Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Подготовка к консультации




Подготовка к успешному проведению консультации за один сеанс в астрологии должна начинаться с контакта между астрологом и клиентом, чтобы определить день консультации; этот контакт происходит с глазу на глаз или по телефону. Мне нужно слышать голос клиента, передающего данные о рождении, чтобы почувствовать, что моя подготовка будет завершена для наилучшего старта. Если этого не происходит — если о консультации договаривается за меня кто-то другой — я чувствую себя слегка обделенным.

Я вовлекаю человека в незатейливую беседу, чтобы сначала прояснить произношение его имени, узнать, откуда он приехал, а затем немного рассказать о себе, если он мало знает обо мне (“Простите, а откуда вы узнали мое имя и номер телефона? А что такой-то рассказывал вам обо мне?”). Эти моменты беседы устанавливают, что мы собой представляем, и вносят комфорт и подтверждение явно позитивного отношения (благодарность, возможные взаимоотношения между двумя людьми, ожидания от консультации, имидж астролога). С небольшой личной информации начинается важная презентация авторитета, знаний, опыта и стиля для астролога и для его клиента.

Во время этого процесса мы многое узнаем: оцениваем уравновешенность беседы, лексикон, вежливость, уверенность, неуверенность и т.д.; мы можем сделать выводы об уровне образования, уровне дохода и т.д.; мы часто можем узнать, что человек думает о пользе консультации, на что он надеется, рассчитывает, что ожидает.

Телефонная беседа позволяет астрологу определить цену и объем работы. Я обычно говорю следующее: “Я беру за консультацию столько-то. Длительность консультации примерно около часа — конечно, если необходимо, то больше — и на ней мы вместе обсудим все ваше развитие. Мы выясним, что действительно важно в прошлом, что происходит сейчас, и поговорим о будущем. Обсуждение обычно бывает очень вознаграждающим... для нас обоих!”

Часто клиент спрашивает: “Могу ли я записать все на магнитофон?”

“Конечно. Но вы должны понимать, что это будет не мой монолог, а наша совместная беседа”.

Это заявление начинает подготовку клиента к консультации. Клиент знает, что это будет беседа, поэтому он должен быть готов внести в нее свой вклад. Клиент знает, что беседа коснется прошлого, поэтому он начинает думать о прошлом с точки зрения развития.

Творчески ориентированный астролог восприимчив к многим нюансам первоначального контакта. Это очень полезно для установления уровня анализа, для связи гороскопа с оцениваемым социометрически уровнем реальности клиента. Например, мы будем общаться по-разному с хорошо образованным человеком и с тем, кто явно не образован; с человеком, возможно, имеющим устаревшие взгляды насчет астрологии с точки зрения событийной ориентации; с человеком, который явно напряжен и расстроен; с человеком, который просто пришел из любопытства.

Какие выводы вы можете сделать о социальных процессах в районе даты рождения в месте рождения: 1925, 1942, 1967 гг., например, в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, г. Биллингс, штат Монтана, г. Инид, штат Оклахома? Живет ли по-прежнему клиент там, где он родился? Какие выводы можно сделать о культурном шоке при переезде на новое место? География очень важна в развитии: поступление в колледж вдали от дома, например, часто рассматривается как часть ритуала вступления в самостоятельную жизнь.

Есть ли какие-либо реалии, которые нужно учитывать: заикание, расовые/культурные особенности, отсутствие чувства юмора, противоборствующая позиция, отсутствие ответной реакции, нервный смех и т.д.?

Я полагаю, что, насколько это возможно, мы должны предоставлять клиентам свободу выбора в отношении даты и времени условленной встречи. Я считаю, что это их выбор, и я часто видел, что гороскоп на время встречи оказывался очень показательным в связи с натальным гороскопом клиента. Я встречался со случаями, когда время встречи менялось, один раз, два раза, три раза, как бы подталкивая к подходящей консультационной карте, и складывалась очень показательная конфигурация, связанная с гороскопом клиента (наиболее важны углы и Луна элективной карты).

Недавно, договорившийся со мной о встрече врач-психиатр пришел на нее, опоздав на 58 минут. Никаких ясных извинений не было предложено. К счастью, я смог уладить это опоздание. Когда я построил новую карту консультации, я сразу же понял, почему доктор обратился ко мне и почему он опоздал (!): углы в карте консультации формировали взаимосвязь с его гороскопом и гороскопом его жены. Это было очень полезно аналитически в начале консультации[43].

Работая с самим гороскопом, каждый астролог, конечно, использует свой собственный стиль подготовки, но необходимые детали должны быть охвачены: ясный общий обзор гороскопа, временная структура, исчерпывающе рассматривающая развитие от рождения до настоящего момента, и проекция сегодняшнего состояния в ближайшее будущее. Временная линия развития от прошлого к будущему лучше всего представлена через основные дирекции солнечной дуги, акцентирована сильными транзитами и Луной во вторичных прогрессиях, особенно через соединения или квадратуры к углам.

Гороскоп и сделанные к нему заметки, которые разложены на столе перед астрологом, ласкают взор клиента: астролог выполнил свою работу и подготовился к проведению консультации; он организован; “Это больше, чем я ожидал, это все обо мне!”

 

Генри

Приведенный здесь гороскоп принадлежит Генри, психологу. На нем отмечены основные аспекты, стрелки, показывающие приблизительное перемещение в дирекциях солнечной дуги (особенно в юные годы), и активность транзитов, имеющих важное значение на протяжении развития и в ближайшем будущем.

 

 

Сочетание Солнце-Луна (Козерог - Телец) говорит об “умении обращаться с людьми, административном стимуле и социальной чувствительности в устойчивой структуре, каком-либо движении или учреждении”. Как психолог, Генри несомненно выражает этот потенциал, учитывая его переход на административную работу в конце 1994 года (транзитный Уран и Нептун в соединении с Солнцем и Меркурием в 10-м доме).

Невозможно не заметить акцент родительской оси, особенно влияния матери (ось 10-го - 4-го дома, Солнце в точном соединении с Лунным узлом вместе с Меркурием и Венерой, идеализм; Луна в квадратуре к Плутону). Влияние семейной/материнской ситуации, вероятно, интенсивно и навязчиво, потому что Луна (втянутая в сохранение статуса кво, Телец) формирует аспект квиндечиле с Марсом в Скорпионе, управителем Асцендента. Это потенциально подавляющая сфокусированность с явными сексуальными обертонами, которые надо как-то учесть. Кроме того, Марс является планетой-перегрином (не формирует птолемеевский аспект в гороскопе) и, по определению, угрожает увлечься своей энергией (дедукция, анализ, сексуальность, одержимость).

Сатурн является планетой-перегрином (догматичная отцовская фигура, возможно, ненадежная); Юпитер, управитель 9-го дома — тоже планета-перегрин (образование должно быть крайне важным). Мы видим картину средних точек Луна = Юпитер/Сатурн, которая предполагает догматичную позицию, стремление доказывать суть (всегда при взаимосвязи Юпитера с Сатурном), возможно, перетекающее в идеализм, на который намекает Луна в Тельце: как все должно быть, может быть, могло бы быть и т.д.

Точка Овна = Сатурн/Плутон (00° кардинальных знаков, здесь Весов, в средней точке Сатурн/Плутон). Это предполагает выдвижение вперед какого-то развала, вырождения, коллапса, чтобы освободиться от всего и начать заново. Это также указание на возможность раскрытия, даже в отношении огорчающих вопросов[44].

Картины средних точек Сатурн = Уран/Плутон и Меркурий/Плутон повторяют тему настаивания на своей точке зрения, неослабевающего отстаивания своих прав. Обычно что-то столь выделяющееся бывает чрезмерной компенсацией; здесь в оборонительном плане... для чего?

По мере накопления факторов в нашем сознании мы начинаем создавать сценарий, во многом подобно тому, как драматург собирает нити сюжета для пьесы. Это предположительный сценарий, но он подготавливает нас к аналитическому обсуждению и корректировкам во время дискуссии, когда мы вводим гороскоп в реальность клиента.

Мы имеем дело с человеком административного типа, умеющим управлять людьми и обладающим изрядной долей идеализма (Луна в Тельце всегда выдвигает Венеру в значимое положение, конструктивно улучшая энергию Козерога). Все напряжение, по-видимому, скрытое интенсивной, возможно, нешаблонной или странной ситуации с родителями (Уран в оппозиции к группе планет в 10-м доме), особенно с матерью (Солнце в соединении с осью Лунных узлов, Луна в квадратуре к Плутону). Здесь есть выраженные сексуальные обертона (5-й и 8-й дом входят в напряженную структуру; акцент Скорпиона); не могло ли здесь быть сексуального оскорбления со стороны матери? Как сюда вписывается отец, если он вписывается вообще (Сатурн — планета-перегрин)?

Все это повлияло на чувства моего клиента, связанные с тем, достоин ли он любви (Уран управляет 11-м домом), на его профиль собственной ценности (Венера, находящаяся в оппозиции к Урану, управляет 2-м домом, содержащим Луну), на его способность дарить любовь (Солнце управляет 5-м домом) и, конечно, на взаимоотношения (Венера управляет 7-м домом, содержащим Нептун, Сатурн и Марс). Здесь вполне возможна фиксация на этом (Марс в Скорпионе в квиндечиле с Луной; Марс и Сатурн, тоже расположенный в Скорпионе, — планеты-перегрины). Генри несомненно сочтет нетрудным обсудить это (Точка Овна = Сатурн/Плутон).

По стандартам гуманистического анализа, это поразительно богатый профиль предположений, исходящих из астрологических факторов[45]. Все мы понимаем, как были получены эти потенциальные возможности, но, прежде чем мы придадим этому должное значение, тоненький внутренний голос может сказать: “Но это же не конкретно! Что за проблема была и, возможно, все еще имеется у Генри? Разве астрология не способна определить ее конкретным образом?”

Этот тоненький голос — голос жестко кодифицированной астрологии прежних времен, стремящейся определить и контролировать все в деталях; голос астрологии, представленной как псевдонаука.

Астрология не больше наука, чем психология, архитектура, религия или любовь. Астрология, разумеется, использует научные факторы, но организация и интерпретация этих факторов определяют ее как искусство. Невозможно описать драму развития Генри в конкретных точных терминах. Мы могли бы добавить что-то вроде “с оттенком духовного, мистического или невротического”, включая квадратуру Нептуна к родительской оси этого гороскопа. Но мы просто не знаем больше деталей, да они нам и не нужны, чтобы быть полезными.

Когда мы обращаемся к врачу, нас расспрашивают о прошлом в поисках предрасположенности к определенным болезням, реакций на определенные лекарства и т.д. В психологии вопросы о прошлом имеют аналогичное предназначение, и этот процесс был структурирован во многих учебниках[46]. И в астрологии, когда мы работаем, чтобы связать гороскоп с реальностью, которой живет клиент, этот процесс не может быть иным. Вопросы раскрывают содержание развития в инфраструктуре времени, и это содержание приходит из жизни клиента.

Астролог формирует творческие выводы, обусловленные знаниями, опытом и вдохновением. Эти выводы представляют собой связи, которые мы проводим между явлениями. Сначала на консультации творчески ориентированный астролог подтверждает то, что уже известно клиенту глубоко внутри, и очень часто, когда сценарий развивается, раскрывает то, что присутствует в развитии, но было не замечено. На консультации клиент подобен свече перед зеркалом; через некоторое время источник освещения пропадает.

Генри пришел на условленную встречу вовремя; он был хорошо одет, деловит, вежлив, имел приятную внешность и был очень насторожен. Он имел неплохое представление об астрологии, поэтому, приспособившись к обстановке гостиничного номера, мы смогли перейти к тому, что было важно. Характер проведения консультации за один сеанс требует от нас быть краткими, добраться до сути, понимать, что является важным. А это труднее всего сделать неопытным астрологам в начале карьеры. Они легко видят стартовую точку, понимают факторы, ведущие к творческому исследованию, но не осмеливаются копать вглубь. Эта смелость приходит[47], когда человек снова и снова видит применимость и надежность концепций ключевых факторов, подобных тем, которые показаны в этой книге.

“Генри, гороскоп предполагает [это очень важное слово, которое не утверждает с определенностью и не атакует; это защита для клиента и астролога, когда консультация начинается], что вы довольно хорошо умеете обращаться с людьми, сильны в административном плане, но очень чувствительны к идеализму в социальном положении, так ли это?”

Генри ответил, рассказав о своей работе, что он психолог и недавно перешел к административным обязанностям в государственном департаменте здоровья.

“И это, по-видимому, возникло из некоего водоворота трудностей в детстве... [Генри улыбнулся с профессиональным одобрением; он понимал, куда я клоню]... как-то сфокусированных на вашей матери, ее сильном влиянии. Расскажите мне об этом, пожалуйста.”

Теперь это явно уже не вопрос. Это команда, произнесенная мягким тоном. Она служит той же цели, что и наводящий вопрос: побуждает клиента наращивать содержание на инфраструктуру, которую мы выявили. Команда ясно устанавливает авторитет и лидерство астролога; история будет разворачиваться, а астролог осуществляет контроль над ее рассказом.

С превосходной плавностью повествования [он явно рассказывал эту историю раньше или многократно обдумывал ее] Генри рассказал о том, что его родители были связаны с мистицизмом, что его мать считала, что секс возможен только с Богом... а не с мужем. Генри сказал, что вся семья была поглощена этим, что его отец “был лишен силы и ни к чему не стремился”.

В одном большом параграфе описания (прошла минута или две) Генри подтвердил очень многое из нашего сценария его развития. Я услышал проблему, а способ ее описания был зрелым, профессиональным, бесстрастным, объективным. Это было перечисление фактов, а не проявление чувств. Почему? Где были чувства, накал страстей (Марс, управитель

Асцендента, в Скорпионе формирует аспект квиндечиле с Луной)? Чувства угасли? Были полностью подавлены? Было ли это просто устоявшимся убеждением, что он почему-то должен быть постоянно озабочен и унижен этим?

Я поинтересовался насчет этой объективной манеры преподнесения фактов, и Генри стал более разговорчивым, дополнительные детали были изложены с большим эмоциональным выражением, и было нетрудно понять, насколько мучительным все это было для мальчика. Возраст 9, 10 и 12 лет (см. дуги и транзиты) был действительно травматичным периодом в обстановке семейного невроза (он был свидетелем весьма странного сексуального поведения), а в 16 лет при квадратуре Сатурна в дирекциях солнечной дуги к Плутону и квадратуре транзитного Урана к МС (“потенциальное саморазрушение”) Генри “пристрастился к наркотикам (ЛСД)”. Это был сигнал эмоциональной опасности и попытки ухода от действительности.

“Насколько этот длительный семейный опыт — возможно, лучше сказать, "образ жизни" — остался с вами сейчас! Вам уже почти 45 лет. [Здесь мы должны настороженно отнестись к ключевому времени аккумулированного полуквадрата в дирекциях солнечной дуги.] А как насчет ваших личных взаимоотношений?”

“Я не могу жениться. Я не могу сделать это. Я утратил иллюзии.”

Тотчас же творческий вывод — а предвидеть его нетрудно (Венера управляет 7-м домом и входит в состав крайне идеалистичного комплекса в 10-м доме, связанного с его мистической матерью; Генри непреклонен в отношении того, насколько труден брак для него) — свободно перетек в мой следующий вопрос:

“Означает ли это, что вас тянет к женщинам, похожим на вашу мать?” [Обычно не стоит задавать вопросы, на которые можно дать ответ "да" или "нет", так как любой из этих ответов охлаждает беседу. Практически все использованные в случаях-примерах вопросы имеют незавершенную концовку или представляют собой обобщенный запрос о полной информации. Здесь же драматичность моего утверждения требовала простоты вывода и ответа.]

“Да... и стать похожим на моего отца... это пугает меня до смерти.”

“Могу ли я чуть подробнее узнать об этом... если можно, чуть более интимно?” Я хотел оценить, насколько глубоко это закрепилось у Генри сексуально, поскольку перегринация в Скорпионе (особенно Марса) очень резко выражена, а этот Марс, управитель Асцендента, находится в квиндечиле с Луной. Испытывающее сильное напряжение Солнце — управитель 5-го дома, а формирующий квадратуру к Луне Плутон — управитель 8-го дома; это два дома сексуального профиля. Как все это ассимилировалось в собственном сексуальном профиле Генри?

С разрешения Генри, я сделал шаг дальше: “Простите, Генри, а какова общая сущность ваших эротических фантазий, что возбуждает вас?”. В личных эротических фантазиях, как и в снах, значительное эмоциональное содержимое выливается в символизм[48].

Он ответил опять очень точно и объективно: “Я наблюдаю, как любимую женщину совращает другой мужчина”. И он добавил: “Я действительно делал это”.

“Это образ матери и отца...?” [Генри действительно видел, как его мать и отец занимались сексом, когда мать смягчалась.]

“Безусловно”.

Вот такие дела. Гороскоп выразительно вел нас к глубокой оценке сложного развития Генри. Когда я расспросил об изменениях во время его развития, появились дополнительные измерения синдрома. Основные события, отмеченные нами вместе, подтвердили также точность его времени рождения.

В 1972 году он прервал образование, но скоро возобновил его. В 1978 году он пошел в аспирантуру, ища ответы на мучившие его вопросы в психологии.

В середине 1982 года образовалась мощная группа факторов: транзитный Сатурн сформировал соединение с куспидом 7-го дома (родительской МС или куспидом четвертого дома), а транзитный Плутон сформировал соединение с Нептуном.

Я неоднократно отмечал, что в случае контакта транзитного Плутона с Нептуном или транзитного Нептуна с Плутоном (соединение, квадратура или оппозиция) или дирекционных комбинаций этих двух планет мы узнаем о странных происшествиях, оккультном опыте, о чем-то необычном, аномальном, странном, религиозном, озадачивающем, пугающем, крайне важном эмоционально. Обычно эти происшествия несут с собой символическую отметку глубочайших эмоций, как это часто делает символизм снов. Очень консервативный человек может сказать [подлинные высказывания]: “О! Я встретил необычную, пленительную девушку, которая заинтриговала меня заклинаниями и наложением чар. В течение нескольких недель я узнавал обо всем этом от нее”. “И что это вам дало?” “Это заставило меня понять, что я действительно хотел, чтобы происходило вокруг меня”.

Или: “Я вел машину, и мы попали в аварию, моя девушка погибла; я решил вернуться в колледж и начать опять учиться, чтобы стать врачом. Если я отнял жизнь, я захотел иметь возможность отплатить и спасать жизни”. Отец этого клиента был врачом, отношения между ними были довольно холодными, но этот поворот событий вернул моего клиента на путь примирения, отождествления и т.д.

Или: “И тогда мой приятель и я действительно увидели НЛО сбоку от дороги”. По моему мнению, в данном случае это описание или это переживание чего-то было серьезной заявкой на значимость, на особое положение, поскольку профиль собственной ценности этой девушки был серьезно ослаблен

(“Я чувствую себя никчемным человеком”). Ее защитной позицией было молчание, а во взрослом состоянии она “саботировала взаимоотношения; я выбираю мужчин, похожих на моего отца”. НЛО легко мог стать средством утверждения личной значимости; и было просто неважно, был ли это настоящий НЛО или обман зрения.

Грубый, хвастливый калифорнийский бизнесмен испытал контакт Плутона в дирекциях солнечной дуги с Нептуном и в то же самое время соединение транзитного Урана с Венерой: “Именно тогда я встретил Сьюзен; это чувство трудно описать, оно возникло во мне как абсолютное осознание, что никогда для меня не будет другой женщины, никогда.Это была любовь, это было совершенство, и моя жизнь изменилась. Я также испытал полную трансформацию моего тела и моего духа!”. Поверьте мне, никто не мог ожидать таких слов от этого бывшего “морского пирата в отношении дам”.

Я задал Генри вопрос: “Этот вопрос может показаться вам странным, Генри, но что произошло в середине 1982 года, что было странным, осмелюсь сказать, сверхъестественным, необычным, выводящим из душевного равновесия...?”

Генри объяснил, что в это время умер его отец. “Это было наиболее сильным переживанием”.

“Почему?”

“Когда он умирал, я сказал ему: "Я люблю тебя". И он ответил: "И я люблю тебя". Это был первый и единственный раз в моей жизни, когда я услышал это.” [Вспомните, что Сатурн — планета-перегрин, а Уран, расположенный в 4-м доме, управляет 11-м домом.]

О периоде, когда транзитный Нептун проходил через МС в середине 1987 года и осенью 1988 года, Генри сказал: “Моя работа оставляла у меня чувство изолированности, дезориентации, ужасного одиночества”. Именно это обычно происходит, когда транзитный или дирекционный Нептун формирует соединение или квадратуру к углу. Это очень надежный сигнал эго-утомления; сигнал к тому, чтобы встать на новый путь, начать заново, быть реальным... возможно, в случае Генри начать освобождаться от семейного невроза.

Когда транзитный Уран сформировал соединение с МС, а транзитный Юпитер достиг оппозиции к Солнцу, Генри наслаждался профессиональным признанием и наградами. Когда транзитный Сатурн, Уран, а затем Нептун формировали соединение с группой планет в его 10-м доме, Генри занимал превосходное, устойчивое профессиональное положение. Казалось, что семейные обстоятельства были забыты.

При квадратуре Плутона в дирекциях солнечной дуги к МС в феврале 1997 года произошел разрыв во взаимоотношениях. А наша беседа состоялась летом 1998 года, когда транзитный Сатурн находился на Асценденте.

Прошло сорок минут, и, благодаря профессиональному самообладанию Генри и выработанной опытом объективности, смущающая история была ясно рассказана. Я отразил ее назад ему на языке похвалы, поздравляя его с объективностью и подготавливая его к здравомыслию.

“Вы знаете, вы действительно довольно хорошо понимаете всю эту ситуацию. Я поздравляю вас! Сейчас наступает время, которое идеально подходит для большего — понимания этой ситуации вне ее существования]” Здесь я заранее рекламировал уверенность в предстоящем будущем, а именно формирование полуквадратов в дирекциях солнечной дуги в июне 1998 года, которому сопутствовала квадратура транзитного Сатурна к Солнцу во время нашей консультации. Эти факторы соответствуют изменению тактики жизни, улаживанию проблем, кульминации второй юности; и это время было очень-очень близко.

Положение Генри на работе было устойчивым, его конкретная бюрократия не допускала значительной профессиональной мобильности. Единственной открытой для него и его дальнейшего счастья сферой был этот удивительный комплекс напряженности развития, влияющий на все его натальные планеты и точки, а при условии дополнительной энергии,

получаемой Солнцем, все это проецировалось на новый старт, возможно, на новый способ дарить любовь, ощущать любовь (Солнце управляет 5-м домом). Это было время, чтобы при всей силе его понимания устать от прошлого, от неудач в личных взаимоотношениях и освободиться от тяжести семейного невроза. Моя задача состояла в том, чтобы разъяснить этот потенциал, это время и посодействовать тому, чтобы он набрался сил для осуществления этого нового уровня роста, особенно перед лицом аккумулированного полуквадрата в дирекциях солнечной дуги — времени перемен.

Мы обсудили специфические аспекты этого пути, с юмором, с долей смущения, с долей мудрости и огромной решимостью: Генри приложит все старания, чтобы начать изменять свои личные эротические фантазии, чтобы подтверждение его детской травмы ослабло, особенно в связи с сексом. Он поверит в то, насколько он привлекателен и насколько хорошей “добычей” он является, все еще неженатый в 45 лет! Он будет развивать чувство сострадания к своему отцу, осознавая, что его отец тоже был втянут во что-то вне его контроля, что его пренебрежение Генри просто было вызвано его озабоченностью самосохранением. Его отец говорил всерьез, когда сказал те слова на смертном одре. Генри может общаться с женщиной так, как действительно хотел его отец, и быть собой.

Как было отмечено раньше, напряженность в развитии сталкивается с успехом (вознаграждение) или поражением (разочарование) в результате взаимодействия с окружением. Внутреннее окружение поглощает разочарование. Эмоции и сопутствующие им чувства кружатся в водовороте, чтобы объяснить происходящее. Они привязывают себя к событиям. Они возбуждаются снова и снова и формируют комплексы, которые воздействуют на поведение и влияют на здоровье. Постепенно в процессе старения накопившееся напряжение и разочарование служат ключом к соматическому и систематическому упадку здоровья. Я называю это Накопленным Дефицитом Развития[49].

Астрология может найти слабые места в организме, теоретизируя, что “трудные” аспекты представляют напряженность в развитии, планеты и знаки соответствуют частям и системам тела, а накопленный дефицит развития затрагивает эти сферы тела скорее, чаще и фундаментальнее, чем другие сферы.

Например, в конце консультации с Генри я сказал ему, что, хотя я не медик, гороскоп может предположить трудности в развитии, связанные со слабыми частями тела. Я спросил его насчет коленей и суставов (фокус Козерога, с оппозицией Урана), и Генри рассказал, используя медицинскую терминологию, о фибромиалгии, хронической (но не лишающей трудоспособности) болезненной тугоподвижности суставов (часто в результате эмоционального напряжения или стресса). Я также спросил его о желудке (Уран в Раке, Луна в квиндечиле с Марсом и в квадратуре к Плутону), и Генри рассказал о повышенной кислотности и об огромных дозах медикаментов, которые ему приходится ежедневно принимать.

 

Задание вопросов

Д-р Тэлмон очень хорошо сказал, что “искусство психотерапии сильно зависит от способности психотерапевта мобилизовать ресурсы пациентов, чтобы они исцелили себя”. Каждый психотерапевт может подписаться под этим и каждый терапевт осознает, что личность психотерапевта служит основным средством в убеждении клиентов, что они сильны, что изменение и рост возможны и что они способны улучшить свою эффективность и добиться личного осуществления.

Мы делаем это, быстро подходя к эмоциональной сути развития, к скрытым чувствам и событиям, формирующим и подталкивающим поведение, к препятствиям, побуждающим к чрезмерной защите и личной недооценке, которые уводят нас от той непринужденности, к которой мы стремимся, от естественности существования, являющейся нашим правом по рождению. Это целая наука понимать и справляться с трудностями, делающими нас сильнее, приспосабливать оценочные суждения к жизненным ситуациям.

Первая техника, которую мы используем, — это задание вопросов и раскрытие.

По существу, мы должны знать четыре категории вопросов и как использовать их. Первая категория включает прямые вопросы, которые мы можем ставить тремя способами. Во-первых, есть вопросы, побуждающие к ответу “да” или “нет”. Эти вопросы, как мы уже видели, связаны с законченностью и драматизмом, и их следует использовать именно таким образом, т.е. в решающие моменты: “Что ж, исходя из нашей дискуссии, все сводится к тому, чтобы оставить эту работу, не так ли?”. Но, за исключением особых обстоятельств, когда вы можете рассчитывать на разговорчивость клиента, вопросы с односложными ответами угрожают заморозить беседу. В случае ответов “да” или “нет” не происходит дальнейшего развития.

На вопрос “Вы ладили со своим отцом?” вы можете получить ответ “нет”, и это все. Или вы можете получить ответ “да”, и это все. В этом случае астролог кажется идущим на ощупь, он кажется неподготовленным. [Внимательно прислушайтесь к телевизионным интервью, которые берут опытные ведущие; оцените, как они задают вопросы и почему они задают их; отметьте результаты.]

Вопросы “с незавершенной концовкой” значительно улучшают потенциал ответа. “А что насчет ваших взаимоотношений с отцом?” Или вы можете поставить этот вопрос в повелительном наклонении: “Расскажите мне, пожалуйста, о ваших взаимоотношениях с отцом”.

Помимо вашей упорядоченной схемы подготовки есть и другой момент, чтобы выдвинуть подобный наводящий вопрос: прислушиваясь к выбору слов вашего клиента, вы часто замечаете ключевой момент, когда нужно вмешаться, концентрируя энергию на конкретном слове. Например, ваш клиент говорит: “Вы знаете, я отличаюсь от того, что вы...”. Вы прерываете его: “Простите, почему вы думаете, что вы отличаетесь?”. Ваш клиент может дать приблизительно такой ответ: “Ну, потому что моя семейная обстановка была недостаточно строгой и...”. Тут вы опять прерываете его: “Что вы подразумеваете под словом "строгий"?”. А из этого ответа вы узнаете, что отсутствовало в наделении авторитетной любовью, которая в нашей культуре исходит от отца. Вы проводите консультацию, опираясь на энергию стрежневых слов и концепций вашего клиента.

Четвертый способ задания прямого вопроса — это то, что я называю “предположительным вопросом”. Предположительный вопрос “Что было наибольшей трудностью, отчуждение или страх, в ваших взаимоотношениях с отцом?” может вызвать подобную реакцию: “Мой отец был дрянью. Его никогда не было рядом, когда он был мне нужен, а когда он напивался, он бил мою мать и...” или “Можете себе представить, что меня посылали искать его, когда он не возвращался домой... эти запои... это было ужасно...” [Подлинные ответы].

В “предположительном вопросе” я предполагаю, что взаимоотношения с отцом в рассматриваемом случае были проблематичными, а используемые здесь слова “отчуждение или страх” охватывают три распространенных варианта в ситуациях с ретроградным Сатурном (или квадратур Сатурна к Солнцу или Луне): отец не у дел, пассивен или тираничен. Выдвигая предположение, что это так, астрологический процесс набирает авторитет, а астролог добивается правдоподобия.

Предположительный вопрос также избегает начальной оборонительной реакции, проявляемой клиентами, которым трудно быть честными в отношении давних отцовских чувств (или любого другого вопроса): “Ну, мой отец так напряженно работал, он всегда уставал и...”. Когда мне приходится оставлять эту защиту, я знаю, что должен вернуться к этому вопросу позже, когда беседа станет более раскрепощенной (доверие, раскрытие). Я могу сказать без преувеличения, что это понимание ретроградного Сатурна имело силу в 98% соответствующих случаев — значимым образом, а не просто более или менее — в моей практике за последние 25 лет[50].

Недавно у меня состоялась консультация с женщиной, в карте которой Луна находилась в Раке в 4-м доме. Эта Луна формировала очень приятный секстиль к Сатурну. Но Марс (управитель Асцендента) был в квадратуре к Сатурну, управителю 10-го и 11-го домов, а сам Сатурн формировал аспект квиндечиле к Асценденту. Это напряженность детской семейной обстановки, мешающая потенциалу эго развития скрытым беспокойством о том, достоин ли человек любви, о проблемах собственной ценности и т.д. Эта дама защищала свою семью с невероятным упорством; она все говорила и говорила. Когда оборонительные утверждения начали возобновляться, а защитные слова исчезать, появились заявления такого типа: “Мой отец всегда пугался открывающихся возможностей, и это относится и к его родителям. Даже сейчас, в свои 70 лет, он говорит мне, своей образованной и преуспевающей дочери, что, может быть, я должна бросить то, что я делаю, и водить лимузин, потому что у меня хороший характер и эта работа будет спокойной!”

Мой план заключался в том, чтобы выслушать все это и позволить появиться реальности. Это было действительно замечательное зрелище. Марс этой женщины (между прочим, в Стрельце, отъявленное упрямство) находился в квадратуре к оси Лунных узлов. Я спросил ее: “Ладно, а что вы можете сказать о своей матери?”. И опять началась оборонительная позиция: “Моя мать делала все от нее зависящее, я понимаю это сейчас, когда сама стала матерью... Конечно, я люблю свою мать, но не хочу быть похожей на нее. Они боялись всего.”

Эта женщина обратилась ко мне, чтобы посоветоваться насчет работы (связанные с 10-м домом вопросы родителей стали очень важными как подготовка к дискуссии о профессии). Она всегда действовала ниже своих возможностей. Я указал ей на это, и она ответила: “Я всегда ставлю себя ниже других” [западная ориентация]. Тогда я предположил: “Вся эта оборонительная позиция и все эти рационалистические объяснения предназначены для того, чтобы оберегать любую существующую защиту и надежность, потому что вы всегда отчаянно в них нуждаетесь [Луна в Раке]”.

Это было основное объяснение. Она согласилась с ним. Путь к объективизации был открыт, и мы продолжили оценивать состояние надежности в настоящее время и планировать стратегию на этой основе, а не на основе, предусмотренной ее родителями. Это кажется очень простым, но такие выводы, такое понимание часто бывают неуловимыми. Вот почему эта женщина обратилась к астрологу: она понимала, что астролог как-то сможет добраться до важного понимания.

Ниже представлены образцы “предположительных вопросов” для ссылок на некоторые ключевые астрологические факторы; ответы на них почти всегда будут очень показательными, приводя к значимому раскрытию:

2-й дом: “Что за событие или какой временной период вы можете отметить, когда вы начали испытывать проблемы собственной ценности? Как, по вашему мнению, эти проблемы связаны с сегодняшней ситуацией в вашей жизни?”

11-й дом: “Что за событие или какой временной период вы можете отметить, когда вы начали чувствовать себя недостойным любви? Как все это фокусируется сейчас в вашей жизни, в ваших взаимоотношениях? Что способствовало сохранению этих чувств?”

9-й дом: “Что должны были сказать ваши родители о ваших учебных планах, когда вы были в возрасте около 18 лет? Почему, как вы думаете, вы вступили в этот поспешный брак в возрасте 18 лет (проверьте дуги и транзиты в этот ключевой момент времени), прервавший ваше образование? Как это сказалось на вашей сегодняшней жизни?”

10-й дом: (помимо многочисленных родительских ссылок) “Насколько удовлетворяет вас ваша работа? Чего недостает?”

7-й дом: “Насколько тон ваших сегодняшних взаимоотношений соответствует тому, что был в вашей семье в детстве? Что было моделью сегодняшней ситуации?”

Или “Насколько удовлетворяет вас ваш брак? Чего недостает?”

Или “Чем, как вы думаете, вы пожертвовали, чтобы сохранить ваши взаимоотношения”[51].

Или “Какова была цель этого брака?”

И помните, что родительская ось — это также ось родителей мужа/жены, еще одного эха брака и распространения родительской ситуации партнера по браку. И все это принимается в браке в клятве оставаться вместе всю оставшуюся жизнь.

Луна в 6-м доме (обычно трудоголик): “Как этому соответствует ваша склонность слишком много работать? Как ваша чрезмерная работа связана со страхом близких отношений (включая напряженное положение сигнификаторов 2-го, 5-го, 11-го, 7-го домов)?”

Возвращение транзитного Сатурна (оглядываясь назад): “Каков был ход перемен, вероятно, влияющих на вашу работу, в этот шестимесячный период (подводящий к возвращению)?”

Луна-Плутон, напряженные контакты с Лунными узлами: “Что вы можете сказать о влиянии матери на ваше развитие — удушающем, соперничающем? Пожалуйста, поделитесь этим со мной. Какова была сущность родительской модели в вашем детстве?”

Вам нужно понимать вопросы, ведущие от оценки прошлого к переоценке настоящего. Это очень важно, потому что, когда творчески ориентированный астролог слушает и узнает реальность клиента, он проводит творческие связи в сценарии развития, который должен быть рассмотрен еще раз с объективностью. Творчески ориентированный астролог будет спрашивать о новой оценке этих соображений в свете информации, рассмотренной свежим взглядом.

Конечно — и меня смущает, что я должен писать это предостережение здесь — астролог не может просто составить список вопросов, связать их друг с другом и ожидать, что получится значимая (и этическая) консультация. Необходима тщательная аналитическая подготовка и готовность проводить творческие связи между вопросами, соединять чувства с событиями. Это показывает клиенту, что у вас есть цель при развитии дискуссии. Я часто говорю: “Мы собираемся понять, что...”, и регулярно повторяю эту цель: “Это важно для решений, которые еще впереди”.

Третья важная категория вопросов — это “радикальное зондирование”, ключ к глубинной краткой терапии, блестяще представленной психотерапевтами Б. Эккером и Л. Халли[52]. Цель здесь заключается в том, чтобы найти скрытые эмоции, — “симптомы эмоциональной правды” — которые всецело являются собственным творением клиента, но не имеют легкодоступного объяснения. Осознание того, что представляет собой эта эмоциональная конструкция, позволяет произойти изменениям при глубинной краткой терапии.

Я перескажу случай, представленный в книге Эккера и Халли и касающийся супругов, которые вступали в эмоционально уродливые словесные битвы друг с другом каждые три или четыре дня. Вопрос, относящийся к “радикальному зондированию”, должен был выяснить, почему эти битвы так важны, а не пытаться сначала остановить их. Почему для этих людей важно вступать в битвы, прекращающие близкий контакт?

Этим клиентам был поставлен такой вопрос: “Если бы вам пришлось находиться в близком контакте в течение долгого времени, скажем, многих недель, то в некоторых отношениях это было бы приятным и доставляющим наслаждение. [Выдвижение идеала.] Но я хочу знать, в каком отношении было бы само по себе трудной проблемой оставаться близкими и счастливыми!”

Психотерапевт фокусируется на этом, на первый взгляд, странном вопросе, но приобретающем все больший потенциал по мере развития дискуссии. Вскоре каждый из клиентов познает что-то новое: пребывание счастливым подсознательно представляет потерю себя во взаимоотношениях, пассивность, контролируемость. Каждый из них думает, что гармония приравнивается к подчинению; каждый выступает против господства! Гнев — это способ отстаивания своих прав (как мы уже видели раньше).

Впоследствии супруги сказали, что после дискуссии их битвы быстро выдохлись, потому что “мы теперь осознаем, что действительно происходит!”

Астрологи тоже могут использовать технику радикального зондирования. Проявив живой интерес к паттерну поведения, астролог может медленно и ясно сказать клиенту: “Я вижу, что вы хотите помочь мне понять проблему, но мне понадобится ваша дальнейшая помощь [нужно заручиться поддержкой для зондирования]. Позвольте мне попросить вас нечто довольно необычное: просто расслабьтесь, даже закройте глаза, если хотите, и задумайтесь на мгновенье, что произошло бы, если бы вы никогда не почувствовали снова — кроме как в той степени, которая нормальна для всех нас — если бы вы прекратили ощущать, что вы недостойны любви и ничего не стоите, особенно в ваших текущих взаимоотношениях, которые важны для вас? На что бы это было похоже? Что бы вы чувствовали?” [Я уверяю вас, что ответом не будет: “О, просто великолепно!”.]

Или: “Что произошло бы, чего бы вы достигли, если бы сняли этот контроль с вашей сексуальности, если бы поверили, что ваша жена (муж) считает вас желанным, даже после вашей операции; что произошло бы, если бы вы доверчиво проявили свою любовь?” Вы можете развить последнюю часть этого вопроса позднее на консультации, слегка перефразируя его: “Что произойдет, если вы доверчиво проявите любовь?”.

[Возможно, мужчина чувствует, что у него избыточный вес и что этот вопрос может поднять его жена в неподходящее время! Возможно, он ощущает проблемы с эрекцией; может быть, ему кажется, что из-за избыточного веса его половые органы выглядят меньше. Возможно, все это связано с чем-то еще, с давней неудачей, которую приводит в движение теперешнее состояние. Возможно, что женщина чувствует то же самое в отношении своего веса. Может быть, она боится критики за свою несклонность к сексуальным новшествам (мужчина ищет дополнительной стимуляции); в конце концов, “разве так, как было, недостаточно хорошо?”. Нет ли здесь прежних чувств, сформированных вокруг несоответствия требованиям?]

Возможно, один из этих двух параграфов представляет собой очень обоснованное радикальное зондирование, чтобы вызвать объективизацию, разрушить паттерны мышления, которые установились очень рано в жизни и как-то приводятся сейчас в действие импотенцией мужа, мастэктомией жены, потерей работы.

Вот вопрос, относящийся к технике радикального зондирования, для ребенка — смышленой 8-летней девочки, которая испытывает гнев из-за развода родителей и обидчиво-воинственно относится к отцу: “Конни, давай представим с тобой на минуту, что бы ты чувствовала, если бы все было мирно с твоим отцом, если бы ты не расстраивалась по какой-либо причине?”. [Другими словами, что ее воинственность говорит для нее? Не является ли ее поведение просто ярым отстаиванием своих прав? Почему эта крайность необходима?]

Короче говоря, творчески ориентированный астролог должен использовать радикальное зондирование спокойным, исследовательским тоном, чтобы выяснить, почему более важно иметь симптом, чем не иметь его! Почему внешне проблематичный паттерн поведения является внутренне вознаграждающим! “Что это будет означать для вас [или вашей жизни, брака и т.д. ], если проблема никогда не изменится!”

Четвертая техника задания вопросов — это “сосредотачивающий вопрос”. Я приспособил эту технику к астрологии, взяв ее из увлекательной работы психолога Юджина Гендлина. Гендлин выдвигает предпосылку, что чувства-детали хранятся в теле: “Никто не может понять интеллектуально все детали личной проблемы. Ни один психотерапевт не может этого. Вы не можете сделать это ни для кого-то другого, ни для себя. Детали хранятся в вашем теле. Их можно обнаружить единственным способом — через сосредоточение”[53].

Дав клиенту возможность расслабиться, Гендлин просит, чтобы клиент сознавал, что он ощущает, что он чувствует о себе в данный момент, умственно отступая от всего, что появляется, просто тихо признавая это. Потом он просит, чтобы клиент прочувствовал все это, и дает на это примерно 60 секунд. Затем он просит клиента сосредоточиться на каком-то конкретном чувстве, наставляя клиента, чтобы он следовал этому чувству. Наконец, он просит клиента “найти какие-то новые слова или картинки, чтобы уловить, что представляет собой ваше теперешнее чувство”. Он требует “какого-то свежего отличия”, спрашивая тело: “Это правильно?”

Описание чувства, данное клиентом, часто очень полезно для дальнейшей дискуссии и понимания. Астролог может отложить в сторону все бойкие, шаблонные, поверхностные ответы насчет ревности, например, и исследовать, что за этим скрывается, как всплывают чувства, хранящиеся в теле, чтобы осветить скрытый решающий момент, который вполне может быть — в случае ревности — чувством забытости, которое связано с детской семейной обстановкой, где другой ребенок получал все внимание.

Гендлин исходит из наблюдения, что, когда люди меняются, они чаще всего довольно впечатляюще проявляют это. И если мы попросим тело послать нам сообщение о чувствах, тело будет отвечать. Это высвобождение информации служит важным шагом к высвобождению энергии, и тело будет выражать это.

[Посмотрите, что происходит, когда вы изучаете медитацию или йогу или когда вы сами доходите до чего-то. Когда вы убираете чувство вины, вы говорите: “Я чувствую себя моложе” или “Я чувствую, как будто гигантский груз свалился с моих плеч!”].

Это очень легко оценить: просто понаблюдайте во время следующей важной беседы за человеком, отметьте, когда он меняет положение на стуле, скрещивает руки на груди, закидывает ногу на ногу, смотрит в сторону, и поймите, что это тело отвечает на предположение, которое вы выдвигаете. Внутри происходит реакция, которую нелегко извлечь.

Специалисты по искусству общения утверждают, что более 50% воздействия сообщения исходит от телесных движений! Они говорят, что телесный язык часто более правдеподобен, чем словесная форма. Мы можем увидеть, что телесные движения происходят группами, связывая мысли, которые выражаются — или маскируются[54].

Я приспособил технику Гендлина к “сосредотачивающему вопросу” таким образом: я прошу клиента успокоиться, сделать выдох, расслабиться, а потом говорю: “Мы с вами говорили об этом трудном водовороте эмоций внутри и сделали успехи в его понимании. Теперь очень нежно и чутко загляните вовнутрь и найдите, где вся эта боль, где вы чувствуете эту трудность... где конкретно?”.

Моя цель состоит в том, чтобы понять планетарный комплекс, психологическую склонность, через телесную регистрацию.

 

Гэйл

Работа с гороскопом Гэйл — это ясный пример действия сосредотачивающего вопроса, связанного с последующим предположительным вопросом.

В гороскопе Гэйл мы видим явную акцентуацию северного полушария (незавершенное дело в детстве); управитель Асцендента, Меркурий, находится в квадратуре к Сатурну, Меркурий также управляет 4-м домом (подтверждение вывода акцентуации полушарий). Марс формирует соединение с Солнцем в 4-м доме, Солнце управляет 3-м домом склада ума (дальнейшее подтверждение, с усилением вовлечения умственного процесса, особенно в связи с тем, что Меркурий является окончательным диспозитором); Плутон находится в соединении с Луной (даже большее подтверждение, вводящее возможность соперничества с матерью, чему вторит Уран в квадратуре к Лунным узлам).

 

 

Буквально в один миг, вооруженные доверием к нашей ориентации на ключевые факторы в пределах первого впечатления, мы имеем профиль этого гороскопа, который может привести к плодотворной дискуссии: рассудочная, консервативная и, возможно, идеалистическая защита против проблем в детстве, сфокусированных главным образом на очень влиятельной матери, которая, вероятно, соперничала с дочерью. Эти взаимоотношения с матерью, вероятно, мешают свободному развитию индивидуальности, сильно влияют на профиль собственной ценности (Луна управляет 2-м домом), вводят беспокойство о том, достоин ли человек любви (Марс управляет 11-м домом), и вносят сильное напряжение в сферу взаимоотношений (Юпитер, управитель 7-го дома, в квиндечиле с МС; Меркурий в квиндечиле с МС).

Профессиональная сфера: картина средних точек МС = Меркурий/Юпитер (классически писатель) очень сильна (жесткий орб, природа квиндечиле). Это наблюдение, а также сильный 3-й дом и то, что Марс является восточным, предполагают, что Гэйл — писатель, рекламный агент; информационный распорядитель, инструктор с явным творческим и артистическим талантом (соединение Венера/Нептун в квадратуре к Урану и полутораквадрате к МС; Нептун в полутораквадрате к Асценденту).

Гэйл действительно работала в информационной сфере компьютерного обучения по развертыванию и управлению секретным вооружением. Она также писала для рекламного агентства.

Но где же артистическая натура? Гэйл не “выглядела” артистичной, но это измерение было где-то скрыто.

Гэйл подтвердила каждое слово моего первого впечатления, каждое утверждение “гороскоп предполагает”. Она была полна удивления. Она упомянула, что ее психотерапевту потребовались многие месяцы, чтобы соединить все это воедино.

Ее отец был пассивен в семье, в которой господствовала ее мать, действительно “соперничавшая со мной за любовь отца”.

Гэйл хорошо научилась объективизации, несомненно благодаря психотерапии. Она выглядела здоровой, была бодрой, полной, но довольно высокой, у нее была короткая стрижка, и она явно предпочитала не демонстрировать женственность. В возрасте 41 года она явно сдалась в отношении потенциальных взаимоотношений. Венера, управитель 5-го дома, находится в соединении с Нептуном в Скорпионе. И опять: куда ушла чувственная фантазия? Сатурн управляет 8-м домом и находится в квадратуре к Меркурию, управителю Асцендента и 4-го дома, ядру ее умственной конструкции.

“Вы принимаете лекарства от депрессии?” Мой вопрос, заданный через 5 минут после начала консультации, был впечатляющей "да/нет" пробой, насыщенной предположением (Меркурий в квадратуре к Сатурну, Меркурий = Сатурн/МС, Нептун = Сатурн/МС, чувство страха; неуместное покорное удовлетворение ситуациями, которые мы обсуждали). Она действительно принимала лекарства от депрессии. Если бы она дала отрицательный ответ, я спросил бы ее: “А когда-нибудь принимали?”. Это было важно, чтобы определить, насколько глубоко подорвали проблемы ее душевное состояние.

После первоначального раздела рассмотрения и подтверждений я сказал: “Гэйл, так много из этого кажется сухим, неэмоциональным, даже ваша работа. Кибернетика так холодна. Гороскоп предполагает, что какая-то эмоциональность должна быть допущена в этот процесс”. [Обратите внимание на мой выбор слов: почему эмоции не были допущены к свободному выражению? Может быть ее детское эмоциональное выражение ставило в неловкое положение отца, пугало/бросало вызов ее матери? Может быть ситуация детского моделирования прогнала эмоциональное выражение в мир фантазий, осложнившись потом огромной неуверенностью?] Я закончил словами: “Здесь есть сильный намек на письменную деятельность и иллюстрирование[55]”.

“Я только что купила две книги по технике иллюстрирования!!!”, — Гейл прервала меня, передвинувшись на край стула и проявляя явное возбуждение. [Эта художественная отдушина была выходом из положения лично для ее соединения Венера-Нептун в Скорпионе, к которому формировал квадратуру Уран.] Гэйл действительно была художником, она когда-то ходила в художественную школу.

Мой следующий вопрос опять был предположительным. Я перепрыгнул от проявленного возбуждения от открытия художественного измерения назад к вопросам неуверенности и сухости в отношении взаимоотношений и проявления любви. Я хотел провести эту связь впечатляющим образом. “Как вы выражаете свою сексуальную энергию, страстные желания? Через свою художественную работу? Вы, несомненно, рисуете сцены наслаждения!”

Гэйл была потрясена этим выводом. Она никому не признавалась в этом и никогда не показывала своих работ. Она была сильно взволнована моим открытием и обретенной наконец возможностью поговорить об этом! [См. раздел “Раскрытие” ниже.] Некоторые детали ее рисунков были очень символически показательными для Гэйл, принуждаемой получать [верить] внимание и любовь.

Затем последовал расслабляющий момент с возвращением ко всей картине развития и жесткому защитному поведению, которое мы идентифицировали в нашей беседе. Завершая это, я задал ей сосредотачивающий вопрос: “Вся эта боль, вся эта напряженность, о которой мы говорили, где она, где вы ощущаете ее в своем теле?”

После 20-секундной интроспекции Гэйл сказала: “От головы до желудка”.

“Не в гениталиях?”

“Нет, в желудке.”

“Неуверенность? Это основной вопрос?” [Вопрос да/нет для завершающего эффекта.]

С драматическим осознанием и облегчением она сказала: “Да, да это так”.

Гэйл согласилась, что она никогда не рисовала людей в тех картинах, которые могли увидеть другие. Интересно, что это во многом связано с образом Точка Овна = Нептун/Плутон, ей комфортно со “странными вещами, странными книгами, картинами и музыкой”. У Гэйл был хорошо развитый личный мир, который был тесно связан со сферой искусства соединения Нептун-Венера в Скорпионе.

Мы имеем картину средних точек Асцендент = Солнце/Луна, которая должна обещать сияющую индивидуальность и обилие силы, Гэйл была сияющей и восхитительной, но управитель ее Асцендента был в квадратуре к Сатурну и она принимала антидепрессанты. Как мы должны были вновь открыть эмоциональную уверенность и исследовать взаимоотношения в зрелом возрасте? В конце концов, Юпитер, управитель ее 7-го дома, был в прекрасной астрологической форме. Уход Гэйл от мира взаимоотношений, должно быть, был затянувшейся с давних пор защитной рутиной. Аккумулированный полуквадрат в дирекциях солнечной дуги (вторая юность, второй шанс) ожидался через 3 или 4 года.

Рассматривая прошлое и пробираясь через вереницу трудных ситуаций со взаимоотношениями в возрасте от 20 до 30 лет, мы наконец подошли ко времени дирекционная Венера = Asc[56]. Когда Венера в дирекциях солнечной дуги переместилась от 8°59' Скорпиона к 15°23' Стрельца (расстояние 36 с половиной градусов), ей было почти 37 лет. В это же время транзитный Сатурн формировал оппозицию к ее соединению Луна-Плутон, а затем к Меркурию. Мощное горячее/мертвое время для взаимоотношений.

При упоминании этого времени Гэйл предалась горьковато-сладким воспоминаниям. Это были яркие, незабываемые, но неудачные и краткосрочные взаимоотношения.

“Почему они не удались, Гэйл?”

“Страх... я боялась. Он был готов, но я боялась.”

“Какова была наихудшая часть этого страха?”

“Я была... как вы говорите... Я была недостойна любви... Кто мог хотеть меня!”

Ясно, что сосредотачивающий вопрос, который мы использовали раньше, раскрыл “неуверенность”, которой являлась Луна в соединении Луна-Плутон. Астролог может сразу же увидеть связь между тем, что Гэйл не чувствовала себя достойной любви, и соперничеством, которое вела с Гэйл мать за внимание отца (мужчины). Гэйл обобщила это подавление своих эмоций, не позволяя себя иметь отношения ни с одним мужчиной, кроме как через эстетический мир фантазий. [В какой-то момент она сказала: “Я воздерживаюсь от того, чтобы рисовать людей”. “Но не в этих личных картинах?”, — спросил я. “Правильно.”]

Этот провал взаимоотношений довершил дело! Даже дирекционные комбинации Солнце - Венера и Марс = Венера (4 года спустя) прошли, не постучав ни в одну дверь.

В таком положении мы находились, смотря в лицо необычайной возможности: дирекционное Солнце = Уран (10/99) и соединение транзитного Плутона с Сатурном. Предстояло время “независимого, даже революционного духа; время, чтобы быть собой и выиграть этим состязание” и время разрушения барьера ценностей, созданного всем ее воспитанием (Сатурн управляет 8-м домом, ценности других людей и т. д.; Плутон выходит из соединения с Луной, управителем 2-го дома).

Это было время, к которому Гэйл могла накопить уверенность для нового имиджа, для постепенно развиваемой новой свободы, обращая свое творчество к людям и получая их благоприятные отзывы о своем искусстве.

Гэйл почувствовала, что наша консультация придала ей много новых сил. Она изложила свой план очень скоро прекратить свою терапию и рисовать для себя собственное будущее.

 




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных