Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Методологические основания исторического творчества А.С. Лаппо-Данилевского.




Лаппо-Данилевский своим творчеством знаменовал преодоление классического позитивизма и становление неокантианства. Уже в ранних работах историк придавал первостепенное значение общим понятиям для уяснения процесса исторического развития. В 1890-е годы работая над магистерской диссертацией, Лаппо-Данилевский практически одновременно задумывает труд по истории русской культуры и по истории, что позволяет нам говорить о зарождении феноменологической концепции в этот период. К этому же периоду относится одна из первых попыток определения исторической науки как "изучение норм общественного развития, общих всему человечеству". И все же определяющими в это время остаются позитивистские установки.

В одном из лекционных курсов по русской истории (1891-1892) автор воспроизводит позитивистскую модель исторического исследования. Изучение истории должно сводиться к: 1) собиранию материала; 2) его классификации; 3) критике; 4) объяснению; 5) осмыслению. Русская история, по Лаппо-Данилевскому должна заниматься изучением явлений развития, обнаружившихся в живом взаимодействии духовных, хозяйственных и правовых интересов древнерусского населения.

Толкование причинности исторического процесса также вполне вписывается в позитивистский дискурс - ее необходимо разложить на мельчайшие производные. Изучая причинность в соотношении исторических фактов историк приближается к изъяснению внутреннего содержания явления. На рубеже веков в русской философской и обществоведческой литературе разворачивается критика норм позитивистской парадигмы ".

Решающее значение на формирование методологических позиций ученого оказала философия баденской школы неокантианства. Однако доминирующее влияние неокантианской теории в мировоззрении Лаппо-Данилевского (и здесь мы соглашаемся с современными исследователями А.Н.Нечухриным и С.П.Рамазановым) сочеталось с сохранением более ранних пластов, связанных с позитивизмом, и открытости для принятия ряда идей "философии жизни". “Такой сплав внешне противоречивых идейных влияний в мировоззрении исследователя обусловил глубоко оригинальное содержание его теоретико-методологической концепции”.

Новые методологические позиции Лаппо-Данилевского отражены в его фундаментальной работе “Методология истории”, где он предложил следующую структуру методологии истории как особой дисциплины.

1) Теория исторического знания.

2) Методы исторического изучения.

2.1) Методология источниковедения.

2.2) Методология исторического построения.

Основное ядро всей методологии истории, по мнению Лаппо-Данилевского, составляет теория исторического знания, поскольку именно она занимается установлением исходных принципов исторического познания, суть которых заключается в рассмотрении следующих вопросов:

- с какой теоретико-познавательной точки зрения история изучает данные нашего опыта?

- какое значение историк должен придавать принципам причинно-следственности и целесообразности в исторических построениях?

- каков критерий исторической оценки, на основании которого историк производит выбор материала?

- в каком смысле историк пользуется понятиями “эволюция”, “прогресс”, “регресс” и т.п.?.

Теория исторического знания включает также анализ того, как перечисленные вопросы решались различными школами и направлениями, какой характер получает историческая наука в зависимости от подходов к данным вопросам. Вторая часть методологии истории, согласно Лаппо-Данилевскому, в качестве составного компонента включает методологию источниковедения: “Методология источниковедения, устанавливает принципы и приемы, на основании и при помощи которых историк, пользуясь известными ему источниками, считает себя в праве утверждать, что интересующий его факт действительно существовал (или существует)”.

Наконец, заключительный компонент методологии истории - методология исторического построения - “устанавливает принципы и приемы, на основании и при помощи которых историк объясняет, каким образом произошло то, что действительно существовало (или существует), построяет историческую действительность”. Принципы и методы исторического построения, по мнению Лаппо-Данилевского, не следует путать с техническими приемами и правилами конкретной исследовательской работы, хотя генетически методологические принципы развивались вместе с техническими приемами исследования. Александр Сергеевич принял неокантианское понимание предмета истории как "науки о культуре" и в целом придерживался неокантианской классификации наук на науки номотетические и идиографические. Но тем не менее создал методологическую концепцию более гибкую, избегающую крайностей идиографической и номотетической точек зрения. Он синтезировал эти понятия, рассматривая их как два подхода к единому объекту истории., как некой цельности. При рассмотрении процесса внедрения номотетического метода в историческую науку Лаппо-Данилевский дает обзор трех концепций и исследовательских направлений, которые существенно повлияли на становление номотетической теории исторического познания. Среди них называются антропологические исследования, сравнительная этнография, история культуры, историко-лингвистические исследования, историческое правоведение, эволюционные теории, экономическая история. Особое внимание уделяется влиянию достижений в области социальной психологии на формирование номотетической точки зрения в теории исторического знания. Современные историки, отмечает Лаппо-Данилевский, чтобы обосновать и продемонстрировать научность своих исследований, часто прибегают к анализу социально-психологических факторов исторического процесса. Крайнюю форму данная тенденция приобрела в методологических установках К.Лампрехта, который утверждал, что “история ничто иное, как прикладная психология”, она изучает “развитие психических продуктов, общих данному человеческому обществу”.

По мнению Лаппо-Данилевского, все номотетические построения стремятся объединить данные нашего опыта при помощи общих понятий, например, таких, как “эволюция”, “эволюционный ряд”, “цивилизация”, “исторические циклы”, “культурно-исторический тип”, “закон”. Однако, ставя перед собой задачу выявления общего, закономерного, повторяющегося, типического в истории, номотетически ориентированные исследователи, считает Лаппо-Данилевский, не учитывают главный интерес, лежащий в основе исторической науки, - интерес к индивидуальному, конкретному, неповторимому. Один и тот же объект можно рассматривать с номотетической и идиографической точек зрения. Человек ценит не только обобщения, но и конкретное. Научное удовлетворение нашего интереса к конкретному дается особого рода науками - историческими, подчеркивает Лаппо-Данилевский. Это не значит, что историка должны интересовать исключительно индивидуальные особенности объектов. В своих построениях, отмечает Лаппо-Данилевский, историк широко пользуется обобщениями, к примеру, законами душевной жизни, законами ритма, законами психических мотиваций, психологии толпы. Историк может пользоваться также понятиями “тип”. Но пользуется он всеми формами обобщения иначе, чем представители других наук. Для естествоиспытателей, например, обобщения представляют главную научную цель, в то время как для историков они - средства. Их установление не составляет цели исторического знания, историк прибегает к разного рода обобщениям в качестве средств для понимания конкретно данной действительности. Так, пользуясь понятием о типе французского солдата революционной эпохи, историк обратит внимание, прежде всего, на те или иные отклонения от сконструированной модели, отметив, к примеру, индивидуальные особенности Гоша или Наполеона. Точно также типы материальной или духовной культуры, хозяйства или религии будут интересовать историка прежде всего с точки зрения их индивидуальных, особенных, конкретных проявлений. Историко-идиографическая точка зрения, утверждает Лаппо-Данилевский, требует объяснений и анализа различных отклонений от типичного.

Идиографическая точка зрения на теорию исторического знания, согласно Лаппо-Данилевскому, не исключает рассмотрения “коллективных” объектов. Всякий раз, когда историк имеет дело с “коллективным существом” (социальная группа, народ, государство и т.д.), он не выходит за рамки метода, поскольку подходит к нему как к целостности, имеющей свое индивидуальное лицо, характеризуемое совокупностью определенных признаков. Лаппо-Данилевский подчеркивает, что образование индивидуальных понятий в исторической науке связано со следующими необходимыми процедурами:

- отбор фактического материала в соответствии с представлением об его историческом значении и ценности;

- построение целостного образа исследуемого объекта, основанного на понимании и переживании его ценности.

Указанные процедуры предполагают применение аксиологического подхода к объекту исторического исследования.

Важным компонентом теории А.С.Лаппо-Данилевского является учение о ценностях социологического и исторического знания. Учение о ценности ученый относил к числу "важнейших проблем социологического и исторического знания". Он критиковал построения философов и историков, в которых отрицалось, либо должным образом не учитывалось, с его точки зрения, понятие ценности в истории. По мнению Лаппо-Данилевского, историк изучает индивидуальные события. Но "действительность, - писал он, - слишком разнообразна для того, чтобы можно было изобразить ее во всей полноте ее индивидуальных черт". Поэтому историк, как и естествоиспытатель, нуждается в критерии, с помощью которого он бы мог упрощать свой материал и "выбирать из многоплановой действительности то, что имеет историческое значение". Такой критерий должен иметь всеобщее значение. Для признания всеобщего значения факта надо признать его ценность с точки зрения познавательной, этической или эстетической. Таким образом, объекты получают в наших глазах соответствующее положительное или отрицательное значение. "Само индивидуальное, - указывал в этой связи Лаппо-Данилевский, - нельзя признать существенным вне отнесения его к какой-либо ценности... История изучает человека, поскольку он содействует (или препятствует) реализации социальных, политических ценностей и т.п.; то же самое можно сказать и про событие. Таким образом, в отнесении данного факта к данной ему культурной ценности историк-ученый получает критерий для выбора фактов из многосложной действительности: он оценивает объект путем отнесения его к культурным ценностям, как наука, нравственность и искусство, церковь и государство, социальная организация и культурный слой и т.п.".

Предельным понятием в концепции Александра Сергеевича была категория исторического целого.Она заменяла собой в его методологии истории понятие общего, свойственного номотетическому подходу. К образованию категорий исторического целого, по мнению мыслителя, и стремится идеографическое построение истории, нацеленное на изучение конкретной действительности в ее индивидуальности. Как отмечает О.М. Медушевская историка “интересует возможность системного подхода к объекту гуманитарного исследования, который и характеризуется рассмотрением объекта как целостности, выявлением типов связей его элементов. Вне целого его часть не может быть правильно понята и интерпретирована, - эту принципиальную идею системного подхода Лаапо-Данилевский неоднократно подчеркивает”. Итак, понятие об историческом значении индивидуального, предполагает выяснение исторической связи фактов с вызвавшими их причинами и порожденными ими следствиями, и служит историку для объединения его представлений о прошлом. Оно позволяет установить "те важнейшие центральные факты, с высоты которых он может усмотреть группы и ряды второстепенных фактов и разместить их вокруг главных". Вместе с тем, объединение представления историка о действительности, понятие об исторической связи между смежными фактами, по Лаппо-Данилевскому, дает возможность осмыслить историю как непрерывный процесс. Таким образом, писал он, исследователь образует понятие о целом, признавая, "что каждый отдельно взятый исторический объект входит в одно целое, вместе с другими такими же объектами, и что каждый из них тем самым определяется в своей индивидуальности, как незаменимая часть целого".

Всякое целое ученый рассматривал как некую индивидуальность. В то же время он противополагал понятие "целое" и "общее", поскольку в целом всякое индивидуальное сохраняет свое самостоятельное значение. С такой точкой зрения, в качестве индивидуальности, как "единичное в своем роде целое", может выступать все "культурное" человечество, частями которого являются отдельные "исторические" народы. Основываясь на понятии о человечестве как историческом целом, историк, по Лаппо-Данилевскому, и может установить историческое значение каждого отдельного факта. "Вообще, - писал он, - рассуждая об истории человечества, историк прежде всего характеризует его некоторым реальным единством его состава: человечество состоит из индивидуальностей, способных сообща сознавать абсолютные ценности, что и может объединить всех; по мере объединения своего сознания человечество все более становится "великой индивидуальностью"; она стремится опознать систему абсолютных ценностей и осуществить ее в истории... Такое воздействие предполагает, однако, наличность цели общей для всех по своему значению, существование общей воли и проявление объединяющей и организованной деятельности членов целого, создающих культуру человечества". С такой точки зрения, по его мнению, историк и конструирует исторический процесс, в котором человечество приобретает все большее историческое значение благодаря постепенно возрастающему единству человеческого сознания.

Методолого-источниковедческая концепция Лаппо-Данилевского в своей основе содержала идею об истории как “науке о духе”. В соответствии с данной установкой исторический процесс рассматривается в свете эволюции психической жизни людей, а исторический источник понимается как “реализованный продукт человеческой психики”. Согласно Лаппо-Данилевскому, исторический источник, во-первых, призван отразить духовную жизнь прошлого; во-вторых, сам источник является продуктом духовной деятельности; в-третьих, на содержание источника в первую очередь влияет духовная атмосфера его времени; в-четвертых, методы анализа источников должны базироваться в основном на психологическом подходе к ним. В широком смысле исторический источник трактовался Лаппо-Данилевским как продукт человеческого творчества, генетически связанный с прошлой человеческой деятельностью. Сама эта связь истолковывалась им как основа для признания возможности отражения в источнике объективно существовавших социальных процессов. Деятельность, породившая источник, рассматривалась Лаппо-Данилевским как связующая нить между историком как субъектом познания и исторической реальностью как объектом исторического изучения. В связи с этим источник трактовался как “непосредственный результат той самой деятельности человека, которую историк должен принимать во внимание при построении исторической действительности, включающей и означенный результат”.

В своем методологическом труде Лаппо-Данилевский проанализировал различные способы постижения прошлого в зависимости от вида деятельности, заложенного в источнике. В источнике как продукте деятельности содержатся как черты психики субъекта деятельности, так и особенности способов его созидания. Так, например, по внешнему виду предмета (отполированный или оббитый камень) можно судить о технике изготовления предмета; по форме глиняного сосуда можно говорить о том, “сделан ли он от руки или при помощи гончарного круга и т.п.”. Кроме того, в историческом источнике воплощена определенная жизненная потребность и “функциональная зависимость от местных условий”. Согласно Лаппо-Данилевскому, в любом источнике запечатлена психическая деятельность, а если это письменный, знаковый источник, - то и мысленные впечатления автора источника о современной ему действительность. Отсюда -главная задача историка - обнаружение духовно-психического содержания источника, представляющего собой объективированную форму человеческого творчества. Взгляд на источник как на объективированную форму человеческого творчества лежит в основе всей источниковедческой концепции Лаппо-Данилевского. Рассмотрение остатков прошлого без учета их духовно-творческого начала, технологического, целеположенного момента по сути означает вычеркивание их из сферы исторического познания, ибо они, таким образом, оказываются мертвы, или, по словам Лаппо-Данилевского, представляют собой не более чем “груду камней, тряпок, бумажек и т.п.”.

В зависимости от степени близости познающего субъекта (историка) к запечатленному в источнике факту (информации) Лаппо-Данилевский разделил все источники на два основных вида: остатки и предания. К остаткам Лаппо-Данилевский относил такие источники, которые дают историку возможность непосредственно считывать информацию о запечатленных в них фактах прошлого. Например, к такого рода источникам-остаткам он относил материальные памятники культуры в их натуральном виде. Источники-предания - это уже иной тип источников, более опосредованный, поскольку заложенная в них информация уже прошла определенную интерпретационную обработку в виде либо изобразительных образов, либо словесных описаний. К примеру, такой источник, как склеп, является остатком, а его изображение (картина склепа) и его описание будут относиться к опосредованным источникам-преданиям. К разновидностям источников-остатков Лаппо-Данилевский относил также определенную часть письменных источников, например, юридические акты, документы международных договоров, международные трактаты и т.д. Такого рода источники, по его мнению, следует отличать от преданий, т.е. рассказов о совершенных юридических сделках, заключенных договорах и т.д. На основании источника-остатка историк “получает возможность по нему непосредственно заключать о том, что и факт, остаток которого доступен его исследованию, действительно существовал”. Напротив, когда историк имеет дело не с остатком факта, а с его отображением в предании, он не обладает возможностью по одному непосредственному восприятию источника заключить о существовании факта. Поэтому историк должен прежде подвергнуть данный источник специальному анализу на достоверность, так как не исключено, что его содержание может быть вымыслом. Основная разница между источником - преданием и источником - остатком, таким образом, заключается в том, что в последнем случае “исторический факт как бы сам о себе отчасти свидетельствует перед историком”, т.е. выступает одновременно и “подсудимым” и “свидетелем”. В предании же “подсудимый” (факт) и “свидетель” (изображение, рассказ) разделены. При этом показания “свидетеля” (художника или рассказчика) не обязательно совпадают с показаниями “подсудимого” (изображаемого или обозначаемого).

В основе приведенной классификации источников, по словам самого Лаппо-Данилевского, лежит теоретико-познавательная точка зрения, которая “допускает возможность рассматривать хотя бы один и тот же объективно данный конкретный источник или в качестве остатка культуры, или в качестве исторического предания”. Все дело в том, с каких позиций данный источник изучается, а не в различии самих источников. Если историк изучает по данному источнику ту деятельность, продуктом которой этот источник является, то источник рассматривается как остаток, если же историк изучает по тому же источнику другую деятельность, продуктом которой данный источник не является, то по отношению к ней он будет преданием. Важной методологической проблемой источниковедения Лаппо-Данилевский считал вопрос о способах и интерпретации источников. Он выделял следующие методы интерпретации: психологический, технический, типизирующий, индивидуализирующий. Главная роль отводилась психологическому методу. Сущность данного метода Лаппо-Данилевский определял следующим образом: “Психологическое истолкование источников основано... на принципе признания чужой одушевленности: оно исходит из понятия о чужом сознании, обнаруживается в данном продукте... ”. Основная трудность психологической интерпретации состоит в том, чтобы переживаемое историком представление совпало с чужим, запечатленном в источнике представлением о наблюдаемом материальном образе. Достижение такого совпадения затруднено, во-первых, различиями между психикой историка и психикой автора источника, во-вторых, часто встречающейся неопределенностью значения какого-либо знака, отражающего состояние психики автора источника. Так, например, восклицание “Ах!” может иметь различные смыслы: горе, радость, удивление, усталость и т.д.

Говоря о типизирующем методе интерпретации источников, Лаппо-Данилевский указывал на его собственно исторический характер, поскольку данный метод предполагает понимание источника в контексте той эпохи, в которой он возник, под влиянием которой сложилось его содержание. Лаппо-Данилевский выделял два вида типизирующей интерпретации: систематическую и эволюционную. Когда речь идет о культуре как определенной системе, то применяется систематический метод, когда же имеется в виду стадия эволюции, то используется эволюционный подход. Индивидуализирующий метод интерпретации, по Лаппо-Данилевскому, состоит в том, чтобы раскрыть индивидуальные особенности деятельности, породившей источник. “Вообще, -писал он, - историк исходит из индивидуальных особенностей психики автора для окончательной интерпретации соответствующих особенностей его произведения, взятого в его ценности.”. При помощи индивидуализирующей интерпретации, писал Лаппо-Данилевский, историк проникает в тайники личного творчества автора, что позволяет лучше понять содержание самого источника.

Понимание индивидуальности автора можно достигнуть двумя путями: аналитическим и синтетическим. “При анализе личности автора историк может исходить или из биографических данных о нем, или сосредоточивать свое внимание на его произведении, восходя от него к личности автора”. В первом случае историк приходит к пониманию авторского замысла через анализ его жизненного пути, во втором - через целостное восприятие произведенного автором источника. При этом сам источник можно рассматривать как факт биографии его автора. Так, например, мемуары Наполеона связаны с его пребыванием на острове Св. Елены, “Мысли” Бисмарка относятся к периоду расцвета его государственной карьеры, а “Воспоминания” - к периоду жизненного заката. Наконец, технический метод интерпретации, согласно Лаппо-Данилевскому, сводится к пониманию средств, которыми пользовался автор для представления своих мыслей и которые запечатлялись в форме источника. Иначе говоря, техническая интерпретация есть восхождение от формы к содержанию источника, его замысла и предназначения. Так, например, по почерку в известном смысле можно судить о характере автора. При изложении способов технической интерпретации исторических источников Лаппо-Данилевский указал на познавательные возможности искусственного воспроизведения, или моделирования, формальных и содержательных сторон источника. Лаппо-Данилевский приводит пример, когда ученый-металлург Гоуленд построил первобытную плавильную печь, с помощью которой стремился понять, как в глубокой древности изготовлялись бронзовые вещи...

Тот же метод моделирования можно применить и для понимания письменных источников, считал Лаппо-Данилевский: “Надлежащее понимание свойств чужой речи и письма, в случае нужды, легче усвоить путем их искусственного воспроизведения”. Все методы интерпретации источников, применяемые в их единстве, рассматривались Лаппо-Данилевским как способы адекватного осознавания прошлого. Подводя итог своего методологического анализа исторического знания и способов интерпретации источников, Лаппо-Данилевский отмечал, что историческое понятие имеет не только теоретическое, но и практическое значение, поскольку позволяет “соучаствовать в культурной жизни человечества”.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных