Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Сущность аудиовизуального мышления и образная система телеэкрана




Особенности аудиовизуального искусства. Формирование образ­ного языка телевидения. Телевидение и поиски новой реальности

Итак, рассматривая телевизионное пространство как часть «ви­димого мира», мы поставили ряд вопросов, связанных с понятия­ми «реальность», «телевизионная реальность» и принципами от­ражения и восприятия человеком окружающего мира. Что же такое «телевизионная реальность»: миф или «окно в реальность»? Где проходит грань между СМК и телевизионным искусством? Что мы «монтируем»: воссоздаем события, происходящие в реальности, или создаем их образ?

Как мы уже отмечали, по своей природе человек мыслит «мон­тажно», вычленяя из окружающего мира главное, выстраивая свое представление о нем на уровне логических построений, знаний, опыта и эмоционального восприятия действительности. Все это находит образное отражение в различных видах искусства.

2-4003


Глава 1. «Видимый мир» и его проекция на телевизионном экране


§ 2. Сущность аудиовизуального мышления...


 


Однако в любом виде искусства существует своя специфика отражения действительности. Она раскрывается через своеобразие образного построения, через особенности выявления характера действия, явлений, героев и их поступков. Каждый вид искусства имеет свои специфические черты отражения пространственных и временных координат, свое монтажное воплощение, выраженное посредством художественно-выразительных средств, являющихся родовыми для данного вида искусства, для конкретного народа и времени.

Остановимся подробнее на аудиовизуальном искусстве.Оно син­тезирует в себе черты искусства и СМК. При этом аудиовизуаль­ное искусство является одновременно пограничным между эли­тарным и массовым искусством, между индивидуальным (кон­цептуальным) и коллективным творчеством, где особая роль в формировании звукозрительного языка принадлежит техническому прогрессу.

На протяжении XX в. аудиовизуальное искусство стремительно развивалось, используя и синтезируя все достижения как техни­ческого прогресса, так и культуры в целом, как продукта комму­никации. Общность родовых признаков — кадр, различные изоб­разительные приемы, монтаж, световое и цветовое решения, зву­ковое построение — позволяет объединить кино, телевидение и мультимедиа с его компьютерным пространством (электронные способы информации, Интернет, компьютерные игры, электрон­ный мир рекламного пространства стали в какой-то мере приоб­ретать элементы графического и мультимедийного искусства, хотя чаще всего они остаются в рамках СМК или в области развлече­ний) в единое аудиовизуальное искусство.

Современный язык кино и телевидения, сформировавшийся как аудиовизуальный к концу 1970-х годов, в середине 80-х пре­терпевает серьезные изменения под бурным натиском телевиде­ния, которое к тому времени уже выработало свои эстетические законы телевизионного зрелища. Однако сегодня вряд ли можно говорить о единстве стилистического языка телевидения.

На фоне политических и социальных потрясений, произошед­ших в конце XX в., а также качественных изменений в культурной жизни человечества завершается превращение общества эпохи НТР в так называемое информационное общество. В результате этого пре­образования популярность и влияние телевидения значительно превзошли возможности еще недавно самого массового искусст-


ва — кинематографа. Благодаря приходу телевидения в каждый дом сократились расстояния, сконцентрировалось время, объединились интересы и проблемы человечества: здесь и сейчас я могу по соб­ственному желанию очутиться одновременно в данности своего существования в любой точке земного шара или за его пределами, в космосе, или в другой эпохе, пусть и отраженно, но все-таки чувственно пережить определенные ощущения от причастности к происходящему на экране, «пережить» глобальную катастрофу (со­бытия 11 сентября 2001 г. в Нью-Йорке) или трагедию местного значения (веерное отключение электроэнергии на Дальнем Восто­ке или гибель горняков на шахте).

Эта тенденция заявила о себе уже в первых немых фильмах. На экране зрители могли наблюдать за полетами в космос (наивные экранизации произведений Жюля Верна или Герберта Уэллса, «кос­мические одиссеи» тех лет) или за трагедиями Средневековья, при­ключениями золотоискателей. Публика смеялась над вечными ко­мическими сюжетами, плакала, сострадая героям. Документаль­ные ленты переносили зрителей в различные точки планеты. С этого события, состоявшегося на бульваре Капуцинов, когда впервые были показаны чудеса Великого Немого — нового аттракциона, человек впервые начал свое столетнее путешествие в условном пространстве и в условном времени «второй реальности». Зрители первых лент Люмьера и Мельеса жадно следили за неясными те­нями на белом полотне маленького зальчика, сопереживали им, восторгались зеркальным отражением своих бед и радостей, меч­тали и развлекались. Они не могли представить, что кинематограф станет одним из монстров наравне с политикой и философией, своего рода новым божеством.

Белый экран в полутемном зале обладал своеобразной магией, не только развлекая, но и активно воздействуя на психику людей. Так массовое сознание, получив новое развлечение, создавало в воображении своего героя. Ему подражали люди. Может быть, уло­вив эту особенность нового искусства, создатели кино (а впослед­ствии и радио, и телевидения) пришли к мысли, что с помощью ножниц и клея, композиции кадра и освещения можно получить власть над умами и эмоциями людей. При помощи монтажа авторы фильмов заставляли зрителей поверить, что, сделав всего лишь один шаг, они могут оказаться в другом мире — отраженном, но реальном. При этом не так уж важно, что эта реальность создана Другими людьми посредством некой конструкции.

2'


Глава 1. «Видимый мир» и его проекция на телевизионном экране


§ 2. Сущность аудиовизуального мышления...


 


Кино становилось идеологией: рождалась новая концепция пе­реустройства мира. В новых формах воплощалась идея о планетар­ном мышлении, о реальности ноосферы (термин В. И. Вернадско­го). Вслед за киноискусством телевидение «агрессивно» взяло на себя функции властителя дум миллионов телезрителей, функции четвертой власти. Так экранные искусства, в основе которых ле­жит создание звукозрительных образов, монтажность восприятия «видимого мира», стали частью новой системы — цивилизации электронных средств массовой коммуникации и «психороботов». Особенно остро эта тенденция заявляет о себе тогда, когда аудио­визуальное искусство оказывается ареной борьбы за сферы влия­ния и одновременно испытательным полигоном авангарда совре­менной технической мысли и идеологических разработок.

Формирование образного языка телевидения проходило слож­ные этапы: от соседства прямых, «живых», транслируемых с места событий передач, с телепродукцией, снятой на кинопленку, через освоение цветного вещания к полифоническим формам постано­вочных игровых и развлекательных передач и видеофильмов в борьбе за право называться телевизионным искусством к возврату на новом качественном витке к «открытости» прямой передачи, к ток-шоу и развлекательным программам, имитирующим трансляцию концер­тов, к видеоклипам и информационным заставкам. В чем же отличие образного языка телевидения прошлых лет от современного?

С одной стороны, на его формирование оказали влияние сред­ства массовой информации — радио, печать. Отсюда примат слова над изображением и формализация текста, так как информация направлена на массового и в то же время анонимного зрителя с различными интересами, ориентацией и жизненным опытом, но едиными культурными традициями. Телевидение выработало оп­ределенные нормы, которые позволяют удовлетворить главное тре­бование зрителя — получить наиболее полную и достоверную ин­формацию о том, что происходит в мире.

С другой стороны, на формирование языка телевидения не в меньшей степени повлияли родственные виды искусств: лите­ратура, театр, кинематограф. Отсюда возникли противоречивые мнения о природе и степени условности телевизионного языка. В 1980-е годы споры о специфике телеязыка оставались по-преж­нему актуальными, но сегодня в центре внимания практиков и теоретиков телевидения не столько его образная сторона, сколько новые технологии, которые определяют облик нового телевизи-


онного времени и нового телевизионного пространства. Так же ак­туален сегодня и спор о телевидении как составной части СМК.

Используя более простые и доступные формы, телевидение от­крыло новое «времяизмерение» и соединило пространственные ко­ординаты. Оно вторглось в святая святых — дом зрителя, нарушив тем самым его личностное пространство. Реклама, шоу, поп-музыка бесцеремонно врываются в «мой дом — мою крепость» и изменяют субординацию «отцов» и «детей» («отцы» превратились в «детей», умиляясь простеньким мелодрамам и нескончаемым сериалам, а «дети» рано повзрослели, подражая героям триллеров и экшенов). Экранные путешествия по всему миру переросли в «картинки» до­рогого иллюстрированного журнала бесконечного телешопа...

Однако в конце XX в. многие осознали иллюзорность таких «путешествий» и стали предпочитать им реальные, но для кого-то более увлекательным стало блуждание в сетях всемирной паутины. Так появилось Зазеркалье XX в. — правда и вымысел поменялись местами. В течение короткого времени идея человека как венца творения наполнилась буквальным смыслом. Затем она трансфор­мировалась, превратившись в культ человека, в основе бытия ко­торого была борьба за лучшую жизнь, хотя в разных странах пред­ставители различных культур и убеждений вкладывали в это поня­тие всякий раз иной смысл.

Как отмечает ряд социологов и политологов, XX в. проходил под лозунгом героических подвигов человека, который стремился установить царство справедливости на Земле, вступая в борьбу не только с себе подобными, но и с природой, а впоследствии и с Богом. Все это нашло отражение в аудиовизуальном искусстве, либо преобразуясь в зеркальное отражение (сама идея зеркала при­надлежит христианству, являясь символом мировой гармонии — небо зеркально земле, человек — Господу), либо обретая черты Зазеркалья.

На новом витке развития появились новые мифы, а с ними и новые герои-атланты, активные, агрессивные победители. А им потребовалось новое поле деятельности — мгновенное, интерак­тивное донесение своих идей и побед до массы, которая «замерла» на втором плане экранного пространства — молчаливые статисты теледебатов, ток-шоу, телеигр, которые с благоговением взирают на «парад» новых лидеров. И даже те, кто успел подойти к микро­фону, практически не успевают что-то сказать: их время исчисля­ется мгновением. Их лица от передачи к передаче постепенно


Глава 1. «Видимый мир» и его проекция на телевизионном экране


§ 2. Сущность аудиовизуального мышления...


 


превращаются в застывшие маски, а через их «затылки» мы вновь и вновь видим Победителей. Вот уж воистину прием восьмерки\1

Современное общество благодаря расширению представлений о реальности за последнее десятилетие заметно изменилось. С од­ной стороны, человек углубляется в индивидуальный мир, обо­сабливается, становится более закрытым. А с другой стороны, он ищет свое место в макрокосме (в отличие от предшественников, которые, наоборот, стремились расширить границы своего мира до границ макрокосма). Кто-то создает свой бизнес и с головой; уходит в него, ограничивая круг общения людьми своей корпора-1 ции, интересуясь только своими проблемами. Кто-то ищет свои пути в художественном творчестве, пренебрегая традициями и эс­тетическими принципами организации художественного мира, при­сущего данному обществу и историческому периоду.

Особое место в этих процессах принадлежит соединению худо-: жественной условности с кричащей предметностью современного мира. Для кого-то, например, размещение на плоскости картины реальной кроссовки или самовара, отпечатка, следа своей ноги или нарезанные из полимерного материала разноцветные елочки2! являются не просто самовыражением, но и раскрытием своего вое-! приятия мира через предметный мир. Наряду с этим происходит) поиск новой реальности, существующей только в воображении' автора и отраженной в компьютерных изысках многослойного мон­тажного построения.

В последнее время появилось еще одно новое направление в фотографии — ломография (от фотоаппарата, выпускавшегося когда-1 то в Ленинграде — «ЛОМО»3). Ломограф позволяет художникам-фотографам передать «жизнь врасплох», выхватывая из потока

' Прием восьмерки заключается в следующем: при съемке камеры расставля-i ются так, чтобы зритель мог видеть «обратные» точки. Это могут быть планы дей­ствующих лиц, снятых через плечо друг друга — тогда сохранится иллюзия, что| они смотрят друг на друга.

2 Один из художников расставлял зеленые, розовые, желтые полимерные па*
лочки, имитирующие траву, в снег около ржавых машин на свалке, объясняя свое
творение «разложением старого индустриального общества и зарождением нового».

3 Это название произошло от названия фотоаппарата «ЛОМО», но получила
на Западе иную расшифровку, чем в России. На Западе оно означает не название
завода, его выпускавшего, а мгновенно выхваченный миг, «незагримированная
действительность», так как этот фотоаппарат в отличие от «мыльниц» обладает
высоким качеством передачи изображения без наводки на резкость и имеет автси
матическую диафрагму.


жизни мгновение, которое затем становится частью коллажа, соз­дающего причудливый современный мир временной фрагмен­тарностью, непредсказуемыми сопоставлениями, «диджеевской» насмешкой.

Многим молодым людям мир представляется миром грез, будь то погружение в наркоманию или восприятие его как бесконечно­го шоу. Вслед за писателем Стэдмэном Томсоном они присвоили себе его символ людей, «Рожденных Проигрывать, но с улыбкой на устах Выживать» в этом цивилизованном, добропорядочном хо-локосте. Именно ему принадлежит создание яростного, агрессив­ного, грубого стиля «гонзо» — кода тотального гедонизма, черно­го юмора, стеба, где дух насилия и мир наркотических видений стали второй реальностью. Этот стиль сначала захватил Америку, а затем стал одним из ведущих в мировом искусстве. В нем перепле­таются формы массового искусства и элитарного взгляда на жизнь. Чувственный мир любви, голливудских грез был сметен «гонза-ми», байкерами, роллерами. Агрессивные эмоции стали «выливать­ся» на публику с экранов кинотеатров и телевизоров, со спортив­ных площадок, стадионов, концертных залов.

XXI век распахнул окно в совершенно иную реальность: теле­визионная студия вытеснила на обочину документальные филь­мы, телевизионные «портреты» стали редкостью, а в рекламе не­устанно стирают, жуют, чистят зубы, меняют памперсы и все ос­тальное, прокладывая себе путь искусственными запахами и быстрым приготовлением всяческих блюд в виртуальной реально­сти. Так появился каламбур: реалшоу в форме самой реальности. Телевизионная «пирамида» перевернулась.

* * *

Таким образом, в XX в. телевидение становится неотъемлемой частью нашего бытия, зеркалом социальной и политической жиз­ни общества. Телевизионный стиль проникает почти во все виды искусства, клиповая мозаичность становится отражением наших мыслей, представлений о событиях, пространстве и времени.

На глазах зрителей происходило становление телевизионного языка. Для первых тем передач были характерны «незагримирован-ность» событий, «безмонтажная» временная организация, прямое обращение, открытые приемы. Это главные стилистические осо­бенности аудиовизуального языка телевидения 1970—1980-х годов.


Глава 1. «Видимый мир» и его проекция на телевизионном экране


§ 3. Что такое вторая реальность и виртуальная реальность?


 


Конец XX в. ознаменовал новый период: телевидение стало влас­тителем дум, одним из ведущих средств массовой коммуникации. Его коммуникативное поле заслонило телевидение как искусство. Новые технологии, экспансия приемов американского телевиде­ния породили несвойственные телевидению советского периода направления, такие как аналитические программы с резко выра­женной авторской позицией, развлекательные передачи, направ­ленные на достижение «быстрого» успеха. Современное понима­ние монтажа превратило его в средство манипуляции зрительским восприятием, что привело к созданию «виртуальной действитель­ности», которая во многом отличается от «окна в мир» — второй реальности «видимого мира».

Вопросы

ОЧто объединяет в себе понятие «аудиовизуальное искусство»? © Что изменилось с приходом новых технологий? © Какие направления в современном искусстве вы знаете? О Почему некоторые исследователи пишут, что телевидение отра­жает тенденции постмодернизма?

I




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных