Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Двадцатый век — 1 января 1900 г.




00:00:00 АМ GМТ

Зона: +00.00

Лондон, Англия

000W10'00"

51N30'00"

 

 

Но в то же время в гороскопе этого столетия мы обнаруживаем Юпитер-перегрин в Стрельце, полный решимости доминировать в гороскопе: здесь мы видим интернационализм, но также и высшее знание. Уран тоже расположен в Стрельце ъ оппозиции к Плутону, говоря о ниспровержении существующего положения. Конечно, это военно-политическая сфера, но это также создание новых перспектив (Плутон) для эго-осознания (Уран), чему вторит Венера-перегрин в Водолее. Оппозиция Нептуна к Луне и Солнцу говорит о “пробуждении особой чувствительности, эстетике, духовных вопросах, осознании подсознательного (слово двадцатого века)”.

Этот гороскоп говорит нам о том, что это будет также век просвещения(!), я использую слово “просвещение” рассудительно, поскольку кульминационный пункт этого века совпал с вхождением Плутона в знак Стрельца. Когда Плутон прошлый раз был в Стрельце, в 1748-1762 гг., он сигнализировал о расцвете Просвещения (веке Разума). Этот век выдвинул вперед Францию, когда началось движение за реформирование философской основы жизни через учение классицизма. Разум, а не религия или суеверие, должен был стать орудием человека в стратегическом взгляде на социальное улучшение жизни. Эти взгляды быстро распространились на восток в Германию и на запад в Англию, а спустя двадцать лет в Северную Америку.

Наш Плутон на гребне сегодняшнего века просветительского развития символически вмещает в себя гораздо больше, чем век информации, средств коммуникации и резко расширившихся мировых контактов. Он вмещает в себя век психологии, сотню лет существования психологии как академической дисциплины и сферы экспериментирования для оценки состояния человека.

На рубеже двадцатого века медицинские и экспериментальные исследования аномального поведения человека (сначала Франца Антона Месмера, а позднее Жана Мартена Шарко) были обогащены философским и духовным пониманием Уильяма Джеймса (ум. 1910 г.). В результате развития понимания месмеризма (гипноза) возникла мысль о существовании “чего-то еще” за сознанием — подсознания.

Потом опытный врач-невролог Зигмунд Фрейд (ум. 1939 г.) отошел от лабораторных исследований и погрузился в исследование самого разума, занимаясь “свободными ассоциациями”, мыслительными цепочками, по-видимому, раскрывающими важную информацию о развитии человека. Он сформировал теорию бессознательного, — отвратительных сил, пытающихся прорваться к внешнему выражению — которая привела к созданию психоаналитического подхода (подавление, невроз, комплексы, защитный механизм, толкование снов и многое другое). Гений Фрейда драматически изменил понимание состояния человека: человек рождается проблематичным и обществу приходится исправлять его.

Швейцарский психиатр Карл-Густав Юнг (ум. 1961 г.) разделял взгляд Фрейда на энергию развития как чисто сексуальную по своей природе. Потом Юнг развил свою собственную “аналитическую психологию”, которая объединила концепции антропологии и парапсихологии в универсальный символизм, представленный в коллективном бессознательном.

Русский физиолог Иван Петрович Павлов (ум. 1936 г.) положил начало учению о бихевиоризме, связав реакцию со стимулом с точки зрения “классического научения”. Оно было развито американским психологом Джоном Уотсоном (ум. 1958 г.). В то же время американские психологи Эдуард Торндайк (ум. 1949 г.) и Беррес Скиннер (ум. 1990 г.) связали вознаграждение и наказание с “оперантным научением” и разработали очень важный “обучающий подход” для понимания поведения.

Абрахам Маслоу (ум. 1970 г.) возглавлял американскую гуманистическую школу психологии. Он отвергал психоанализ Фрейда и различные школы бихевиоризма. Он рассматривал человека как творческое существо, стремящееся к самоактуализации через осуществление потребностей. Для него — в противоположность Фрейду — человек рождается в прекрасной гармонии, а общество угрожает испортить процесс развития человека.

Для гуманистов, находящих поддержку в развитии практики гипнотерапии и гипноза, бессознательное считалось позитивным источником энергии. Бессознательное стремится подготовить человеку действия, являющиеся наилучшими для него[2].

Многие другие замечательные психологи добавили сильные ветви к этому могучему дереву знаний. Сейчас, к концу двадцатого века, на этих ветвях появились многочисленные ответвления. Психологи пишут популярные книги и статьи чаще, чем научные работы. Индустрия “самопомощи” — некоторые называют ее “поп(улярной) психологией” — получила широкое развитие во всем мире.

Все это повлияло на астрологию, трансформируя и наделяя ее острой психологической восприимчивостью.

В 1936 году, когда психологические системы Фрейда, Юнга и Павлова были в полном расцвете, — в основном в Европе, но еще не были популяризированы в Америке — француз по рождению, протеже Алисы Бейли Дэйн Радьяр опубликовал в Америке свою книгу “Астрология личности — переформулировка астрологических концепций и идеалов с точки зрения современной психологии и философии”. Исторически эта книга возвестила о начале “гуманистической астрологии”.

Само название охватывает взаимосвязь психологии, философии и астрологии. На рубеже столетия блестящий английский теоретик и автор ряда книг Алан Лео упростил астрологию с точки зрения практической техники, а через пятьдесят лет Дэйн Радьяр возвел ее на новый уровень концептуализации.

Работа Радьяра рассматривалась как гуманистическая в противовес астрологии, которая была к этому времени крайне событийно-ориентированной. В течение почти 200 лет в Англии, доминирующей силы в западной астрологии начала двадцатого века, предсказание было ориентировано на прибыль. Германская школа, испытывающая муки от восхождения Гитлера, была скована предсказаниями страшных обстоятельств. Соединенные Штаты придерживались английских учебников и моделей практики до окончания второй мировой войны.

Идеи и работы Фрейда, по-видимому, отражали среду в которой он жил, т.е. чопорную дисциплину, действующую против сексуальности, в обрамлении семейных ссор, общественных интриг и отклонений от нормы, дававших выход сдерживаемому напряжению. Подобным же образом, теософское движение, провозглашавшее прямое проникновение в божественную природу через мистическую систему религиозной философии, распространилось из Индии в Англию, а затем в Соединенные Штаты, вдохновляя приверженцев, и обеспечило плацдарм для работ Радьяра.

Распространившееся после второй мировой войны общественное движение “давайте вернемся назад на нужные рельсы” затронуло и астрологию и подтолкнуло ее к практичности и прагматичности. Это развитие направлялось появившимися работами американца Гранта Леви и других авторов, которые следовали его примеру. В Англии работы Ч. Е. О. Картера и Джона Эдди (особенно работа Д. Эдди, посвященная гармоникам) начали демонстрировать искреннюю восприимчивость к гуманистическому измерению, процессу становления, способам самоосуществления в жизни.

В 60-х годах западный мир был захвачен идеализированной мотивацией “Да здравствует народ!”. Работа Радьяра и других астрологов, вторивших этой теме, привлекла огромное внимание, и в астрологическом анализе всерьез начало развиваться психологическое направление, особенно в США и Швейцарии.

Этому процессу развития уделяется большое внимание в этой книге: установлению наследия нашего развития в течение столетия в параллели с психологией, чтобы как можно более полно понять человека. В то время как наша астрология сегодня представляет собой макропродукт мышления и развития в течение многих столетий, одновременно она является сильно сфокусированной микросистемой психологического осознания и исследования. Гуманистический призыв осветить процесс становления определяет состояние нашего искусства. От каждого астролога требуется как можно более творческое обращение с астрологическими инструментами в сочетании с находками аналитической и социальной психологии.

 

В ногу со временем

Каждый, живущий в наше время, — как никогда раньше — подвержен угрозе или реальности крайностей: мы видим, к чему приводят войны, мы переживаем войны, мы испытываем потери и глубокие травмы. Газеты, книги, радио и, прежде всего, телевидение способствовали установлению глобального сознания, невиданного до этого столетия. Мы не только знаем, что такое кризис, но наш менталитет приспособился к ожиданию кризиса.

У нас больше возможностей для образования и реального опыта образования, чем когда-либо раньше (поэтому прерванное образование становится очень важным дефицитом развития). Мы знаем о психологии, об экспериментах и находках, раскрывающих нашу человеческую натуру. В 50-х годах с быстрым ростом фрейдизма в Америке — в связи с притоком европейских психоаналитиков во время второй мировой войны — стало действительно общественно модным быть невротиком. Мы внезапно смогли покупать книги и читать статьи о толковании снов, принимать участие в интимном обсуждении сексуальных проблем, тысячи раз на дню участвовать в бихевиористически контролируемых “стимул-реакция” приключениях, называемых рекламой.

Затем с ростом числа просвещенных психотерапевтических школ и с возникновением духа соперничества в отслеживании блестящих идей на обращении за “профессиональной помощью” было поставлено темное пятно - люди задавали себе вопрос: зачем в течение стольких визитов обсуждать проблемы с аналитиком, рыться в грязи, быть напичканным экзотическими лекарствами и т.д. и, кроме того, какой способ мышления будет полезен?

При стремительном росте населения индивидуальный человек терялся, конкурентное давление нарастало, а ощущение индивидуального кризиса становилось всеобъемлющим. При растущих ценах на “помощь” и нечастых выплатах по страховке маркетологи и потребители произвели на свет индустрию самопомощи. Это был способ для человека прибегнуть к терапии, уменьшив ее стоимость и сохранив тайну.

Среди всего происходящего наша астрология “достигла совершеннолетия”. Ее идеи и практика должны были отражать среду, в которой мы живем. Было важно понять, что гороскопы, которые мы строили и изучали для людей, живущих в наше время, не отличались от гороскопов тех, кто родился раньше, в конце 19-го века, в 18-м или 17-м веке и т.д. Гороскопы не отличались, но отличалась реальность, которой жили люди.

Символы, которые мы рассматриваем сейчас в гороскопе, относятся к опыту человеческого развития на тех уровнях и в том контексте, которые никогда не обнаруживались раньше и с которыми никогда не имели дела. Психологический век не только позволил нам больше узнать, чтобы понять себя, но также дал нам разрешение, лицензию, даже мандат, чтобы сделать это.

Поэтому наша астрология должна была измениться, а именно, то, как мы интерпретируем астрологическую символику, должно было идти в ногу со временем.

 




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных