Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Перевод группы — https://vk.com/beautiful_translation 1 страница




Мари Форс

Серия «Роковая» #2

 

 

Название — «Fatal Justice»/ «Роковое правосудие»

Серия: «Fatal» / «Роковая»

Автор — Marie Force / Мари Форс

Переводчик — Анастасия Конотоп

Редактор — Алина Подчасова

Оформление — Наталия Павлова

Русифицированная обложка — Елена Малахова

 

Перевод группы — https://vk.com/beautiful_translation

 

 

Аннотация:

 

Она смотрела на труп человека, с которым провела вчерашний вечер.

Стоя рядом с телом кандидата в члены Верховного Суда, лейтенант Сэм Холланд поняла: у нее очередное громкое убийство. И тот факт, что она в числе последних, кто видел Джуллиана Синклера живым, лишь усложняет его. Также к ней приковано все внимание прессы, из-за ее стремительно развивающихся отношений с сенатором Ником Каппуано.

Сэм испытывает давление не только от необходимости быстрой поимки убийцы Синклера, но и от новых улик по нераскрытому делу ее отца. Когда старые тайны начинают угрожать ее отношениям с Ником, Сэм понимает, что пока справедливость не восторжествовала, ее переплетение любви и политики может стать роковой…

 

 

 

Глава 1

 

Когда Сэм подняла правую руку, принимая присягу и вступая в должность лейтенанта, в зале послышался гул вибрации телефонов и пейджеров.

Отвернувшись от городского судьи, она быстро нашла глазами своего напарника детектива Фредди Круза и увидела мрачное выражение на его симпатичном лице, пока он читал сообщение.

Когда Сэм произнесла последние слова клятвы, из зала вышли несколько офицеров, сообщая, что увидятся с ней на вечеринке. Она слышала, как один из них произнес «ДН с множеством».

— Хмм, подумала Сэм — Домашнее насилие с несколькими жертвами — худший кошмар любого полицейского.

— … я полностью уверен, в новой должности она продолжит служить с честью и достоинством, как и раньше, — закончил Шеф Фарнсуорт, мужчина, которого она с детства привыкла называть Дядя Джо. — Я с гордостью представляю вам лейтенанта Сэм Холланд.

Сглотнув огромный ком в горле, Сэм слушала бурные аплодисменты собравшихся в зале коллег. Ее сестры Трэйси и Анджела вышли вперед, в след за ее отцом, передвигающимся в моторизованном инвалидном кресле.

Сэм не верила в происходящее, пока сестры закрепляли медные пуговице на ее кителе. С самого детства она боролась с дислексией, поэтому даже не мечтала о таких успехах. На щеках отца блестели слезы гордости и радости. Он всем сердцем любил своих дочерей, но с Сэм у него была особая связь, которая была видна всем знающим семью Холланд.

Поздравив сестру, Трэйси и Анджела отошли в сторону. Сэм положила голову на правое плечо отца, после трагедии оно единственное сохранило чувствительность, поэтому при каждой встрече Сэм старалась обнимать его именно с этой стороны.

— Мои поздравления, лейтенант, — гордым тоном произнес он.

— Спасибо, Шеф.

Отец поцеловал ее в щеку. Сэм повернулась, и пожала руку шефу Фарнсуорту. Сэм едва сдерживалась, видя, как ее коллеги уходят.

— Ничего страшного в том, что ты хочешь пойти с ними, — сказал позади нее Ник.

— Ни за что, — ответила она, повернувшись к нему лицом. — У меня сегодня выходной.

— Сэм.

— Ник.

Он наклонился и поцеловал ее в губы на глазах семьи, шефа и мэра. Черт, самого мэра!

— Мои поздравления, лейтенант, — прошептал Ник.

— Спасибо, — пробубнила она, решив, что еще раз напомнит ему о проявлении чувств на публике, пока они будут ехать в лимузине, в самом подходящем и привычном транспорте по такому событию.

— Смотришься очень го-ря-чо в этой униформе, — прошептал он ей в ухо. — Позже мне бы хотелось рассмотреть ее более детально.

— Перестань, — возразила Сэм, толкая его в грудь. Даже в деловом костюме она могла разглядеть его рельефные мышцы.

Его полные губы расплылись в дьявольской ухмылке, грозящей массой плотских утех, от чего трусики Сэм сразу же намокли. Ей было достаточно одного его взгляда, и Ник прекрасно об этом знал.

 

***

 

Стоя возле бара с напитками и закусками, Сэм изводилась от нетерпения получить информацию, любую информацию о деле с домашним насилием. Допивая вторую банку диетической колы, Сэм наблюдала за Ником, смеющимся вместе с ее отцом. Они оба сошлись на общей обеспокоенности о ее безопасности. Хотя она мечтала, чтобы они оба меньше тревожились, но с другой стороны, ее отец перестал запугивать Ника, в чем Скип Холланд до сих пор был хорош, даже сидя в инвалидном кресле.

Неожиданно рядом с Сэм появились ее сестры и взяли ее под руки.

— Ну что, готова к торжеству № 2? — спросила Трэйси.

— А мне обязательно это делать? — поинтересовалась Сэм, ее желудок свело резкой болью от переживаний о новом назначении Ника. Это также напомнило ей об обещании, данном Нику после закрытия дела О’Коннора, сходить к врачу и проверить желудок. Хотя в тайне она надеялась, что Ник о нем забудет. — Мне нужно переодеться.

— Мы пойдем с тобой, — уточнила Анжела.

Сообщив Нику, что скоро вернется, она направилась в свой новый кабинет в отделении, где заранее приготовила сменную одежду. Костюм, за который она заплатила безумно дорогую цену, висел на вешалке позади двери.

— Девчонки, помогите мне, — окликнула Сэм сестер. — У нас мало времени.

Анжела и Трейси пулей влетели в кабинет и начали помогать Сэм избавляться от ее парадной униформы, переодевая в черный костюм в тонкую серебряную полоску. Пиджак с тремя пуговицами лишь усиливал акцент на ее шикарной груди, но Сэм старалась поменьше об этом думать. Они дополнили ее образ изумительными туфлями от Джимми Чу и бабушкиным жемчужным ожерельем, что, по мнению Сэм, делало ее вид более респектабельным.

Анжела помогла Сэм обуться, и, поднимаясь, немного покачнулась.

— Ой, — сказала она, опираясь на стену.

— В чем дело? — спросила Сэм.

— Ни в чем. Голова немного закружилась.

— Ты опять не завтракала? — поинтересовалась Трэйси.

— Возможно, — испуганно ответила Анжела. — Я перехвачу что-нибудь по дороге в здание Капитолия. — Вновь переключив внимание на Сэм, Анжела подытожила: — Сестренка, выглядишь сногсшибательно и безупречно.

Сэм поправила верхнюю пуговицу пиджака, в тайне желая, чтобы она была чуть выше. Опустив руки, ее грудь проглядывалась сквозь глубокий вырез.

— Он не очень консервативный.

— Думаю, это не проблема, раз твой Ник — либерал, — пошутила Энж.

— Очень смешно, — ответила Сэм. — Его будет приводить к присяге глава Верховного Суда. Не уверена, что в этот момент ему захочется пялиться на мои сиськи.

— Может, поспорим? — подмигивая, пошутила Трэйси.

Сэм попыталась отогнать панику.

— Девчонки, я не смогу это сделать. Я не готова быть кем-то там самому сенатору.

— Кем именно? Любовью всей его жизни? — спросила Анжела.

Простые слова Анжела буквально сбили ее с ног.

— Ты красивая, стильная и элегантная, — заверила Трэйси, разглаживая полы на ее пиджаке. — Ник должен гордиться тем, что ты сегодня рядом с ним.

— Он гордится, — ответил стоящий в дверях Ник.

Они все повернулись на звук его голоса, и любовь в его глазах развеяла все сомнения Сэм.

Трэйси прочистила горло.

— Мы, пожалуй, пойдем найдем папу и Селию и увидимся с вами в Капитолии. — Она взяла Анжелу за руку и потянула сестру к выходу.

Сэм продолжала поправлять вырез пиджака. Ник взял ее руку и поднес к губам.

— Ты потрясающе выглядишь.

— Зря я выбрала этот костюм, — сказала Сэм, жалея об отсутствии в своем гардеробе более подходящих к такому случаю вещей. К сожалению, мода была именно той областью, в которой Сэм чувствовала себя неуверенно. — Не знаю, о чем я только думала. Он открывает слишком…

Ник обнял ее.

— Это красивый костюм, идеально тебе подходит, и я люблю тебя. Я был так горд, когда сестры прикалывали медные пуговицы тебе на воротник.

Тронутая его словами, Сэм смогла выдавить из себя улыбку.

— Надеюсь, ты понимаешь, почему я попросила их это сделать, а не тебя?

— Конечно, понимаю. Они заняли место твоего отца. Это было идеальным решением.

— Спасибо, — сказала она, выдохнув с облегчением. Ник всегда понимал ее мотивы. Расправив плечи, Сэм подняла голову, чтобы встретиться со взглядом его карих глаз. Она была высокой, и Ник был в числе немногих, кто мог возвышаться над ней. — Ты готов?

Его резкий выдох был единственным признаком беспокойства, который она смогла увидеть за его маской спокойствия и сосредоточенности.

— Готов, как никогда. — Ник протянул ей руку. — Идем?

Сэм застыла всего на секунду. Он был для нее всем. И глупо было это отрицать. Вложив ладонь в его руку, утвердительно кивнула.

— Конечно.

 

***

 

Час спустя Сэм стояла в здании Капитолия, держа в руках семейную библию О`Конноров, пока Ник клялся поддерживать и защищать Конституцию Соединенных Штатов от всех врагов внутренних и внешних. Слушая его речь, Сэм понимала, эта церемония не шла ни в какое сравнение с ее. Ник был удивлен присутствием президента США и первой леди.

Уже второй раз за неделю Сэм встречается с Президентом и Миссис Нельсон. Их первая встреча состоялась на похоронах Джона О’Коннора, там же она познакомилась и с отцом Ника, Лео. Сегодня Лео был со своей молодой красавицей женой и их очаровательными трехлетними близнецами. Это еще раз напомнило Сэм, каким молодым был Лео. Ему было 15, когда родился Ник, и он больше походил на старшего брата, чем на отца.

Семейство О`Конноров также было в полном составе. Наверно, им было тяжело, ведь лучший друг убитого Джона занимал его место в Сенате. Отец Джона, вышедший на пенсию Сенатор США, Грэхэм О`Коннор сам предложил Нику это место. И пока Грэхэм и его жена Лэйн с гордостью наблюдали за мужчиной, которого считали членом семьи, практически сыном, Сэм видела в их глазах лишь боль. Их боль от потери любимого сына была такой сильной, но самым тяжелым было то, что он был убит собственным сыном.

Сэм не заметила, как Ника провозгласили сенатором Соединенных Штатов, и следующий год он будет представлять жителей штата Виржиния. Пока Ник пожимал руку президенту, Сэм молилась, чтобы ее безумная работа не испортила его карьеру.

 

Глава 2

 

 

Ник принимал поздравления и объятия от отца, семьи О`Коннор, и даже первой леди. Удивительно. Сын несовершеннолетних родителей, выросший в однокомнатной квартире вместе с бабушкой в Лоувелле, штат Массачуссетс, он получил стипендию на обучение в Гарварде, где познакомился с Джоном, а позже и его семьей. Спустя год, О`Конноры приняли его в свою семью, именно поэтому сегодня он стал сенатором Соединенных Штатов.

Все сегодняшние события казались сном, начиная от появления в капитолийской ротонде вместе с главным судьей губернатора Виржинии, заканчивая рукопожатием президента со словами «Поздравляю вас, Сенатор». Он был сенатором Николасом Каппуано, представителем демократической партии от штата Виржиния. Когда он вспомнил, как это все произошло, то подумал об убийстве лучшего друга, и о том, что он занимал его место. У него защемило сердце. Никому не занять место Джона.

Гости направились в зал Харт Билдинга, где Демократическая партия Виржинии устраивала в честь Ника обед. Пробираясь сквозь толпу, Ник искал Сэм, попутно принимая поздравления. Он увидел ее в конце линии, стоящую рядом с отцом, его невестой Селией, пока они ждали своей очереди у лифта. Он взял Сэм за руку, и потянул к себе.

— Мы вас догоним, — сказал он Скипу и Селии.

— Не спешите, Сенатор, — ответил Скип, и не парализованная часть его лица растянулась в улыбке.

— Это все так странно, — сказал Ник Сэм, когда она остались одни.

Она подняла руку, смахивая челку с его лба.

— Тебе лучше привыкнуть к этому.

Он прижал ее к себе, желая еще раз себя ущипнуть, не веря, что спустя шесть лет мечтаний о ней, он мог прикасаться к ней, любить, спать с ней рядом. Упустив ее однажды, он больше не допустит такой ошибки и сделает все возможное, чтобы они навсегда были вместе.

— Ты в порядке?

— Конечно, — ответила она. — С чего мне не быть?

— Ты немного бледная.

— Правда?

— Угу. Ты до сих пор беспокоишься обо всем этом?

Она взглянула на него голубыми глазами, предательски выдающими все ее эмоции.

— Нет.

— Врунишка, — сказал он, улыбаясь и целуя ее в губы.

Сэм пыталась его оттолкнуть, но Ник не отступал.

— Мы не можем этого здесь делать, — сказала она. — Ты же теперь сенатор.

Он обернулся и осмотрелся по сторонам.

— А кто нас увидит? — Он опустил голову, завладев ее губами в жарком поцелуе, ощущая, как ее плечи слегка расслабились.

— Мне теперь называть тебя Сенатором? — спросила она с блеском в глазах.

— Только в постели.

Ее щеки моментально покраснели.

— Почему ты так говоришь?

— Потому что это тебя смущает.

— Неправда.

— Врунишка.

Она ударила его под ребра, заставив засмеяться.

Позади них кто-то кашлянул. Они обернулись, увидев Тревора Доннелли, директора по связям Ника. Нику достался весь персонал Джона, включая и постоянно измотанного, но первоклассного Доннели.

— Эмм, простите меня, Сенатор, но пресса ждет, когда вы с ними пообщаетесь, а президент и первая леди ждут вас в кабинете. Им пора уходить.

— Я сейчас.

— Эмм... мне вас подождать? — спросил Тревор.

— Нет, ты можешь идти.

Неловко кивнув, Тревор вновь оставил их наедине.

— Для них это так непривычно, — сказал Ник, глядя Тревору вслед. — Две недели назад я был обычным сотрудником. А теперь им придется называть меня Сенатором.

— Думаю, ты внесешь некоторые коррективы в работу, и все будет как надо.

— Спасибо за такую уверенность. Надеюсь, ты права.

— Тебе лучше поторопиться. Президент ждет.

— Прежде, чем я уйду, — сказал он, взял ее руку и поднес к своим губам. — Мне нужно избавить тебя от этого ужасного и испуганного взгляда. — Когда все ее внимание было сосредоточено на нем, Ник продолжил: — Я люблю тебя, Саманта, и ты самое важное в моей жизни. Важнее моей работы, нового статуса и всех возможностей, которые он мне дает.

— Очень мило с твоей стороны, — она наконец-то улыбнулась, пока они шли к лифту. — Ты знаешь, сколько у нас в стране лейтенантов полиции?

— Возможно, пара сотен тысяч и с сегодняшнего дня еще плюс один, — ответил он.

— Верно. А сколько у нас сенаторов?

— Насколько я знаю, то ровно сто. К чему ты ведешь?

— Ни к чему, просто делаю подсчеты.

В лифте он прижал ее к стене.

— У тебя сегодня был важный день так же, как и у меня.

— Вот тут ты ошибаешься, — ответила она, положив руки ему на грудь. — У меня на церемонии был Мэр, а у тебя — Президент.

— Не говори ерунды. Он пришел, чтобы выказать дань уважения Джону, ведь он с Грэхемом старые друзья.

— Он пришел, чтобы поприветствовать нового Сенатора от демократической партии.

Ник передернул плечами.

— Сэм, ничто из этого не заставит меня измениться. Я клянусь. Я все тот же парень, рядом с которым ты проснулась сегодня утром. И тот же, с кем ты ляжешь спать вечером. Я тебе обещаю.

— О, ты уже перешел к обещаниям? — она натянуто улыбнулась, выходя за ним из лифта.

— Никаких пустых обещаний. — Он взял ее за руку, хотя стоило им войти в кабинет, Сэм усердно попыталась высвободить ее. — Просто констатирую факты, лейтенант.

— Тебе лучше пойти и поговорить с президентом.

— Пошли со мной.

— Нет, ты иди, а я подожду тебя там, — она указала пальцем на своего отца, Селию и двух сестер, стоящих в бывшем кабинете Ника.

Не обращая внимания на ее отговорки, Ник потянул ее за собой, и пошел к президенту. Пока они шли, он чувствовал, как Сэм напряглась, но он не хотел ее отпускать. И не собирался создавать барьеры и отдаляться от нее. Этому не бывать.

— Господин Президент, — сказал Ник, протягивая ему руку. — Не могу передать, как я признателен за то, что вы пришли.

— Не стоит благодарностей, Сенатор, — ответил президент Нельсон, заметив Сэм, он добавил. — Рад вас видеть, сержант.

— Вообще-то, — сказал Ник, обнимая Сэм за талию, — начиная с сегодняшнего дня Лейтенант.

— Тогда поздравляю вас обоих.

— Спасибо, — сказала Сэм.

— Нам пора уходить, — сказал президент Нельсон. — Но я с нетерпением жду начала работы с вами. Если вам что-нибудь понадобиться, дверь в мой кабинет всегда открыта.

— Спасибо, Сэр, — поблагодарил его Ник.

— Через пару недель у нас прием в честь премьер-министра Канады, — добавил Нельсон. — Надеюсь вас двоих там увидеть.

Ник почувствовал, как Сэм сжалась.

— Почтем за честь.

Президент и Миссис Нельсон спустя несколько минут покинули прием. Пока Ник и Сэм общались с ее семьей, к ним опять подошел Тревор.

— Простите, что прерываю, Сенатор, но вас ждут несколько репортеров в конференц-зале.

— Извините меня, я на минуточку, — сказал Ник.

Он оставил Сэм с семьей и пошел за Тревором. Следующие полчаса, Ник упорно доказывал, что при вступлении в должность главным законопроектом, который он будет продвигать и поддерживать, станет закон об иммиграции, который должны были вынести на голосование в день смерти Джона.

— Будете ли вы соавтором? — спросил репортер из Hill.

— Сенатор Джон О`Коннор был главным разработчиком закона в соавторстве с сенатором Мартином. Моя команда будет тесно работать с сенатором Мартином, добиваясь повторного выдвижения закона на голосование.

— Выстроили ли вы свой план будущей работы? — задал вопрос представитель Richmond Times-Dispatch.

— Нет, но полагаю, что буду продолжать работу, начатую сенатором О`Коннором, раз я в сенате всего на один год.

— Последнее время большое внимание уделяют вашим отношениям с Лейтенантом Холланд…

— Без комментариев.

— Но читателем интересно.

— Моя личная жизнь никак не связана с работой в сенате. Я бы предпочел, чтобы вопросы касались исключительно ее.

— Вы собираетесь пожениться?

Сбитый с толка Ник поднялся с места.

— Извините, но у меня полный зал гостей, и мне пора возвращаться к ним. — Он вышел из конференц-зала и наткнулся на Кристину Биллингс, которой предложил повышение занять его бывшую должность и стать начальником его предвыборного штаба.

— Что случилось, Сенатор? — спросила она. — Выглядите взбешенным.

Он провел рукой по волосам, понимая, как странно звучит это новое обращение из уст давнего друга и коллеги.

— Страна на гране войны, экономического кризиса, а их интересует только моя личная жизнь.

— Людям любопытно. Этого следовало ожидать.

— Это раздражает.

Ник заметил, как Кристина взглянула через комнату в сторону Сэм, которая продолжала стоять и общаться с отцом и сестрами.

— Крис, ты сможешь забыть о случившемся? Она для меня очень важна.

— Она вела себя как стерва. Считала меня убийцей. Как будто я была способна убить Джона.

— Она выполняла свою работу.

— Дерьмовая же у нее работа.

— Думаю, тут она с тобой согласиться. Но мне нужно, чтобы вы обе забыли о случившемся. Мы теперь вместе.

Глаза Крис немного затуманились, и она пригладила свои короткие волосы.

— Прошла всего пара недель.

— Я знаю. — Сердце Ника сжалось, зная, что Кристина страдала от безответной любви к Джону, его смерти, а после и обвинения в его убийстве. В этот момент он заметил Терри, брата Джона, который направлялся к выходу. — Позже поговорим, — сказал Ник Кристине и пошел к Терри.

— Привет, Терри!

Сорокадвухлетний старший брат Джона из-за своих пристрастий выглядел как минимум на десять лет старше положенного. Сквозь темные волосы пробивалась седина, потухший взгляд не шел ни в какое сравнение с вечно-улыбающимся братом блондином. Темные мешки под глазами были свидетельством его пристрастия к алкоголю.

После того, как Терри остановили за вождение в нетрезвом виде всего за три недели до выдвижения его кандидатуры в сенат на место отца, Грэхем О`Коннор переключил все свое внимание на младшего сына Джона, которого под давлением заставили занять место в конгрессе, которое уже сорок лет занимала его семья.

— Привет, Ник, вернее…Сенатор.

Даже спустя пять лет, Ник видел горечь в глазах Терри. Именно это заставило Сэм включить его в список подозреваемых в убийстве, особенно после того, как Терри не смог предоставить алиби на тот вечер.

— Можно тебя на минутку? — Ник направился в закрытый кабинет Кристины, провел Терри в кабинет и закрыл за ним дверь.

— В чем дело? — спросил Терри.

— Как у тебя дела?

— Нормально. Ты же понимаешь, сейчас всем тяжело.

Братья не были близки, но Ник знал, скорбь Терри была искренней.

— Ага. Все жду, когда же станет легче, но этого пока не происходит.

— Мама говорит, что на это нужно время.

Они оба обменялись улыбками, при упоминании Лэйн О`Коннор, продолжавшей быть сильной и мудрой даже в эти тяжелые времена.

— Послушай, ты, наверное, знаешь, что Кристина заняла место начальника предвыборного штаба.

— Думаю, это было прекрасным решением, — сказал Терри. — Она прекрасно подходит на эту должность.

— Согласен. Но ее повышение оставляет меня без заместителя. Может, тебя заинтересует эта работа?

Если бы Ник сейчас сказал, что марсиане приземлились на заднем дворе Капитолия, Терри выглядел бы менее удивленным, чем этим предложением работы.

— Что? — шепотом переспросил он.

— Ты не хотел бы стать заместителем руководителя штаба?

Терри продолжал молча пялиться на него.

— Терри?

— Почему я? — неуверенно спросил он. — Уверен, ты мог бы найти более квалифицированного сотрудника без проблем с зависимостью, как у меня.

— Но я хочу тебя.

— Почему? — снова спросил он, все еще в шоке от услышанного. У него была паршивая работа в фирме, куда устроил его отец, но это было единственным вариантом, после крушения его так и не начавшейся политической карьеры.

Ник подошел ближе. — Джон был моим лучшим другой, можно сказать братом, и ты тоже.

— Я в этом не сомневаюсь.

— Я думаю, он бы одобрил, что ты поможешь мне продолжить его тяжелую работу. Да и мне в команде нужен человек, знающий политику изнутри.

— Ты серьезно? — немного расслабившись, переспросил Терри.

— Очень серьезно, но у меня одно условие.

— Так и знал, что будет какой-нибудь подвох.

— Никакого подвоха, а всего лишь условие, — месячный курс в центре реабилитации, ежедневное посещение «Общества Анонимный Алкоголиков». Терри, я говорю серьезно, одна ошибка, и ты уволен. Хоть у меня нет иллюзии по поводу моей дальнейшей политической карьеры, но мне не нужен в команде человек, способный опозорить меня или память Джона.

Терри засунул руки в карманы брюк, обдумывая предложение.

— Так что ты скажешь?

— А разве тебе не нужен человек уже сейчас?

— Кристина сможет поработать месяц на обеих должностях. Если ты согласишься, я придержу это место для тебя.

Терри молчал какое-то время, и Ник гадал, не наговорил ли он лишнего.

— Да, — наконец ответил Терри. — Я почту за честь работать с тобой.

— Отлично. Думаю, врачи могут посоветовать хорошие центры. Если нет, то я могу выяснить это сам.

— В этом нет необходимости. Я все узнаю, — он протянул руку Нику. — Спасибо.

Ник кивнул.

— Я надеюсь, это будет прекрасной возможностью начать все сначала, Терри, — минутная пауза. — Есть еще кое-что.

— Что?

— Сэм.

Терри тут же обозлился.

— А что на счет нее?

— Теперь она часть моей жизни. Тебе придется часто с ней встречаться.

— Да, и что?

Нику было наплевать, прозвучат ли его слова грубо, но он продолжил:

— Ты справишься с этим?

Женщина, с которой Терри провел ночь, пришла в участок, чтобы подтвердить его алиби, однако сделала это уже после того, как Сэм засадила его в камеру, а после и в комнату для допросов.

— Если придется.

— Мне нужно нечто весомое, — сказал Ник. — Или ты заверяешь меня, что будешь относиться к ней с должным уважением, или наша сделка отменяется.

— Сделаю, что смогу, — сказал Терри.

Ник протянул ему руку.

— Тогда увидимся через месяц.

— Я обязательно приду, — ответил Терри, пожимая ему руку.

Он открыл дверь и увидел в проходе отца.

— Вот вы где, — сказал Грэхем и улыбнулся. — Сенатор, к вам пришел особый гость. — Грэхем отошел в сторону, пропуская вперед Джуллиана Синклера.

Ник ахнул от удивления.

— Джуллиан! Что вы здесь делаете? — он был в шоке, увидев старого друга Грэхема. Ник знал Джуллиана со времен участия в хоккейной команде в Гарварде, где Джуллиан, преподавал право и был их главным болельщиком.

Улыбаясь, Джуллиан повернулся к Нику, после того как тепло поздоровался с Терри.

— У меня сегодня встреча в городе, и мне захотелось в числе первых поздравить нового Сенатора Соединенных Штатов.

Ник внимательно посмотрел на старого друга, он практически не изменился, за исключение седины. Также в глазах читалась какая-то грусть. Неожиданная кончина Джона никого не оставила равнодушным.

— Не скромничай, — сказал Грэхем. Сегодня он выглядел счастливым, впервые со дня смерти сына. — Расскажи ему, с кем у тебя встреча.

— С Нельсоном, — немного улыбаясь, ответил Джуллиан.

— О! — сказал Ник, неожиданно понимая сказанное. — Суд. — До того, как верховный судья Уильям Джеремайя недавно сообщил о своем уходе на пенсию, он назвал президенту несколько кандидатов на свое место.

Грэхем хлопнул в ладоши.

— Мальчики, перед вами стоит новый Верховный судья Соединенных Штатов.

— Ого! Поздравляю, — сказал Терри.

— Спасибо, правда, это еще должен решить Сенат, — сказал Джуллиан. — Мне сказали, что нужно приготовиться к тяжелой борьбе.

Ник не мог с ним не согласиться. Либеральные взгляды Джуллиана на вопросы абортов или других щепетильных тем лишь усложнят выбор Нельсона.

— Но уже один голос у тебя есть, ведь так, Сенатор? — спросил Грэхем.

— Конечно, — ответил Ник. — Я сделаю все, чтобы помочь. Впервые за все время я рад, что вошел в Сенат всего на один год. Теперь смогу всех раздражать, не беспокоясь о будущем.

Джуллиан засмеялся.

— Друг мой, смотри не растрать на меня все свои голоса.

— Думаю, это будет отличное их применение, — искренне ответил Ник. Джуллиан был одним из уважаемых им людей.

— Надолго вы в городе?

Джуллиан пожал плечами.

— Пока не знаю.

— На следующей неделе я устраиваю ужин в своем новом доме. Я хотел бы познакомить вас с Сэм.

— Жду не дождусь, когда познакомлюсь с женщиной, вскружившей голову нашему мальчику, к тому же она еще коп, — сказал Джуллиан, улыбаясь Грэхему.

— Ты сразу поймешь, как только с ней познакомишься, — подмигнул и добавил Грэхем.

— Ладно, вы двое, заканчивайте. — Ник был несказанно счастлив вновь видеть игривую сторону Грэхема, после долгих недель скорби по умершему сыну. — Она еще где-то здесь.

— Мне нужно подготовиться к встрече, поэтому не могу сейчас остаться, — сказал Джуллиан, поглядывая на часы. — Я должен встретиться с Ханиганом, — сказал он, имея в виду начальника предвыборных штабов белого дома. — Я лишь хотел забежать и поздравить тебя. — Он протянул Нику руку. — Я очень, очень тобой горжусь, думаю, Джон тоже бы гордился. Он всегда считал тебя главным мозговым центром всей его карьеры.

— Спасибо, — тихо ответил Ник. — Для меня это много значит.

— Смотри, не подведи.

— Сделаю все, что в моих силах.

 

Глава 3

 

Следующие полчаса Ник провел за работой, встречаясь с Джадсоном Кноттом и Ричардом Миннингом, президентом и вице-президентом Демократической партии Виржинии. А также с губернатором Виржинии, Майком Зорном, и его супругой Джуди. Пока Ник вежливо улыбался и вел светскую беседу, попивая бокал вина, предложенного одним из официантов, он осматривал зал в поисках Сэм.

— Извините, я на минутку, — сказал Ник остальным. Когда он произносил речь, он не видел никого из семьи Сэм. Обойдя большой зал, он направился в кабинет Джона. Теперь это был его кабинет, но Ник, вероятнее всего, всегда будет думать о нем, как о кабинете Джона. Он нашел Сэм, стоящей у окна, смотрящей на Washington Monument.

— Привет, милая, — сказал он, закрывая дверь. — Я тебя искал.

Она повернулась к нему, едва заметно улыбнувшись.

— Вот она я.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных