Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Женская поэзия II половины XX века: основные этапы, направления, проблематика, жанр, стиль




Следующая литературная эпоха 1940-1950-х годов проходит под знаком господства социалистического реализма. Литературный метод был закреплен идеологически. Творчество женщин-писательниц чаще всего отражало общую тематику и проблематику советской литературы: например военную тему – поэзия Юлии Друниной, Ольги Берггольц и Анны Ахматовой.

Основная тема стихотворений Юлии Друниной – это фронтовая юность со всеми её сопереживаниями («ознобные могилы-блиндажи», «окопная тоска» и т.п.). Так же прослеживаются темы горячего патриотизма, пылкость первой любви и невозвратимые утраты, самоотверженность дружбы и сила сострадания. Её стихи проникают в душу и рождают реальные картины, которые остаются в памяти великолепными и в тоже время страшными, суровыми образами. Друнина писала в рамках соцреализма, но даже эти рамки не смогли закрыть собой всю полноту и искренность её творчества.

Ольга Федоровна Берггольц, так же как и Друнина, не отходила от принципов соцреализма, утверждала своим жизненным примером вечные нравственности ценности. Такие понятия, как долг, честь, совесть, мужество и верность, во всей полноте их смысла Ольга Берггольц пронесла через свою поэзию. Высшее назначение поэта заключается в умении пережить и понять горе, утрату, боль, страх и найти в себе силы вопреки всему бороться и верить в победу. Это несгибаемое мужество и стойкость вдохновляли, помогали вопреки всем тяготам войны выжить.

Анне Ахматовой не довелось побывать на фронте, но горечь войны она вкусила сполна — воевал её сын. В поэзии она раскрыла всё горе и боль матерей, любимых, сестёр, одновременно вселяя в их душу и сердца веру в победу. В войне самое чудовищное было то, что гибли невинные дети. Эта проблема была особо близка Ахматовой как матери, женщине. Идея о непобедимости русского народа нашла свое отражение во многих произведениях Ахматовой. Писала она в рамках реализма.

Первые годы “оттепели” стали настоящим “поэтическим бумом”. Поэты открыто выходили на улицу и читали свои стихи. К периоду 1960-х гг. можно отнести замечательную поэтессу Беллу Ахмадулину, она же является одной из наиболее ярких представителей среди поэтов-женщин вообще. Поэзия для Ахмадулиной – это встреча внутреннего мира с миром традиционным, с миром новых предметов (магнитофон, самолёт и др.). Даже самые маленькие мелочи играют для нее и её поэзии огромную роль, они служат импульсом поэзии. Динамика, а не статика определяет ритм стихов Ахмадулиной. Поначалу её поэзия была необычна для того времени, но потом она стала эпичнее и проще.

1970 – 1980 гг. являются периодом «застоя» в политическом развитии, однако в русской литературе застоя не было. Более того, основные черты литературного процесса 70-ых гг. обозначились как продолжение и развитие главных тенденций, проявившихся уже в 50-60 гг., и в то же время они обрели новое качество в поэзии. Из женщин представителями этой эпохи можно назвать Ирину Борисовну Ратушинскую и Татьяну Бек

Ирина Ратушинская в своей поэзии приближались к теме христианской доброты, она писала о христианской любви, о бескорыстии, и хотя само слово «христианская» не произносилось, христианская мысль, христианское чувство в её творчество проникали.

Татьяна Бек в своих стихах описывала историю, смысл жизни, раскрывала тему любви и одиночества, её поэзия становилась всё более пессимистичной, потому что её мнение в этапе «застоя» пришло в резкое противоречие с её идеалами.

Под всей литературой эпохи «застоя» можно указать общий знаменатель. Этот период характеризуеться поворотом от проблематики социальной к проблематике нравственной: к вопросам достойного бытия, теме зла и добра, к духовным ценностям. Цензура в то время не разрешала писать прямо о Боге, но поэты всё равно ввели своё творчество в это русло.

1990 – 2000-е гг. для литературы стали новой ступенью. Уделяется огромное внимание рифменной системе[9]. На веру уже запретов никаких нет, так что поэты часто обращаются в своём творчестве к высшим силам. К ярким представителям этого периода среди женщин можно отнести Н. Карташову и Л. Щипахину.

Нина Карташова пишет о великой России, о природе, о Боге, её стихи пропитаны женственностью и мелодичностью. Воспевая всё прекрасное на земле, она словно по Высшей Воле встречается с душой, милосердием и духовным героизмом.

Легендарная поэтесса Людмила Щипахина писала не только о внешних событиях, но и о своих внутренних переживаниях. В её поэзии раскрыты многоаспектные темы: тема любви, жизни, Бога, России и др. Она тонко чувствует и понимает женскую психологию и душу, несмотря на то, что она секретарь Правления Международной Ассоциации писателей баталистов и маринистов. Пишет в рамках романтизма.

2010-е годы – это уже современный этап в литературе. Из женщин можно выделить В.Павлову и С.Сырневу.

В поэзии Веры Павловой много не тела — много самой поэзии. Поэтесса демонстративно не прибегает к модным нынче приемам в работе со словом. Ее «телесное» наполнение, «плотский» антураж — лишь один из удачно выбранных художественных приемов, оправдавших себя мощным резонансом в культуре и социуме. Она не злоупотребляет реминисценциями. Парадоксальность, даже афористичность ее строк порой строятся на аллюзиях («Принцесса на горошине» весьма показательна).

Вера Павлова рассуждает так: "Женская поэзия" - почти жанровое определение, что-то вроде "женского романа". Таким образом, по Павловой, понятие "женская" поэзия - это поэзия, созданная поэтессами. Различия между женщиной-поэтом и “поэтессой” лежат в том, что есть способность, которой отдается вся жизнь, и есть некий род занятий, которые могут доставлять удовольствие, могут быть достойными или ничтожными - в зависимости от человека. Но они не есть единственно возможная сфера его осуществления, поскольку для этого недостает масштабного поэтического дара.[10]

Лирика Светланы Сырневой несет в себе редкие художественные достоинства, философское напряжение, интересную изобразительную мощь.

Стихи Сырневой нежны, гармоничны и текучи, они обладают чертами истинного и прекрасного. В них есть единое цельное ощущение мира. Творчество Светланы Сырневой необъятно.

Роль поэзии по-прежнему велика; задача её схожа с задачей науки — свести бесконечное разнообразие действительности к возможно меньшему числу обобщений, — но средства её подчас шире. Её чувствительный элемент даёт ей возможность влиять там, где сухие формулы науки бессильны. Порождая общие чувствования, давая наиболее тонкое и в то же время общепонятное выражение душевной жизни, она роднит людей, усложняет их мысль и упрощает их отношения. В этом её особое значение, в этом причина её дарственного, среди других искусств, положения.

Одновременно именно военная тематика позволила женской поэзии ярче всего проявить свои специфические особенности. Поэтессы переносили на бумагу свое видение и восприятие войны, отражали ее суровую реальность, воспевали героизм русского народа. Также в это время творила в эмиграции Марина Цветаева, которой овладевала тоска по Родине и которая, впоследствии, вернулась в уже чужую, по сути, Россию.[11]

Вспомогательной мерой речи является стих (или стихотворная строка), а также рифмы, метр и проч. Нередко слово поэзия употребляется в метафорическом смысле, означая легкость изложения или красоту изображаемого, и в этом смысле поэтичным может быть назван особый прозаический текст; во избежание различного хаоса в научной литературе существует тенденция избегать слова поэзия и говорить исключительно о стихах, однако и такое словоупотребление не свободно от недостатков, поскольку основное значение термина «стих» — особенная стихотворная строка.

В современной культуре под поэзией обычно понимают вид искусства, забывая, что и в нынешней повседневной жизни достаточно текстов поэтических, но не художественных. Исторически же стихотворными могли быть тексты любого содержания, вплоть до научных и медицинских трактатов. Целесообразность облекания этих текстов в стихотворную форму была связана с тем, что таким образом текст отдалялся от обыденной речи, отвечавшийся как наиболее важный, значимый.

Так что же все-таки представляет собой женская поэзия? По этому поводу существует много различных точек, мнений, мыслей. Например, по мнению Ольги Седаковой, поэзия кончилась, а женская тем более. Противоположное мнение высказывает поэт и критик Данила Давыдов: "Поэзия сейчас испытывает действительно расцвет, даже не равный, но превышающий Золотой и Серебряный века. К сожалению, это не все желают замечать - именно не желают, не просто не замечают. На это есть свои объективные причины. В настоящее время поэзия, как и словесность в целом, представляет собой "многоукладное хозяйство".

Спустя большое количество времени женская поэзия была на задворках большой литературы, но женщины-поэтессы были всегда. Мир искусства всегда был неравноправен по отношению, как к мужчине, так и женщине. И даже само слово «поэтессы», особенно в устах мужчины, звучит несколько презрительно. Поэтессы каждый раз обязаны были доказывать свое право на существование. А ведь женская поэзия – это особый мир. Мир пронзительно чувственный, одухотворенный, где есть место радости и печали, но нет – равнодушия. Существуют ли гендерные различия в поэзии? Ангелы, души, духи и силы природы – пола не имеют. Поэт – един в двух лицах. Его приемная волна вне тел и гендерной психологии, призванной поддерживать существование вида. Поэзия как все мировое и неугасимое – суть вечность и космос.

Женщины-поэтессы XX-XXI веков нисколько не уступают мужчинам по силе таланта и выразительности, их стиль особенный и уникальный. О чем чаще всего говорит женщина в своих стихах? Конечно, о том, что ей близко, что составляет сущность её жизни: о любви. Как например, Инь и Янь (женское начало и мужское начало) представляют собой две глубокие силы, которые создают вселенную и приводят ее в гармонию путем своего взаимодействия. Они представляют две противоположные энергии, которые, видоизменяясь и взаимодействуя, показывают динамику мира. Инь и Янь зависят друг от друга, создают непрерывное движение, поднимаясь и опускаясь, как волны, и поддерживают взаимную гармонию. Как мужчина и женщина являются партнерами в танце, в любви и жизни, так Инь и Ян не только противоположны, но и дружно дополняют друг друга.

Женщина вошла в области творчества и мысли, которые прежде казались чисто мужскими. Но когда она пришла в поэзию, эта самая поэзия уже существовала сотни лет (русская) и тысячи лет (мировая) и была пропитана традицией. И всю эту поэзию в основном создали мужчины.[12] Большинство мужчин-критиков, ища причину несостоятельности женской поэзии, говорят, в первую очередь, о каноне. По словам американского литературоведа Мэйера Говарда Абрамса “распространенные представления о нормативном каноне великих произведений были созданы в соответствии с идеологией, политическим развитием и преимуществом, провозглашенными элитой и привилегированным классом, к которому принадлежали мужчины-европейцы, и, как результат, в канон вошли в основном произведения, которые провозглашали расизм, патриархат, империализм, а то и вовсе исключали интересы этнических меньшинств, женщин, работников, неевропейской цивилизации”.

Конечно, можно выделить общие типологические черты, характерные для любого поэта, неважно - женщины или мужчины. Если судить лишь по ним, в таком случае, рассуждения о различии женщины-поэта и поэтессы верны. Но каждый поэт по-своему обладает рядом исключительных, особенных черт, которые и определяют общий тон его поэзии. Таким образом, четкое отнесение писателя к определенной категории не будет полно отражать характер его поэзии, что конечно нельзя считать верным.

Множество женщин создают стихи, которые, по сути дела, являются романтизацией их бытовых ощущений. Такая “поэзия” носит прикладной характер, и к ней нельзя относиться серьёзно. Это нормальное жизнеотправление, которое никак вообще не влияющее на развитие поэзии. Между тем, настоящие поэтессы не красовались в своих женских чувствах и умели их “отфильтровать” как сор (“Когда б вы знали, из какого сора...”)”.

Такой мысли придерживается современный поэт Вера Павлова, которая рассуждала: "Женская поэзия" - почти жанровое определение, что-то вроде "женского романа". Таким образом по Павловой понятия "женская" поэзия - это поэзия, созданная поэтессами. Различия между женщиной-поэтом и “поэтессой” лежат в том, что есть способность, которой отдается вся жизнь, и есть некий род занятий, которые могут доставлять удовольствие, могут быть достойными или ничтожными - в зависимости от человека. Но они не есть единственно возможная сфера его осуществления, поскольку для этого недостает масштабного поэтического дара. [13]

Время идет вперед, а противников такого отношения к "женской" поэзии все больше и больше. С этой мыслью сходен взгляд на женскую поэзию французской писательницы Поль Констан которая сказала: “Когда мужчина пишет о мужчинах, он пишет о человечестве в целом; когда женщина пишет о женщинах, она создает женскую литературу”. Но ведь у каждого свой взгляд на эту атмосферу любви, каждый видит и чувствует это по-разному.

Действительно, самое интересное в женской литературе - то, что есть только в ней и нигде больше - это образ женщины, замеченный, понявший и переданной самой женщиной. Мужчина никогда не сможет с точностью повторить женскую лирику в своих стихах, уловить все женские переживания, до конца понять душевные расстройства женщин так, как это может сделать любая другая женщина.

Следовательно, необходимо сказать, что женская поэзия существует давным-давно, поскольку появилась она благодаря поэтам-мужчинам. Ни один растущий перевес прозаических стихий в языке, ни мощный расцвет науки, ни возможные преобразования общественного уклада не грозят существованию женской поэзии как литературного феномена, хотя могут повлиять решительным образом на её формы. Роль её по-прежнему велика; задача её схожа с задачей науки — свести бесконечное разнообразие действительности к возможно меньшему числу обобщений, — но средства её подчас шире. Её чувствительный элемент даёт ей возможность влиять там, где сухие формулы науки бессильны. Порождая общие чувствования, давая наиболее тонкое и в то же время общепонятное выражение душевной жизни, она роднит людей, усложняет их мысль и упрощает их отношения. В этом её особое значение, в этом причина её дарственного, среди других искусств, положения.

 

 




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных