Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






III. Приемы изучения законодательных актов




Законодательные акты отражают совокупный общественный интерес, представляющий собой результат взаимодействия многих, часто разнонаправленных интересов. Эти — общий и частные — об­щественные и личные интересы проявляются в процессе создания законодательных актов и в скрытой форме кристаллизуются в окончательных их текстах.

Выявление целей создателей законодательных актов возможно при последовательном исследовании истории возникновения этих документов на стадиях: законодательной инициативы, разработки


Таблица 2.

 

Годы Право законодательной инициативы Последовательность рассмотрения законопроектов Право утверждения законопроектов Обнародование законодательных актов
1810-1906 Император Государственный совет Император Сенат
1906-1917 Император (по всем вопросам); Государственный совет и Государственная дума (кроме пересмотра Основных государственных законов); Совет министров (в соответствии со статьей 87 Основ­ных государственных законов) Государственный совет — затем Го­сударственная ду­ма или Государст­венная дума — затем Государ­ственный совет Император Сенат
1917-1923 Съезд Советов РСФСР, ВЦИК, Президиум ВЦИК, СНК РСФСР, отдельные ведомства Съезд Советов РСФСР, ВЦИК, Президиум ВЦИК, СНК РСФСР Съезд Советов РСФСР, ВЦИК, Президиум ВЦИК, СНК РСФСР ВЦИК, СНК РСФСР, Народный комиссариат юстиции РСФСР
1924-1936 Съезд Советов СССР, ЦИК СССР (Президиум, Союзный совет, Совет национальностей), СНК СССР, народные комиссариаты СССР, ЦИК союзных республик Съезд Советов СССР, ЦИК СССР, Прези­диум ЦИК СССР Съезд Советов СССР, ЦИК СССР, Президи­ум ЦИК СССР ЦИК СССР, Народный комиссариат юстиции СССР

Право законодательной инициативы Последовательность рассмотрения Право утверждения Обнародование законодательных
-------------- --- . --------------- законопроектов законопроектов актов
Верховный совет СССР Верховный Верховный Президиум
  совет СССР совет СССР Верховного
      совета
      СССР
Верховный совет СССР (Совет Союза, Совет национальностей, Президиум, комиссии Верховного совета, постоянные комиссии Совета Верховный совет СССР Верховный совет СССР Президиум Верховного
Союза и Совета национальностей, депутаты)-Совет министров СССР, союзные республики в     совета СССР
лице их высших органов государственной власти Верховный суд СССР, Генеральный прокурор СССР, общественные организации в лице их общесоюзных органов      
Съезд народных депутатов СССР, Верховный ^°Д™ £СР (пРеДсеДатель Верховного совета СССР, Совет Союза, Совет национальностей, Президиум, комиссии Верховного совета посто­янные комиссии Совета Союза и Совета Съезд народных депутатов СССР, Верховный совет СССР Съезд народных депутатов СССР, Верховный совет СССР Президиум Верховного совета СССР
национальностей), народные депутаты СССР      
Совет министров СССР, союзные республики в      
лице их высших органов государственной власти Верховный суд СССР, Генеральный прокурор СССР, общественные организации в лице их      
общесоюзных органов      

Право законодательной инициативы


Последовательность

рассмотрения

законопроектов


Право

утверждения законопроектов


Обнародование

законодательных

актов


 


Съезд народных депутатов СССР, президент
СССР, Верховный Совет СССР (Председатель
Верховного совета СССР, Совет Союза, Совет
национальностей, Президиум, комиссии

Верховного совета, постоянные комиссии Совета Союза и Совета национальностей), народные депутаты СССР, Совет министров СССР, союзные республики в лице их высших органов государственной власти, Верховный суд СССР, Генеральный прокурор СССР, общественные организации в лице их общесоюзных органов


Съезд народных депутатов СССР, Верховный совет СССР


Съезд народных депутатов СССР, Верховный совет СССР


Президиум Верховного совета СССР


 


Съезд народных депутатов РСФСР, Верховный совет РСФСР (Председатель, Президиум, Совет Республики, Совет национальностей, комитеты Верховного совета, постоянные комиссии Совета Республики и Совета национальностей, народные депутаты РСФСР), Совет министров РСФСР, автономные республики в лице их высших органов государственной власти, края, области, автономные области и автономные округа в лице Совета народных депутатов, Верховный суд РСФСР, Прокурор РСФСР, Главный государственный арбитр РСФСР, общественные организации в лице их республиканских органов, а в случае их отсутствия - общесоюзных органов


Съезд народных депутатов РСФСР, Верховный совет РСФСР


Съезд народных депутатов РСФСР,

Верховный совет РСФСР


Президиум Верховного совета РСФСР


Годы

1936-1977

1977-1988

1988-1990

Годы

1990-1991

1990-1991


    Последовательность Право Обнародование
Годы Право законодательной инициативы рассмотрения утверждения законодательных
    законопроектов законопроектов актов
1991-1993 Съезд народных депутатов РСФСР, президент Съезд народных Съезд народных Президиум
  РСФСР (с 1992 - РФ), Верховный совет депутатов депутатов Верховного
  РСФСР (Председатель, Президиум, Совет Рес- РСФСР, РСФСР, совета
  публики, Совет национальностей, комитеты Верховный совет Верховный совет РСФСР
  Верховного совета, постоянные комиссии Совета РСФСР РСФСР  
  Республики и Совета национальностей, народные      
  депутаты РСФСР), Совет министров РСФСР,      
  автономные республики в лице их высших      
  органов государственной власти, края, области,      
  автономные области и автономные округа в лице      
  Совета народных депутатов, Верховный суд      
  РСФСР, Прокурор РСФСР, Главный      
  государственный арбитр РСФСР, общественные      
  органи-зации в лице их республиканских органов,      
  а в случае их отсутствия - общесоюзных органов      
1993-н.вр. Президент РФ, Совет Федерации, члены Совета Государственная Федеральное Президент
  Федерации, Государственная дума, Правительство дума — затем Собрание РФ
  РФ, законодательные (представительные) органы Совет Федерации    
  субъектов федерации, Конституционный суд РФ,      
  Верховный суд РФ, Высший арбитражный суд      
  РФ      

и обсуждения, утверждения законопроекта, обнародования зако­нодательного акта.

Общая направленность законодательного акта раскрывается, прежде всего, в результате литературно-юридического анализа включенных в его текст юридических норм и формул, лексичес­ких и грамматических форм.

Рассмотрим общие приемы изучения законодательных актов на конкретном примере — манифесте 17 октября 1905 г. «Об усо­вершенствовании государственного порядка». Для удобства рабо­ты воспроизведем текст манифеста полностью.

«Смуты и волнения в столицах и во многих местностях импе­рии нашей великой и тяжкой скорбью преисполняют сердце наше. Благо Российского Государя неразрывно с благом народным, и печаль народная его печаль. От волнений, ныне возникших, может явиться великое нестроение народное и угроза целости и единству державы нашей.

Великий обет царского служения повелевает нам всеми силами разума и власти нашей стремиться к скорейшему прекращению столь опасной для государства смуты. Повелев подлежащим влас­тям принять меры к устранению прямых проявлений беспорядка, бесчинств и насилий, в охрану людей мирных, стремящихся к спокойному выполнению лежащего на каждом долга, мы, для ус-пешнейшего выполнения общих преднамечаемых нами к умиро­творению государственной жизни мер, признали необходимым объединить деятельность высшего Правительства.

На обязанность Правительства возлагаем мы выполнение не­преклонной нашей воли:

1) Даровать населению незыблемые основы гражданской сво­
боды на началах действительной неприкосновенности личности,
свободы совести, слова, собраний, союзов.

2) Не останавливая предназначенных выборов в Государствен­
ную думу, привлечь теперь же к участию в Думе, в мере возмож­
ности, соответствующей краткости остающегося до созыва Думы
срока, те классы населения, которые ныне совсем лишены избира­
тельных прав, предоставив за сим дальнейшее развитие начала
общего избирательного права вновь установленному законодатель­
ному порядку, и

3) Установить, как незыблемое правило, чтобы никакой закон
не мог восприять силу без одобрения Государственной думы и
чтобы выборным от народа обеспечена была возможность действи­
тельного участия в надзоре за закономерностью действий постав­
ленных от нас властей.

Призываем всех верных сынов России вспомнить долг свой перед Родиною, помочь прекращению сей неслыханной смуты и вместе с нами напрячь все силы к восстановлению тишины и мира на родной земле.


Дан в Петергофе, в 17-й день октября, в лето от Рождества Христова тысяча девятьсот пятое, царствования же нашего один­надцатое.

На подлинном собственною его императорского величества рукою подписано:

«Николай».

Чтобы понять причины разработки и принятия манифеста 17 октября 1905 г. и мотивы, которыми руководствовались его ав­торы, проследим процесс создания законодательного акта.Для

этого используем дневниковые записи императора Николая II6, воспоминания графа С.Ю.Витте7 и документальные материалы по истории создания манифеста, опубликованные в журнале «Крас­ный архив»8.

Император Николай II был человеком чрезвычайно педантич­ным, внимательным к деталям — в дневниковых записях, кото­рые он вел изо дня в день на протяжении многих лет, не выявле­но каких-либо фактических ошибок. Его лаконичные свидетельст­ва о конкретных событиях безусловно достоверны.

Витте работал над воспоминаниями, находясь в отставке. Рука опытнейшего бюрократа нарисовала автопортрет мудрого полити­ка, верного слуги престола, ставшего жертвой происков неумных, но ловких завистников-царедворцев. Историки неоднократно ука­зывали на многочисленные фактические неточности, допущенные Витте-мемуаристом, на его склонность выдавать желаемое за дей­ствительное. Не составляет исключения и рассказ Витте о мани­фесте 17 октября 1905 г.9 Поэтому его свидетельства нуждаются в проверке.

До известной степени скорректировать воспоминания Витте об истории создания манифеста 17 октября 1905 г. позволяют доку­менты, опубликованные в журнале «Красный архив»: всеподдан­нейшая записка Витте от 9 октября; проект манифеста, составлен­ный по просьбе Витте князем А.Д.Оболенским и замечания на этот проект; окончательный текст проекта манифеста, представ­ленный Витте Николаю II; проекты манифеста, составленные чле­нами Государственного совета И.Л.Горемыкиным и А.А.Будбер-гом. Эти документы, о которых Витте упоминает в воспоминани­ях, и документы, которые он включил в состав своих воспомина­ний, воспроизведены публикатором И.Татаровым по текстам, вы­явленным в государственных архивах СССР.

Стадия законодательной инициативы. 9 октября 1905 г. Ни­колай II принял председателя Комитета министров графа Витте по просьбе последнего для доклада о тех мерах, которые, по его мнению, целесообразно предпринять для борьбы с нарастающим в стране революционным движением. Витте представил императору всеподданнейшую записку, в которой предлагал «или стать во главе охватившего страну движения, или отдать ее на растерзание


стихийных сил». Одним из возможных выходов из сложившегося положения, о котором Витте доложил устно, было «облечь соот­ветствующее лицо (диктатора) полновластием, дабы с непоколе­бимой энергией путем силы подавить смуту во всех ее проявлени­ях». Император выслушал доклад Витте, но своего мнения не вы­сказал.

Следует отметить, что, по словам Витте, он был принят Нико­лаем II дважды: 9 октября наедине и 10 октября в присутствии императрицы. Император отметил, что принимал Витте вместе с императрицей 9 октября. За 10 октября такой записи в его днев­нике нет. На этом основании заключим — была одна аудиенция 9 октября.

Зачем Витте потребовался рассказ о двух аудиенциях? На­стойчивые слухи, будто он вырвал у Николая II манифест 17 ок­тября 1905 г., вынуждали Витте оправдываться. Версия о двух докладах, во время первого из которых он представил «наскоро составленную всеподданнейшую записку, в которой излагал свой взгляд на положение дела», а на следующем доложил записку с изменениями, учитывающими указания императора — должна была показать, что Николай II действовал в данном случае по доброй воле.

Еще до доклада императору по указанию Витте в аппарате Ко­митета министров была начата работа по подготовке всеподдан­нейшего доклада, в котором кратко излагались положения запис­ки, представленной 9 октября императору. Предполагалось, что в случае утверждения доклада текст его можно будет опубликовать. После приема Николаем II председателя Комитета министров эта работа была продолжена.

Между тем революция нарастала. 12 октября забастовала Бал­тийская железная дорога, и железнодорожное сообщение между столицей и резиденцией императора в Петергофе было прервано. Связь поддерживали пароходы. Николай II записал в дневнике: «Для сообщения с Петербургом два раза в день начали ходить «Дозорный» и «Разведчик». Милые времена!! Вследствие запо­здалого приема сели завтракать в 2 часа». В этот день Витте по поручению императора собрал в Петербурге под своим председа­тельством совещание министров с участием генерал-губернатора Д.Ф.Трепова. Совещание пришло к заключению, что наиболее действенной мерой борьбы с революционным движением в стране вообще и с забастовкой на железных дорогах в частности должно стать «образование однородного правительства с определенной программой».

13 октября Витте получил по телеграфу повеление императора объединить деятельность министров и повсеместно восстановить порядок. Хотя в телеграмме говорилось только об объединении деятельности министров, 14 октября Витте представил Нико­лаю II подготовленный в канцелярии Комитета министров всепод-


даннейший доклад, содержавший программу будущих мероприя­тий. Император беседовал с Витте до и после завтрака, но реше­ние в этот день не принял и доклад не утвердил. Вечером Витте получил по телефону приглашение прибыть на следующий день в Петергоф для участия в Особом совещании под председательст­вом Николая II. Император приказал ему подготовить и привезти с собой проект манифеста о предполагаемых преобразованиях.

Витте утверждает, что царя «уговорили издать манифест... дали идею государю, что я хочу быть президентом Всероссийской республики и потому я хочу, чтобы меры, долженствующие успо­коить Россию, исходили от меня, а не от его величества. Вот для того, чтобы расстроить мои планы о президентстве, уговорили го­сударя, что он непременно должен издать манифест. Нужно вос­пользоваться мыслями графа Витте, а затем можно с ним и при­кончить. Сначала решили ограничиться телеграммой, данной мне 13-го числа, а когда я настаивал, чтобы были приняты более ре­шительные меры и в случае принятия моей программы просил ее утверждения, тогда уже решили, что в таком случае необходим манифест, дабы я не сделался президентом республики». Витте в записке от 9 октября предлагал перехватить инициативу у рево­люции, император, санкционировав разработку манифеста, пере­хватывал инициативу борьбы с революцией у Витте.

Стадия разработки и обсуждения манифеста. Первый вари­ант проекта манифеста был подготовлен по просьбе Витте товари­щем министра финансов князем А.Д.Оболенским, находившимся у него в тот момент, когда было получено поручение императора. К утру 15 октября законопроект был составлен и его рабочее об­суждение произошло на пароходе, когда Витте, Оболенский, ис­полняющий должность управляющего делами Комитета мини­стров Н.И.Вуич и министр императорского двора барон В.Б.Фре­дерике направлялись из Петербурга в Петергоф.

Пока во дворце заседало Особое совещание под председатель­ством Николая II и при участии великого князя Николая Никола­евича, Фредерикса, Витте и члена Государственного совета гене­рал-адъютанта О.Б.Рихтера — Оболенский и Вуич редактирова­ли текст проекта манифеста с учетом его обсуждения на пароходе. В этот же день проект был представлен императору. Николай II обсуждал его в двух совещаниях: сначала — с великим князем Николаем Николаевичем, Фредериксом, Витте и Рихтером, затем — с членами Государственного совета И.Л.Горемыкиным и А.А.Буд-бергом. Последние высказались против представленного Витте ва­рианта манифеста. Николай II поручил дальнейшую работу над законопроектом Горемыкину и Будбергу.

В течение следующего дня, 16 октября, они подготовили четы­ре проекта манифеста: три предварительных и один окончатель­ный. В редактировании текста принял личное участие император, который остался доволен проделанной работой. Итоговый вариант


проекта манифеста был написан на машинке на отпечатанном ли­тографическим способом бланке. Вот его текст:

иБожиею милостию, мы, Николай Вторый, император и самодержец всероссийский, царь польский, великий князь фин­ляндский, и пр., и пр., и пр.

Объявляем всем верным нашим подданным:

Благо России и избрание правильных путей к достижению и обеспечению устройства государства и счастия подданных всегда составляли первейшую заботу царственных помыслов наших. Признав своевременным установить в законе порядок участия вы­борных от населения в законодательных трудах, мы утвердили учреждение Государственной думы, сохранив за собою почин в дальнейшем усовершенствовании этого закона сообразно потреб­ностям времени и благу государства.

Широкая возможность, предоставленная нами всей мыслящей России, обсудить без стеснений силу и значение этого закона от­крыла перед нами многосторонние пожелания наших 'подданных. Многие из этих пожеланий навеяны врагами всякого порядка; другие несомненно проникнуты стремлением ко благу родины и заслуживают особого нашего внимания.

В твердом решении исполнять и впредь царственный долг наш подавлением смуты, препятствующей нам в трудах, направленных к благоденствию народа, мы вместе с тем, глубоко и молитвенно вникнув в современное положение России и веря в благомыслие верных наших подданных, повелеваем в незыблемую основу под­лежащих внесению в Государственную думу законодательных предположений принять даруемые нами ныне населению государ­ства нашего права народного представительства, имеющие быть выработанными на основании закона, в порядке, учреждением Го­сударственной думы установленном.

Даруя ныне же всему населению державы нашей гражданские права, основанные на неприкосновенности личности, свободе со­вести и слова, а также право собраний и союзов по определению закона, мы вместе с тем повелеваем принять меры к тому, чтобы части населения, по положению о выборах вовсе устраненные от участия в оных, имели своих представителей в Государственной думе, сохранив за крестьянским сословием предоставленные ему положением о выборах преимущества.

Да примет Россия, осенясь крестным знамением, сей дар в залог беспредельной любви нашей, и да укрепится им исконная и неразрывная связь русского царя с богом вверенным ему народом.

Дан в Петергофе, в ... день октября, в лето от Рождества Христова тысяча девятьсот пятое, царствования же нашего в одиннадцатое.»

Императору оставалось только вписать дату и поставить под­пись. Фредерике по телефону сообщил Витте, что в представлен­ный им проект при доработке внесено несколько редакционных


изменений, и просил, для выигрыша времени, не настаивать на ознакомлении с окончательным текстом. Витте все-таки добился, чтобы ему показали проект манифеста, подготовленный для ут­верждения Николаем II. Ознакомившись с текстом, он высказал­ся категорически против новой редакции.

Витте мотивировал свою позицию тем, что в отличие от его проекта, где содержалось лишь повеление правительству выпол­нить непреклонную волю императора — даровать подданным гражданские свободы, в проекте Горемыкина — Будберга прямо провозглашалось дарование всех свобод со дня опубликования ма­нифеста. В результате, желая дать меньше, давали больше, и этим заранее стесняли свободу действий правительства. Вместе с тем в проекте Горемыкина — Будберга были обойдены молчанием меры, объявление о которых, по убеждению Витте, было в сло­жившейся ситуации необходимо для успокоения общественного мнения — в частности, предоставление Государственной думе права законодательной инициативы. Витте просил Фредерикса доложить Николаю II, что возглавить правительство может толь­ко тот сановник, чья программа будет одобрена императором.

Окончательный выбор проекта манифеста Николай II сделал 17 октября после доклада Фредерикса о позиции Витте и беседы с великим князем Николаем Николаевичем, убедившим императо­ра, что недостаток войск не позволяет прибегнуть к военной дик­татуре. По указанию императора текст манифеста в редакции Витте был переписан в канцелярии министерства двора и пред­ставлен ему на подпись.

Причины, побудившие принять это решение, Николай II изло­жил в письме матери — вдовствующей императрице Марии Федо­ровне, написанном 19 октября 1905 г.:

«...Представлялось избрать один из двух путей: назначить энергичного военного человека и всеми силами постараться разда­вить крамолу; затем была бы передышка и снова пришлось бы через несколько месяцев действовать силою. Но это стоило бы по­токов крови и в конце концов привело бы неминуемо к тепереш­нему положению, т.е. авторитет власти был бы показан, но ре­зультат оставался бы тот же самый и реформы не могли бы осу­ществляться.

Другой путь — предоставление гражданских прав населению: свободы слова, собраний и союзов и неприкосновенности личнос­ти; кроме того, обязательство проводить всякий законопроект через Государственную думу — это, в сущности, и есть конститу­ция. Витте горячо отстаивал этот путь, говоря, что хотя он и рис­кованный, тем не менее единственный в настоящий момент. Почти все, к кому я ни обращался с вопросом, отвечали мне так же, как Витте, что другого выхода, кроме этого, нет. Он прямо объявил, что если я хочу его назначить председателем Совета министров,


то надо согласиться с его программой и не мешать ему действо­вать.

Манифест был составлен им и Алексеем Оболенским. Мы об­суждали его два дня, и, наконец, помолившись я его подписал. Милая моя Мама, сколько я перемучился до этого, ты себе пред­ставить не можешь! Я не мог телеграммою объяснить тебе все об­стоятельства, приведшие меня к этому страшному решению, кото­рое тем не менее я принял совершенно сознательно. Со всей Рос­сии только об этом и кричали, и писали, и просили. Вокруг меня от многих, очень многих я слышал то же самое, ни на кого я не мог опереться, кроме честного Трепова. Исхода другого не остава­лось, как перекреститься и дать то, что все просят»10.

Утверждение манифеста и его обнародование. Манифест был подписан Николаем II в Петергофе 17 октября 1905 г. в присут­ствии великого князя Николая Николаевича, Фредерикса и Витте. Одновременно император утвердил представленный Витте всеподданнейший доклад, в котором излагались основные положе­ния программы деятельности правительства. В тот же день мани­фест и утвержденный императором всеподданнейший доклад председателя Комитета министров Витте были официально опуб­ликованы.

Эти два законодательных акта содержали положения, не во всем между собою согласованные. Так, если в манифесте речь шла об одном законодательном учреждении — избираемой под­данными императора Государственной думе, то в докладе говорит­ся о придании законодательной функции, наряду с Государствен­ной думой, реформируемому Государственному совету. Для устра­нения этого противоречия был издан манифест 20 февраля 1906 г. «Об изменении учреждения Государственного совета и о пере­смотре учреждения Государственной думы». Новые нормы зако­нодательства были кодифицированы в Своде Основных государ­ственных законов, утвержденном в апреле 1906 г.

Как видно из истории создания манифеста 17 октября 1905 г., этот законодательный акт явился вынужденной уступкой верхов­ной власти, сделанной под давлением революции. Николай II ре­алистично оценил сложившееся положение. В письме к матери, написанном через день после утверждения манифеста, он конста­тировал: «Мы находимся в полной революции при дезорганиза­ции всего управления страною; в том главная опасность»11.

В стремлении подавить революцию Николай II и Витте были едины. Но их частные цели совпадали не полностью. Честолюби­вому чиновнику Витте, для которого пост председателя Комитета министров был формой почетной отставки, поручение возглавить правительство дало бы шанс вернуться к активной политической деятельности. Для этого надо было получить одобрение императо­ром представленного Витте всеподданнейшего доклада или хотя бы утверждение подготовленного им проекта манифеста, возлагав-


шего осуществление программы государственных преобразований на правительство. Самодержавному монарху Николаю II важно было вынужденную уступку изобразить как свой добровольный дар подданным. Реализации этого замысла соответствовала форма императорского манифеста, даже в редакции Витте.

Текст манифеста 17 октября 1905 г. «Об усовершенствовании государственного порядка» отразил как общую направленность этого законодательного акта, так и индивидуальные черты его со­здателей. Литературно-юридический анализ текста манифеста провел П.Н.Милюков — ученик В.О.Ключевского12. «Уклончи­вость выражений», в которые облечено содержание этого законо­дательного акта, побудила Милюкова, по его выражению, занять­ся «разбором того, что было обещано и что было недоговорено в манифесте».

Милюков построил свой разбор в форме вопросов к тексту ма­нифеста — рефреном в его анализе стало повторяющееся почти в каждом вопросе слово «почему»: «Почему даются в настоящем одни обещания, а исполнение их предоставляется в будущем «объединенному» кабинету? Что это будет за кабинет и в чем будет состоять «объединение»? Почему понадобилось подкрепить обещания «незыблемых основ» словом «действительное»? Поче­му, в особенности, «не останавливаются» выборы в Думу по ста­рому закону, а новые элементы населения привлекаются к выбо­рам лишь «по возможности», в порядке спешности, искусственно создаваемой? Почему «развитие начала общего избирательного права» отлагается до введения «вновь установленного законода­тельного порядка»?.. Прекрасно, что Дума наконец привлекается к изданию законов; но почему говорится лишь о ее «одобрении»? Почему в новом законодательном порядке скромно умолчано о другом факторе законодательства — Государственном совете? Ка­ковы гарантии «действительного участия выборных от народа» в надзоре над «властями» и почему это слово «надзор» предпочтено «контролю»?.. Почему подчеркнуто, что власти «поставлены от нас», то есть как бы несменяемы? Почему депутаты по-старинно­му названы «выборными»?». Милюков не определил общей на­правленности манифеста, но ограничился указанием на «явную двусмысленность» его содержания.

Сопоставление содержания акта и его формы может дать до­полнительную информацию о направленности закона и целях его создателей. Устойчивые разновидности актов имели определен­ный формуляр. В частности, манифесты российских императоров были личным обращением самодержца к подданным. Поэтому они начинались формулой: «Объявляем всем нашим верным поддан­ным». Заключительная формула содержала сведения о месте и времени подписания манифеста — день, месяц и год от Рождества Христова, а также лето царствования подписавшего акт самодерж­ца. Обязательным элементом манифеста была собственноручная


подпись императора. Отклонения от сложившейся традиции были чрезвычайно редки и в случае их обнаружения необходимо поста­раться выяснить причину аномалии.

В тексте манифеста 17 октября 1905 г. можно выделить сле­дующие структурные части: обоснование необходимости даруемых подданным благ; основное содержание манифеста; призыв ко всем верным сынам России; заключительная формула (указание на место и время утверждения акта); подпись императора. Содержа­ние первых двух частей акта в наибольшей степени отразило сложность ситуации, в которой создавался манифест, и разнона-правленность общественных интересов.

«Смуты и волнения в столицах и во многих местностях импе­рии», угрожающие «целостности и единству державы», «прямые проявления беспорядка», «бесчинства», «насилия» — вот терми­ны и понятия, в которых обосновывалась необходимость усовер­шенствования государственного порядка при одновременном пове­лении «подлежащим властям принять меры» к охране «людей мирных, стремящихся к спокойному выполнению лежащего на каждом долга».

Содержание основной части манифеста называет и характери­зует общие меры «к умиротворению государственной жизни», для реализации которых признано необходимым «объединить деятель­ность высшего правительства». С оговорками, которые отметил Милюков, на обязанность правительства возлагается выполнение воли императора: даровать населению «основы гражданской сво­боды», расширить избирательные права населения по выборам в Государственную думу, возложить на Государственную думу зако­нодательную функцию.

В каждом пункте, в каждой словесной формуле присутствует замысел осторожного и опытного Витте: дать то, что нельзя не дать сейчас, но дать так, чтобы можно было затем потихоньку от­нять. Ведь из формулировки «основы гражданской свободы», даже «незыблемые» следует, что это — еще не сами свободы; а положение о расширении избирательного права «теперь же», но «в мере возможности, соответствующей краткости остающегося до созыва Думы срока», оставляет широкое поле для различных трактовок и т.д. и т.п.

Однако в тексте манифеста 17 октября 1905 г. чувствуется и рука императора: Николай II не хотел утверждать проект мани­феста в редакции Витте; лично участвовал в редактировании ва­рианта Горемыкина—Будберга; готов был его подписать, но под давлением обстоятельств отступил. Он принял вариант Витте, но за одним единственным исключением: в тексте манифеста отсутст­вует начальная формула акта — обращение к подданным. В про­екте, который Витте передал Николаю II, эта формула была. С чем же связано ее исчезновение в окончательном тексте?


Трудно допустить, что традиционная для манифестов формула «Объявляем всем нашим верным подданным» могла быть пропу­щена при переписывании проекта опытными чиновниками минис­терства императорского двора. Столь же маловероятна невнима­тельность Николая II. Хорошо известно, что он не только заме­чал, но всегда исправлял ошибки и описки в представленных ему документах. На стадии утверждения манифеста исключить на­чальную формулу — обращение мог только император.

Что могло побудить Николая II сделать это? Император был очень обидчивым, но весьма сдержанным человеком. Свои обиды он выражал своеобразно. Так, 1 сентября 1904 г., за год с неболь­шим до описываемых событий, император записал в дневнике: «Настоящий осенний день: 7° с дождем и сильнейшим ветром... В первый раз пришлось затопить камин. Остался дома, обидевшись на погоду»13.

В случае крайнего недовольства кем-либо Николай II позво­лял себе выразить чувства только тем, что в письме к виновнику своего гнева опускал начальную формулу — обращение. Напри­мер, именно таким образом он выразил отношение к проступку своего дяди — великого князя Владимира Александровича. Вос­произведем полностью этот типичный для Николая II документ.

«Царское Село. 29 января 1897 г.

Просматривая репертуар театров, я увидел, что на днях опять состоится маскарад в Мариинском театре. Поэтому, в случае если бы мы захотели поехать туда, предупреждаю тебя, что я положи­тельно не желаю,чтобы в нашей ложе, с нами, сидели разные приглашенные и затем ужинали бы в нашей же комнате. Моя жена и я считаем это совсем неприличным и надеемся, что такой случай в той или другой ложе больше не повторится!

Мне было в особенности больно, что вы сделали это без вся­кого разрешения с моей стороны. При Папа ничего подобного не случилось бы, а ты знаешь, как я держусь всего, что было при нем. Несправедливо пользоваться теперьтем обстоятельством, что я молод, а также ваш племянник. Не забывай, что я стал главой семейства и что я не имею права смотреть сквозь пальцы на дей­ствия кого бы то ни было из членов семейства, которые считаю неправильными или неуместными. Более чем когда-либо необхо­димо, чтобы наше семейство держалось крепко и дружно, по свя­тому завету твоего деда. И тебе бы первому следовало бы мне в этом помогать. Избавь меня в будущем, прошу тебя, милый дядя Владимир, от необходимости писать подобные письма, которые всю мою внутренность переворачивают во мне.

Сердечно тебя любящий твой Ники*™.

Теперь поставим в этот ряд манифест 17 октября 1905 г. «Об усовершенствовании государственного порядка». Был ли импера­тор обижен на подданных? Безусловно — именно об этом гово-


рится в первых строках манифеста: «Смуты и волнения в столи­цах и во многих местностях империи нашей великой и тяжкой скорбью преисполняют сердце наше.» Законы Российской импе­рии ставили самодержца над подданными. Только Бога признавал Николай II стоящим над собой. Природные условия, погода, по его убеждению, не должны были доставлять императору неудоб­ства. Тем более подданные. И он в свойственной ему манере вы­ражает свое крайнее неудовольствие их действиями — исключает из текста манифеста обращение к ним.

Манифест 17 октября 1905 г. «Об усовершенствовании госу­дарственного порядка» — законодательный акт, принятый в дни острейшего кризиса императорской власти. История создания этого акта и его содержание определенно характеризуют общую направленность манифеста — попытку власти перехватить иници­ативу у революции.

Источники

Ведомости Верховного совета СССР. М., 1938—1989.

Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного совета СССР. М., 1989-1991.

Ведомости Верховного совета РСФСР. М., 1939—1990.

Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного совета РСФСР. М., 1990-1992.

Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верхов­ного совета Российской Федерации. М., 1992—1993.

Декреты Октябрьской революции. М., 1933.

Декреты Советской власти. Т. I—XIV. М., 1957—1997.

История Советской Конституции (в документах). 1917—1956. М., 1957.

Конституция общенародного государства. М., 1978.

Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосова­нием 12 декабря 1993 года. Любое издание.

Манифест 17 октября // Красный архив. 1925. Т. XI-XII.

Полное Собрание законов Российской империи: Собрание Первое (1649-1825). Т. 1-45. СПб., 1830; Собрание Второе (1825-1881). Т. 1-55. СПб., 1830-1884; Собрание Третье (1881-1913). Т. 1-33. СПб., 1885-1916.

Саатчиан А.Л. Полный свод законов Российской империи. Все 16 томов со всеми относящимися к ним продолжениями и дополнительными узако­нениями по 1 сентября 1910 г., в 2-х книгах. Кн. 1-2. СПб., 1911.

Свод законов Российской империи, повелением Государя Императора Николая Павловича составленный. Изд. 1832 г. СПб., 1832.

Свод законов Российской империи. Изд. 1906 г. Т. 1. Ч. 1. Свод основных государственных законов. СПб., 1906.

Собрание узаконений и распоряжений правительства, издаваемое при Правительствующем Сенате. СПб., 1863—1917.

Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского Прави­тельства. 1917—1924.

Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского прави­тельства РСФСР. М., 1924-1938.


Собрание законов и распоряжений Рабоче-Крестьянского правительства СССР. М., 1924-1938.

Собрание законодательства Российской Федерации. М., издается с 1994 г.

Царскосельские совещания. Протоколы секретного совещания в апреле 1906 г. под председательством бывшего императора по пересмотру Основ­ных законов // Былое. 1917. № 4 (26), октябрь.

Литература

Дякин B.C. Чрезвычайно-указное законодательство в России (1906— 1914 гг.) // Вспомогательные исторические дисциплины. Т. VII. Л., 1976.

Журавлев В.В. Декреты Советской власти 1917-1920 гг. как исторический источник. М., 1979.

Злоказов Г.И. Документы всенародного обсуждения проекта новой Кон­ституции СССР как исторический источник. М., 1984.

Кабанов В.В. Из истории создания Конституции 1936 г. // История СССР. 1977. № 6.

Корево Н.Н. Об изданиях законов Российской империи. 1830—1899. Сборник сведений об изданиях Свода законов и Продолжений к нему, Пол­ного собрания законов, Свода военных и морских постановлений, а также об изданиях местных законов. СПб., 1900.

Корево Н.Н. Об изданиях законов Российской империи. 1830—1906. До­полнение к Сборнику сведений... СПб., 1907.

Корево Н.Н. Об изданиях законов Российской империи. 1830—1911. Вто­рое дополнение к изданному в 1900 г. Сборнику сведений... СПб., 1912.

Кочаков Б.М. Русский законодательный документ XIX—XX вв. // Вспо­могательные исторические дисциплины. Сб. статей. М.; Л., 1937.

Шепелев Л.Е. Законодательные акты акционерного учредительства // Источниковедение отечественной истории. Вып. 1. М., 1973.

Якубовская С. И. Из истории разработки первой Конституции СССР // Источниковедение отечественной истории. 1975. М., 1976.

Примечания

1 Декреты Советской власти. Т. 1. М., 1957. С. 8-9.

2 Ленин В.И. Случайные заметки. III. Объективная статистика //Ленин В.И.
Поли. собр. соч. Т. 4.

3 Декреты Советской власти. Т. 1. М., 1957. С. 44.

4 Витте С.Ю. Воспоминания. М., 1960. Т. 2. С. 96.

5 Законодательные акты переходного времени. Изд. 3. СПб., 1909. Преди­
словие. В первое издание (1906 г.) включены законодательные акты с 12
декабря 1904 г. по 1906 г., во второе издание — с 12 декабря 1904 г. по
1907 г., в третье издание — с 12 декабря 1904 г. по 1 сентября 1908 г.

6 Дневники императора Николая II. М., 1991. С. 284-285.

7 Витте С.Ю. Воспоминания. М., 1960. Т. 3. С. 3-56. Глава 52. Манифест 17
октября.

8 Манифест 17 октября // Красный архив. 1925. Т. Х1-ХП. С. 39-106.

9 Так, Витте воспроизвел в тексте своих воспоминаний хранившиеся в его
личном архиве свидетельства участников и очевидцев создания манифес­
та 17 октября 1905 г. Среди них «Записка князя Н.Д.Оболенского». В


журнале «Красный архив» этот же документ опубликован по тексту, хра­нившемуся в архиве Витте и с его правкой. Документ озаглавлен «Днев­ник князя А.Д.Оболенского» с указанием, что «заголовок сделан рукою Витте, причем сперва им было написано «Записка» вместо слова «Днев­ник». В итоге не ясно, кому из братьев князей Оболенских — Николаю или Алексею — принадлежит авторство.

Ю Российский Императорский Дом. Дневники. Письма. Фотографии. М., 1992. С. 74-75.

И Там же. С. 75.

12 Милюков П.Н. Воспоминания. М., 1991. С. 210-211.

13 Дневники императора Николая II. С. 227.

14 Российский Императорский Дом. Дневники. Письма. Фотографии.
С. 59-60.


Глава 8




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных