Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Понятие и система Особенной части уголовного права Российской Федерации




Уголовное законодательство представляет собой неразрывное единство норм Общей и Особенной частей. Оно является состав­ной частью единой правовой системы Российского государства, отражающей социальные, экономические, политические и духов­ные изменения, происходящие за последнее десятилетие.

Нормы Общей и Особенной частей уголовного права приме­няются в неразрывном единстве.

Особенная часть уголовного права это расположенная в определенной логической последовательности научно обоснован­ная система уголовно-правовых норм, устанавливающих исчер­пывающий круг опасных для личности, общества или государст­ва деяний, признаваемых преступлениями, а также конкретные наказания, назначаемые за их совершение.

В деятельности судебно-следственных органов нормы Особен­ной части применяются в строгом соответствии с правилами и принципами, устанавливаемыми нормами Общей части. Так, все­гда необходимо учитывать статьи Общей части, устанавливающие возраст лица, с которого за конкретное преступление допустимо привлечение к уголовной ответственности; определяющие вменяе­мость, приготовление и покушение, соучастие, порядок назначения наказания и т.д.

Общую и Особенную части уголовного права следует рассмат­ривать в плоскости соотношения философских категорий общего, особенного, единичного.

Исторически первоначально появлялись нормы особенной час­ти в виде отдельных законодательных актов, издаваемых государ­ствами и устанавливающими ответственность за такие самые древ­ние преступления, как убийство, кража, изнасилование, посяга­тельства на религиозные святыни и т.д. Постепенно эти нормы получали закрепление в систематизированных законодательных актах, носящих комплексный характер и включающих наряду с нормами уголовного нормы уголовно-процессуального, граждан­ского и гражданско-процессуального права. По мере развития

 

общества, появления новых общественных отношений, изменения духовных представлений о ценностях круг преступных деяний изменялся в сторону своего расширения. При этом в античных и средневековых законодательных памятниках отчетливо прослежи­вается классовый подход в уголовно-правовой оценке преступных деяний в плане назначения наказания в зависимости от социально­го положения потерпевшего. Так, за телесное повреждение, нане­сенное князю, древнейший памятник отечественного права «Рус­ская Правда» устанавливала штраф в 12 гривен, а за телесное по­вреждение, нанесенное смерду (т.е. крестьянину), — 3 гривны. По Смоленскому договору с немцами (начало XIV в.) за убийство сво­бодного человека устанавливался штраф в 10 гривен, а за убийство холопа — в 1 гривну.

Постепенно в законодательных актах феодальной Руси, на­пример: в Судебнике 1497 г., Судебнике 1550 г., Соборном Уло­жении 1649 г., наряду с появлением составов новых преступле­ний содержались положения о вине, подстрекательстве, пособни­честве, покушении, относящиеся к Общей части. Только в начале XIX в. был разработан Свод законов, в котором законы распола­гались по отраслевому признаку.

В 15-м томе Свода законов впервые в истории российского законодательства уголовное законодательство подразделялось на Общую и Особенную части. В Особенной части все преступные деяния здесь подразделялись на: преступления против веры; го­сударственные преступления; преступления против правительст­ва; преступления чиновников по службе; преступления против безопасности, жизни и прав общественного состояния лиц; пре­ступления, нарушающие различного рода уставы (о повинностях, казенного управления, благоустройства); преступления против семьи; половые преступления; имущественные преступления.

Общая часть уголовного права могла появиться в результате обобщения конкретных преступных деяний и форм их совершения. В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. — выдающемся уголовно-правовом акте Российского законодатель­ства XIX в., несмотря на его громоздкость и конгломеративность, получили законодательное выражение многие проблемы как Об­щей, так и Особенной частей уголовного права. В структурном отношении Особенная часть в Уложении классифицировалась на

разделы, главы, отделения, группы. На первом месте находился раздел, именуемый «О преступлениях против веры и нарушении ограждающих оную постановлений». Значительное место отво­дилось преступлениям против веры. Им был посвящен ряд глав «О богохулении и порицании веры», «Об отступлении от веры и постановлений церкви», «Об оскорблении святыни и нарушении церковного благочиния», «О святотатстве, разрытии могил и ос­корблении мертвых тел». К преступлениям против веры Уложе­ние относило главу «О лжеприсяге», посягающее на правосудие. Самостоятельный раздел был посвящен государственным пре­ступлениям. К ним Уложение относило посягательство не только на жизнь императора, но и «бунт», государственную измену, пре­ступления против других государств и их представителей. Спе­циальные разделы были посвящены преступлениям и проступкам против общественного благоустройства и благочиния и преступ­лениям и проступкам против законов о состояниях. На последнем месте в Уложении помещались разделы, предусматривающие ответственность за посягательства на жизнь, здоровье, честь, дос­тоинство, свободу и спокойствие частных лиц, а также посяга­тельства на собственность частных лиц. Несмотря на чрезмерную громоздкость (Уложение включало 2304 статьи) этот законода­тельный акт подробнейшим образом регламентировал уголовно-правовые запреты за многие общественно опасные деяния.

Проводимые в 60-е годы XIX в. реформы в России, в том чис­ле и судебная реформа, создание института мировых судей, раз­граничение подсудности дел о преступлениях и проступках по­требовало изменений в самом уголовном законодательстве. При­нятый в 1864 г. Устав о наказаниях, налагаемых .мировыми судьями, также способствовал началу разработки над проектом нового российского уголовного законодательства1.

22 марта 1903 г. императором Николаем II было утверждено новое Уголовное уложение, которое состояло из 37 глав и 687 ста­тей. Первая глава была посвящена вопросам Общей части. Глава вторая называлась «О нарушении ограждающих веру постанов­лений» и предусматривала ответственность за религиозные

Подробнее о причинах значительного изменения российского уголовно­го законодательства см.: Пушкаренко А А Уголовное уложение 1903 г. Российское законодательство Х-ХХ веков Т. 9. М , 1994 С 240-275.

 

преступления. В главе третьей содержались составы преступле­ний против священной особы государя императора и бунте про­тив верховной власти. В четвертой, пятой и шестой главах речь шла об уголовной ответственности за государственную измену, смуту, неповиновение власти. Седьмая глава посвящалась пре­ступлениям против правосудия. Уложение содержало подробный перечень деяний против личности, собственности. Ознакомление со структурой Уголовного уложения 1903 г. свидетельствует о том, что в основу классификации преступлений по главам был положен принцип родового объекта преступных посягательств. Уголовное уложение 1903 г. внутренней логикой в последова­тельности расположения материала и своей структурой в целом выгодно отличалось от многих уголовных кодексов других госу­дарств. «Уложение 1903 года, — отмечал выдающийся отечест­венный ученый-юрист профессор Н.Н. Полянский, — было впол­не благопристойным по форме, европейским по проявленной в нем законодательной технике и в то же время не только не усту­пало Уложению о наказаниях 1845 г., но, напротив, превосходило его широтой охвата всех возможных форм обнаружения враж­дебного правительству настроения»1.

После октябрьского переворота 1917 г. в России и прихода к власти большевиков отношение к уголовному праву коренным образом изменилось. Согласно Декрету от 16.02.1918 № 2 «О су­де», законы царского правительства могли применяться только в случаях, если не противоречат социалистическому правосозна­нию судей. Другими словами, на смену закона критерием при рассмотрении вопроса о привлечении лица к уголовной ответст­венности становилось весьма обтекаемое понятие «социалистиче­ское правосознание». До 1922 г. уголовное законодательство в России не было кодифицировано. Кроме ряда декретов, устанав­ливающих уголовную ответственность за взяточничество, спеку­ляцию, дезертирство и др., в 1919 г. были приняты Руководящие начала по уголовному праву РСФСР, содержащие только основ­ные положения Общей части уголовного права. В частности, пре­ступление определялось как «действие или бездействие, опасное для данной системы общественных отношений». Нетрудно заме-

1 Полянский Н Н Царские суды в борьбе с революцией 1905 - 1907 гг. М , 1958 С 9

тить, что в определении преступления отсутствовало указание на запрешенность законом общественно опасного деяния. При отсут­ствии Особенной части любое деяние, оцениваемое с позиции ре­волюционного правосознания, могло быть признано преступным. Это было своего рода законодательным обоснованием произвола.

В 1922 г. был принят Уголовный кодекс РСФСР, включаю­щий как Общую, так и Особенную части. Однако в определении преступления отсутствовало указание на противоправность дея­ния и допускалась возможность применения закона по аналогии. УК 1922 г. в значительной степени отражал идеи новой экономи­ческой политики. Вместе с тем Кодекс отдавал должное классо­вому приоритету: на первое место в Особенной части поместил главу «Государственные преступления», включающую «Контрре­волюционные преступления» и «Преступления против порядка управления». Вторая глава была посвящена должностным пре­ступлениям, а третья — преступлениям, посягающим на правила отделения церкви от государства. Далее была помещена глава о хозяйственных преступлениях и только пятая глава была посвя­щена уголовной ответственности за преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности. Шестая глава содер­жала нормы об имущественных преступлениях, а седьмая — о во­инских. И, наконец, в главе восьмой Особенной части располага­лись нормы, устанавливающие ответственность за нарушение пра­вил, охраняющих народное здравие, общественную безопасность и публичный порядок. Структура Особенной части УК 1922 г. не отличалась строгой логической последовательностью, да и подход к его созданию не характеризовался единой и цельной исходной идеей. Тем не менее издание Кодекса явилось законодательной основой теоретической разработки проблем как Общей, так и Осо­бенной части уголовного права. В учебниках по Особенной части Э.Я. Немировского, А.А. Пионтковского, СВ. Познышева и А.Н. Трайнина1 содержался обстоятельный анализ УК 1922 г., отмечались его отдельные недостатки и давались рекомендации по его совершенствованию.

1 См : Немировский ЭЯ Советское уголовное право Часть Общая и Особенная. М., 1926 ; Пионтковский А А Уголовное право. Часть Особенная М., 1925., Познышев СВ. Учебник Уголовного права Часть Особенная М., 1923 , Трайнин А Н Уголовное право Особенная часть М , 1925

Принцип построения Особенной части по родовому объекту не был полностью соблюден и в УК РСФСР 1926 г. Более того, структура отдельных глав не отличалась логической последова­тельностью. УК 1926 г. подвергался постоянным изменениям, особенно в ЗО-е и 40-е годы в него вносили многочисленные по­правки в сторону расширения составов преступления и ужесто­чения уголовной репрессии.

Принятый в период хрущевской оттепели УК РСФСР содер­жал много нововведений в системе Особенной части. Так, учиты­вался горький опыт грубейших нарушений законности в период сталинизма и принижения роли правосудия, в Кодекс был вклю­чен новый раздел «Преступления против правосудия». Была вве­дена глава о преступлениях против политических и трудовых прав граждан; было две самостоятельные главы, предусматри­вающие уголовную ответственность за преступления против соб­ственности, по сути, дублирующие друг друга. Речь идет о главе «Преступления против социалистической собственности» и главе «Преступления против личной собственности граждан». Наказа­ния за посягательства на социалистическую собственность кара­лись строже, чем за аналогичные посягательства на личную соб­ственность. Объяснялось это тем, что личная собственность при­знавалась производной от социалистической.

На первом месте в Особенной части значились государствен­ные преступления, а преступления против личности были распо­ложены после преступлений против социалистической собствен­ности. УК РСФСР за 36 лет своего существования претерпел мно­жество изменений и дополнений. Однако к концу 80-х годов этот законодательный акт перестал отвечать задачам борьбы с пре­ступностью и во многом противоречил задачам и требованиям рыночной экономики. Так, ст. 153 этого Кодекса предусматрива­ла уголовную ответственность за частнопредпринимательскую деятельность и коммерческое посредничество, которые являются основой рыночной экономики. А ст. 154 предусматривала ответ­ственность за спекуляцию, хотя бизнес является движущей силой рыночных отношений. Более того, в 1990 г. был принят Закон «О собственности в РСФСР» провозгласивший равную правовую охрану всех форм собственности, в том числе и частной. Естест­венно, ст. 153 и 154 были отменены, как и многие другие статьи

УК РСФСР. В первой половине 90-х годов с учетом изменивших­ся социально-политических и экономических условий в УК были внесены многочисленные изменения и дополнения. Однако это не снимало проблемы. Становилось очевидным, что назрела необхо­димость в новом Уголовном кодексе, отвечающем демократиче­ским и социально-экономическим преобразованиям в обществе.

УК РСФСР, действовавший в условиях тоталитарного режима, был крайне идеологизирован, а многие его положения носили чис­то декларативный характер. Подход к оценке уголовно-правовых явлений не с позиций общечеловеческих, а с позиций классовых ценностей, пронизывающий этот Уголовный кодекс, полностью себя изжил Кроме того, за последнее десятилетие появились такие формы преступности, которые оставались вне сферы действия УК.

Многие практические работники правоохранительных органов предъявляли обоснованные претензии в связи с тем, что в УК от­сутствовали четкие нормы, дающие возможность успешно бороть­ся с захлестнувшей общество организованной преступностью. Ре­формирование уголовного законодательства началось еще в период так называемой перестройки, в конце 80-х годов. Весной 1992 г. была создана комиссия, включающая видных отечественных уче­ных-криминалистов. Комиссия разработала проект Уголовного кодекса, который был опубликован и направлен в Государствен­ную Думу. После доработки Уголовный кодекс РФ был принят Государственной Думой 24 мая 1996 г., одобрен Советом Федера­ции и 13 июля 1996 г. подписан Президентом РФ. С 1 января 1997 г. он вступил в законную силу.

Уголовный кодекс существенно отличается от УК РСФСР. В нем содержится много нововведений. Главным является то, что Кодекс отказался от классового подхода и пронизан идеей защи­ты общечеловеческих ценностей.

В основу построения Особенной части УК положен принцип родового объекта преступлений. В соответствие с этим принци­пом Особенная часть подразделяется на разделы. Однородные по своему характеру и сущности виды преступлений объединены в шесть разделов. Разделами Особенной части УК являются: 7. Пре­ступления против личности; 8. Преступления в сфере экономики; 9. Преступления против общественной безопасности и общест­венного порядка; 10. Преступления против государственной

 

II

власти; 11. Преступления против военной службы; 12. Преступ­ления против мира и безопасности человечества. Нетрудно заме­тить, что система Особенной части построена на основе иерархии общечеловеческих ценностей, в соответствии с теоретической схемой, отраженной в Конституции РФ, — «личность, общество, государство». Поэтому не случайно Особенная часть открывается разделом «Преступления против личности». В свою очередь, раз­делы Особенной части подразделяются на главы, в основе такой классификации лежит принцип видового объекта преступлений. Под видовым объектом в теории уголовного права принято по­нимать тот объект, те общественные отношения, на которые по­сягают преступления отдельного вида1. Другими словами, речь идет об объекте однородных и тождественных преступлений. Так, видовым объектом преступлений, расположенных в гл. 21 УК, является собственность, а родовым объектом — обществен­ные отношения в сфере экономики. Внутри глав преступления классифицируются по принципу непосредственного объекта.

Особенная часть УК, и в этом ее основополагающее значение, построена в строгом соответствии с закрепленным в ст. 3 УК принципом законности, суть которого состоит в том, что пре­ступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только Кодексом. Примене­ние уголовного закона по аналогии не допускается, а согласно ст. 8 УК основанием уголовной ответственности является совер­шение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного статьями УК.

Поправки, изменения и дополнения Особенной части УК могут вноситься только федеральными законами и должны быть включе­ны в УК. Так, в 1998-2003 гг. были приняты 30 федеральных зако­нов о внесении в УК изменений и дополнений, которые были обу­словлены как динамикой самих жизненных условий общества, так и постепенным приведением российского уголовного законода­тельства в соответствие с нормами международного права. Важно отметить, что в примечаниях к ряду статей Особенной части УК содержатся нормы, разъясняющие отдельные уголовно-правовые понятия, например понятие хищение (Примечание 1 к ст. 158),

1 См.: Коржанский Н.И. Объект и предмет уголовно-правовой охраны. М., 1980. С. 73.

понятие должностного лица (Примечание 1 к ст. 285), понятие представителя власти (Примечание к ст. 318) и т.д.

Кроме того, в примечаниях к конкретным статьям Особенной части УК содержатся нормы, устанавливающие основания для освобождения лиц, совершивших некоторые преступления, от уголовной ответственности (примечания к ст. 126, 198, 205, 2051, 206, 208, 222, 223, 228, 275, 282 2822, 291, 307, 337, 338 УК).

Система курса Особенной части уголовного права соответст­вует системе Особенной части уголовного законодательства.

При изучении конкретных составов преступления следует при­держиваться известной из курса Общей части уголовного права схемы анализа состава преступления по признакам, характеризую­щим его элементы: объект, объективную и субъективную стороны, субъекта.






Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных