Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Трилогия Трауна-I: Наследник Империи 17 страница




Люк даже рот от изумления открыл.

— Обломков?

— Что, повторить по слогам? — резко сказала она. — Дроид слишком много знает. Мы не можем оставить его здесь, чтобы его нашли штурмовики.

— Слишком много знает о чем?

— О тебе, конечно. О тебе, о Каррде, обо мне — обо всей этой глупой неразберихе.

R2-D2 тихонько стонал.

— Он ничего им не скажет, — настаивал Люк.

— После того, как я разнесу его, — согласилась Мара.

Люк заставил себя успокоиться. Эмоции на эту странную девушку не действуют, только логика может ее убедить.

— Дроид нужен нам, — спокойно возразил он. — Ты сама говорила, что лес опасен. У R2-D2 есть датчики, которые могут заметить хищника до того, как тот подойдет достаточно близко.

— Возможно, что так, но, возможно, и нет, — возразила она. — Растительность здесь ограничивает радиус действия датчиков практически до нуля.

— Дроид все равно сделает это лучше, чем я или ты, — сказал Люк. — К тому же он сможет следить, пока мы спим.

Она приподняла брови.

— Мы?

— Мы, — сказал Люк. — Не думаю, что он захочет защищать тебя, если меня не будет рядом.

Мара кивнула.

— Нет так нет, — сказала она, доставая бластер. — Я могу обойтись без него. И думаю, что и без тебя.

Люк почувствовал комок в горле.

— Ты уверена, что у тебя от злобы в голове не помутилось?

Он не думал, что ее глаза могут стать еще жестче, чем уже были, и зря не думал.

— Позволь сказать тебе кое-что, Скайуокер, — сказала Мара так тихо, что он едва разобрал слова. — Я давно хотела убить тебя. Я мечтала о твоей смерти каждую ночь с того первого года. Мечтала о ней, планировала ее — должно быть, я перебрала тысячи сценариев, стараясь найти самый подходящий. Я привыкла к этому состоянию. Можешь считать это помутнением рассудка, если хочешь.

Люк заглянул в зеленые глаза, содрогаясь до глубины души.

— Что я тебе сделал? — прошептал он.

— Ты разрушил мою жизнь, — горько сказала она. — Будет только справедливо, когда я разрушу твою.

— И убив меня, ты вернешь свою прежнюю жизнь?

— Не играй словами, — сказала она, и голос ее слегка задрожал. — Но я могу сделать хотя бы это. Ради себя и ради…

Она не договорила.

— А как же Каррде? — спросил Люк.

— Что Каррде?

— Я думал, что все еще нужен ему живым.

Мара фыркнула.

— Мы все хотим того, что не можем получить.

Но на секунду что-то появилось в ее глазах. Что-то еще, что блеснуло сквозь ненависть. Блеснуло и исчезло.

— Я даже хотела бы растянуть твою смерть, — сказала она, с ледяным спокойствием вновь поднимая пистолет. — Но у меня нет времени.

Люк уставился на дуло бластера, бешено пытаясь найти выход.

— Подожди минуту, — остановил ее он. — Ты сказала, тебе надо узнать, что именно Каррде сказал имперцам? А, если я смогу обеспечить безопасный канал связи с ним?

Бластер качнулся.

— Как? — спросила Мара с подозрением.

— У передатчика из набора достаточный радиус действия, чтобы связаться с базой? Я имею в виду без помощи спутника?

Мара все еще смотрела с подозрением.

— Там есть зонд, который может поднять антенну на достаточную высоту, чтобы выйти из зоны, которую заглушает лес. Но он ненаправленный, и это значит, что имперцы или любой желающий в этом полушарии могут подслушать его.

— Нестрашно, — сказал Люк. — Я могу так зашифровать сообщение, что посторонний его не поймет. Точнее, R2-D2 может.

Мара неприятно улыбнулась.

— Замечательно. За исключением одной маленькой детали: если шифровка будет так хороша, то как же Каррде прочитает ее?

— Ему не придется этого делать, — ответил Люк. — За него это сделает компьютер на моем «Кресте».

Улыбка исчезла с лица Мары.

— Ты лжешь, — огрызнулась она. — Ты не можешь согласовать шифры между астродроидом и компьютером корабля.

— Почему нет? R2-D2 единственный дроид, который работал с этим компьютером больше пяти лет — почти три тысячи часов летного времени. Он настроил его в соответствии с собственным вкусом. Оно на самом деле так и есть — и на земле это лишний геморрой ремонтникам, но R2-D2 не сдается.

— По обычной процедуре память дроида стирают и перезагружают каждые шесть месяцев.

— Мне нравится R2-D2 такой, какой он есть, — сказал Люк. — К тому же так они с «Крестом» лучше работают вместе.

— Насколько лучше?

Люк порылся в памяти. Ремонтники проводили этот тест несколько месяцев назад.

— Я не помню точную цифру. Вроде бы на тридцать процентов быстрее, чем обычное взаимодействие между звездным механиком и «Крестом». Может быть, на тридцать пять.

Мара изумленно смотрела на дроида.

— Хорошо, это подходящая скорость, — неохотно согласилась она. — Но имперцы все равно могут засечь его.

— В конечном итоге, да. Но для этого им понадобится специальное оборудование. А ты сама сказала, что мы здесь не задержимся.

Некоторое время она смотрела на него, крепко сжав зубы, на ее лице отражалась борьба чувств. Горечь, ненависть, желание выжить и что-то еще. Что-то, Люк почти поверил, что это — маленькая капелька доверия.

— Твой корабль спрятан в лесу, — проворчала Мара наконец. — Как ты собираешься доставить сообщение Каррде?

— Кто-то обязательно придет проведать его. Все, что нам надо сделать, — это временно сохранить сообщение в запоминающем устройстве и оставить какой-нибудь сигнал, показывающий, что оно там. Ведь у вас есть люди, которые сумеют достать его из памяти?

— Любой идиот может это сделать, — Мара пристально посмотрела на него. — Интересная деталь, не правда ли, этот план требует, чтобы вы оба еще ненадолго остались живы и целы?

Люк промолчал, встретив ее горький взгляд, не шелохнувшись затем, внезапно, внутренняя борьба Мары закончилась.

— Как насчет дроида? — спросила она. — Потребуется вечность, чтобы пройти с ним по этой местности.

— R2-D2 уже передвигался через лес. Хотя, — Люк огляделся и выбрал дерево с двумя ветвями подходящего размера. — Я мог бы соорудить повозку, чтобы везти его, или что-нибудь в этом роде. — Он привстал. — Если бы ты дала мне мой меч на минутку, я бы срезал парочку тех веток.

— Сиди, — приказала она, вставая. — Я сама.

Ладно, пусть попробует.

— Те две, — показал ей Люк. — Будь осторожна: с лазерными мечами трудно обращаться.

— Ценю твою трогательную заботу о моей персоне, — саркастически усмехнулась Мара. Она вытащила световой меч, подошла к указанному дереву, все время глядя на Люка, и подняла оружие.

И в два уверенных удара срезала ветви с дерева. Затем вернула деактивированное оружие на пояс одним плавным движением.

— Прошу, — сказала она, отступая.

— Здорово, — машинально одобрил Люк, в голове звенело от изумления, пока он, спотыкаясь, собирал ветви. То, как Мара обращалась с мечом.

— Ты пользовалась лазерным мечом раньше.

Она холодно посмотрела на него.

— Теперь ты знаешь, что я умею с ним обращаться. На случай, если ты почувствуешь искушение попробовать отобрать у меня бластер.

Мара взглянула вверх на темнеющее небо.

— Давай, займись повозкой. Нам нужно найти какую-нибудь поляну, чтобы запустить зонд, и я хочу сделать это, пока не стемнело.

 

 

— Я приношу свои извинения за то, что втянул вас в такое, — говорил Каррде, провожая Хана к центральному зданию. — И особенно за то, что прервал вашу трапезу. Это не входит в мои понятия о гостеприимстве, и обычно я встречаю гостей по-другому.

— Без проблем, — отмахнулся Соло; его куда больше заботило, сможет ли он хоть что-нибудь разобрать в сгущающихся сумерках. Освещения от здания впереди едва хватало, чтобы отбросить слабый отсвет на лицо собеседника. Если повезет, можно будет прочитать выражение этого лица. — Но хотелось бы узнать, что случилось-то?

— Ничего серьезного, — с легкостью заверил его хозяин. — Просто к нам на огонек собрались заскочить люди, с которыми я веду дело.

— А-а-а. Просто так, на окрестности посмотреть, — в том же тоне откликнулся Хан. — То есть теперь ты трудишься на Империю?

Маска благодушного хозяина дала трещину, небольшую, но заметную. Хан ждал, что Каррде пустится в длительные разговоры, улещивания и отрицания. Вместо этого Каррде остановился и повернулся к идущим сзади Лэндо и Генту.

— Гент? — ласково спросил Каррде.

— Простите, сэр, — мальчишка съежился, стараясь выглядеть еще несчастнее, чем был. — Я не хотел, но они настояли, чтобы я пошел посмотреть, что произошло.

— Ясно, — Каррде коротко глянул на Хана; он уже вновь был спокоен. — Думаю, не повредит. Хотя рисковать — не самое мудрое из занятий.

— Я привык рисковать, — беззаботно сообщил Хан. — Ты не ответил на мой вопрос.

Каррде зашагал дальше. Хан пристроился рядом — руки в карманы, дурацкая ухмылочка на лице, взгляд в никуда.

— Если меня не интересует работа на Республику, то уж тем более не интересует работа на Империю, — буркнул Каррде. — Несколько недель назад сюда заявились имперцы, сказали, что хотят поймать несколько исаламири, это такие садентарные зверюшки, вроде тех, что висят на дереве у нас в центральном зале. Я предложил им помощь. Без нее они не смогли бы снять исаламири с дерева, не повредив.

— А что взамен?

— Привилегия наблюдать их за работой. Которая дала мне добавочную информацию для размышлений. Теперь я могу попытаться просчитать, что же на самом деле ребята хотят от своего маленького зоопарка.

— И чего же они хотят?

Каррде покосился на кореллианина.

— Соло, информация стоит денег. Но если честно, мы понятия не имеем, что затеяли имперцы. Хотя работаем в том направлении.

— Ясно. Но с их командиром ты лично знаком.

Каррде чуть-чуть улыбнулся.

— Это тоже информация.

Кажется, скоро меня начнет тошнить от здешних порядков, решил Хан.

— Ладно, давай сыграем по твоим правилам, — сказал он. — Почем нынче имя гранд-адмирала?

— Не продается, — быстро ответил Каррде. — Поговорим об этом позднее. Может быть.

— Спасибо, но задерживаться я не намерен. Если не имеешь ничего против, давай прощаться.

Каррде с удивлением повернулся к нему.

— Не закончив ужина? Вам не удалось даже распробовать еду как следует.

Хан с сожалением расстался с придурковатой улыбкой, многих вводившей в заблуждение.

— Терпеть не могу изображать учебную мишень для имперских штурмовиков, — в лоб сообщил он.

Каррде тоже скинул образ благодушного хозяина.

— Предпочтешь, болтаясь в воздухе, изобразить мишень для пушек помощнее? — холодно спросил он. — На орбите находится имперский Звёздный разрушитель. И ему там нравится. Он так и ждет любезного приглашения пострелять.

— «Сокол» и раньше встречался с Звёздными разрушителями. Жив, как видишь.

Но в словах Каррде есть свой смысл, признал Хан про себя. И поскольку Каррде пока еще не вручил их с Лэндо имперцам — в красивой упаковке и перевязанных ленточкой — наверное, ему можно верить. Пока еще. Вероятно.

С другой стороны, если они останутся.

— Ну что ж, ты прав, пока погуляем. Лады, закончим ужин.

— Вот и чудненько, — Каррде опять изобразил радушного хозяина. — Накроем через пару минут.

— А ты что, успел все убрать? — хмыкнул за их спинами Лэндо.

— Все, что могло бы намекнуть, что у нас гости, — признался Каррде. — Гранд-адмирал в высшей степени наблюдательный… э-э… человек, а мне совершенно не хочется давать ему знать, сколько сейчас у меня на базе партнеров и клиентов.

— Значит, у меня есть немного времени, пока все приготовят, — сказал Хан. — Я смотаюсь на корабль, хочу кое-что проверить.

Каррде насторожился.

— Но ты вернешься?

Хан улыбнулся невиннейшей из улыбок.

— А куда я денусь?

Каррде разглядывал его чуть дольше, чем следовало. Хан наслаждался моментом.

— Н-ну, хорошо, только приглядывай за собой. Обычно местные хищники не подходят так близко к лагерю, но бывают и исключения.

— Мы будем очень осторожны, — пообещал Хан. — Лэндо, пошли.

Он развернулся и зашагал в обратном направлении. Разговаривать он не был намерен, Лэндо тоже хранил задумчивое молчание, пока они не добрались до опушки, и только там поинтересовался:

— Ты что забыл на «Соколе»?

— Ничего, — промурлыкал Хан в ответ. — Просто решил, что неплохо бы проверить хибары Каррде. Особенно ту, в которой предположительно сидит пленник.

Они углубились в лес, затем сменили направление, обходя факторию кругом. Они прошли четверть круга, когда обнаружили скопление небольших строений.

— Ищи дверь с замком, — посоветовал Лэндо. — Либо с временным, либо с постоянным.

Хан прищурился и огляделся.

— Вон тот, — сказал он. — Сарай с двумя дверями.

— Похоже, — согласился Калриссиан. — Давай посмотрим.

На одной из дверей — левой от них — действительно был замок. Вернее, когда-то был замок.

— Его выжгли бластером, — сообщил Лэндо, засовывая палец в дыру. — Странно.

— Может быть, у пленника нашлись друзья, — предположил Хан, озираясь. Вокруг никого не было видно. — Пошли внутрь.

Они проскользнули в сарай, тщательно прикрыли за собой дверь и лишь потом зажгли свет.

Практически все пространство было забито ящиками, сдвинутыми к правой стене. С единственным исключением из правила. Хан решил взглянуть поближе.

— Так-так-так, — пробормотал он, любуясь на отодвинутую силовую консоль и просунутые в дыру провода. — Кто-то здесь здорово потрудился.

— Кто-то здесь потрудился еще здоровее, — прокомментировал Лэндо. — Посмотри.

Калриссиан сидел на корточках перед дверью, уставившись внутрь механизма замка. Как и снаружи, замок был выжжен.

— Кто-то очень здорово стреляет, — нахмурился Хан.

— Нет, это не один и тот же выстрел. Внутренняя пластина целая, — Лэндо сунул пальцы в дыру, подцепив ногтем проводок. — Похоже, наш таинственный пленник пытался вскрыть замок.

— Интересно, как же он его открыл? — Хан в задумчивости повернулся к силовой коробке. — Пойду гляну, что за соседней дверью.

Он вышел, огляделся по сторонам и набрал код. Дверь не открылась.

— Ка-ак интересно… — Хан еще раз набрал код.

— Подожди секундочку, я все понял, — Лэндо что-то подцепил внутри замка и теперь тянул это что-то наружу.

Помещение за правой дверью практически ничем не отличалось от соседнего. За единственным исключением: посреди него валялся ошейник для дроида.

Хан хмуро разглядывал находку. Ошейник сняли грубо и даже не потрудились закрыть — кто-то здесь не слишком заботился о сохранности имущества, — а на полу был ясно виден след. Очень знакомый след. Такой след мог оставить пытающийся сдвинуться с места астродроид.

Звук открывающейся двери был очень тихий, но тот, кто открыл ее, видимо, не подозревал о феноменальном слухе кореллиан. Вошедший ошеломленно уставился на бластер, сунутый ему прямо в лицо, и поднял руки.

— Кажется, ты заблудился, — спокойно проговорил Каррде, обшаривая взглядом помещение и стараясь не смотреть на оружие. — И по дороге потерял генерала Калриссиана.

Хан опустил пистолет.

— Тебе нужно сказать своим мальчикам, чтобы убирали игрушки на место после того, как наиграются вдоволь, — он кивнул на ошейник. — Так ты теперь держишь в заложниках дроидов?

Каррде выдавил улыбку.

— Вижу, Гент чересчур болтлив. Изумительно, как эти опытные взломщики столько знают о чужих компьютерах и дроидах, но понятия не имеют о том, когда нужно держать собственный рот на запоре, не находишь?

— Еще больше меня изумляет, сколько опытных контрабандистов понятия не имеют о том, на какие сельскохозяйственные орудия следует наступать, а на какие — нет, — вернул Хан. — Итак, что ты делаешь для своего гранд-адмирала? Поставил продажу рабов на промышленную основу или просто время от времени похищаешь кого-нибудь?

Каррде полыхнул гневом:

— Я не занимаюсь работорговлей, Соло! Рабы и похищения? Никогда!

— Ага, а этого пленника ты прихватил между делом. Случайно, так, что ли?

— Я не хотел видеть его здесь, — парировал Каррде. — И вообще не в восторге от него.

Хан фыркнул.

— Не передергивай, Каррде. Что он сделал? Свалился с небес прямо тебе на макушку?

— Тебе честно или вежливо? Если честно, то практически — да.

— Недурственная причина запереть человека. Кто он?

— Информация не продается.

— А может быть, мы ее не покупаем, — сказал за его спиной Лэндо. Каррде повернулся.

— А! — сказал он, когда Калриссиан вошел внутрь. — Вот ты где. Лазаете по чужим сараям, мальчики?

— Сараи, компьютеры — не вижу разницы, только особо задерживаться мы не собираемся, — заверил его Хан. — Что нашел, Лэндо?

— Вот это, — Калриссиан продемонстрировал присутствующим крошечный красный цилиндр с парой проводков. — Это мини-аккумулятор. Наш пленник подсоединил его к замку. И вышел. Здесь даже есть клеймо производителя. Маленькое, но разобрать можно. Узнаешь?

Хан тщательно осмотрел находку.

— Нет, — честно сказал он. — Видел раньше, но не помню — где.

— Я могу сказать — когда, — хмыкнул Калриссиан. — Во время войны. Это клеймо «Сибха Хабадиет».

«Сибха Хабадиет», вот как? Основной поставщик Альянса. И специализация на…

— Биоэлектроника.

— Точно, — подтвердил Лэндо. — Очень полезная штука, если у тебя биомеханический протез вместо руки.

Хан поднял правую руку. Не высоко, ровно настолько, чтобы дуло бластера уперлось Каррде в живот.

— А здесь был дроид, — сказал он через голову хозяина Лэндо. — Судя по отметинам на полу, из сери R2. Эй, Каррде, присоединяйся к нашей незамысловатой беседе. Может, мы где-то ошиблись в рассуждениях?

Каррде вздохнул; на его лице отразилась любопытная смесь раздражения и покорности.

— Чего ты от меня хочешь? Хочешь, чтобы я прямым текстом сказал, что Люк Скайуокер был здесь и сидел под замком? Ладно. Считай, что ты это от меня услышал, и можешь занести в протокол.

А они с Лэндо были в двух шагах. И ничего не подозревали.

— Где он? — сухо спросил Хан.

— Я думал, Гент рассказал, — сумрачно пробурчал Каррде. — Он позаимствовал одну из лодок. И разбил ее в процессе побега.

— Он — что?

— С ним все в порядке, — торопливо добавил Каррде. — Ну, по крайней мере, пару часов назад было в порядке. Посланные на разведку штурмовики сказали, что в обломках никого нет, — взгляд у Тэлона поскучнел. — Надеюсь, это означает, что ребята сговорились на некоторое время.

— Что-то голос у тебя не слишком уверенный.

Взгляд Каррде стал еще более скучным.

— Мара Джейд отправилась его выслеживать. Она весьма… да ладно, к чему вилять?! Короче, она очень хочет его убить.

Хан обменялся с Лэндо быстрыми взглядами.

— Почему?

Каррде помотал головой.

— Я не знаю.

Мгновение в комнате висела мертвая тишина.

— Как он попал сюда? — спросил Лэндо.

— Я же сказал, случайно. Нет, беру слова назад. Для Мары это не было случайностью, она вывела нас прямиком к его сдохшему кораблю.

— Каким образом?

— Понятия не имею! — Тэлон посмотрел Хану в лицо. — И прежде, чем ты спросишь, — нет, мы не сбивали его истребитель. Он сжег оба мотиватора гипердвигателя, связавшись с одним из имперских крейсеров. Если бы мы не подобрали его, он уже был бы мертв.

— А не болтался бы по лесу в весьма странной компании, — едко добавил Хан. — Ты у нас просто герой.

— Имперцы хотят видеть его у себя в гостях. Очень хотят. Если присмотришься, то увидишь, что я его им не отдал.

— Ну да, потому что он не стал ждать, пока ты его упакуешь и бантиком перевяжешь.

— Он сбежал, потому что оказался в этом сарае, — огрызнулся Каррде. — А в сарае он оказался потому, что я не хотел, чтобы его обнаружили имперцы во время своего нежданного визита, — Тэлон помолчал. — А еще ты можешь заметить, что и вас я им не отдал.

Хан неохотно опустил оружие. Чего уж, Каррде прав. Конечно, не всему, сказанному под дулом пистолета, следует верить, но тот факт, что Каррде не выдал их имперцам, говорит в его пользу. Можно сказать, даже кричит.

Поправка: пока еще не выдал. Все может измениться.

— Я хочу видеть истребитель, — сказал Соло.

— Конечно. Но я бы рекомендовал идти туда завтра утром. Мы затащили его далеко в лес, сейчас ночь, местные звери тобой с удовольствием поужинают.

Хан, помедлив, кивнул. Утром так утром, все равно Каррде уже уничтожил судовой журнал или поменял в нем записи. Несколько часов большой роли не сыграют.

— Лады. Так что же мы будем делать по поводу Люка?

Каррде смотрел в сторону.

— А ничего, — сказал он. — В лесу ворнскры, на орбите гранд-адмирал. Завтра, мы все обсудим и придумаем что-нибудь, — на лице Тэлона вновь бродила ироническая усмешка. — Кстати, ужин уже сервирован. Не проследуете ли за мной?

 

* * *

 

Приглушенный свет голографической галереи искусств вновь поменялся, на этот раз коллекция бесценных работ, казалось, пульсировала, жила и непрерывно меняла форму, пока Пеллеон осторожно передвигался среди пьедесталов, пытаясь понять, откуда они могли происходить.

— Вы нашли их, капитан? — спросил Траун, когда Пеллеон, наконец, добрался до его кресла. Пеллеон вытянулся.

— Боюсь, что нет, сэр, — нарочито бодрым голосом отрапортовал он. — Мы надеялись, что с наступлением темноты мы сможем воспользоваться инфракрасными датчиками. Но, как оказалось, очень мешают деревья.

Траун кивнул:

— А что о том сигнале, который мы поймали сразу после захода солнца?

— Мы проверили. Он действительно был из района аварии, — сообщил Пеллеон. — Но, к сожалению, передача была слишком короткой, мы не успели запеленговать место. К тому же — очень странный код. Дешифровщик предполагает, что это может быть особый шифр. Они пока еще работают над ним.

— Попробуйте все известные нам шифры повстанцев.

— Да, сэр.

Траун задумчиво кивнул:

— Похоже, мы зашли в тупик, капитан. По крайней мере, мы знаем, что они находятся в лесу. Вы просчитали возможные маршруты?

— У них единственный маршрут, — ответил Пеллеон, удивляясь, почему вокруг этого поднялась такая суета. — Они направляются в Хиллиард, единственный населенный пункт в радиусе нескольких сотен километров. С их небогатым снаряжением — это единственный выход.

— Отлично, — кивнул Траун. — Я хочу, чтобы вы направили туда три команды штурмовиков и установили пост наблюдения. Пусть они отправятся туда немедленно.

— Штурмовиков, сэр? — переспросил Пеллеон.

— Штурмовиков, — повторил Траун, рассматривая одну из своих скульптур. — И еще усильте их кем-нибудь на ваше усмотрение.

— Так точно, сэр, — неуверенно отозвался Пеллеон. Привлекать штурмовиков для разборки между контрабандистами.

— Каррде солгал нам, капитан, — продолжил Траун, как будто прочитав мысли Пеллеона. — Что бы ни произошло этим утром, это не было обычным преследованием обычного вора. Я хочу узнать, что же действительно там случилось.

— Я не совсем понимаю вас, сэр.

— Это элементарно, капитан, — отозвался адмирал, тем тоном, которым обычно объяснял очевидные факты: — За время погони пилот корабля-преследователя ни разу не связался с базой. Никто с базы также не связывался с ним. Мы знаем это точно, так как засекли все возможные передачи. Никаких рапортов, никаких просьб о помощи — полная тишина, — он обернулся на Пеллеона. — Что вы на это скажете?

— Что бы это ни было, — медленно начал Пеллеон, — они не хотели, чтобы нам стало об этом известно. Кроме того, — он покачал головой. — Не знаю, сэр. У них может быть много тайн от чужих глаз и ушей, все-таки они контрабандисты.

— Согласен, — глаза Трауна полыхнули. — Но если принять во внимание тот факт, что Каррде отказался нам помочь в поисках Скайуокера и то, что утром он предположил, что поиск уже закончен? — он вопросительно посмотрел на Пеллеона. — О чем это может говорить, капитан?

Пеллеон почувствовал, что у него от удивления отвисла челюсть:

— Вы хотите сказать, что это был Скайуокер?

— Интересное соображение, не правда ли? — согласился Траун. — Стоит им заняться.

— Да, сэр, — Пеллеон взглянул на хронометр, быстро что-то прикидывая. — Если мы задержимся здесь на день-другой, нам придется отложить нашу атаку на Слуис-Ван.

— Мы не станем ничего откладывать, — многозначительно произнес Траун. — Наша победоносная кампания начнется оттуда, и я не собираюсь ничего никуда переносить. Ни ради Скайуокера, ни ради кого-то другого. — Он кивнул на меняющиеся и пульсирующие скульптуры. — Искусство слуисси является прекрасным образцом цикличности, я хочу попробовать этот режим. Мы отправляемся к месту сбора с «Неумолимым». Начинайте проверку всех защитных полей. Думаю, трех отделений будет достаточно, чтобы захватить Скайуокера, если он действительно здесь, — сверкая глазами, продолжал Траун, — и Каррде, если тот вел двойную игру.

 

* * *

 

Последние клочки темнеющей синевы исчезли, прорехи в лесной кроне слились с абсолютной тьмой ночного неба. Мара убрала свет до минимума, поставила фонарь на землю и опустилась рядом с поваленным деревом. Поврежденная при крушении лодыжка опять разболелась, хорошо, что некоторое время на нее не придется наступать.

Скайуокер уже растянулся на земле в паре шагов от фонаря, подложив под голову свернутую тунику, а верный астродроид встал на страже. Интересно, безучастно подумала Мара, догадался ли он о моих растянутых связках? Потом прогнала назойливую мысль. Ей доставалось куда крепче, и никто ничего не знал.

— Напоминает Эндор, — негромко сказал Скайуокер, пока Мара пристраивала в досягаемости бластер и фонарь. — Ночью в лесу всегда так много звуков. Много жизни.

— Много, да, — хмыкнула Мара. — Тут много ночных хищников. Включая ворнскров.

— Странно, — пробормотал Скайуокер. — А любимцы Каррде довольно бодро чувствуют себя днем.

Надо же, заметил! Мара посмотрела на спутника.

— Они и в диком виде делают небольшую поправку в распорядке дня. Я называю их ночными, потому что охотятся они в основном по ночам.

Скайуокер о чем-то задумался.

— Может быть, тогда нам лучше идти ночью, — предложил он в конце концов. — Все равно они будут на нас охотиться, а так мы не будем спать и сможем что-нибудь сделать.

Мара качнула головой:

— Не стоит того. Если не будем видеть, что у нас под носом, то заблудимся. Кроме того, тут много полян.

— И если мы выйдем на них с фонарем в руках, нас легко обнаружат с орбиты, — продолжил Скайуокер. — Смысл понят. Ты много знаешь об этих местах.

— Чтобы узнать лес, не обязательно летать на разведку, — рыкнула Мара. Но он был прав, пришлось признать это.

Мара прислонилась к покрытому жесткой шероховатой корой стволу. Знать свою территорию — первое правило, которое вдолбили ей в голову, и первое, что она сделала после того, как вошла на полных правах в организацию Каррде. Она изучила все данные аэросъемки — леса и прилегающих территорий. Она предпринимала длительные прогулки как днем, так и ночью, знакомясь с запахами и звуками. Она выследила и убила нескольких ворнскров и других хищников, чтобы научиться с ними справляться быстро и чисто. Она даже уговорила людей Каррде провести биологические опыты на местных растениях, чтобы узнать, съедобны они или нет. Вне границ леса Мара разузнала все, что смогла, о местной политике, поселенцах и в разных местах спрятала деньги.

Более, чем кто-либо в организации Каррде, она имела возможности и средства к побегу. Так почему же она так стремится вернуться обратно?

Не ради Каррде, вот в этом Мара была уверена! Он много сделал для нее, дал работу, пристанище, деньги, нынешнее положение, но она сполна заплатила. Больше она ему ничего не должна, и он не должен ей. Какую сказку он ни сочинит для Трауна, спасать он будет лишь собственную голову, а не ее. А если Каррде увидит, что гранд-адмирал не верит, то свободно рассредоточит группу и уберется с Миркра еще до полуночи, спрячется в какую-нибудь заранее заготовленную вонючую дыру.

Нет, не станет он этого делать. Будет сидеть, слать одну поисковую партию за другой и ждать, когда Мара вернется из леса. Даже если она не вернется.

Даже если будет этим испытывать терпение Трауна.

Мара стиснула зубы, представив камеру пыток, дроида-дознавателя и распятого на дыбе Каррде. Прогнать видение она не могла, слишком уж хорошо знала Трауна — его упорство и границы его терпения. гранд-адмирал просто посидит и подождет или оставит кого-нибудь вместо себя, а сам возьмется распутывать выдумку Каррде.

А если ни она, ни Скайуокер так и не появятся, Траун мгновенно сделает совершенно неверное заключение. И потащит Каррде к пыточных дел мастерам. И со временем выяснит, кем именно был сбежавший пленник.

И тогда он убьет Каррде.

Астродроид покрутил головой и обеспокоенно чирикнул.

— По-моему R2 что-то обнаружил, — лениво сообщил Скайуокер, приподнимаясь на локте.

— Наконец-то, — Мара подняла фонарь и посветила в ту сторону, где она уже несколько минут наблюдала подкрадывающуюся тень.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных