образуются совместно с минералами глу­бинных пород, включения которых встречаются в этих алмазах. Выяснение процесса минераллообразования в верхней мантии и образование глубинных пород должно пролить больше света на образование в них кристаллов алмаза.

На основании данных, получаемых при изучении кристаллов ал­маза, мы имели возможность придти к изложенным выше заклю­чениям о месте кристаллизации алмазов и о различных эпигенети­ческих процессах (пластическая деформация, окисление), которых проявлялись после образования алмазов и воздействовали на ид морфологию и свойства (эпигенетическая окраска, вызванная пла­стической деформацией и другие свойства, обусловленные дефек­тами, возникающими при пластической деформации).

Парагенезис алмазов вполне определенно указывает на то, что алмаз в кимберлитах является полигенным минералом с хорошо проявляющимся типоморфизмом, что иллюстрирует образование многих разновидностей кристаллов и поликристалллических агре­гатов; каждая разновидность может быть связана со своим типом мантийных пород, образовавшихся в специфических условиях.

 

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

 

Предисловие ко 2-му изданию 3

Предисловие 4

 

Глава 1

РАЗНОВИДНОСТИ КРИСТАЛЛОВ И ПОЛИКРИСТАЛЛИ­ЧЕСКИХ

ОБРАЗОВАНИЙ АЛМАЗА 5

Разновидности кристаллов алмаза 8

Разновидности поликристаллических образований алмаза........ 14

 

Глава 2

СТРУКТУРА АЛМАЗА 20

 

Глава 3

ХИМИЧЕСКИЙ СОСТАВ АЛМАЗОВ 27

Изотопный состав углерода в кристаллах и поликристаллических

образованиях алмаза 27

Элементы – примеси в алмазах 29

 

Глава 4

ДЕФЕКТЫ В СТРУКТУРЕ И ВНУТРЕННЕЕ СТРОЕНИЕ

КРИСТАЛЛОВ АЛМАЗА 41

Дефектные центры, создаваемые примесями и ва­кансиями 41

Дислокационные дефекты роста 45

Дефекты, обусловленные явлениями, развивающи­мися в твердой фазе после кристаллизации алмазов 47
Внутреннее строение – тектура кристаллов алмаза 48

 

Глава 5

МОРФОЛОГИЯ КРИСТАЛЛОВ АЛМАЗА 51

История исследования кристаллов алмаза и состоя­ние вопроса о влиянии на их морфологию процес­сов растворения, регенерации и коррозии 51

Формы роста различных разновидностей кристал­лов алмаза 56

Изменение плоскогранных форм роста в процессерастворения 62

Каналы и сколообразные дефекты, образующиеся в процессе

Растворения 81

Изменение форм роста и растворения в процессе коррозии 82

 

Глава 6

СВОЙСТВА АЛМАЗОВ 88

Оптические свойства кристаллов алмаза 88

Механические свойства алмазов 113

Электронные свойства алмазов 122

Термические свойства алмазов 123

Химические свойства алмазов 124

 

Глава 7

НАХОЖДЕНИЕ АЛМАЗОВ В ПРИРОДЕ 126

Нахождение алмазов в метеоритах и импактитах 126
Нахождение алмазов в земных магматических породах 128

Нахождение алмазов в россыпях 133

 

Глава 8

ПАРАГЕНЕЗИС АЛМАЗА (сингенетические и эпигенетические включения в

кристаллах алмаза) 137

 

Глава 9

ДИАГРАММА ФАЗОВОГО СОСТОЯНИЯ УГЛЕРОДА

И СИНТЕЗ АЛМАЗА 152

 

Глава 10

ГЕНЕЗИС АЛМАЗОВ В ЗЕМНЫХ МАГМАТИЧЕСКИХ ПОРОДАХ

(гипотезы о происхождении алмазов) 157

 

 

Юрий Леонидович ОРЛОВ

МИНЕРАЛОГИЯ АЛМАЗА

Утверждено к печати Минералогическим музеем им. А. Е. Ферсмана

Редактор издательства Л. М. Бекасова. Художник И. Ю. Нестерова

Художественный редактор М. В. Версоцкая

Технический редактор Л. И. Куприянова

Корректоры Н. В. Габасвва, Л. В. Письман

ИБ № 27947

Сдано в набор 17.06.84. Подписано к печати 25.10.84. Т-14691. Формат 60 × 90 1/16

Бумага типографская № 1. Гарнитура литературная. Печать высокая

Усл. печ. л. 16,5. Уч.-изд. л. 18,6. Усл. кр. отт. 16,6. Тираж 1400 экз. Тип. зак. 4084

Цена 2 р. 90 к.

Издательство «Наука» 117864 ГСП-7, Москва В-485 Профсоюзная ул., 90

2-я типография издательства «Наука» 121099, Москва, Г-99, Шубинский пер., 10

 


[1] Впервые стюарит (stewartite) был выведен Дж. Сэттоном (Sutton, 1928)

1 Естественно, что при создании кристалломорфогенетической классификации округлые и плоскогранные кристаллы должны выделяться в разные группы. Такая классификация была предложена, например, А.А. Кухаренко (1954), которым выделены формы роста, растворения, коррозии и регенерации.

[2] Более детально морфологические особенности форм роста и растворения различных разновидностей кристаллов описываются в главе V.

1 Материалы из коллекции Минералогического музея им. А.Е. Ферсмана АН СССР.

1 Этот вопрос рассматривается в главе X.

1 Линии скольжения, наблюдаемые на кристаллах алмаза, ранее большинством исследователей объяснялись как двойниковые швы полисинтетических двойников по плоскостям {111}. Этот вопрос подробно рассматривается при описании явления пластической деформации в кристаллах алмаза (гл. VI)

1 Ранее опубликована работа В. В. Ковальского и Н. В. Черского (Геология и геофизика, № 9, 1972), в которой сообщается, что значение ∆ 13C в исследован­ных ими окрашенных кристаллах алмаза из Якутии колеблется от —0,5 до —3,23%. Эти данные настолько отличаются от результатов большого числа анализов, выполненных различными исследователями, что без статистического подтверждения делать на их основе какие-либо выводы нам представляется пока преждевременным.

 

1 В последнее время система линий поглощения, обозначаемая N3 или 415, объ­ясняется дефектом в структуре алмаза, образованным тремя атомами азота и вакансией (N3V), а не донорно-акцепторной парой азот+алюминий (N—A1).

 

1 Более полный список работ, опубликованных к началу XX в., в которых имеют­ся описания кристаллов алмаза, приведен в исторической части монографии А. Е. Ферсмана и В. Гольдшмидта «Алмаз» (1911 г.). См. также А.Е.Ферсман (1955).

 

1 А. Е. Ф ер с м а н. Кристаллография алмаза, 1955.

 

1 Позднее было установлено, что для измерения округлых форм растворения ра­циональнее использовать фотогониометрию (Мокиевский, Шафрановский, 1955; Митрофанова, 1956).

 

 

1 Главнейшие формы: тригон-триоктаэдры {221}, {887}, {443}, {776}, {554}, {331}, {665} и тетрагон-триоктаэдры {112}, {223}, {335}, {334}.

 

1 Указанные авторы считают, что такие акцессорные пирамидки на гранях {111} образуются в процессе роста.

 

1 В литературе отмечалось, что имелся алмаз кроваво-красного цвета (Пыляев, 1896), однако нам такой окраски кристаллы алмаза не встречались ни разу, несмотря яа огромный, просмотренный материал; не описывались красные ал­мазы и другими исследователями. Очевидно, эта окраска алмаза исключитель­но редкая, если действительно описываемый Пыляевым камень являлся брил­лиантом.

1 В последние годы система линий поглощения N3 или 415 объясняется дефектом в структуре алмаза, образованным тремя атомами азота и вакансией, а не акцепторно-донорной парой азот + алюминий [N—А1].

 

1 Указаны веса ограненных кристаллов в каратах. Следует учитывать, что при. огранке теряется ие менее 50% первоначального веса камня.

 

1 Подробные сведения о нахождении алмазов в зарубежных странах содержатся в ряде работ (Трофимов, 1947, 1963, 1967; Соболев, 1951; Ружицкий, Скульский, 1971 и др.)

 

1 В последние годы опубликованы работы (Melton, Giardini, 1974, 1975) об обна­ружении газовых включений в кристаллах алмаза. Данные о составе газовых включений приводятся в гл. X при рассмотрении генезиса алмазов в кимбер­литах.

1 Наиболее точно кривая плавления графита до 60 кбар была изучена Н. С. Фа­теевой и Л. Ф. Верещагиным (1963, 1968).

 

 

1 W. G. Eversole. U. S. Patents N 3, 030. 187 and 3. 030. 188 1962.

 







Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2020 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных