Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Два типа конфликта в эстрадном номере — драматургический и трю­ковой — существуют параллельно и должны развиваться в одинаковой динамике, подкрепляя один другой.




Невозможно грамотно выстроить драматургию эстрадного номера только с помощью выявления одного из конфликтов.

В одном случае номер превратится в драматическую сценку, в другом (при отсутствии драматического конфликта) — исчезает сам признак эстрадного жанра.

Из всего этого следуют сугубо практические выводы, касающи­еся исполнения эстрадного номера. Довольно часто возникают си­туации, когда артист, откликаясь на одобрительную реакцию публи­ки, как бы приостанавливает свое выступление и делает, как гово­рят, «комплимент» (выражение пришло из цирка). В современном драматическом театре такое, как правило, не происходит: представьте себе десятиминутную сцену из спектакля, в которой актеры несколь­ко раз останавливают действие и раскланиваются! Тем более это касается традиций русского психологического театра, заложенных МХАТовской школой.

В эстрадном же номере (в особенности в эстрадно-цирковых и оригинальных жанрах) такое поведение исполнителя не только

Стр.131

не удивляет, а воспринимается публикой как вполне закономер­ное.

И причиной этого является наличие как раз «второго», чисто эст­радного, а не драматического конфликта. Реакция публики, а, сле­довательно, и «комплимент» артиста всегда имеют место в моменты наиболее яркого проявления этого конфликта, в моменты выраже­ния преодоления человеком своих возможностей. Сценарий номера выстраивается таким образом, чтобы не затушевывать, а выявлять такие моменты, подчеркивать эти акценты и «программировать» в номере места для артистических «комплиментов». Они являются не просто данью артистическому тщеславию, — они есть результат раз­решения одного из двух типов конфликтов эстрадного номера, яв­ляются одной из закономерностей многих жанров эстрады.

Если в номере существует два типа конфликта, то логичным будет предположить, что и структура самой драматургии эстрадно­го номера не однолинейна. Это подводит к выводу о наличии парал­лельной драматургии номера.

...Сценарист предлагает для номера некий событийный ряд. Однако если момент драматургической кульминации не подчерки­вается кульминационным проявлением мастерства исполнителя (кульминационным трюком в оригинальных жанрах, музыкальной кульминацией в песне, ударной репризой в речевых жанрах), возни­кает непреодолимое противоречие. Точно также нельзя ставить глав­ный и самый сложный трюк в момент драматургической завязки.

Собственно драматургическая линия развития сюжета и линия прояв­ления технического мастерства исполнения должны развиваться парал­лельно. И там и там должны быть экспозиционная, кульминационная и финальная части. И обе эти линии должны развиваться в одинаковой динамике, вместе вырастать, вместе спадать, вместе выявлять главное событие.

И вот здесь у сценариста эстрадного номера может возникнуть специфическая сложность. Само по себе интересное драматургичес­кое построение может оказаться невыразительным, если в нем не учитывается то, что событие в целом ряде эстрадных жанров долж­но выражаться через трюк или как минимум подкрепляться им. Эстрадный сценарист в этом случае выстраивает драматургию, от­талкиваясь от трюка. Если кульминационный событийный момент

Стр. 132

не может быть подкреплен самым сложным и выразительным трю­ком, которым владеет исполнитель, то следует искать иную сценар­ную основу, изобретать такое кульминационное событие, которое мо­жет быть выражено уникальным трюком. Неопытные режиссеры, находясь в плену своих замечательных сценарных замыслов, иногда предлагают артисту освоить какой-то новый трюк. Но что такое, например, предложить исполнителю разучить тройное арабское саль­то? Это месяцы, если не годы работы (да еще со способностью сде­лать этот трюк надо родиться!). Да и с практической точки зрения такая продолжительность репетиционного процесса нереальна.

· · · · · · ·

Таким образом, в ряде жанров сценарий эстрадного номера дол­жен учитывать техническое, трюковое оснащение артиста и даже во

многом отталкиваться от него.

Событийный ряд — термин в большей степени присущий про­фессии режиссера, нежели драматурга или сценариста. Он является одним из инструментов работы режиссера над драматургическим произведением, представляет собой важную часть метода действен­ного анализа.

В драматургическом построении произведения такой событий­ный ряд чаще определяется как цепь событий, как фабула происхо­дящего.

Впрочем, суть не в формальной разнице терминов. Для драма­турга фабульное звено является зафиксированным фрагментом жизни героев. Для режиссера построение события — основа созда­ния сценической жизни персонажей. Если анализ драматургиче­ского события проведен верно, а выводы не противоречат замыслу автора, это означает, что верно определяются и предлагаемые обсто­ятельства, и конфликт, и действия персонажей, их цели и задачи, одним словом, — все без исключения структурные элементы события. Через индивидуальное режиссерское видение событийного ряда, че­рез необычное, интересное, яркое решение каждого события, через придание одним событиям более важного значения, а другим — вто­ростепенного и проявляется режиссерский ход. Через построение со­бытийного ряда выражается прием, решение драматургического про­изведения, особенности творческой индивидуальности, эстетическое и идейное кредо режиссера. Нельзя не согласиться с формулой

Стр. 133

А. Поламишева, который очень точно отметил, что событие — ос­нова спектакля.

Известно, что событие является способом проявления драматур­гического конфликта. Поэтому двойственная природа конфликта в эстрадном номере, о которой говорилось в предыдущем параграфе, по­зволяет помочь пониманию специфики драматургического конфлик­та в эстрадном номере, приводит к осознанию его неоднозначности.

Структура события в эстрадном номере более сложна и разнообразна, чем в драматическом театре.

В сюжетном построении эстрадного номера событие, как и в те­атральной драматургии, необходимо рассматривать в качестве некое­го факта, который, свершившись, становится новым предлагаемым обстоятельством. Именно «в процессе оценки фактов» заключается фундамент предложенного К. С. Станиславским метода анализа дра­матургической основы будущего спектакля. При этом особое внима­ние обращается на то, что нужно «оценить по достоинству и значе­нию каждое событие»12.

Но возможно ли применение тезиса «оценить по достоинству и значению каждое событие» к эстрадному номеру, в котором от­сутствует сюжет? Как быть со сценарием номера, в который на па­ритетных началах заложены сюжетная и трюковая составляющие? То есть — возможно ли применение одного из основополагающих постулатов метода действенного анализа к эстрадному номеру во всех его формах и жанрах вне зависимости от того, есть в нем сю­жет или нет?

Здесь еще раз следует напомнить замечательное высказывание Е. Деммени о том, что эстрада это прежде всего показ мастерства. Во множестве оригинальных жанров и практически во всех эстрад­но-цирковых такой показ мастерства концентрированно выражает­ся в трюке. Все это известно. Однако в теории эстрады до последне­го времени никто не связывал понятия «сценическое действие» и «трюк», относя первое к сюжетным номерам (т. н. театрализован­ным), а второе — к бессюжетным.

Между тем следует определить, что трюк является не только ловкой проделкой, приемом, ухищрением (в дословном переводе с француз­ского — truc), но представляет собой действие в отдельных видах зре­лищных искусств.

Стр. 134

Отрадно, что на это обращено особое внимание в последней энциклопедии, посвященной цирковому искусству, под редакцией М. Е. Швыдкого: «ТРЮК — цирковое действие, одно из главных средств циркового искусства. В жанрах партерной акробатики, гим­настики, в конном цирке — сальто, стойки, прыжки, кабриоли, пас­сажи и т. п. в различных комбинациях. В иллюзионных номерах -исчезновения и таинственные появления предметов, людей и живот­ных. В клоунаде, эксцентрике и комических номерах — неожидан­ное или контрастное действие, вызывающее смех»13.

На эстраде такой концентрированный момент проявления мас­терства можно назвать специфическим эстрадным действием в за­висимости от жанра номера. И это относится не только к эстрадно-цирковым формам. Такие моменты обязательно присутствуют в гра­мотном построении вокального, инструментального, танцевального номера; их вполне можно классифицировать как эстрадно-вокаль­ное, музыкально-инструментальное, танцевальное и др. действия.

Действие же вне событийного ряда невозможно.

Таким образом, событие в эстрадном номере может основываться не только на фабульной, но и на трюковой составляющей, на специфичес­ких эстрадных действиях, которые находят выражение в выразитель­ных средствах жанра.

В этом состоит принципиально другое содержание понятий «событие» и «действие» на эстраде, в отличие от драматического театра.

Но, несмотря на разное содержание этих понятий, главное — это констатировать их наличие в драматургическом построении эстрад­ного номера не только сюжетной формы. А это, в свою очередь, под­водит к обоснованию важнейшего вывода:




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных