Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Перевод группы — https://vk.com/beautiful_translation 12 страница




— В полдень. А что?

— Я вернусь к этому времени.

— Куда ты уходишь?

— Я скоро вернусь.

 

***

— Тони Сандуччи, — докладывал Гонзо. — 39 лет, родился и живет в Кливленде, штат Огайо. Последние 10 лет активно выступал против закона об абортах. Был подозреваемым в организации нескольких незаконных митингов перед женскими консультациями, но обвинения ему так и не предъявлялись. Его богатые родители наняли ему целую армию высокооплачиваемых адвокатов, которые всегда его отмазывают. Женат, четверо детей, живут в пригороде Кливленда, но недавно открыл магазин на Нью-Йорк Авеню. У него есть последователи, которые ежедневно читают его блог и там же получают указания от него. Не все так яростно поддерживают его взгляды, но в тоже время никто не старается его остановить.

— Пассивное убеждение, — сказала Сэм.

— Именно, — согласился Гонзо. — Его статья в Washington Post была завуалированным проявлением ненависти. Но по ней было видно, Сандуччи сделает все, чтобы не дать Синклеру попасть в Верховный суд.

— Нужно с ним поговорить, — сказала Сэм. — Давайте определим его главных и более активных последователей, готовых ради него на все, и пообщаемся с ними. Он, может, на прямую и не убивал Джуллиана, но мог натравить на него других.

— Не верится, что Post могли такое опубликовать, — сказала Джинни.

— Свобода слова, — напомнил ей Скип.

— Также мне хочется узнать, почему его охраной занималась Секретная служба. Неужели им было известно об угрозах?

— Это просто необходимо, когда против человека настроены миллионы жителей, — предположил Скип.

— Интересно, а Синклер знал об этих угрозах, когда отказался от охраны? — спросил Гонзо, держа в руках газету со статьей. — Интересно, он ее читал или нет.

— Хороший вопрос.

Их разговор прервал стук в дверь. Сэм поднялась, чтобы открыть дверь, и увидела на пороге Круза.

— Привет, — заговорил он. — Я узнал, сегодня мы все работаем дома.

— Что ты здесь делаешь? — он был бледным, и выглядел уставшим. — Ты все еще на больничном.

— Да, но это никак не помешает мне принять участие в мозговом штурме.

— Заходи.

Фредди развернулся и махнул водителю, который его привез. Сэм внимательно пригляделась и узнала в машине Элин.

— Продолжаешь встречаться с любительницей отключать телефоны, да?

— Я тебе уже говорил, это больше не повториться, — процедил он сквозь зубы. — Может, мы уже закроем эту тему?

— Это вряд ли, — улыбаясь, ответила Сэм, радуясь присутствию своего напарника.

— Как ты чувствуешь себя после инцидента с Ризом?

— Сам знаешь, нам не всегда удается спасти всех. И я выяснила, он не стрелял в моего отца.

— Я об этом слышал. Мы начнем искать прежнего жильца дома Риза, как только закроем дело Синклера.

Сэм согласно кивнула, благодарная напарнику за поддержку.

— Пошли, пора ввести тебя в курс дела.

Остальные тепло встретили Круза и кратко рассказали ему о ходе расследования.

— Давайте вернемся к Диандре, — продолжила Сэм. — Джинни, что еще ты узнала?

— Ей 65 лет, она из Миссури. Ее отец был католическим священником, мать — домохозяйкой. Диандра закончила Принстон, получила степень по английской литературе. Там же познакомилась с будущим мужем. Два сына: Девон и Остин. Начала свою проповедческую деятельность 17 лет назад, когда вела свою колонку в газете. 13 лет назад перешла на телевидение.

— Именно в это же время ее муж поругался с братом-гомосексуалистом, — заявила Сэм. — Интересное совпадение.

— Я тоже так подумала, — сказала Джинни.

— Мне бы хотелось пригласить ее для допроса, — поделилась мыслями Сэм. — Никак не могу выкинуть из головы ее грубые замечания в адрес деверя. Этого может быть достаточно для мотива.

— Убежденные католики очень ясно выражают свою позицию относительно меньшинств, — продолжила Джинни. — А так как она была дочерью священника, то эти убеждения ей вдалбливали всю ее сознательную жизнь. Я поискала информацию о прошлом ее отца. 20 лет назад он написал книгу, в которой утверждал, что гомосексуализм разъедает нашу страну изнутри. В то время она наделала много шума. Очевидно, книга Диандры — продолжение трудов ее отца.

— Так, значит, эта ненависть привычное для нее состояние, — сказала Сэм, чувствуя, что ухватилась за ниточку. — Нам определенно нужно вызвать ее на допрос. Чертово отстранение! Мне бы хотелось самой ее допросить.

— Не переживай, мы все сделаем, — сказал Гонго, поглядывая на Джинни, и та согласно кивнула. — Мы также может допросить Сандуччи.

— А я могу покопаться в его прошлом, — заявил Круз.

— С одной здоровой рукой?

— Не переживай по этому поводу, — успокоил он Сэм.

Входная дверь резко распахнулась. Сэм подняла голову и удивилась, увидев Ника.

— Что ты здесь делаешь?

— Можно тебя на пару слов? — он кивнул в сторону крыльца.

Сэм внимательно к нему пригляделась и увидела злобу в его глазах. Боже, а сейчас то, что?

— Конечно, — она встала, накинула пальто и повернулась к остальным. — Я вернусь через минутку.

Ника трясло от злости, пока он расхаживал взад-вперед по крыльцу. У Сэм появилось неприятное предчувствие.

— Что случилось?

Ник повернулся к ней, поставив руки на пояс, выглядя определенно взбешенным.

— Ты собиралась мне рассказывать?

— Что рассказывать? — уточнила она, хотя подозревала, о чем он говорил. Как он узнал?

Ник растерянно провел рукой по волосам.

— Сэм, я думал, мы прошли это дерьмо. То, когда мы утаиваем важное друг от друга.

— Я собиралась тебе рассказать…

— Когда? — прошипел он. — Когда ты собиралась все мне рассказать?

— Ты был так расстроен, — начала оправдываться она. — Случившимся с Джоном, Джуллианом, Крузом, а потом и инцидентом с Ризом. Я просто ждала удобного случая.

— Глупая отговорка, и ты сама это понимаешь. Вчера мы весь вечер были вдвоем после того, как тебя отстранили за связь со мной, и ты посчитала не нужным поставить меня в известность, да?

— Ты не мог бы говорить тише, — шепнула она. — Здесь мои подчиненные.

— А мне плевать, если они нас услышат! Как думаешь, каково мне было, когда мой руководитель штаба сообщает, что мою девушку, или кем ты мне приходишься, отстранили от работы из-за меня? Каково мне было, Саманта?

— Прости, — она мысленно ругала Гонзо, Кристину и даже Стала. Проклятый Стал. Это он во всем виноват. — Я просто хотела, чтобы случившееся не коснулось наших отношений. Хотела избежать именно такой сцены.

— Если бы ты сразу мне все рассказала, то никакой бы сцены не было, — Ник сделал несколько глубоких вдохов, подавляя в себе желание выбить из нее всю дурь. — Я хочу знать, что произошло, во всех мельчайших подробностях. И хочу знать это прямо сейчас.

И она рассказала все, начиная со вчерашнего слушания с наездами Стала и заканчивая звонком Конклина.

— Это началось задолго до твоего вступления в должность лейтенанта и убийства Джуллиана.

— Ник, ты еще переживал по поводу смерти Джона, плюс новая должность. Я не пыталась ничего утаивать от тебя, просто хотела оградить тебя от ненужных переживаний. — Сэм сделала глубокий вдох, желая избавиться от сильной боли в желудке. — Помнишь, когда мы обсуждали твое вступление в сенат, я говорила тебе о своих опасениях, что моя работа может повредить твоей карьере? Это именно такая ситуация. Я просто заботилась о тебе.

После ее слов пыл Ника немного поубавился. — Я не ожидаю, что ты будешь меня защищать. Я никогда не просил тебя об этом.

— Ничего не могу с собой поделать, — Сэм пожала плечами. — Я люблю тебя. И не хочу быть ответственной за крах твоей карьеры в Сенате или где-нибудь еще.

— Сэм, а я. по-твоему, не должен чувствовать то же самое? У тебя проблемы на работе из-за меня. И это меня убивает.

Она потянулась к нему, прижала ближе, опираясь лбом в его широкую грудь.

— Я скажу тебе то, что сказала вчера отцу. — Она подняла голову, чтобы посмотреть в его красивое лицо, и ее сердце еще больше наполнилось любовью. — Ты стоил того. Не важно, что будет дальше, но ты стоишь того.

Ее слова его не успокоили.

— Мы должны были дождаться окончания расследования. Ты знала о возможных последствиях. Пыталась предупредить меня, но я тебя не слушал. Я так сильно тебя хотел.

— Перестань, — она накрыла его рот рукой. — Я бы ничего не поменяла, мне нравится, как мы влюбились друг в друга. Это лучшее, что случалось со мной в жизни. Ты самое лучшее, что было в моей жизни. Как я могу жалеть об этом?

— Но если тебя лишат звания… Не могу поверить, что они допускают такую возможность.

— Это будет даже к лучшему.

— Как ты можешь такое говорить?

— А что? Меньше ответственности, больше свободного времени, — Сэм всеми силами старалась говорить уверенно. — Больше времени с тобой. Может, это именно то, что нам нужно.

— Это не так. Этого не случиться. Я никогда себе не прощу, если это произойдет.

— Давай не будем переживать раньше времени. Капитан Эндрюс всегда был здравомыслящим человеком. Он примет правильное решение.

— А если нет?

— Вот когда примет, тогда и подумаем об этом. Тебе пора идти, не стоит заставлять ждать пару сотен девочек-скаутов.

— Ты позвонишь мне? Сразу же, как только узнаешь?

— Обязательно.

— И больше не будешь ничего от меня утаивать?

— Обещаю, больше никаких секретов.

 

Глава 24

 

Даже после ухода Ника Сэм еще долго прокручивала в голове их разговор. Она до сих пор привыкала к новым серьезным отношениям. Будучи замужем за Питером, она вообще не считала нужным делиться с ним чем-либо. Из-за его склонности к преувеличению и анализу любой мелочи он был последним человеком на земле, с кем Сэм хотелось обсуждать свою работу. Ник вел себя по-другому, но Сэм было тяжело избавиться от старой привычки.

Жуя колпачок ручки, сидя за компьютером, она думала о том, как Ник бросил все свои важные дела в Капитолии и примчался к ней. Это было еще одно его отличие от Питера. Тот, в отличие от Ника, не любил обсуждать их проблемы, он мог несколько дней обижаться на нее и просто молчать.

Двое мужчин были полными противоположностями друг друга, поэтому было бессмысленно их сравнивать. Тогда почему она не торопилась съезжаться с Ником? Если она уже знала, что он не такой, как Питер, и он это доказывал множество раз, что ей мешало перевести их отношения на новый уровень?

— Хммм, есть, о чем подумать.

— Говоришь сама с собой, босс? — спросил вернувшийся из кофейни Фредди, неся в руках два больших стакана кофе.

Сэм поднялась и взяла у него стаканы.

— Я отправлю тебя домой, если ты и дальше будешь так усердствовать.

— Я всего лишь сходил за кофе, — он сверкнул широкой улыбкой, от которой тает любая женщина, — Так что расслабься, хорошо?

Сэм отпила кофе и была удивлена нахлынувшими на нее эмоциями. — Ты меня напугал, ясно? — сказала она хриплым голосом.

— Прости.

— Если ты еще раз вытворишь нечто подобное, я сама тебя убью, ты меня понял?

— Если я еще раз совершу подобную глупость, то точно буду этого заслуживать.

— По крайней мере, ты осознаешь, что это было опрометчиво. Уже что-то.

— Эй!

— И какое правило на счет телефона?

— Поверь мне, этого больше не повториться.

— Посмотрим.

— Я понял, выключать телефон, когда подкрадываешься к подозреваемому.

— У тебя все так хорошо получилось, а в следующий момент ты совершил непоправимую ошибку. Больше никаких задержаний без подкрепления! И не смотри на меня так.

— Хорошо, не буду.

— Я понимаю, что ты хотел сделать, и очень тебе признательна, но больше никогда так не рискуй. Мне не нужен мертвый напарник.

— Боже, лейтенант, я прямо чувствую твою любовь.

— Отлично. — Она смотрела в его пронзительные шоколадные глаза. Она никогда так не откровенничала со своими коллегами.

Фредди прокашлялся и решил сменить тему.

— А что утром случилось с Ником? Я еще никогда не видел его таким взбешенным.

— Он узнал о внутреннем расследовании, и узнал не от меня.

— Ой, — Фредди поморщился, — Не хочется говорить: «я же тебе говорил», но я же тебе говорил.

— Заткнись.

— Ты должна была рассказать ему сразу же, как Стал выдвинул обвинения.

— Я признательна тебе за советы в любви, но я бы с радостью обсудила тебя и твою секс-подружку.

Фредди залился краской.

— Аааа, это уже интересно.

— Она не моя секс-подружка, — промямлил он.

Сэм скептически подняла бровь.

— Нет?

Он мотнул головой.

— Она мне нравится.

— Тебе нравится с ней трахаться.

— Обязательно так грубо выражаться? — возмутился Фредди.

Сэм наигранно задумалась.

— Эммм, думаю, да.

— Ты можешь хоть минуту побыть серьезной?

Сэм видела, Фредди хотел что-то сказать, поэтому убрала с лица ехидную ухмылку.

— Я не ожидал, что она так сильно мне понравится, — признался он. — Все должно было быть по-другому.

— Ради бога, Круз, ты не можешь влюбиться в первую цыпочку, с которой переспал…

Его лицо опять покраснело.

— Сколько раз я просил тебя не упоминать имени Господа всуе, к тому же она не первая.

Сэм стрельнула в него взглядом, напоминающим ему, с кем он говорил.

— Как скажешь, жеребец. Просто будь осторожен. Такие женщины, как она не ищут серьезных отношений.

— Так же, как и я.

— Хорошо.

— А почему ты думаешь, что она не может быть той единственной для меня?

— Потому что жизнь так устроена. Ты можешь отлично проводить с ней время, но будь готов, что она тебя бросит, как только ей станет скучно.

— А ты тоже готова к тому, что Ник тебя бросит?

У нее кольнуло сердце от этой мысли.

— У нас все по-другому. Мы старше и готовы к серьезным отношениям. — Господи, она очень на это надеялась. — Ты должен набраться опыта, прежде чем думать о чем-то более серьезном.

— Я один раз попробовал, и все закончилось моим ранением.

Сэм не сдержала смешок.

— О, да, такое могло случиться только с тобой.

— Рад, что я тебя развеселил.

— О, еще как. — Она посмеялась над его смущенным выражением лица. — Спасибо, Круз, мне сейчас это было нужно.

Фредди лишь закатил глаза.

— Ладно, давай вернемся к работе и выясним последователей Сандуччи.

 

***

Гонзо припарковал машину на Нью-Йорк авеню в самой оживленной части города. Раз над делом работала МакБрайд, Сэм попросила его сопровождать ее во время общения с потенциальными подозреваемыми. Гонзо заглушил двигатель, осмотрел витрину перед ними и повернулся к Джинни. — Какая дыра.

— Полагаю, его родители помогали ему только с адвокатами и залогами, — предположила Джинни, выходя из машины. — Во сколько Диандра придет на допрос в участок?

— Через час, давай пообщаемся с Сандуччи и вернемся в управление.

— После тебя.

Магазин больше напоминал студенческое общежитие. По всему коридору были разбросаны коробки, а местами даже заплесневелые остатки китайской лапши.

Гонзо отвернулся, чтобы его не стошнило.

Их поприветствовала блондинка очень похожая на старшеклассницу.

— Чем я могу вам помочь?

Гонзо и Джинни показали значки.

— Нам нужен Тони Сандуччи.

— Эм, да, конечно. Минутку, пожалуйста. — Она вернулась пять минут спустя с опрятным мужчиной, который больше походил на преподавателя в колледже, чем на хозяина этой дыры. Он поприветствовал их идеальной улыбкой. — Тонни Сандуччи?

— Все верно, — он протянул руку.

Гонзо показал значок.

— Детективы Гонзалес и МакБрайд.

Рука Сандуччи тут же опустилась.

— Чем обязан?

— Куда-то собираетесь? — спросил Гонзо, указывая на коробки.

— Да, наша работа закончена, осталось только дождаться решения президента Нельсона.

— Вы, должно быть, были шокированы новостью о смерти Джуллиана Синклера.

— Детектив, я не хотел, чтобы он занял место в Верховном Суде, но я никогда не желал ему смерти.

— Разве нет?

Его улыбка спала.

— Я не понимаю, на что вы намекаете.

Гонзо зачитал ему некоторые отрывки из его статьи в газете.

— И что?

— Где вы были в ночь убийства Синклера?

— Я был здесь. Дальше по коридору есть небольшая комната, я всегда там ночую, когда задерживаюсь в городе. Экономлю на мотелях.

— Вы были один?

Сандуччи быстро взглянул на молоденькую помощницу. Взгляд был едва заметным, но Гонзо все же его уловил.

— Все верно.

— Мистер Сандуччи, вы не откажитесь продолжить наш разговор в участке?

Сандуччи нервно провел рукой по волосам.

— Послушайте, — тихо сказал он. — У меня жена и 4 детей, это просто интрижка, и ничего более.

Гонзо подумал, а ребенок, с которым он спит, знает об этом?

— Как ее зовут?

— Ей обязательно участвовать во всем этом?

— Да, обязательно.

Тяжело вздохнув, Сандуччи позвал девушку.

— Синди, подойди к нам на минутку.

Синди примчалась через секунду и посмотрела на Сандуччи глазами, полными обожания. — Да, Тони?

— Милая, скажи этим офицерам, где ты была в ночь убийства Джуллиана Синклера.

Ее глаза распахнулись от ужаса, она, казалось, лишилась дара речи.

— Все хорошо, — успокоил ее Тони, — можешь сказать.

— Мы были… я была ... здесь.

— Вы всю ночь были вместе?

— Да, — пристыжено ответила девушка.

— И ваше полное имя? — спросил Гонзо.

— Синтия Кэйн, — она продиктовала по буквам свою фамилию.

Глядя на Сандуччи, Гонзо задал еще один вопрос.

— Синди, сколько тебе лет?

— 18.

— А вам, мистер Сандуччи?

— Какое это имеет значение?

— Отвечайте на вопрос.

— 44.

Гонзо посмотрел на него с неприкрытым отвращением.

— Понятно.

Джинни попросила Синди написать адрес и телефон, прежде чем отпустила.

Сандуччи посмотрел на Гонзо «вы же мужчина, вы меня понимаете» взглядом, от чего Гонзо еще сильнее захотелось его ударить, чтобы стереть с лица эту ухмылку.

— Это может остаться между нами?

— Мне нужен список ваших сотрудников, последователей или как вы их там называете.

— Это конфиденциальная информация, — возмутился Сандуччи.

— Тогда нам придется вас задержать и привезти в участок. Решать вам.

Сандуччи подумал около минуты.

— Синди, — сквозь зубы обратился он к помощнице. — Распечатай список №1.

— А пока вы его печатаете, — сказал Гонзо, — не забудьте отправить на печать еще список №2, 3, 4 и так далее.

Губы Сандуччи побелели, а лицо, наоборот, покраснело.

— Делай.

Синди ушла выполнять приказ.

— Должно быть, неприятно, — сказал Гонзо, показывая на плакаты, — продумывать план работы впустую.

Сандуччи пожал плечами.

— В списке Нельсона еще много кандидатов, которых бы нам не хотелось видеть в Верховном Суде не меньше Синклера. Именно поэтому мы до сих пор здесь.

— А вы и других кандидатов убьете?

— Я не понимаю, о чем вы говорите!

— Разве?

— Я никого не убивал!

— Может, вы сказали одному из своих последователей, что было бы лучше, если бы Синклера не было в живых?

— Я вам уже говорил, — раздраженно ответил Сандуччи. — Мы просто не хотели видеть его в Верховном Суде.

Гонзо взял листы, протянутые Синди, и перед уходом обратился к Сандуччи.

— Не уезжайте из города.

Выйдя на улицу, они с Джинни глубоко вдохнули свежего воздуха.

— Мне нужен душ, — сказала она.

— Мне тоже.

— Но он не убивал.

— Нет, но мог кто-то из этого списка. — Гонзо посмотрел на часы. — У нас достаточно времени заскочить к лейтенанту и Крузу.

— Детектив, ты читаешь мои мысли.

 

***

— Это полный бред, — сказала Сэм, расхаживая по гостиной в доме своего отца, просматривая листы, оставленные Гонзо. — Я застряла здесь, когда мы хоть немного, но приблизились к раскрытию убийства Синклера.

— Хочешь, я сделаю пару звонков? — предложил Скип.

— Нет, даже не думай об этом. Это все равно не поможет.

— Ты и сама можешь позвонить, — предложил Гонзо. — Только Фансуорт может противостоять отделу внутренних расследований. Скажи, ты согласна на отстранение после закрытия дела Синклера?

— Стал обвинит меня в злоупотреблении положением.

— И что? — сказал Фредди. — Почему бы не воспользоваться этим, если это поможет вернуть тебя на работу?

— Возможно, — Джинни загадочно улыбнулась, — тебе удастся убедить Фансуорта, что перенести отстранение было его идеей.

— Ой, — Сэм щелкнула пальцами, — я поняла, к чему ты клонишь. — Она потянулась к телефону и включила громкую связь, чтобы и остальные слышали их разговор.

— Лейтенант, — поздоровался шеф Фансуорт, когда его секретарша перевела звонок. — Как я полагаю, у тебя небольшие каникулы?

— Это теперь так называется?

— Чем я могу тебе помочь?

— Вы можете вернуть меня на работу. У нас появились зацепки в деле Синклера. И оно не раскроется, пока я буду отсиживаться дома.

— С этим я согласен, но отдел…

— К черту отдел внутренних расследований! У меня дело в самом разгаре! Я согласна на отстранение после завершения дела. Черт, я даже согласна на вычет целой недели из зарплаты. У нас целый список потенциальных убийц, и мы должны всех допросить.

— У тебя достаточно квалифицированных сотрудников, дай им задания.

— Да, но я нужна им, шеф. Позвольте мне закончить дело, и я как послушная девочка приму любое наказание.

— Если этот день наступит, то над нами развернуться небеса, — проворчал он. Пока шеф молчал, желудок Сэм сжимался от боли. — У тебя будут неприятности со Сталом.

— Я итак с ним конфликтую, но он не сможет возразить, если вы сами позвоните и вызовете меня на работу, чтобы закрыть дело Синклера.

— Думаешь, ты умнее всех, да?

— Если честно, это детектив МакБрайд считает себя умнее всех.

— И кто придумал разрешить женщинам работать в полиции?

Сэм улыбнулась.

— Значит, да?

— Я приказываю тебе выйти на службу до раскрытия дела Синклера, но после ты будешь отстранена на 3 дня. Лишний день за твою манипуляцию любимым дядюшкой Джо.

Сэм улыбнулась.

— Спасибо, ты лучше всех. — Она тяжело сглотнула, но все же спросила. — Есть новости о решении?

— Пока нет. Но я сообщу тебе, как только Конклин сообщит мне об их решении.

Почему же так долго?

— Хорошо.

— Лейтенант, поймайте преступника, иначе пресса меня растерзает.

— Все будет, шеф, не переживайте. — Она закончила разговор и повернулась к сотрудникам. — Поехали.

Глава 25

 

— Ты приглашен на 60-летие губернатора Зорна, — сказала Кристина Нику. — Они также хотят, чтобы ты сказал небольшую поздравительную речь.

— Я обещал жене губернатора присутствовать на его дне рождения, так что скажи им, я приду и скажу несколько слов.

— Только ты?

Ник подумал о Сэм, о ее возможном наказании от отдела внутренних расследований. Если он не узнает ответа в ближайшее время, то сойдет с ума.

— Я не знаю, сможет Сэм присутствовать или нет. Все зависит от ее расписания.

— Так что мне им сказать?

— Думаю можно ответить стандартно: один будет точно, второй под вопросом.

— Отличненько, — ответила Кристина, но Ник отчетливо слышал в ее тоне нотки разочарования. — Президент Нельсон прислал тебе приглашение на ужин с премьер-министром Канады. На нем ты должен присутствовать обязательно, и не важно, будет Сэм тебя сопровождать или нет.

Ник попытался представить Сэм в торжественной обстановке в Белом Доме. Он улыбнулся от этого образа.

— Я попытаюсь уговорить ее пойти.

— Мы должны дать ответ до конца следующей недели. Следующими по списку идут интервью. Мы с Тревором обсудили и решили, что ты должен согласиться хотя бы на одно из них. Ты больше не можешь игнорировать прессу, — она протянула ему список. — И еще кое-что.

— Что?

— Они хотят вас обоих.

— Кого обоих?

— Тебя и Сэм.

— Ты серьезно?

Кристина кивнула. — Я знаю, тебя беспокоит, что пресса так пристально следит за вашей парой. Но все жаждут большого интервью.

— Она и за миллион лет на это не согласиться.

— Даже если ты попросишь ее об этом?

— Она сейчас по уши в деле Синклера. — И разбирательстве с ОВР, подумал про себя Ник. — Я не могу представить, как попрошу ее выделить время для общения с прессой.

— Может, если вы это сделаете, интерес к вам поутихнет, — предположила Кристина.

— Ты действительно так думаешь? — скептически спросил Ник.

— Нет, но стоит попробовать.

— Я об этом подумаю, — ответил Ник, представляя, как он будет говорить на эту тему с Сэм.

В кабинет зашла одна из секретарш.

— Сенатор, к вам пришел Джадсон Нотт. Он спрашивает, не могли бы вы уделить ему пару минут?

Ник посмотрел на Кристину, та пожала плечами.

— Его нет в нашем расписании встреч.

— Конечно, — сказал Ник секретарше. — Проводи его ко мне.

В кабинет вошел председатель демократической партии Вирджинии, извиняясь за неожиданный приход.

— Все в порядке, Джадсон, — успокоил его Ник. — Мои двери всегда для вас открыты, — затем повернулся к Кристине. — Ты не оставишь нас на минутку?

Когда они остались вдвоем, Ник предложил председателю кофе.

— Нет, спасибо, Сенатор. Я только что вернулся с завтрака с Ричардом и остальными главами партии. Мне стало интересно, горели ли у вас щеки.

— Не понял?

Джансон сверкнул белозубой улыбкой.

— Вы были главной темой обсуждения. Ваше появление в Сенате и успешное продвижение законопроекта О`Коннора—Мартина. По опросам, у вас самый высокий рейтинг. Я давно такого не видел.

— Уверен, это все благодаря поддержке сенатора О`Коннора.

— Дело не только в этом, сенатор. В вас не только верят жители Вирджинии, но и ждут развития ваших отношений с красоткой офицером полиции.

Ник нахмурился, он никак не мог понять интереса к своей личной жизни.

— Именно поэтому я сейчас здесь. — Джансон немного поерзал в кресле, будто ему неожиданно стало неловко. — Я знаю, мы говорили, что вы нужны нам всего на год, и что мы потом будем выдвигать кандидатуру Купера.

— Надеюсь, его жене уже лучше, — сказал Ник.

— Вчера сообщили, что у нее ремиссия.

— Это приятная новость.

— Отнюдь. Партия больше не заинтересована в продвижении Купера.

— Почему?

Джансон посмотрел на него «да-ладно-сенатор-вы-же-умный-парень» взглядом.

— Подождите. Вы сказали, я в сенате всего на год, а затем ухожу. Мы же с вами договорились.

— Ради бога, зачем нам искать другой вариант, если у нас в партии уже есть идеальный кандидат? Сенатор, вся партия голосует за вас, и только вас.

Ник только и мог думать о разговоре с Сэм, когда он заверял ее, что все это лишь на один год, именно поэтому он согласился на предложение Грехэма.

— Я… эм… не знаю, что сказать.

— Скажите «да». Вы такой настоящий, открытый, и ваше появление в сенате было лучшим, что произошло за последние несколько лет. Мы видим в вас огромные перспективы.

— Джансон, я очень признателен вам за поддержку. Правда. Но мне нужно все хорошо обдумать.

— Мы ждем вашего решения в течение недели или двух. Предвыборные компании уже не за горами.

Ник был ошеломлен этой новостью. Если он победит на выборах, то будет сенатором еще 6 лет.

— А вы говорили об этом с Грехэмом?

Джансон мотнул головой.

— Он не присутствовал на сегодняшней встрече. Он тяжело переживает смерть Синклера. Такая трагедия, сразу же после кончины его сына. Но думаю, вам не стоит об этом напоминать.

— Нет, сэр.

— Но я не сомневаюсь, Грехэм бы поддержал вашу кандидатуру. Вы же знаете, он ваш яростный сторонник. — Джажсон поднялся. — Вы подумаете над нашим предложением?

Ник поднялся, кивнул, протягивая ему руку.

— Да, буду на связи.

 

***

— Миссис Синклер, как долго вы питаете ненависть к гомосексуалистам?

Диандра побледнела от вопроса Сэм.

— Я никого не ненавижу, лейтенант.

— Хорошо, тогда поясните ваши взгляды на гомосексуализм.

— Я считаю это неприемлемым образом жизни. Однако, я не испытываю неприязни к людям, выбравшим такую жизнь.

— И что именно вы считаете неприемлемым?

— Левит 20:13 гласит: «Если кто ляжет с мужчиною, как с женщиною, то оба они сделали мерзость: да будут преданы смерти, кровь их на них». Я согласна с данным стихом, и как гражданка Соединенных штатов я в праве открыто выражать свое мнение и верование.

— Да, этот Левит был тем еще типом, да, детектив Круз? — спросила Сэм.

— Так точно, мэм. В свое время он считался ханжой, — ответил Фредди, смотря на Диандру.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных