Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Перевод группы — https://vk.com/beautiful_translation 15 страница




— Так ты думаешь, убийство Джуллиана связано с его номинацией?

— Нет, если убийца тот же, кто стрелял в его племянника.

— И как скоро тебе будет об этом известно?

— Мы уже направили пулю в отдел баллистики для срочного анализа. Результаты будут готовы через день или два.

— Ты слышала, семья решила отложить похороны Джуллиана?

— Нет, но полагаю этого следовало ожидать.

— Организацией похорон занимались его племянники. Грехэм сегодня звонил, сказал, Остин решил подождать, пока Девон оправится.

— Если он оправится. Судя по разговорам в больнице, состояние у него очень тяжелое. — Сэм замолчала, понимая, как это изменит ее планы на выходные.

Ник массировал ее плечи.

— Раз ты еще два дня будешь ждать отчета от баллистиков, и нам не нужно ехать в Бостон, почему бы нам не устроить выходные?

Она улыбнулась.

— Я итак хотела провести их с тобой.

— Да, но сейчас мы скроемся ото всех и устроим настоящие выходные с нормальным восьмичасовым сном и ленивым валянием в постели.

— Неплохая идея.

Касаясь губами нежной кожи на его ключице, она спросила:

— Как прошел твой день? — Она не видела, но почувствовала, как напряглись его мышцы.

— Нормально.

— И?

— Что и?

— И что еще?

Тихо засмеявшись, Ник прижал ее к себе.

— Меня должно бесить, как хорошо ты меня знаешь.

— Так же, как и ты меня. Давай, выкладывай.

— Поговорим об этом после ужина. — Ник помог Сэм подняться, нашел ее лифчик под одеялом, протянул ей и смотрел, как она его надевает.

Ее щеки покраснели от его пристального взгляда.

— Перестань так на меня смотреть.

— Почему?

— Потому что. От этого бывают проблемы.

Вот она только что одевалась, а через секунду уже лежала прижатой к матрасу.

— Обожаю такого рода проблемы, — ответил он и поцеловал глубоко и чувственно, от чего ее тело вновь ожило.

Она выдохнула возле его губ.

— Если ты продолжишь, то я не успею закончить работу.

— Разок кончить ты успеешь.

Она засмеялась.

— Предпочту сделать это после того, как разделаюсь с работой, оставив самое приятное на потом.

Улыбаясь, он чмокнул ее в нос, затем в губы.

— Хорошо, отложим приятное на потом.

 

***

 

— Так в чем дело? — спросила Сэм, потягивая второй бокал вина. Секс, ужин, вино и Ник. Это было отличное завершение сумасшедшего дня, несмотря на то, что на улице дежурит журналист в ожидании сенсации. Именно этого ей так не хватало. С появлением Ника ее жизнь стала более насыщенной, и раньше она бы сутками пропадала на работе, а не спешила возвращаться домой.

Ник сидел в кресле, методично постукивая пальцами по ножке бокала.

— Ой, не добрый знак, — заключила она, глядя на его поведение.

— Я еще ничего не сказал.

— Вот именно. — Она заметила его напряжение на протяжении всего ужина, и ее желудок сжался в страхе.

— Они просят меня участвовать.

— Участвовать?

— Да, баллотироваться в Сенат и участвовать в ноябрьских выборах.

Сэм сидела, почти не двигаясь, переваривая его слова. Она старалась не выдавать своих эмоций.

После долгого молчания, Ник осмелился взглянуть на нее.

— Скажи что-нибудь.

— Ты же говорил, это всего на один год. Нам придется терпеть это всего лишь год.

— Я помню, что говорил. Тогда так оно и было.

— А сейчас?

— Я пока не решил, все зависит от тебя.

— От меня? Почему от меня?

Он взял ее за руку, переплетая пальцы.

— Потому что я обещал тебе год, а теперь все затянется на семь лет. Год предвыборной кампании и еще шестилетний срок, если меня изберут.

— Тебя обязательно изберут. Именно поэтому они хотят, чтобы ты баллотировался. Никому тебя не победить.

— Они тоже так сказали. — Он пододвинул свое кресло ближе и притянул сцепленные руки к губам, от этого простого жеста сердце Сэм еще больше наполнилось любовью. — Скажи, разве все было так уж ужасно?

— Нет, но это только начало. Я не ожидала такого внимания прессы, они даже сейчас поджидают нас возле дома.

— Я знаю, они очень назойливы, но скоро потеряют к нам интерес.

Сэм вырвала свою руку и прошла на кухню.

— Нет, Ник, не потеряют. Все будет только хуже.

— Я не обязан этого делать, я могу отказаться. Я могу заниматься другими вещами, которые не отразятся на нашей личной жизни.

Его слова остановили ее, Сэм повернулась, внимательно разглядывая его красивое лицо, которое так любила.

— Разве ты хочешь, чтобы мы стали такой парой?

Его брови сошлись на переносице.

— Я тебя не понимаю.

— Ты хочешь быть парой, которая выбирает что попроще? Или же ты хочешь, чтобы мы приняли вызов и попытались сделать в этой жизни больше, чем когда-либо думали сделать?

Он встал, положив руку ей на плечо.

— Что ты хочешь сказать?

Сэм почувствовала уют и спокойствие от его прикосновения.

— Соглашайся, Ник. Это твоя судьба, то, кем ты должен стать.

Ник был поражен ее ответом.

— Разве ты этого не видишь? — спросила она.

— Чего не вижу?

— То, как ты изменился за последний месяц. Насколько уверенным ты стал.

Ник хохотнул.

— Ага, конечно. Мне кажется, я занимаю чужое место. Словно придерживаю его, пока не появится законный хозяин.

— Нет, — мотнула она головой. — Ты — настоящий хозяин, и оно по праву принадлежит тебе, весь ты, Николас Каппуано — сенатор Соединенных штатов.

— Но Сэм, а как же пресса…

— Мы с ними справимся. Будет подбрасывать им косточки в виде новостей, чтобы они хоть ненадолго оставляли нас в покое.

Теперь обе его руки легли ей на плечи.

— Милая, ты в этом уверена? Мы не обязаны принимать решение сегодня.

— Я еще никогда в жизни не была столь уверена в правильности решения, как сейчас. Баллотируйся, пройди в Сенат. Заставь меня гордиться, но не жди, что я буду выступать с речами.

— На это я не надеюсь. — Улыбка озарила его лицо. — Саманта, ты не перестаешь меня удивлять.

Сэм ответила ему обаятельной улыбкой и поцеловала, встав на цыпочки. — Это цель моей жизни — не давать тебе расслабиться.

— Уверяю, тебе это отлично удается.

Она оттолкнула его, когда Ник попытался углубить поцелуй.

— О, нет, жеребец, мне пора возвращаться на работу.

— Хорошо, — выдохнул он. — Получается, я готовил ужин, и мне же придется мыть посуду. Теперь я понимаю, как все будет дальше.

— Вот они реалии жизни сенатора. Тем более никто не обещал, что в нашем доме будет демократия.

— Я уже понял, у нас — матриархат.

Смеясь, она наполнила бокал вином и взяла его с собой. Выходя из кухни, прокричала:

— Найди меня, когда закончишь с мытьем посуды.

— Да-да.

 

Глава 30

Сэм вошла в уютный, практично обставленный кабинет Ника. Она удивлялась, как быстро ему удалось создать теплую и располагающую обстановку в этом огромном доме. Неповторимый вкус и чувство стиля были еще одними качествами, за которые она его любила. Сэм должна была признаться, она с легкостью могла представить их жизнь в этом доме.

— Ха, интересно, когда это произошло? — С первой минуты, подсказал ей внутренний голос. Однако Ник не давил на нее, позволил самой принять решение, и она поняла, что готова. Сэм решила подождать до закрытия дела Синклера, ведь именно этим была занята ее голова последние пару недель. — Интересно, как он отреагирует, если я появлюсь на пороге со своим барахлом и скажу: «Милый, я дома». — Ее рассмешила мысль, что она и ее вещи разрушат его привычный размеренный образ жизни.

Сев на кожаное кресло за письменный стол, Сэм решила осмотреть его. Конечно, даже здесь чувствовалась его любовь к чистоте и порядку. Все лежало на своих местах, и она не удержалась и устроила небольшой беспорядок, ожидая, пока включится компьютер.

Любуясь проделанной работой, она сосредоточила внимание на экране и длинном списке имен, которые ей нужно просмотреть. Но вместо того, чтобы войти в полицейскую систему, она открыла браузер и забила в поиск «лечение эндометриоза».

Именно за просмотром этой информации Ник застал ее 15 минут спустя.

— Что ты изучаешь? — спросил он, разминая ей плечи. — И почему ты всегда устраиваешь беспорядок на моем столе?

Захваченная врасплох, Сэм попыталась свернуть окно, но нажала не на ту кнопку, и вывела на весь экран.

Ник наклонился ближе.

— Лазерная операция дает шанс страдающим эндометриозом, — прочитал он.

Она закрыла ссылку и стряхнула его руки.

— Эй, я же читал.

— А теперь не читаешь.

— О чем была эта статья?

Сэм слышала, что он взволнован, именно этого она и хотела избежать. Она не могла допустить, чтобы у него появилась надежда, и ему пришлось пережить боль от неудачных попыток забеременеть или еще хуже — выкидышей, как у нее было с Питером.

— Ерунда. Забудь.

— Это не ерунда, — он развернул кресло, заставляя ее взглянуть на него. — Прошу, расскажи мне.

— Нечего рассказывать.

Он изогнул бровь, давая понять, что не купится на ее вранье.

— Это одна вещь, которую я обсуждала с Гарри. Она может мне не подойти. Поэтому не хочу обсуждать раньше времени.

Его глаза расширились от понимания.

— Он сказал, ты можешь кое-что сделать, то есть мы можем …

— Видишь? Ты уже радуешься, а я не знаю, смогу ли с этим справиться.

— Может, если ты все пояснишь и расскажешь о предложении Гарри вместо того, чтобы бубнить себе под нос, то мы сможем откровенно поговорить на эту тему.

Сэм обняла себя руками, защищаясь от нахлынувших эмоций.

— Он упомянул о лечении эндометриоза. Операция, дающая отличные результаты.

— И ты хочешь попробовать?

— Я не знаю! Я только сегодня о ней узнала.

— Но почему бы тебе не попробовать?

— Потому что! Ты не представляешь, каково это пережить три выкидыша. Я уже смирилась со своей судьбой, решив, что эта дверь для меня наглухо закрыта. А теперь выясняется, что еще есть небольшая щелочка, через которую я могу вновь открыть эту дверь. — Она посмотрела Нику в глаза. — Ник, я не уверена, что переживу, если это случиться снова.

Ник упал перед ней на колени.

— Тогда не делай. Захлопни эту дверь, запри на сотни замков, и мы продолжим жить дальше, будто ничего не знаем. Когда ты будешь готова, мы усыновим ребенка или наймем суррогатную мать. Я сделаю все, как ты скажешь.

Она не верила своим ушам.

— А ты согласишься на это? Даже если есть крошечный процент иметь собственного ребенка?

— Я говорил тебе раньше и готов повторить снова, мне не важно, как именно у нас появится ребенок. Главное, чтобы он однажды появился, и ты была со мной.

Еще раз она мысленно произнесла молитву, благодаря бога за то, что дал им еще один шанс встретиться и быть вместе. Ник всегда знал, как подбодрить ее, сказав именно то, что она хотела услышать. — Я только об этом и думаю, — призналась она. — Сделав простую операцию, я могу…

— Когда ты собиралась мне об этом рассказать?

— Я не хотела вселять в тебя надежды раньше времени, особенно, если у нас ничего бы не получилось. Поверь мне, это страшный удар, и не все могут его выдержать.

— Мне сложно представить. Но я вспоминаю твои слова.

— Какие?

Он тряхнул головой.

— Не важно. Не хочу, чтобы ты думала, будто я на тебя давлю. Но я говорил серьезно, мне не важно, если наши дети не будет биологическими.

— Все равно скажи мне.

Немного подумав, Ник продолжил.

— То, что ты сказала мне после ужина. Какая мы пара: сдающаяся перед сложностями или же старающаяся сделать нечто большее?

Сэм выдохнула.

— Ник, мы сейчас говорим не о работе. Это совсем другое.

— Разве?

— То есть, ты говоришь, что согласен на усыновление ребенка?

— Нет, милая. Я не просто говорю, а хочу это сделать. И я не один этого хочу, хоть ты никогда в этом не признаешься. Ты говорила, что смирилась с судьбой быть бездетной, но это не так.

Сэм не хотела плакать, но слезы лились независимо от ее желания. Они напомнили ей время после третьего выкидыша. Тема детей всегда вызывала у нее слезы.

Ник обнял ее и держал до тех пор, пока она не успокоилась.

— Все хорошо, Сэм, — шептал он, поглаживая ее волосы. — Я с тобой. Чтобы не случилось, мы со всем справимся. Мы сделаем так, как ты решишь.

— Я сама не знаю, чего хочу, — шептала она между всхлипами. — Я даже думать об этом спокойно не могу. А представь, что со мной будет, если я сделаю операцию, и у меня появиться возможность забеременеть? Я буду постоянно бояться его потерять.

— Я даже не могу это представить. Саманта, которую я люблю, не трусиха, она упертая и бесстрашная.

Она улыбнулась.

— Ты никогда не видел ее беременной.

— Я бы с удовольствием посмотрел на нее беременную, только если она сама этого захочет. — Ник наклонился поцеловать ее и вытереть слезы. — Я люблю тебя, несмотря ни на что, и поддержу любое твое решение.

— Спасибо, — ответила она. — За твою поддержку и понимание.

— Тебе не нужно решать прямо сейчас. У нас на это масса времени.

— Мои яйцеклетки не становятся моложе.

— Я тебя умоляю. Ты у меня еще в самом соку. А теперь ты расскажешь мне, о чем еще сказал тебе Гарри.

— А это обязательно?

— Ага.

— Он просил передать тебе привет, — сказала она с широкой улыбкой.

— Чудесно. А что еще?

— Он заставил меня отказаться от колы.

Ник открыл рот от удивления.

— Ты шутишь, да?

— Если бы. Будь готов увидеть меня завтра в самом худшем расположении духа, ведь я не получу свою дозу кофеина.

— Спасибо за предупреждение.

— Тебе смешно.

— Так что получается? Ты отказываешься от колы, и они смотрят, что будет дальше?

— Да, и это идея твоего дружка Гарри. Надеюсь, ты не планировал встречаться с ним в ближайшее время? Сомневаюсь, что смогу посмотреть ему в глаза.

— Зря ты это сказала.

— Не смей приглашать его в гости!

— Милая, тебе легче? Я имею в виду с другой проблемой.

Сэм выдохнула, успокаивая подступающие слезы.

— Да. — Расправив плечи, она откинулась на спинку кресла. — Но пока постараюсь об этом не думать. Знаешь, чем бы мне хотелось заняться?

Ник приподнял бровь.

— Опять?

Смеясь, она стукнула его кулаком.

— Я не об этом, дурак. Я хотела бы вернуться в гостиничный номер Джуллиана и еще раз его осмотреть. Иногда это помогает в раскрытии преступления.

— Ты не будешь возражать, если я поеду с тобой?

— Ты не обязан этого делать.

Он поднялся на ноги и протянул ей руку.

— Но я хочу туда съездить. Может быть, именно я помогу тебе раскрыть это дело.

Она закатила глаза.

— Как скажешь. Но держись меня, новичок, мама покажет, как нужно работать.

Ник уткнулся носом в ее шею.

— Звучит многообещающе.

 

***

Сэм ввела полицейский код на панели комнаты Джуллиана. Войдя в комнату, она включила свет и осмотрела элегантно обставленную комнату, находившуюся в полном порядке.

— Кажется, его вообще здесь не было, — прокомментировал Ник, — но я улавливаю запах его одеколона.

Сэм повернулась к Нику.

— Если для тебя это слишком тяжело…

Ник поднес палец к ее губам.

— Я в порядке.

Полицейские уже тщательно обыскали номер, поэтому Сэм решила не спеша еще раз осмотреть всю комнату. Она проверила карманы его пальто, заглянула во все отделения чемодана и портфеля, даже порылась в небольшом бритвенном наборе в ванной, но не нашла ничего необычного.

— Все твои друзья такие аккуратные, как Джуллиан?

Ник сидел за столом, пролистывая записную книжку друга.

— Не все. — Он дошел до страницы, заполненной в день убийства. — Обед с Трипом. Это должно быть Акерман — глава юридического комитета в Сенате.

— А мы все не могли понять, кто это, — Сэм обрадовалась возможной новой ниточке.

— Это еще школьное прозвище. Должно быть, Джуллиан хотел узнать новости о слушаниях. Ты поговоришь с Акерманом?

— Первым делом с утра, — она поцеловала его в щеку, — спасибо.

— Я же говорил, что смогу помочь.

Она засмеялась.

— Да, но смотри не зазнайся.

— Как думаешь, чтобы это значило? — Ник указал на запись в самом начале ежедневника. — П/п.у.

— Без понятия. Мне интересно П — это Престон? Он говорил, что связывался с Джуллианом, и они планировали встречу.

— Тогда, что может означать п.у.?

— После ужина? — предположила Сэм. — Или пока не уснет Диандра?

— Возможно. Жаль, у нас нет записи после того, как Грехэм и Лейн высадили его у отеля.

— А возможно, что Джуллиан поднялся в свой номер, но не выходил из гостиницы привычным путем? — сказал Ник.

— Как это?

— Его могли вывезти связанным в тележке с грязным бельем. Я однажды видел такое в кино.

— То есть ты хочешь сказать, кто-то поднялся сюда, связал его, бросил в тележку и вывез без каких-либо свидетелей?

— Этого не может быть.

— Но у нас нет доказательств, что он вообще возвращался в отель. Если следовать твоему сценарию, пошел ли Джуллиан добровольно или же его заставили? Он же не мог запрыгнуть в тележку со словами «связывайте меня и похищайте».

— Конечно, нет.

— Тогда где следы борьбы и сопротивления: разбитая лампа, сорванное покрывало?

— А вдруг на него наставили пистолет. Он бы сделал все, лишь бы остаться в живых.

— Такое тоже возможно. Оружие могло бы объяснить такой порядок.

Ник расплылся в довольной улыбке.

— Видишь, а у меня неплохо получается.

— Да, но ты все равно новичок.

— Тогда обучи меня, о великая.

Сэм оглядывала номер, стараясь уловить что-то еще.

— Я бы с радостью изучила коллег Джуллиана.

Ник достал телефон.

— Что ты делаешь?

— Добываю тебе информацию.

Она молча наблюдала, как Ник позвонил начальнику службы охраны Белого дома, и запросил копии личного дела Джуллиана Синклера.

— Он отправит их тебе по почте, — ответил Ник, повесив трубку. Он поднял глаза, увидев ее удивленный взгляд. — Что? Мы вместе играем в ракетбол, и мы с ним дружим.

— А есть те, с кем ты не дружишь?

— Тебя что-то не устраивает?

— Да нет. Как оказалось, ты можешь быть очень полезным, новичок.

— Это так ты пытаешься сказать спасибо?

— Я придумаю хороший способ отблагодарить тебя, но только после того, как закончим.

Его глаза загорелись от страсти.

— Даже не думай об этом, — Сэм отошла на шаг назад, в этот момент зазвонил ее телефон.

— Привет, лейтенант, — сказала Джинни МакБрайд. — Я просмотрела выписки со счета за последние два года, и из всего необычного был только перевод на 10000 долларов со счета Диандры Синклер, на счет на Каймановых островах.

— На чье имя?

— Это я еще не выяснила. Банк уже закрыт, но я оставила им сообщение. Я также подключила к расследованию полицию на Каймановых островах.

— Отличная работа, Джинни. Иди домой. Продолжим уже завтра.

— Уверена, эта отличная зацепка.

— Так и есть. Я благодарна, что ты задержалась. Есть новости о Престоне Синклере?

— Я ничего не слышала.

— Еще раз спасибо за помощь, Джинни.

— Приятного вечера, лейтенант.

Сэм положила трубку и рассказала новости Нику.

— Что это может значить?

— Она могла кому-нибудь заплатить за убийство деверя.

— Если так и есть, то почему не дождаться оглашений результатов выборов? Джуллиана внесли в число кандидатов неожиданно и в последний момент.

— Кто знает? Возможно, она не хотела рисковать. Мне нужно снова с ней побеседовать. Как ты смотришь, если по пути домой мы заедем в больницу? Заодно узнаем о состоянии Девона.

— Но больница нам совсем не по пути.

— Не гунди, новичок.

— Я просто говорю…

Она похлопала его по щеке.

— Я всегда могу поехать одна, если ты устал.

— И пропустить все веселье? Ни за что. К тому же, ты обещала награду за мою помощь. Надеюсь, ты сдержишь обещание.

Закрыв дверь гостиничного номера, Сэм посмотрела на Ника невинным взглядом.

— Я хотела приготовить тебе мое фирменное мороженное. Мои племенник и племянницы его просто обожают. Ты же это хотел получить, да?

— Не совсем, — буркнул он. — Но я не буду возражать, если твоя благодарность будет включать шоколадный сироп или взбитые сливки.

Каким-то образом Нику всегда удавалось оставлять за собой последнее слово.

 

Глава 31

 

В зеркале заднего вида ярко сверкнули фары, едущей сзади машины.

Сэм зажмурилась от яркого света, притормаживая.

— Какого черта? — сказала она машине. — Объезжай, если торопишься.

Но вместо того, чтобы объехать, машина ударила их в задний бампер.

— Какого черта? — закричала она.

Ник обернулся назад для лучшего обзора, но едва не лишился головы, когда пуля прошла сквозь заднее стекло и попала в приборную панель. Сэм силой прижала его голову, вдавив педаль газа в пол.

Ник попытался выбраться. — Черт возьми, Сэм! Отпусти меня!

— Опусти голову и держись крепче! — Она отпустила Ника, вызвала по рации подкрепление, резко нажала на тормоза, развернув при этом машину, встречаясь лицом к лицу со стрелком. Она вытащила оружие, включила аварийный сигнал и открыла дверцу машины.

— Куда это ты собралась? — выкрикнул Ник, ухватив ее за пальто. — Вернись в машину!

Она высвободилась из его хватки и вышла.

Водитель другой машины подъехал к ним, прибавил скорость и тараном въехал в место, где секунду назад стояла Сэм. Сдав назад, покрышки машины заскрипели, после чего он врезался задом в припаркованные у обочины машины и умчался в противоположном направлении.

Сэм запрыгнула в машину, развернула ее и поехала за ним.

— Черт, из—за ярких фар я не разглядела его лица.

— Господи боже, — пробурчал Ник, вцепившись в ручку, когда Сэм резко вошла в поворот.

— Пригнись! — выкрикнула она.

— А ты?

— Я веду машину.

Еще один выстрел сбил боковое зеркало со стороны водителя.

— Сукин сын, — проворчала она.

— Кто, черт побери, в нас стреляет? — спросил Ник, его сердце бешено колотилось в груди от смеси страха и адреналина. Благодаря разбитым окнам, температура в машине понизилась, особенно, когда их скорость превысила 130 километров в час. Фары хорошо освещали дорогу, когда они неслись мимо припаркованных машин и гуляющих по тротуару горожан.

— Убирайтесь с дороги! — крикнула Сэм одному из них. — Это может быть кто угодно. За все время службы я завела множество «друзей». — Она посмотрела в зеркало. — И где, черт возьми, мое подкрепление? — дотянувшись до рации, она еще раз вызвала патруль.

Пролетая на красный свет на Четырнадцатой улице, Ник был готов выпрыгнуть из машины. Сэм же оставалась хладнокровной, сосредоточенной, от чего он чувствовал себя некомфортно, ведь он был напуган до чертиков. — Холланд, ты бесстрашная цыпа.

— Просто делаю свою работу, Сенатор. — Она схватила его за воротник пальто. — Пригнись, Ник!

Стрелок развернул машину, преграждая им дорогу, и направил оружие прямо на них. Она пригнулись, отпустила педаль газа, в надежде притормозить. Выстрел попал в левую переднюю шину, от чего машину закрутило, хотя Сэм пыталась удержать руль, но неожиданно машина подскочила и несколько раз перевернулась, приземлившись на крышу.

Раз передняя часть машины ничего не задела, то и подушки безопасности не сработали, и во время переворота Ник сильно ударился лбом и плечом. Перед глазами мелькали звездочки, он сидел вверх ногами, удерживаемый в кресле ремнем безопасности. Когда его зрение вернулось в норму, он осмотрелся, в поисках Сэм. Она лежала без сознания, а из открытой раны на голове бежала кровь.

— Сэм! — он отстегнул свой ремень и упал на крышу машины. Его сердце замерло, едва он уловил запах бензина. — Сэм! Мы должны выбираться отсюда!

С пассажирской стороны засветились огни фонарика. Ник увидел значок на груди офицера, пришедшего им на помощь.

— Ребята, вы в порядке?

— Я — да, но лейтенант Холланд ранена, и я чувствую запах бензина.

— Да, я тоже чувствую. Постарайтесь успокоиться. Бригада спасателей уже на подходе.

Судя по ране на ее голове Ник решил — высвободить ее из кресла куда важнее, чем оставить неподвижной. Он подполз ближе, так чтобы он мог поймать ее, если она упадет. Он двигался быстро, не смотря на пульсирующую боль в плече, и то, как сильно его трясло то ли от шока, то ли от холода на улице.

Сэм тряпичной куклой упала ему в руки, стоило Нику отстегнуть ее ремень. Он закричал от боли, подумав, не сломал ли он ребро.

В разбитом окне снова показалась фигура патрульного.

— Мы сможем самостоятельно ее вытащить? — просил его Ник.

— Нет, здесь недостаточно места.

— Для меня возможно, — ответил Ник, закашливаясь от сильного запаха. — Но она должна пройти. — Он снова поморщился от боли в груди и плече, подталкивая Сэм к окну, одновременно вытирая кровь с ее лба. — Милая, — повторял он, целуя ее холодные губы. — Очнись.

— Она дышит?

Ник наклонил лицо к Сэм, выдохнул с облегчением, услышав ее хриплое дыхание.

— Да, — вдалеке послышался вой сирен. — Мы должны вытащить ее отсюда.

— У нас не получится. Потерпите, сенатор. Помощь уже близко.

Голова Ника болела, он уткнулся лбом в грудную клетку Сэм, слушая ее слабое, но устойчивое сердцебиение.

— Как тебя зовут?

— Монтгомери. Офицер Монтгомери.

— Уже поймали стрелявших в нас парней?

— Я пока не слышал, но могу проверить.

— Спасибо, — у Ника заболело в груди от глубокого вдоха. Глаза слипались от боли и усталости, но он должен был оставаться в сознании. — Саманта, очнись, милая. Прошу тебя, очнись. — Он опять вытер кровь с ее лба. — Монтгомери, у вас есть что—нибудь, чем можно зажать ее рану?

Офицер протянул ему чистый носовой платок.

— Спасибо, — Ник прижал его ко лбу Сэм, продолжая разговаривать с ней. Запах бензина становился сильнее, Ник боялся, что машина может в любую секунду взорваться. — Тебе лучше отойти подальше, так, на всякий случай.

— Я никуда не уйду, — ответил Монтгомери.

— Лейтенант!

— Кто это? — спросил Ник.

— Детектив Гонзалес. Сенатор, вы в порядке?

— Я — да, но Сэм — нет.

— Спасатели уже здесь, — сказал Гонзо. — Они быстро вас отсюда вытащат.

— В нас кто—то стрелял, — пояснил Ник.

— Мы их уже нашли. Их машина сорвалась с моста.

— Хорошо, — облегченно ответил он, — очень хорошо. Но зачем они в нас стреляли?

— Мы считаем, это было некое посвящение в банду. Дополнительные очки за ранение знаменитого копа, и бонусы за убийство сенатора. Они до сих пор рассчитывают на почет в тюрьме.

— Превосходно, — пробубнил Ник.

Спасатели вместе с пожарной бригадой разлили пену вокруг машины во избежание возгорания. Ник закрыл глаза и прикрыл лицо Сэм носовым платком. Парамедики набросили на плечи Ника теплое одеяло, и он прижался к Сэм, стараясь согреть ее теплом своего тела.

— Милая, — говорил он между поцелуями, — прошу тебя, очнись. Ты нужна мне. — Перед его глазами засверкали вспышки фотокамер, Ник укрыл себя и Сэм с головой.

Двадцать минут спустя спасатели вырезали дверь с его стороны, и Ник почувствовал прикосновение к своему плечу. — Сначала вытащите ее.

— Сенатор, вы должны выйти первым, только так мы сможем вытащить ее.

Ник поцеловал холодные губы Сэм. — Парамедики хотят меня вытащить, но я буду ждать тебя снаружи.

Он еще никогда не чувствовал себя на столько беспомощным, когда оставил Сэм одну без сознания в машине. Оказавшись на свободе, его тут же окружили врачи, положили на носилки, осматривая его раны. Он не мог видеть, что происходит с Сэм. — Я в порядке, — ответил он и попытался сесть. Его голова кружилась, грудь болела, словно в нее вонзили нож, а руку он совсем не чувствовал.

— Сенатор, — один из парамедиков прижал его к каталке. — Вам нельзя двигаться.

— Я должен ее увидеть!

— Не переживайте, мы о ней позаботимся.

Не переживайте, как же.

— Гонзо!

— Я здесь, сенатор.

— Что с Сэм?

— Она сейчас с парамедиками.

— Они уже достали ее из машины?

— Нет, похоже, они решили стабилизировать ее, перед тем как вытаскивать.

— Боже, — шептал Ник. — Не дай ей умереть. Пожалуйста, не дай ей умереть. Я не смогу жить без нее.

Гонзо положил руку на поврежденное плечо Ника.

— Держись, приятель. Она сильная и обязательно выкарабкается.

Ник хотел ему поверить, но по дрожащему голосу Гонзо понял, он не единственный, кто боялся за нее.

 

***

В больницу их отправили в разных машинах. По пути в больницу у Ника случился коллапс легкого. Он еще никогда в жизни не испытывал такой боли. Пока он жадно хватал ртом воздух, парамедики втыкали ему в грудь трубку, тем самым расправляя легкое. Вновь задышав нормально, он просил о состоянии Сэм.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных