Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Периодическая (рекуррентная) шизофрения




Рекуррентная форма шизофрении протекает в виде приступов с самой разнообразной -продолжительностью (от нескольких недель до нескольких лет). Число при­ступов у больных в течение их жизни различно — от 1—2 до 10 и более. У некоторых больных каждый приступ провоцируется экзогенным моментом (симпто­матическая лабильность). Существуют три вида при­ступов, характерных для рекуррентной шизофрении. К ним относятся онейроидно-кататонические, депрес­сивно-параноидные и аффективные приступы. Выде­лить тот или иной вариант рекуррентной шизофрении в зависимости от характера приступов не представ­ляется возможным в связи с тем, что у большинства больных в течение жизни отмечаются различные по своей психопатологической структуре приступы. При­ступы в целом характеризуются яркой эффективно­стью, достаточно легко возникают тот или иной вид чувственного бреда, кататонические расстройства. Ремиссии отличаются высоким качеством. Отсутствие изменений личности больного после первых приступов позволяет говорить об интермиссиях. Постепенно все-таки после повторных приступов у больных возникают изменения личности, которые характеризуются следую­щими проявлениями: астеническими, гиперстенически-ми, с повышением работоспособности, но с пониже­нием творческой эффективности и легким обеднением эмоциональных проявлений. Обычно эти изменения наблюдаются после третьего — четвертого приступа. Затем активность процесса снижается: приступы становятся все реже, изменения личности как бы за­стывают на одном уровне. Одной из важных особен­ностей больных, страдающих рекуррентной шизофре­нией, является то, что у них всегда есть критическое отношение к перенесенному психотическому состоянию и они четко разграничивают состояние здоровья и болезни.

Работоспособность таких больных обычно не сни­жается, за исключением незначительного ее падения у больных с астеническими изменениями личности. Прогноз при рекуррентной шизофрении достаточно благоприятный, однако следует иметь в виду, что у таких больных на фоне выраженной депрессии отме­чаются суицидальные мысли и попытки. Эти больные


I ^нуждаются в специальном наблюдении. Если имеются

I сведения о суицидальных установках больных, то та­ких больных нужно срочно в обязательном порядке стационировать.

Больная Х-ва В. Н., 21 года. Анамнез: беременность и роды у матери больной протекали без осложнений. Раннее развитие без особенностей. Ходить и говорить начала вовремя. Из детских инфекционных заболеваний перенесла скарлатину, часто отмечались простудные заболевания. По характеру была веселой, активной. Росла подвижным ребенком, любила гулять, охотно играла с дру­гими детьми. В школу пошла с 7 лет. Учиться нравилось, легко подружилась с одноклассниками. Оставалась веселой, активной. В 15-летнем возрасте после окончания восьмого класса поступила в педагогическое училище. Учеба нравилась, с удовольствием гото­вилась к занятиям. Легко вошла в новый коллектив. В свободное время вместе с товарищами ходила в кино, театр. Любила ходить в гости, танцевать, веселиться. После окончания второго курса вместе с однокурсниками поехала работать в колхоз. Там неожи­данно испытала прилив сил, все вокруг радовало, «хотелось петь от счастья». В таком приподнятом настроении приехала домой. Была очень активна, «все горело в руках». Спала по 3—4 ч в сутки и при этом чувствовала себя бодрой, прекрасно отдохнувшей. Влюбилась в однокурсника, на которого раньше не обращала вни­мания, часто звонила ему, встречалась с ним. Когда она шла на одну из таких встреч, внезапно услышала в голове четкий мужской голос: «Не ходи!» Почувствовала какое-то внутреннее возбужде­ние, была суетлива, бегала по улице, размахивала руками. В таком состоянии была осмотрена психиатром и госпитализирована в психиатрическую больницу. Факт госпитализации и первые дни пре­бывания в больнице помнит смутно. Периодами казалось, что она находится на другой планете, где живут одни женщины, а все мужчины ушли на «межпланетную войну». Временами застывала в вычурных позах, при этом отмечалось выраженное напряжение мышц конечностей, шейно-затылочной группы и жевательной муску­латуры. На фоне лечения аминазином состояние быстро улучшилось. Уже на четвертый день пребывания в больнице была правильно ориентирована в месте и времени. В последующие дни постепенно выравнивалось настроение, со смущением вспоминала свое поведе­ние, понимала болезненную природу перенесенного состояния, с уверенностью заявляла, что болезнь началась с «приподнятого настроения». Была выписана домой через 2 мес пребывания в больнице. После выписки чувствовала себя такой же, как до боль­ницы. Оставалась активной, веселой, с желанием продолжала уче­бу. Охотно общалась с подругами, ходила в кино, театр. После окончания училища начала работать по специальности, но рабо­та сразу же не понравилась. Дети не слушались, постоянно шалили. Думала, что сможет к этому привыкнуть, но через два месяца поняла окончательно, что работать с детьми не сможет. Без всякого сожаления уволилась с работы и уже через неделю устроилась в научно-исследовательский институт архивариусом. Новая работа понравилась, легко вошла в коллектив. По характеру оставалась веселой, общительной. На протяжении последующих двух лет чув­ствовала себя удовлетворительно, работала, настроение оставалось ровным, характер не менялся.


Осенью 1982 г. (21 год) вновь почувствовала необычный прилив сил, «внутреннюю взбудораженность», стала активна, многоречива. Казалась себе человеком «необычных возможностей», считала, что может воздействовать на мысли других, охотно рассказывала об этом окружающим. По настоянию матери была консультирована районным психиатром и госпитализирована в психиатрическую больницу. Первое время была многоречива, двигательно возбужде­на, не удерживалась в палате, высказывала мысли, что все окру­жающие разделены на три группировки, из которых одна за нее, а две против. Считала, что находится не в больнице, а на другой планете, временами застывала в вычурных позах или вдруг прини­малась гримасничать, стереотипно повторять одну и ту же фразу. Такое состояние держалось около недели, все это время больная получала большие дозы аминазина внутримышечно. Начиная со второй недели состояние стало улучшаться: правильно ориентирована в месте и времени, подробно рассказывает о своих переживаниях, уверена, что «все показалось, как в прошлый раз». В беседах с врачом приветлива, эмоционально сохранна, строит конкретные планы на будущее, скучает по родителям. В отделении активна, помогает персо­налу, с желанием участвует в трудотерапии.






Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных