Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Перевод группы — https://vk.com/beautiful_translation 5 страница




— Фредди?

— А? — он взглянул на нее, видя, что она пристально за ним наблюдает. В этот момент он вспомнил, как во время расследования убийства О`Коннора узнал, что у Элли татуировка на груди в виде сердца и проколотые соски. Его член дернулся от этих воспоминаний, и Фредди пришлось поерзать, чтобы унять боль в паху.

Элли наклонилась вперед, набросившись на него с поцелуем.

Удивленный Фредди распахнул глаза, видя, что ее были закрыты, пока она проводила языком по его нижней губе. Он запустил руку в ее волосы, притягивая ее ближе. Ее пальцы блуждали по его груди, расстегивали пуговицы рубашки, желая как можно быстрее коснуться кожи. Он едва не кончил в штаны, когда она ущипнула его сосок.

Разрывая поцелуй, Фредди остановил ее руку.

— Элин…

— Да? — спросила она с сексуальной улыбкой, сжимая второй рукой его заметную эрекцию.

Фредди тяжело сглотнул, стараясь игнорировать жар в штанах. Он еще не встречал такой уверенной в себе женщины, и именно это его в ней и привлекло. Она погладила его через джинсы. Он, сдаваясь, откинул голову на подголовник.

— Ты точно не хочешь зайти? — уточнила она, проводя языком по его шее.

— Надо на работу, — ответил он сквозь сжатые зубы. Находясь в плену желания и искушения, он не сразу понял, что она расстегнула его джинсы и высвободила член, пока его не обдало прохладным воздухом. — Вау.

Слова застряли у него в горле, когда она склонилась и взяла его в рот. О, господи. Фредди понял, ему следовало хотя бы попытаться ее остановить, но не мог вымолвить ни слова. Все закончится очень быстро. И черт, эта женщина знала, как именно сжать, лизнуть и пососать его.

— Элин, дорогая, — предупредил он.

Но Элин будто не слышала и лишь взяла его глубже, от чего Фредди кончил с рыком, удивившим его самого. Он дышал быстро, выдыхая в салон машины облако пара, приходя в себя после интенсивного оргазма.

Она выпрямилась, облизала губы и довольная собой спросила:

— Жаль, что тебе так рано нужно возвращаться на работу.

— Ага, — только и смог выдохнуть он. — Очень жаль.

— Тогда в следующий раз?

— Обязательно, — заверил он, продолжая тяжело дышать. Он посмотрел на нее и положил руку ей на бедро. — А как же ты?

Она улыбнулась.

— Не переживай. Я могу сама о себе позаботиться.

То, как она это сказала и фантазии о ее «заботе о себе» вновь пробудили его удовлетворенное либидо. Фредди глубоко вдохнул, чувствуя головокружение.

— Я, пожалуй, пойду.

Наклонившись к нему, она коснулась его губ.

— Мне было весело. Спасибо за ужин.

Он погладил ее щеку.

— Всегда пожалуйста.

— Позвонишь?

Фредди кивнул, зная, что ему следовало бы проводить ее до дверей, но он не был уверен, способен ли сейчас передвигать ногами. Он проводил ее взглядом, пока она не скрылась за дверью, затем застегнул ширинку и завел машину. Ему потребовалось несколько минут, чтобы прийти в себя, переключить передачу и уехать домой.

 

***

 

С вниманием прессы, требующей наказания за убийство семьи, и личной заинтересованностью Сэм, на следующей день они буквально перерыли дом Риза. Несколько часов спустя дом был едва ли не разобран на доски, а они нашли лишь 10000 долларов, спрятанных в железном ящике в подвале.

— Теперь мы знаем, зачем он возвращался, — сказал Фредди, пересчитывая толстую пачку купюр.

— Он в отчаянии и в бегах. Ему нужны деньги, чтобы уехать из города, и, вероятней всего, это была вся его заначка. Готова поспорить на свой жетон, он за ними еще вернется.

— Я поговорил с Гонзо. Они опрашивали соседей, но никто его не видел.

— Или же они его покрывают.

— Зачем им защищать парня, убившего всю свою семью?

— Кто знает? Соседская дружба может быть очень крепкой.

Симпатичное лицо Фредди скривилось в гримасе.

— Но никто из них не защитил и не посочувствовал Тиффани и детям.

— Она не выросла в этом районе. Я читала в деле, что она переехала сюда 7 лет назад из Пенсильвании.

— И тогда же ей посчастливилось познакомиться с Ризом.

— Да.

— Лейтенант, нам больше не зачем здесь оставаться.

Сэм оглядела разгромленную гостиную.

— Я знаю.

— Готова уйти?

— Я еще немного побуду здесь. На случай, если он вернется.

— Ты не можешь оставаться здесь одна, — возразил Фредди.

Сэм положила руку на пристегнутую к поясу кобуру.

— Я буду не одна.

— Я без тебя не уйду, — ее напарник плюхнулся в кресло, скрестив руки на груди.

— Как хочешь. — Сэм заняла другое кресло, закинув ноги на журнальный стол. После долгого молчания Сэм украдкой взглянула на своего напарника. — Раз нам нечем заняться, почему бы не обсудить твою новую подружку?

— Какую еще подружку? — спросил он, на его щеках выступил румянец. — Я не понимаю, о чем ты говоришь.

— Угу, — Сэм слегка придвинулась на своем кресле. — Так может, рассмотрим улики, говорящие об обратном?

— Нет, и тема закрыта.

 

***

 

Ник принял быстрый душ, побрился, мысленно проверяя список дел по подготовке к званому ужину. Прошлая неделя была суматошной. Он купил дом, переехал сюда и обставил первый этаж, приготавливая его к сегодняшнему приему гостей. Помимо прочего на работе он все свое внимание уделял законопроекту Джона.

Второй этаж в доме был заставлен коробками с вещами и несобранной мебелью. Было ожидаемо, что Лэйн захочет видеть второй этаж, и не обратит внимания на беспорядок.

Ник ненавидел беспорядок. Ненавидел хаос, но больше всего ему была противна отстраненность Сэм. В попытках поймать Кларенса Риза Сэм работала сутки напролет вместе с ее подчиненными. За исключением нескольких коротких телефонных разговоров Ник не видел ее неделю с той ночи, когда нашел читающей «Конгресс для чайников» в его постели. Она спала в доме отца, объясняя это нежеланием будить его посреди ночи поздними возвращениями. Как он ни старался, у него не получилось убедить ее, что он хотел быть разбуженным ее поздними возвращениями.

— Может, я дурак, — пробормотал он своему отражению.

Он знал, ей было неуютно изображать хозяйку дома на вечеринке в честь Джуллиана, именно поэтому список гостей состоял лишь из них, Джуллиана и четы О`Конноров. Служба доставки подвезла еду, флористы украсили дом, а он накрыл элегантный обеденный стол на пятерых. От Сэм требовалось только прийти на ужин. Он посмотрел на часы, пораженный тем, как сильно она опаздывала.

Затем он задумался, появиться ли она вообще. Он немного просил. Нет, ты просишь ее бросить все, и злишься, от того, что она сомневается.

Он успел надеть кашемировый свитер с V-образным вырезом, как в комнату влетела Сэм с раскрасневшимися щеками. — Прости, прости, прости.

— За что? — уточнил он невозмутимым тоном.

— Я опоздала. Сегодня были похороны семьи Риза, и я потеряла счет времени.

Ник повернулся к ней, увидев ее в классических черных брюках и белой блузке.

— Как прошли похороны?

— Они были похожи на фильм ужасов, — выдохнула она, подойдя к зеркалу, поправляя прическу, оставив волосы распущенными, как он любит. — Мы допрашивали братьев, сестер, друзей. Никто не слышал, чтобы Риз хоть раз упоминал моего отца. И его самого никто не видел.

— Мне жаль, Сэм.

Она дернула плечом.

— Очередной тупик, — она размяла затекшие плечи, а после добавила. — Чем дольше он на свободе, тем меньше шансов у нас его поймать.

— Ты должна поговорить с отцом о находке в доме Риза. Он сильнее, чем ты думаешь, и, возможно, прольет свет на эту ситуацию.

— Ты прав. Я и сама об этом думала. — Она отвернулась от зеркала, встав лицом к Нику. — Дом выглядит замечательно. Не могу поверить, как быстро ты все обставил. Ты даже картины на стенах развесил!

— Если захочешь, то можешь изменить то, что тебе не нравится.

— Что не нравится?

Ник прикусил язык, сдерживаясь, чтобы не сказать, как сильно ему не нравится то, что она его избегает.

— Ты сегодня прекрасна.

— Спасибо. — Она потянулась поправить воротник блузки. — Ты сам неплохо выглядишь. — Встав на цыпочки, она дотянулась до его губ. — Я скучала по тебе.

Ник не смог устоять, обвил руками ее талию и притянул к себе.

— Я тоже.

— Что с тобой?

— Ничего.

— Я же вижу.

Он мотнул головой.

— Спасибо, что пришла.

Она подняла глаза, внимательно изучая его.

— Как я могла не прийти. Для тебя это важно, жаль только, ты мне этого не сказал. И ты злишься потому, что мы редко видимся…

Ник наклонил голову, поймав ее губы в жарком, страстном поцелуе.

— … в последнее время, — закончила она возле его губ. Ее глаза были закрыты, щеки пылали, и далеко не из-за холода или волнения.

— Живи ты со мной, мы бы виделись чаще.

— Ник.

Он прижался лбом к ее лбу.

— Я знаю. Ты не хочешь об этом говорить. — Выпустив Сэм из объятий, Ник пошел к шкафу за туфлями.

— Я так и знала, что ты бесишься.

—Я не бешусь, — он обул лоферы. — Я немного расстроен.

Сэм прикусила нижнюю губу. — Прости меня.

— Перестань извиняться, — выпалил он, слова прозвучали резче, чем он думал.

Сэм подошла к нему, положив руки Нику на грудь.

— Почему? Это же моя вина. Ты мне так много предлагаешь, а я не решаюсь. Я знаю, это тебя беспокоит.

— Я просто хочу, чтобы у нас все получилось, — сказал он, удивляясь нерешительности в своем голосе. — Я хочу этого больше жизни.

— Я тоже. Но мы оба понимали, это будет сумасшествие.

— Саманта, я не могу днями тебя не видеть. Я этого не вынесу.

— Ты считаешь, у нас ничего не получится? — она начала массировать его плечи. — Ты поэтому так напряжен?

— У нас получается, — ответил он, больше убеждая себя, чем ее.

Ее руки скользнули с его плеч. Она обняла себя, прячась от него, этот поступок ранил Ника.

— Ого. Ты обижен на меня. Мне жаль, что мне пришлось так много работать на этой неделе.

— Ты снова извиняешься.

Ее глаза сверкнули яростью, а может быть это была паника.

— Тогда скажи мне, что ты хочешь от меня услышать! Что я люблю тебя? Ты же знаешь, что люблю. Если ты в этом сомневаешься…

— Я не сомневаюсь.

— Аааа! Именно поэтому я не заводила отношений после развода. Я этого не выдержу.

По спине Ника пробежался холодок. — Из нас двоих именно я должен извиняться. У меня были ожидания, и они не оправдались. — Он провел рукой по влажным после душа волосам. — Сам не понимаю, почему набросился на тебя.

— Мне стоит начать волноваться? — спросила она, изучая его лицо, и сейчас она выглядела неуверенно. Нику было противно давать ей причину сомневаться в нем, в них.

Парой широких шагов он сократил расстояние между ними и прижал ее к себе.

— Нет, милая. Тебе не о чем беспокоиться. Я просто хочу как можно больше времени проводить с тобой.

— Я свободна до завтрашнего вечера. И я вся твоя.

— Хорошо, — сказал он, голос его был хриплым от эмоций и облегчения, испытываемых им, сжимая Сэм в своих объятиях. Как такое случилось? Почему они оба засомневались в своих сильных чувствах?

Внизу раздался дверной звонок.

Ник ослабил свою хватку.

— Готова?

— Конечно.

— Люблю тебя, — сказал он, целуя ее ладонь, — я рад, что ты здесь.

— Я тоже.

 

 

Глава 10

 

Не отойдя от странного разговора с Ником, Сэм выдавила из себя улыбку и пошла приветствовать прибывших одновременно О`Конноров и Джуллиана Синклера. Она все еще привыкала к теплому приему от О`Конноров.

Ник собственнически обнял ее и представил Джуллиану, который сжал ее руку между своими двумя.

— Мне очень приятно с тобой познакомиться, Сэм. Я много читал о тебе в газетах.

Она закатила глаза.

— Началось.

— Что же было написано в сегодняшней статье. Ах да, «В Вашингтоне не было такой пары со времен Джека и Джекки».

— Спасибо, Джуллиан, — сказал Ник, пожимая ему руку. — Именно это она и хотела услышать.

Джуллиан засмеялся.

— Отлично выглядите, Сенатор. Власть вам к лицу.

Сэм удивилась реакцией Ника на такой комплимент. Джуллиан был ниже, чем казалось по телевизору, он едва доставал до плеча Нику. Кожа гладкая, седые волосы и теплая улыбка. Начитанный, вот что первое приходит на ум при встрече с ним. Стильный, элегантный, чувствующий себя как дома в присутствии Ника и О`Конноров. И действительно, сегодняшний ужин был похож на воссоединение семьи.

На кухне Грэхем открыл бутылку Мерло.

— Замечательно, что ты сможешь на несколько дней задержаться в городе, Джуллиан.

— Мне жаль, я пропустил похороны Джона, — сказал Джуллиан. — Я был в Сакраменто на свадьбе. Не будь я шафером, обязательно бы приехал.

— Мы получили твою записку вместе с цветами, — Лэйн похлопала его по руке, — мы знали, мысленно ты был рядом.

— Какие новости по делу Томаса? — спросил он, принимая бокал вина из рук Грэхема и проходя вместе со всеми в гостиную.

Сэм откупорила себе бутылку Пино гриджио и присоединилась к остальным.

— Она настаивают на невменяемости, — ответил Грэхем.

— Хорошая идея.

Лицо Грэхема напряглось от горя.

— Это моя вина, я заставил его столько лет умалчивать о Патрисии и Томасе, заставил Джона вести вторую жизнь. Томас сорвался, когда узнал о существовании других женщин в жизни отца.

— Грэхем, ты поступил так, как посчитал нужным, — успокоил его Джуллиан. — Тогда были другие времена. Ты бы не выдержал критики, если бы люди узнали, что у твоего сына-подростка есть незаконнорожденный сын. Не говоря уже о том, как это бы отразилось на карьере Джона.

— Ты знал о Томасе? — спросил Ник Джуллиана.

Тот взглянул на Грэхема. — Да, знал.

Ник сел на диван, сделав глубокий вдох. Сэм знала, как трудно пережить шок, что его лучший друг скрывал от него такую важную часть своей жизни.

— Всего несколько человек знали о Томасе, — Грэхем начал оправдываться перед Ником. — Я не знал, что делать, поэтому спрашивал совета у нескольких близких друзей.

— Я согласился с твоим решением, поэтому это делает и меня отчасти виновным в случившимся, — сказал Джуллиан, взбалтывая в бокале вино.

— Сделанного не вернешь, — тихо сказала Лэйн, делая намек, перестань обсуждать тему смерти ее младшего сына.

— Ты абсолютно права, Лэйн, — сказал он и переключил свое внимание на Сэм. — Так, значит, ты детектив.

— И недавно была повышена до лейтенанта, — с гордой улыбкой добавил Ник.

— Мои поздравления.

— Спасибо.

— Сэм, как тебе на новой должности? — спросила Лэйн, с, казалось бы, неподдельным интересом.

— Сумбурно.

— Она проделала первоклассную работу в деле Джона, — сказал Грэхем, — Просто превосходную.

С легкой улыбкой, но пребывая в шоке от комплимента, Сэм поблагодарила его.

— В последнее время имя твоей снохи также часто упоминается в газетных заголовках, как и твое, — сказала Лэйн Джуллиану.

— Это точно.

— Я не знал, что она так исполнена ненавистью, — сказал Грэхем. — Она такое говорила о гомосексуалистах, евреях и афро-американцах в прямом эфире. Я слышал, ей дали время в прайм-тайм на собственное шоу. Представляете, целый час ненависти и оскорблений на национальном телевидении.

— Позор, — сказал Джуллиан. — Я никогда не понимал, что мой брат в ней нашел. После их знакомства он словно одурманенный. А вы слышали последние новости?

— О ее книге? — уточнил Грэхем.

Джуллиан кивнул.

— Она выйдет через две недели. Целая книга посвящена словам ее отца-священника о роли гомосексуалистов в падении общества.

Ник присвистнул.

— Ого.

— Она сейчас на волне успеха, — сказал Джуллиан.

— Ты давно с ними общался?

— Уже несколько лет их не видел.

— А вы удивились выставлению вашей кандидатуры? — спросила Сэм, видя, все не против сменить тему.

— Понимаете, Дэвид как-то обмолвился, что я один из первых кандидатов на эту должность, поэтому я не сильно удивился, когда он мне позвонил.

— Дэвид обмолвился? — Сэм не понимала, почему ее голос прозвучал так громко. Но предположила, виной был недавний разговор с Ником.

Ник посмотрел на нее, изумленно вскидывая бровь.

— Простите, — ответила она уже более спокойным тоном. — Я еще не привыкла общаться с людьми, которые называют президента Соединенных Штатов по имени.

— В его присутствии я обращаюсь к нему Мистер Президент, — успокоил ее Джуллиан.

— В последнее время ваше лицо мелькало на обложках журналов не меньше моего, — сказала Сэм.

— Мы все знали, номинация привлечет всеобщее внимание.

— В следующие пару дней должны выступить протестующие, — добавил Грэхем.

— Вчера у нас было собрание по поводу демонстрантов, — сказала Сэм. — Ожидают сбор более миллиона человек.

— Так много? — спросил Джуллиан, и эта цифра его немного удивила.

— Вы боитесь? — спросила Сэм.

Лицо Ника было каменным, таким его Сэм еще не видела.

— Я знаю, есть не согласные, но не думал, что их так много, — тихо ответил Джуллиан.

— Люди имеют право быть недовольными, — продолжила Сэм. — Как-никак ваше назначение изменит судебную систему.

— И ты, Сэм, против этого? — спросила Лэйн. В ее вопросе читалось любопытство, а не осуждение.

— Я — коп.

— Без каких-либо убеждений? — спросил Грэхем, он с таким удивлением изогнул седую бровь, явно в шоке от ее дерзости.

Быстрый взгляд на Ника подсказал Сэм, он тоже был не в восторге от ее слов.

— Они у меня есть, но я стараюсь держать их при себе.

— Пожалуйста, — сказал Ник, — Просвети нас.

Что-то в его резком тоне заставило Сэм почувствовать неудобство.

— Уверена, у вас найдется масса других тем для обсуждения.

— Если честно, мне бы хотелось продолжить именно этот разговор, — Ник говорил и буквально сверлил ее взглядом.

Ее желудок пронзила боль.

— Я бы изменила решение по легализации абортов.

— Ты не согласна с решением Верховного суда по делу Роу против Уэйда? — спросил Джуллиан.

— Многие не согласны, именно поэтому спустя более 30 лет люди все еще выступают против.

— Это точно, — согласилась Лэйн.

— То есть, если бы ты была на месте Джуллиана, и на твой стол попало дело Роу, какой бы вердикт ты вынесла? — спросил Ник.

Сэм поерзала под его пристальным взглядом.

— Я не знаю, и не спрашивай меня больше об этом.

Удивленный ее ответом, Ник все не унимался.

— То есть ты против права женщины самой принимать решения?

— Я этого не говорила.

— Ты не знаешь, какую бы сторону ты заняла. Это явно не делает тебя сторонником прав женщин.

— Нет, — резко ответила Сэм. — Это делает меня сторонником прав тех, кто не может сам за себя говорить.

— Никогда бы не подумал, — пробубнил Ник.

После долгой паузы и пристальных взглядов Сэм кашлянула и заговорила первой.

— Мне кажется, на кухне что-то горит. Пойду посмотрю. — Она быстро подскочила с дивана, ушла на кухню, где вцепилась в край раковины, стараясь унять бешено стучавшее в груди сердце. Как это произошло? Как их разговор перешел на такую тему?

— И что это сейчас было? — спросил вошедший вслед за ней Ник.

— Что? — спросила Сэм, открывая и заглядывая в духовку.

— Ты набросилась на него!

— Это ты набросился на меня!

Проигнорировав ее ответ, Ник продолжил.

— Ты забыла? Они же наши гости.

— Твои гости!

— Точно. — Ник начал кружить по кухне, доставая нарезанный салат и подогретые тарелки. — Мы не пара, проводящая вечер вместе, принимая гостей в своем доме.

Сэм сжала кулаки.

— Может, мне лучше уйти.

— Отлично. Беги. Разве не так ты обычно поступаешь?

— Нет, — спокойно ответила она, — обычно я остаюсь, после чего гублю 4 года своей жизни в несчастном браке с мужчиной, пытавшимся контролировать каждый мой шаг.

Теперь на лице Ника было сожаление, а не злость. Но со злостью она могла справиться.

— Сэм….

Она подняла руку, останавливая его.

— Я пойду, чтобы ты мог спокойно провести время с друзьями. Мне здесь не место.

— Это не так, и ты прекрасно это знаешь.

— Скажи им, что меня вызвали на работу, — сказала она, желая уйти до того, как расплачется. — Мне жаль. — Взглянув на его нечитаемое выражение лица, Сэм схватила пальто и вышла через кухню, стараясь проглотить огромный ком, застрявший в горле.

 

 

 

Глава 11

Лобстера доставили утром из Мэна, но Нику казалось, он жует картон. Меню на сегодняшний ужин гости встретили с бурным восторгом. Но ему было все равно. Он не вслушивался в рассказы и шутки гостей. Даже участвуя в разговоре, Ник был мысленно далеко от дома, ему хотелось убежать за Сэм и уладить их разногласия до того, как будет поздно.

Покончив с кофе и десертом, гости попросили показать ему остальной дом.

Ник провел их по всем трем этажам, рассказывая о планах на каждую комнату, в которых он хотел прожить со своим любимым лейтенантом.

К тому времени, как гости покинули его дом, на часах было 11 вечера, а Ник был весь на нервах. Схватив свое пальто, он помчался вниз по улице к дому Скипа. После месяца постоянных визитов, Ник входил в дом не стучась. Пробежав в темную гостиную, он увидел Селию и Скипа на диване в объятиях друг друга.

— Ох, черт, — пробурчал он себе под нос. — Простите.

Словно пойманные за обжиманиями подростков, Селия встала с колен Скипа, прикрывая опухшие от поцелуев губы. Инвалидное кресло стояло рядом с диваном, пока сам Скип сидел в углу, обложенный подушками. Очевидно, это было не просто сделать, поэтому Нику стало еще больше не по себе за свое вторжение.

— Я пришел увидеть Сэм.

— Ее здесь нет, — сказала Селия. — Мы думали она с тобой на ужине вместе с друзьями.

— Она была, но у нас… у нас произошел инцидент.

— Вы поругались? — спросил Скип.

— Вроде того, — он провел руками по волосам. — Как думаете, где она может быть.

— Как сильно она была расстроена? — уточнил Скип.

— Довольно сильно.

— У Линкольна.

— Не понял?

— Она идет к Линкольну, когда расстроена, или когда ей нужно подумать.

— К Мемориалу Линкольна?

— К нему самому.

— В 11 вечера?

— У нее с собой оружие, она не боится темноты.

— Хорошо, я поищу ее там. Спасибо за подсказку.

— Что ты сделал?

— Ничего.

— Она не пошла бы к Линкольну из-за пустяка.

— Ничего такого, с чем мы бы не справились, — ответил Ник, хотя был не уверен в своих словах.

— Иди и найди ее, Ник, — сказала Селия, грозя Скипу взглядом.

— Простите за вторжение, — извинился он, выходя из дома. После, пробежав по Девятой улице, поймал такси в западной части Капитолия.

— К Мемориалу Линкольна, — сказал он водителю.

— Там сейчас не так интересно, как днем, — ответил водитель, полагая, что Ник был одним из любопытных туристов.

— Я знаю, — Ник ответил довольно резко, давая понять, что не заинтересован в продолжении беседы. Через десять минут они были на месте. Ник заплатил водителю, вышел из машины и вприпрыжку поднялся по ступенькам к освещенному мемориалу.

— Вам помочь, сэр? — спросил смотритель, когда Ник поднялся до верхней ступеньки.

Он мог ответить «нет». Памятник, как и многие другие, был открыт круглосуточно, и ему не нужно было разрешения здесь находиться. Но впервые за две недели на новом посту Ник решил воспользоваться своим положением.

— Я Сенатор Ник Каппуано, у меня назначена здесь встреча.

— Не буду Вам мешать, Сенатор, — смотритель пожал Нику руку. — Мне кажется, ваш друг вон там, — он указал рукой, — под Геттисбергской речью.

Нику до сих пор было тяжело смириться с тем, что их пара была сейчас самой узнаваемой в Вашингтоне.

— Спасибо. — Обернувшись, он увидел улыбку смотрителя, когда тот продолжил свой обход. Он нашел Сэм именно там, где ему и сказали. Она сидела на полу, крепко обхватив колени руками и опустив на них подбородок.

— Саманта.

Она подняла голову, позволяя ему увидеть ее заплаканное лицо.

— Что ты здесь делаешь?

— Твой отец подсказал, где тебя найти. — Ник всматривался в ее лицо, гадая, был ли он виновником ее грусти или нет. — Это совпадение или нет, что твое секретное место у ног первого президента республиканца?

— Я пришла сюда не потому, что он Республиканец.

Ник опустился на холодный пол рядом с ней.

— Тогда почему?

Она пожала плечами.

— Здесь тихо. Мне всегда нравилось это место.

— У меня те же чувства возле памятника Джефферсону.

— Естественно, он же настоящий Демократ.

— Один из них. — Он несколько минут внимательно изучал ее лицо. — Саманта Холланд, ты Республиканка?

— Если я отвечу «да», ты станешь любить меня меньше?

Он мотнул головой и потянулся к ее руке.

— Ничто не заставит меня разлюбить тебя.

Выражение ее лица стало напряженным, и это очень обеспокоило Ника.

— Я в этом не уверена.

— Это не ответ на мой вопрос.

— Как я сказала Грэхему ранее, я — коп, и я не причисляю себя ни к одной из партий.

— Но если бы ты могла, то какую бы выбрала?

Она взглянула на Линкольна.

— Никакую, если честно.

Ник тяжело вздохнул.

— Ты разочарован, что я не выбрала демократов?

— Конечно, нет.

— Я не смогу всегда соглашаться с твоей точкой зрения.

— Я этого и не жду.

— Ты в этом уверен? Ник, политика важная часть твоей жизни. Тем более теперь. Я пойму, если некоторые различия будут для тебя неприемлемыми. Ведь мы едва друг друга знаем, и наши отношения развиваются так стремительно…

Он прервал ее, накрыв ее рот ладонью.

— Я знаю тебя. Знаю ли я мельчайшие детали твоей жизни? Нет. Но я хочу их узнать. Ждут ли меня в будущем сюрпризы? Я очень на это надеюсь. Только не говори мне, что я тебя не знаю. Саманта, я знаю, что для тебя важно, и что ты любишь. — Ник удивился, когда она расплакалась. Обняв ее, он притянул Сэм к своей груди. — Дорогая, в чем дело?

— Прости за мое поведение за ужином, — сказала она после того, как немного успокоилась. — Меня немного занесло. Ты прав, Джуллиан наш гость, а я на него накинулась.

— Он привык к людям со своей точкой зрения. Любые убеждения могут быть подвержены критике.

— Но ты не ожидал от меня такого. Я тебя опозорила.

— Нет, ты меня удивила.

— Я сама себя удивила. Я не планировала вступать с ним в перепалку, особенно на эту тему.

— Тогда зачем ты это сделала? — спросил он, ему было любопытно, как никогда.

— Это все из-за шумихи вокруг его приезда, назначения, волнения от встречи с ним. Да и та тема разбередила старые воспоминания.

— Какие именно воспоминания?

— Это длинная история.

Ник откинулся на мраморную стену, заключая ее в крепкие объятия.

— Мы с Мистером Линкольном никуда не торопимся.

Сэм на некоторое время замолчала, Ник задумался, расскажет ли она ему, что ее беспокоит.

— Я никому об этом не говорила, — наконец сказала она. — Даже моим сестрам.

Приготовившись к тому, что она собирается рассказать, Ник сплел их пальцы и прижал к себе.

Глубоко вздохнув, Сэм начала свой рассказ.

— На последнем курсе колледжа я встречалась с французом Жан Полем, он был студентом по обмену. Наверно, тебе будет неприятно это слышать, но наши отношения основывались на безудержном сексе и ни чем[11] более. Надеюсь, ты понимаешь, о чем я говорю.

Ник понимал, о чем она говорила, и ему была противна мысль о ней с другим мужчиной, но он промолчал.

— Жан Поль вернулся домой, когда я узнала о беременности.

Понимая, к чему идет разговор, Ник боролся с собой, стараясь сохранить самообладание.

— Трейси как раз только родила Брук, — сказала она, говоря о своей 15-летней племяннице. — Я же рассказывала тебе, отец Брук бросил Трейси, и ей пришлось самой ее растить?

Ник кивнул, вспоминая, как Майк, муж Трейси, любил Брук, как родную.

— Я запаниковала, видя, через что проходит Трейси. Мне нужно было закончить обучение в колледже, впереди была учеба в полицейской академии. С моей дислексией, учеба была настоящей каторгой, но я знала, получив диплом, я смогу дослужиться до звания. Я не понимала, как со всей этой нагрузкой, я могла справиться с ребенком. Мне не кому было помочь: мама сбежала во Флориду с любовником; отец был разбит; Анджела занята на новой работе и встречалась со Спенсером; а Трейси с головой ушла в заботу о Брук. Честно признаюсь, в тот момент я впервые в жизни не знала, как поступить.

Ник вытер слезу с ее щеки. — Ты не хотела отдавать ребенка на усыновление?

— Папа был очень разочарован Трейси. Не то, чтобы он ожидал от нее такого, но он постоянно мне жаловался. Мы обожаем Брук, и теперь это неважно, но на тот момент эта ситуация была настоящей проблемой.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных