Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Анатолий Векшин и Константин Васильев




 

Для нас, зрителей, они не существуют каждый по себе, хотя мы понимаем, что было время, когда они росли, учились, выбирали свой путь в жизни и не знали о существовании друг друга.

Более четверти века неразлучные партнеры Анатолий Векшин и Константин Васильев повсюду рядом. Их веселый клоунский дуэт быстро осваивается в любой обстановке — в толпе ловко работающих униформистов или среди натянутых над манежем канатов и тросов — н вовлекает зрителей в стремительный водоворот смешных миниатюр.

...Если справедливо утверждение, что все начинается с детства, то юные годы наших героев не были веселыми, потому что пришлись они на военную пору.

В морозные, мглистые дни Ленинградской блокады где-то рядом стояли в очередях за маленькой пайкой хлеба, так не похожего на хлеб, два мальчика. Восьмилетний Костя Васильев — опухший, слабый, цинготный, когда слегла мать и старшая сестра, стал опорой и кормильцем семьи. Он ходил за хлебом и водой и даже научился варить на всех суп из двух ложек пшена. Анатолий Векшин, старший из троих детей в семье рабочего знаменитого Кировского завода, навсегда запомнил вкус картофельных очисток и столярного клея.

Пережив одну из самых трагических страниц человеческой истории, город на Неве вновь возвращался к мирной жизни. А в ней надо было уметь не только помнить прошлое, но и радоваться настоящему.

Анатолий Векшин в 1949 г. окончил студию музыкальной клоунады при Ленинградском цирке. А поступил он туда совершенно случайно. Видимо, что-то «цирковое» жило в его душе. Какие-то довоенные воспоминания, не стертые жестокими блокадными месяцами. Может быть, мальчишеское восхищение необыкновенными людьми, творящими чудеса храбрости, силы, ловкости. Ощущение радости от сочных шуток клоунов. Впрочем, можно сколько угодно додумывать или, говоря научным языком, экстраполировать мысли Анатолия, заставившие его спрыгнуть с трамвая при виде объявления о приеме в студию цирка, — главное — выбор был сделан.

О традициях Ленинградского цирка говорить не приходится. С ним связаны творческие судьбы многих известнейших артистов. А одним из непосредственных преподавателей в студии был Петр Андреевич Кольпетти — один из лучших музыкальных эксцентриков нашего цирка.

Тогда же приобрел Векшин старый саксофон, выменяв его на два мешка картошки, что по тем трудным временам считалось выгодной сделкой. Уединившись в ванной комнате большой коммунальной квартиры, он часами учился играть, пока кто-либо из жильцов, которому надоедало слушать одну и ту же мелодию, не выгонял его из облюбованного места. Но пристрастие к музыке осталось на всю жизнь. Музыкальность, танцевальность — стали основой его клоунского образа.

Вскоре Анатолий в полной мере ощутил всю меру ответственности труда клоуна на, коверного, когда необходимо стать связующим звеном всех номеров программ! помочь превратить разноплановые выступления в единый праздничный спектакль. Ему посчастливилось работать в паре с непревзойденным мастером смеха, каким бы Карандаш, в представлении «В путь-дорогу». В клоунской группе «Семеро веселых» он скрывался под маской разбитного паренька-весельчака. В спектакле старо! Московского цирка «Необыкновенные приключения» создал памятный многим образ старика Хоттабыча. А пижон, шалопай Аполлон Трищенков в пантомиме «Пароход идет «Анюта» — одна из удачнейших ролей артиста.

Со многими клоунами довелось выходить на манеж Векшину. Он выступал с В.Ветлициным, В.Коротковым, Г.Розовыи, был партнером Ю.Никулина, О.Попова.

Иначе складывалась артистическая судьба Константина Васильева. Мальчишкой, после войны учился он в ремесленном училище, занимался во Дворце пионера акробатикой. Костя имел уже первый юношеский разряд, когда пришел в цирк раб» тать униформистом. Через полгода он уже ассистент, а вскоре и полноправный артист в номере известного турниста М.Николаева. Более десяти лет Васильев гастролировал по городам и странам, вырос в классного мастера, но случилось несчастье. Он неудачно спрыгнул с турника и домой после больницы пришлось возвращаться на костылях.

И вот когда казалось, что с цирком придется расстаться, он понял: пришла время исполнить детскую мечту и из турниста Васильева стать Васильевым - клоуном.

Это было совсем не просто, но Константин не отступал от намеченной цела Многих партнеров сменил ЕШЧИНЭЮЩИЙ к> верный. Работал с Н.Шадриным, И.Капитановым, Э.Середой. Восемь месяца учился в клоунской студии. Постепенно осваивался в новом амплуа. Как-то в Кирове пришлось ему выйти на ковер одному, заболел кумир его детства К.Мусин, и тога К.Васильев по-настоящему понял, как сын бывает горек «клоунский хлеб».

С легкой руки Игоря Кио, Векшин и Васильев нашли друг друга. В 1966 году известный иллюзионист предложил им работать вместе в его программе. Разумеется, они были знакомы, но стать клоунской парой?! Коллеги говорили, что вряд ли что получится, уж больно они разные. Однако сами артисты, обнаружив во многом взаимопонимание, отмели все сомнения и решили объединить свои творческие усилия. Так, в общем благодаря интуиции «волшебника», родился клоунский дуэт Анатолий Векшин и Константин Васильев.

Борис Вяткин

Борис Вяткин — клоун, которому одиннадцать сезонов подряд рукоплескала требовательная ленинградская публика. Как он шел к своему успеху?

Мальчик, родившийся в 1913 году в семье сапожника, в шесть лет остался без матери — она бросила мужа с двумя детьми на руках, убежав с лихим кавалеристом. Семья жила в Алтайском крае, в деревне Вяткино. Отсюда, видимо, пошла их фамилия. Отец любил сына, сам обучил его игре на балалайке, подарил инструмент, делал все, чтобы сын успешно учился, Мальчик рос крепким. Прочел в каком-то журнале, как надо развивать силу и лов-кость, приладил палку над дверью наподобие турника, освоил разные упражнения, научился висеть на носках вниз головой.

В 13 лет Боря впервые попал в большой город. Это был Новосибирск. И там мальчик увидел цирк! Сидел на галерке, не мог глаз отвести от прекрасных лошадей, которых легким движением руки заставлял вальсировать дрессировщик И.Лерри. Гимнасты Мария и Александр Ширай, группа акробатов под руководством Ширая! Навсегда запомнил мальчик ту первую программу и тех артистов.

В начавшемся учебном году особенно охотно занимался на уроках физкультуры, а вечерами посещал акробатический и струнный кружки. И без конца мечтал о цирке. Веди это такая радость — постоять у цирка, увидеть хотя бы издали артистов...

Но радости без печали не бывает. Мачеха заболела, потеряла работу и, плача, попросила Борю начать самостоятельную жизнь: двоих детей, ей, безработной, не прокормить.

Тринадцатилетний мальчик увидел в гостинице объявление: «Требуются швейцары» — и смело пошел предлагать свои услуги директору. Узнав, что мальчишка претендует на «солидное» место швейцара, тот долго смеялся, а потом, порасспросив, предложил вечерами работать гардеробщиком, чистильщиком обуви, а заодно подносить постояльцам чемоданы. За эту разностороннюю деятельность паренек получил чуланчик под лестницей и хотя мизерную, но зарплату. И мог днем посещать школу. Все свободное время Боря отдавал самостоятельным занятиям акробатикой. Через год отправился в цирк, продемонстрировал свои достижения, там ему посоветовали закончить восьмой класс и оставить Мечту о цирке. Учение Боря продолжил, но о манеже мечтать не перестал,

Чтобы стать пластичнее, поступил в самодеятельную балетную студию. Но очень уж агитировал студийцев в пользу цирка, показывая стойки и разные «колесики», чем вызвал гнев преподавательницы «святого искусства», и был ею изгнан.

В цирке познакомился с гимнастом Кравченко, показал ему все, чему обучился самостоятельно за последний год. Гимнаст откровенно сказал Борису, что способности у него есть, но все, что он делает, очень «не школьно». Надо много тренироваться, репетировать. И дал совет: пока хорошо бы устроиться в цирк униформистом, а дальше будет видно. Пообещал поговорить о его кандидатуре с директором. Мальчик на радостях побежал и уволился из гостиницы. Вернувшись в цирк, узнал, что вакансия будет, но не очень скоро. И Борис оказался без крыши над головой. Где жить, на что? С трудом устроился банщиком в баню — она находилась рядом с цирком. Утешало, что сделал еще шаг к заветной цели: от бани до цирка было ближе, чем от гостиницы.

И все-таки он в 1930 году стал униформистом. Артисты с симпатией относились к расторопному услужливому юноше, охотно помогали осваивать цирковые жанры. Он занимался всем, кроме дрессировки. Прошло два года. И тут судьба улыбнулась ему. От турниста Николая Никольса ушел партнер-комик. Никольс предложил Борису репетировать с ним на двойном турнике. Если получится, будут работать вместе. У Бориса получилось!

Никольс раздобыл ему чаплинский котелок, тросточку, помог наложить грим и буквально вытолкнул на манеж. 11 мая 1932 года Вяткин стал артистом. Вернее, в этот день он дебютировал. Артистом стал значительно позже. Для этого ему пришлось немало потрудиться. Опытный партнер, Никольс после каждого выступления устраивал краткий разбор номера, и это очень помогало начинающему артисту совершенствовать мастерство. Он получал истинное удовольствие от труда. Жизнь стала интересной, радостной. Но случилось так, что Вяткин получил серьезную травму плеча. Пока лечился, руководитель нашел себе другого партнера и уехал из города. Вяткин оказался без денег и без поддержки, пришлось продать недавно купленное первое модное пальто. А что впереди?

На его счастье, в цирк приехал коверный клоун Михаил Кульман, оставите недавно без партнера. Вяткин и Кульман договорились о совместной работе.

В 30-е годы еще многие артисты работали не в государственных цирках, а уединялись в группы и заключали контракты с администрацией клубов и залов всяких гарантий. Если публика не шла и сборов не было, артисты бедствовали. Так «2-Мишель-2» гастролировали с группой артистов по Средней Азии. Во Фрунзе (ныне — Бишкек) труппа их полностью «прогорела», артисты продали все что могли и полуголодные решили отправиться в ближайший город Токмак. Но денег на дорогу не наскребли, пришлось воспользоваться собственными транспортными средствами. Сели на цирковых лошадей и, держа в руках узлы с реквизитом, проскакали по степи шестьдесят с лишним километров. В цирковых костюмах, черные от пыли, полуголодные, въехали в город. Детишки кричали: «Ура, цирк приехал!». Все думали, что это такая цирковая кавалькада для рекламы будущих выступлений. И никому из встречающих не пришло в голову, что трико с блестками клоунские балахоны надеты не для рекламы, а потому, что других костюмов у артистов не осталось — их за бесценок дали на барахолке во Фрунзе.

До 1934 года Вяткин вместе с Кульманом кочевали по городам и весям страны, но затем их пути разошлись. Партнером Бориса стал бывший эквилибрист на першах Алексей Казаченко. Они исполняли традиционный репертуар: акробатические комические репризы, пародийные шутки, клоунады с водой, иллюзионные антре. Зрители принимали их хорошо, в газетах появлялись положительные рецензии.

Во время гастролей клоунского по Дальнему Востоку Борис Вяткин встретил и полюбил молоденькую девушку, вскоре Галина стала его женой. Не имевшая никакого отношения ни к спорту, ни к цирку. Галина после полутора лет усиленных тренировок стала профессиональной акробаткой. Вместе с мужем они подготовили номер силовой акробатики, при этом оба могли работать за «верхнего» и за «нижнего чередуя трюки.

Началась война. Многих артистов призвали в армию. Вяткины гастролировали тогда в Комсомольске-на-Амуре, программа оказалась без коверного. Дирекция обратилась к Борису с просьбой выручить коллектив и выйти на манеж в роли коверного. Он дал согласие. И вышел, но не один, а со своей любимицей собакой Крошкой. Она продемонстрировала свои разнообразные таланты, зрители Комсомольска приняли их замечательно.

...Вяткин одну за другой посылал в Москву телеграммы с просьбой направить их на фронт для выступлений перед бойцами. В августе 1942 года их вызвали наконец в Москву, чтобы направить во фронтовую цирковую бригаду. В том же месяце Борис, Галина и Крошка вместе с другими артистами отправились в первую фронтовую поездку. На фронте Вяткин вел дневник. В нем можно прочесть, что за все время работы на фронте их бригада дала более полутора тысяч концертов. Выступали перед летчиками, танкистами, разведчиками, на передовой, в госпиталях, на грузовиках, оборудованных «под сцену», на полянках и в лесочках. Вяткин называл себя не клоуном у ковра, а клоуном возле узенькой дорожки. Не раз попадали под обстрелы и бомбежки, в любую погоду давали по три-четыре концерта. В 1945, уже после окончания войны, продолжали выступления в воинских частях, в Москву вернулись только в августе сорок пятого.

Работа во фронтовых бригадах наложила на Вятки на-коверного особый отпечаток. Привила ему любовь к экспромтам, к острой шутке, к сатирическим сценкам. Вполне понятно, как воспринимали воины сценку о «Бесноватом фюрере», а позже — о «Драпающем фрице». Но не меньшим успехом пользовались шутки иного рода. В 1943 году давали концерт под Гжатском на открытом воздухе. Зрители уселись, но артистов попросили задержать концерт, так как командир полка задерживался. Вот он появился, раздалась команда: «Встать!». Все встали, приветствуя полковника, сели, концерт начался. Вяткина тут же посетила идея. Он схватил собаку под мышку и появился оттуда, откуда пришел командир. «Встать!» — закричал клоун дурным голосом. Зрители вместе с полковником встали, оглянулись. А комик командует: «Садись! Это мы с Крошкой пришли!». Такого шквального хохота клоун не ожидал...

Коверный придумал и другие репризы. В дождливую погоду Крошка уморительно чихала по знаку хозяина, и тот комментировал: «Простудилась, бедняжка, ноги-то босые!». Или задавал ей вопрос: «Покажи, Крошечка, что на фронте для бойца самое главное?». Собака начинала рыть землю лапами, а клоун пояснял: «Правильно, главное — хорошо окопаться!». Но однажды Крошка чуть не подвела своего партнера. Вместо того чтобы чихнуть, задрала голову и стала громко принюхиваться. Клоун подает ей знак, а она знай, нюхает воздух. Ведущий, чтобы разрядить затянувшуюся паузу, спросил: «Борис Петрович, к чему это она принюхивается?». Вяткин экспромтом ответил: «Разнюхивает, где Военторг расположен». Не очень уж остроумная эта шутка вызвала долгий нести-хающий смех. Оказалось, Крошка стояла вблизи начальника Военторга! Пришлось выдать ей дополнительный паек за «соавторство».

На сезон 1947/48 года клоуна пригласили в Ленинградский цирк.

Вяткин был очарован красотой осеннего Ленинграда, завидовал жителям прекрасного города, не подозревая, что ему предстоит одиннадцать лет жить и работать здесь, что позже этот город станет его второй родиной.

...У Вяткина еще будут гастроли в Москве и тесное сотрудничество с режиссером М.Местечкиным, он объедет всю страну, побывает во многих странах мира, но Ленинградский цирк для артиста Вяткина — это не просто место его работы, а режиссер Георгий Семенович Венецианов — наставник и постановщик его клоунад Этот цирк и Венецианов для Вяткина - его университеты в искусстве.

Г.Венецианов создал постоянную клоунскую группу, в которую помимо Вяткина вошли клоуны-буфф Д.Демаш и Г.Мозель, молодые артисты-комики И.Тряпицын и В.Орлов. Венецианов привлек известных писателей и драматургов к созданию репертуара. Художники Т.Бруни, В.Гальба и М.Гордон ведали художественным оформлением. Артисты, писатели и художники вместе обсуждали темы, сценарии, фантазировали, придумывали трюки. Работал «смехотворческий комбинат» с полной самоотдачей, создали несколько спектаклей:

Выстрел в пещере», «Праздник на воде» (в последнем Вяткин играл роль царя Нептуна). Подготовили множество комических, остро сатирических сценок для Бориса Вяткина. Ведь если артист работает в цирке одиннадцать сезонов, он должен постоянно обновлять репертуар.

Прежде чем рассказать о новых работах коверного, следует упомянуть, что его партнершей, заменившей Крошку, стала ее дочь Манюня. Это имя так нравилось зри-•клям, что все собаки, выходившие на ма-~±л* с Вяткиным, с этих пор назывались

здько Манюнями.

По сценарию Г.Янгфельда, изложенному на трех страницах, Венецианов вместе с Вяткиным создали смешную репризу «Мясной склад», где от сценария осталось всего шесть реплик. Так работал их «смехорческий комбинат» — одни подавали идеи, писали сценарии, другие превращали их в цирковые произведения. А на «Мясном складе» происходили интересные вещи: Манюня устроилась начальником охраны. Выходила на манеж в тулупчике, с берданкой на плече, важно обнюхивала замки на домике-складе — проверяла их. Забираюсь в домик. Следом за ней ныряли еще пять собак. Потом по очереди выбегали из домика, неся в зубах окорока, палки колбас. Последней бежала Манюня с гирляндой сосисок. Клоун пояснял, что Манюнька пристроила на работу всех своих родственников. А принял их на работу директор. Тут из форганга появлялся важный осел в шляпе, которому коверный говорил: <Шляпа ты, а не директор», — и шлепком прогонял его с манежа. Сценка, разоблачающая хапуг, была злободневна и всегда имела успех.

Б.Вяткин написал книгу «Жизнь клоуна», в ней он не только рассказывал о своем творчестве, но высказал взгляд на секрет клоунского успеха у зрителей. Артист считал: «Следует не только годами оттачивать уже выпущенные номера, но и постоянно создавать новые, созвучные времени». И поэтому после удачной посадки на Луне советской космической станции он тут же откликнулся репризой «Мягкая посадка». Когда в Ленинграде началось бурное строительство блочных домов, у Вяткина в репертуаре появилась реприза на тему о безобразном строительстве, о домах, где невозможно жить людям.

В этом ли задача клоунады — критиковать плохих строителей, лихачей-автомобилистов, разбивающих в лепешку свои и чужие машины, осуждать штурмовщину на предприятиях? Наверное, Карандаш в сценке с разбивающейся Венерой и Леонид Енгибаров в «Боксе», отчаянно отстаивающий достоинство маленького человека, достигают иных вершин в искусстве клоунады. Но Вяткин, отдавая дань своему времени, шел другим путем и делал это очень искренне.

Свою книгу клоун-акробат, клоун-сатирик, клоун-дрессировщик опубликовал в 1975 году. В ней он писал, что несмотря на пенсионный возраст, никак не может рас-статься с манежем, с любимыми зрителями. Завершалась она словами: «Моя книга окончена, представления продолжаются».

Не стало Бориса Вяткина в 1994 году...

 

ЕВГЕНИЙ ГОРДЕЕВ

 

Издавна повелось: где праздник, ярмарка, народное гулянье, там обязательно клоун. Здесь веселое слово скажет, там козликом прыгнет, кому-то на дудочке сыграет, чечетку отобьет — глядишь, и поднимется настроение у людей, улыбки появятся, смех зазвучит.

Выступать не в родных стенах цирка, где каждая складка ковра на манеже известна, а на продуваемой всеми ветрами улице непросто. Но в последние годы все больше цирковых артистов работает на уличных сценах, в клубах, варьете, ресторанах, на всевозможных презентациях и праздниках. Это в традициях цирка — не только собирать зрителей в определенном месте, например балагане, а выходить прямо в народ, как это делали скоморохи древности.

Один из таких «народных» клоунов — Евгений Гордеев. У него необычная для артиста внешность: Евгений носит черную окладистую бороду. У него странные музыкальные инструменты: пустые консервные банки, велосипедный насос, бутылки, «макароны», музыкальные волчки, колокольцы. У него удивительные маршруты гастролей: то Барселона — солнце, ласковый океан, многолюдные залы-стадионы с пестро одетой публикой; то северный, тундровый поселок Тарко-Сале, минус 45 градусов, холодный клуб, юные зрители в шубах-малицах и меховых шапках. Все в жизни этого артиста не так, как полагается, «не по-людски». Но, наверное, так и должно 6ыть у клоуна, артиста, выбравшего непроста профессию — делать все не так, как нормальные люди.

С детства, которое прошло во Львове в пятидесятые годы, Евгений любил цирк! музыку. Закончил музыкальную школу по классу фортепьяно, играет на нем профессионально. Учился и на контрабасе, но менее успешно. Еще в армии освоил саксофон, а в коллективе «Поющие бизоны» целый год играл на нем, оттачивая мастерство. Еще он владеет флейтой, концертино, кларнетом, гитарой. Будучи в Гаване на Международном фестивале циркового искусства, научился «стучать» на установке, и кубинцы подарили ему тяжелые железные палочки — технику отрабатывать. Ну и конечно, Гордеев играет на разных «хитрых» инструментах, о которых говорилось вначале, — ведь он музыкальный эксцентрик.

За плечами у артиста более чем двадцатилетний опыт выступления музыкальными клоуном. Его партнерами были Е.Гордеева (ныне соло-музыкальный эксцентрик), Т.Гурьева, В.Кузнецов. Он первый придумал эксцентрическую ударную установку, которая «играла» без музыканта, самостоятельно. Так же башмаки, бьющие степ отдельно от клоуна. Трюковое пианино, играющее, как настоящее, и в то же время, разбирающееся чуть ли не на кусочки.

«В народ» он пошел не так давно, с началом перестройки, когда цирковые артисты получили возможность работать не в Союзгосцирке, организации, регламентирующей жизнь цирка, но и самостоятельно. Такая независимость непроста – нет твердой ставки, «суточных» во время гастролей, бесплатной гостиницы. Но творчески жизнь богаче, артист сам выбирает себе место работы, постоянно осваивает что-то новое, меняет репертуар. Так, Гордеев научился показывать фокусы, стал не только с музыкальными реп ризами, но и с традиционным для коверных клоунов репертуаром. Сыграл в клоунском спектакле «Помрешь со смеху», причем имея всего двух партнеров.

Судьба музыкального эксцентрика, клоуна Евгения Гордеев а довольно типична для артиста конца 90-х XX столетия. Что бы ни происходило вокруг, артист всегда остается артистом, просто он ищет иные пути реализации своего таланта.

 

ЕЛЕНА ГОРДЕЕВА

 

За окном большими хлопьями падал первый снег, радостные голоса детей доносились со двора. Они играли в снежки, катались на санках, лепили снеговика. Девочка у рояля с грустью посмотрела в окно, и из глаз ее полились слезы. Как хотелось ей бросить музыку и пойти поиграть с детьми, поваляться в снегу! Но занятия еще не кончились, только три фасолинки лежали с правой стороны клавиатуры, три другие скучали с левой, а это значило, что сегодня ей предстоит играть еще три часа. Прозанимавшись час, она перекладывала фасолинку с одной стороны на другую. Каждый день — шесть часов занятий музыкой да еще школьные уроки; времени на прогулки, на шалости почти не оставалось. Сначала, как и всех детей, ее заставляли заниматься, а потом, когда она стала играть пена, Моцарта, пришла уже не детская серьёзная любовь к музыке.

Ее первый концерт состоялся, когда ей было всего пять лет, тогда она играла на рояле и аккордеоне, и в программе у меня было 20 произведений, потом — музыкальная школа, училище, консерватория, которую она блестяще закончила и по классу ж. и по классу вокала, первый сольный концерт. Успех! И вдруг — цирк!

А сегодня, если вы увидите афишу, на которой будет написано: «Маленький флейтист. Дебют», непременно пойдите в цирк, и вы познакомитесь с очень необычным номером, с маленьким цирковым спектаклем. Перед вами за семь минут пройдет по-цирковому смешная и по-человечески грустная жизненная коллизия, героем которой будет «маленький флейтист», впервые вышедший на сцену. Он волнуется, он полон надежд, он стремится сыграть так, чтобы принести радость людям. Вот он подходит к микрофону с изящной флейтой-пикколо в руках. Кивок в сторону аккомпаниатора, но рояль молчит, аккомпаниатор не пришел. Что делать? Уйти? Но конферансье строго показывает: надо играть, выкручивайся как хочешь! И маленький флейтист подходит к роялю. Да, он будет играть! Он будет одновременно и солистом, и аккомпаниатором. И вот здесь начинаются злоключения: не слушаются крышки рояля — как живые, открываются и закрываются в самый неподходящий момент; ломается стульчик. Чтобы успеть вовремя начать партию флейты-пикколо или партию рояля, приходится играть в самых невероятных позах: стоя в мостике, сидя на полу и едва дотягиваясь до клавиатуры, лежа на крышке рояля, стоя спиной к клавиатуре, о каждое из этих положений — не трюк ради трюка, оно вытекает из сюжета номера, из ситуации, происходящей на манеже.

Зрителей поражает виртуозное мастерство маленького флейтиста, вызывают смех и аплодисменты невероятные каскады и кульбиты, покоряет умение жить в образе, исполняя при этом сложные трюки.

Номер построен органично, точно. И неудивительно, что зрители не только смеются и восхищаются, но и сопереживают. Звучат последние аккорды — казалось бы, можно праздновать победу, дебют состоялся, но вдруг начинает хохотать маленькая крышка рояля, и клавиши, словно зубы оскалившегося чудовища, сверкают в свете прожекторов. Маленький флейтист в отчаянии. То, к чему он стремился, о чем мечтал, кажется ему теперь недосягаемым. Слеза застыла на щеке артиста. Звучит вокализ, в нем боль, в нем тоска: как хоте лось ему подарить зрителям свою музыку, свое мастерство, принести всем радость! В зале удивительная для цирка тишина, замолкают даже дети, которые минуту назад смеялись над невообразимыми трюками артиста. И в этой тишине — зрительское сопереживание, сочувствие. Оно как бы вливает новые силы в маленького флейтиста, он снова у рояля. Победно звучит музыка. Дебют состоялся! Гремят аплодисменты... Из-под бархатного берета волнами рассыпаются волосы, и мы узнаем, что под маской «маленького флейтиста» выступала актриса Елена Гордеева — лауреат Всесоюзного конкурса артистов цирка, та маленькая девочка, которой когда-то так хотелось поиграть в снежки.

Постановщик номера — известный кинорежиссер и актер Ролан Антонович Быков. И первая задача, которую он поставил перед молодой актрисой, — это нести мысль. Соединить в номере буффонадность, праздничность цирка с серьезным сюжетом. И это актрисе удалось.

Всего семь минут длится номер, но какой стоит за ним труд! Хотя Елена Гордеева в цирке не новичок (ее первый номер в цирке назывался «Старик и девочка» вместе с Е.Гордеевым), но с акробатикой ей пришлось столкнуться впервые. Делать различные каскады с хрупкой флейтой в руках не так-то просто, тут требуются хорошая техника, мастерство. Кроме акробатики и гимнастики нужно по нескольку часов в день играть на рояле и флейте-пикколо, распеваться.

Образ маленького флейтиста получился ярким и многогранным. И о Лене Гордеевой можно сказать, что она прекрасная драматическая актриса. Несколько лет назад режиссер Игорь Тернавский поставил в Пермском цирке спектакль «Бумбараш», в котором артистка сыграла роль Софьи. Спектакль был, безусловно, цирковой, но образ Софьи получился и драматическим, и эксцентрическим, к тому же актриса сама пела.

...Заканчивается номер, звучат последние аккорды музыки, с флейтой в руках уходит за форганг актриса — маленький флейтист, инспектор манежа объявляет следующий номер, а зрители асе еще находятся под обаянием актрисы, под обаянием ее музыки.

 

 

ГРУППА «А»

 

Группа «А» — это клоунский коллектив, рожденный в стенах циркового училища.

Александр Ананьев занимался в самодеятельной цирковой студии города Великие Луки, из самодеятельности пришел в училище и Игорь Соловьев (он поступал как акробат-эксцентрик). А вот Кирилл Толдонов — клоун во втором поколении, в цирке, как говорится, с пеленок. Его отец — коверный Петр Толдонов, его мама, Лариса Васильевна, тоже закончила ГУЦЭИ, ее специальность — эстрадная актриса разговорного жанра.

Познакомились и подружились ребята на первом курсе. Их было четверо: в группу входил еще Александр Бриллиантов. Когда дело дошло до специализации, на вопрос преподавателей, как бы они хотели работать — в паре, соло, — друзья ответили: мы только квартетом. Так и получилось: одна из клоунад, подготовленная к выпускному экзамену, называлась «Квартет», и в ней клоуны играли на саксофоне, двух трубах и тромбоне. Еще в стенах училища была поставлена акробатическая реприза, рассчитанная на участие всех четверых. Обе эти клоунские сценки, к сожалению, очень скоро выпали из репертуара группы «А», так как по семейным обстоятельствам Бриллиантов покинул цирк.

С первых шагов на профессиональной арене исполнители заявили себя как талантливая, яркая клоунская группа, имеющая свое лицо. Их становлению очень способствовала совместная работа в одной программе с клоунами Миком и Маком. Более опытные коллеги поддержали ребят, надавали массу ценных практических советов.

Безусловная удача клоунов и их режиссера Е.П.Чернова клоунада «Куклы». В ней характеры взаимоотношений героев — как на ладони. Герой Игоря (сценических имен у масок нет, поэтому при описании реприз воспользуемся собственными именами клоунов) — простоватый по натуре, ему чаще всех «попадает». В образе Саши — многое от ребенка. Маленького роста, хрупкого телосложения, в детской панамке, он из породы «вечных щенков», однако палец в рот ему лучше не класть — опасно. Пусть вас не вводит в заблуждение его наивный, красный шариком нос; вглядевшись в лицо попристальней, мы заметим, что глаза его лучатся хитрецой, да и, наверное, не случайно, что из всех проказ и каверзных ситуаций ему непременно удается как-то выпутаться.

«Затейник» в этом трио чаще всего Кирилл. Именно он вывозит на манеж площадку с застывшими на ней куклами-музыкантами. В руках Саши — колотушки для игры на большом барабане, в руках Игоря — медные тарелки. Прежде чем завести игрушку ключом, Кирилл хочет смахнуть пыль с кукол, но от неловкого движения кукла Саша падает. Пока удалось установить куклу на место, зритель давно уже смеется, и далее смех нарастает по мере того, как Кирилл приводит свои куклы в «рабочее состояние», Наконец, все вроде бы готово, куклы заведены. Вращаясь, куклы под музыку бьют друг друга. Кирилл доволен, но тут случайно маленький Саша падает с площадки. Кирилл подбегает, чтобы водрузить куклу на место, однако вторая кукла, продолжая действовать согласно полученному заданию, бьет того, кто ее завел.

Смешная комедия положений явно имеет своим подтекстом известную русскую поговорку «Не рой яму другому -сам в нее попадешь».

В создании настроения реприз больное значение имеет музыкальное сопровождение. Иногда сама реприза появляется на свет благодаря музыке, затронувши в артистах какие-то личные чувства, например, родилась «Темная комната» — клоунада не только смешная, но и несущая в себе глубокий философский смысл.

Под мелодию Алексея Козлова Ностальгия», исполняемую ансамблем «Арсенал», в манеже появляется Кирилл. Он старательно строит дом, обнося его воображаемые стены канатом, разложенным по ковру манежа. Дом почти готов - но лишь для строителя. С громким лом проносится сквозь «стены», не замечая их существования, Игорь. Невозмутимо устраняет следы разрушения Кирилл и аккуратно входит в скрипучую дверь комнаты, гасит свет, укладывается на подушку спать. Появляется Саша в «гномиковском» колпачке и с пустым ведром в руке. Для него этот воображаемый мир так же реален, как и для Кирилла. Через ту же скрипучую дверь он входит в комнату к спящему. В темноте, натыкаясь друг на друга, клоуны создают массу забавных нелепых ситуаций. В манеж выбегает Игорь, преследующий Сашу. Теперь, когда дом заселен, он преграда и для Игоря. Больно ударившись лбом о стену, Игорь входит в дом через дверь. Следует потасовка в темноте, путаница, когда удары, предназначенные одному, все время попадают другому — в результате повержены все трое...

И тогда приходит униформист — человек из реальности, не имеющий никакого отношения к иллюзорному миру клоунов, и невозмутимо уносит канат.

Дом разрушен. Полный свет. В мире серьезных вещей нет места для наивной выдумки.

Хитрец Саша тут же приспособился к новой ситуации и помогает униформисту уносить канат. За ним вдогонку с криком-гамом ринулся опомнившийся Игорь. Кирилл остается один. Ему жаль разрушенной мечты. Но так ли безвозвратно все потеряно? Выходя из комнаты, которой больше нет, Кирилл аккуратно гасит свет и заботливо прикрывает за собой скрипучую дверь, оставляя себе надежду на возвращение.

Нужно отметить, что атмосфера, навеваемая музыкой, действует не только на исполнителей, но и на зрителей: даже в самых смешных местах клоунады публика веселится как бы вполголоса, словно и она тоже там, в темноте воображаемой комнаты...

Отличительная особенность этой клоунской группы — постоянный и очень тесный контакт со зрителями. Коверные легко взаимодействуют со всем залом, а одного из понравившихся им представителей публики они приглашают к непосредственному участию в своих репризах.

Так, в выходной репризе «Шляпы», они просят зрителя поймать шляпы, как это обычно делают жонглеры. Если выбор психологически точен, то этот зритель становится равноправным партнером и в репризах «Дуэль», «Метла-блюз» и т.д.

Большое оживление у публики вызывает клоунская сценка «Повара», когда два дюжих повара гоняются за маленьким симпатичным утенком, а тот, спасаясь от преследования, убегает в зрительный зал, перескакивая через головы зрителей со спинки кресла на спинку. Все веселятся, как дети, помогают удрать утенку, тормозят продвижение поваров.

Но однажды случилось непредвиденное: Саша (утенок — это, конечно, он) не рассчитал силы прыжка и не смог перепрыгнуть весьма обширную даму. Со всего маху он приземлился даме на плечи, не представляя, каким же образом слезть; а дама, даже не пригнувшись под весом миниатюрного Ананьева, продолжала невозмутимо восседать, поглядывая на свисающие с ее плеч ласты. Хохотала не только публика, даже оркестранты-духовики в первых тактах сопровождения следующего номера фальшивили, не в силах справиться со смехом...

У этих клоунов звездное будущее. В 1993 г. они стали лауреатами I Конкурса молодых артистов цирка им. Л.Енгибарова, а в 1994 г. — завоевали звание лауреатов и бронзовую медаль на Международном фестивале молодых артистов в Париже.

 

 







Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2020 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных