Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Перевод группы — https://vk.com/beautiful_translation 18 страница




— Смотри, ты мне звонишь.

— Дерьмо. Это вероятно Ник, и он сейчас в бешенстве.

— Ты так думаешь?

— Твой сарказм сейчас совершенно не уместен.

— Мне ответить? — Сэм уставилась на телефон. — Нет, я перезвоню ему, когда он успокоиться. Вызывай подкрепление, пока Престон снова от нас не ускользнул.

— Тебе несдобровать, когда Ник до тебя доберется. Надеюсь, мне удастся это увидеть.

— Заткнись и вызывай группу захвата.

 

***

Группа захвата приехала на двух черных фургонах. Они двигались четко, слаженно, согласно инструкциям и были готовы к штурму дома. Раньше Сэм недооценивала работу спецназа, но после случая с Ризом осознала, на какой риск идут эти парни.

Расставив снайперов на крыше, улице и по бокам дома, они приступили к осаде.

— Черт, — взволнованно сказал Фредди. — Никогда не устану наблюдать за их работой. — По рации передали ряд команд, после чего Фредди открыл дверь своей машины. — Они внутри. Оставайся здесь.

— Ну конечно. — Сэм вышла следом за Фредди, но новые приступы тошноты едва не заставили ее упасть на колени. Пока она прогоняла летавшие перед глазами звездочки, группа захвата уже выводила из дома сломленного и измученного Престона Синклера.

Лейтенант группы захвата протянул ей пистолет, запечатанный в пакет для улик.

— Мы вовремя подоспели, он собирался прострелить себе голову.

На крыльце дома появились Гонзо и капитан Малоун.

— Холланд, я даже не буду утруждать себя вопросом, какого черта ты тут делаешь, — начал капитан. — Хотя, я не удивлен.

Сэм передала ему пакет.

— Нашли парня и нашли орудие убийства, — ухмыльнулась она, но даже это едва заметное движение давалось ей с трудом. Она обратилась к Гонзо. — Отвези его в участок, помести в комнату допросов и не отходи от него, пока я не позвоню. Не оставляй его ни на секунду, понятно? Пусть Джинни отследит пистолет. Мне нужны доказательства, что он принадлежит Диандре.

— Да, мэм. — Гонзо взял Престона под руку и повел к машине.

Малоун удивленно приподнял бровь.

— Холланд, что ты задумала?

— Кто—то должен забрать Диандру из городской больницы.

— Это не ответ на мой вопрос.

— Я ее заберу. — Фредди посмотрел на патрульных, выстроившихся в оцеплении места преступления. — Я поеду с патрульными, а свою машину оставлю здесь. Встретимся в участке.

— Не заводи ее пока я тебе не скажу. Дождись моего сигнала.

— Понял, — Фредди со всей серьезностью обратился к Малоуну. — Капитан, вы не отвезете лейтенанта в участок?

— Я отвезу ее обратно в больницу.

— Тогда я поеду на такси, — она вздернула подбородок, и это причинило ей боль. — Хотите вы или нет, но я попаду в участок.

— Ладно, но как только мы закроем это дело, ты уйдешь на больничный и выйдешь с него только после моего письменного разрешения.

— Ладно.

— Ладно, — Малоун помог ей добраться до машины. — Чтобы ты знала, тебя ищет один довольно разъяренный сенатор.

— Я знаю, — она откинулась на спинку и закрыла глаза. — Сделай мне одолжение. Помоги мне укрыться от него еще на час, а потом я приму любое наказание, отстранение или что вы еще хотите мне сделать.

— Не терпится на это посмотреть.

— И не вам одному, — она стрельнула в него взглядом. — Больше вы ничего не хотите сказать? По другому вопросу.

Он пожал плечами.

— Меня это не касается также, как и всех остальных.

— В участке только об этом и говорят?

— Возможно.

Она выдохнула

— Через день или два все утихнет, и народ забудет об этом.

— Но теперь все об этом знают.

— Самое ужасное то, что твою личную жизнь теперь рассматривают через микроскоп из—за того, с кем ты встречаешься.

— Да.

— Но он того стоит, верно?

— Еще как.

Малоун улыбнулся.

— И это не означает, что мы не прижмем сучку, продавшую данные твоей медицинской карты.

Сэм засмеялась и обхватила голову обеими руками.

— Боже мой, прошу, не смеши меня.

 

***

По дороге в участок Сэм воспользовалась телефоном капитана и связалась с офисом главного прокурора. Трубку взяла Хоуп Добсон — одна из трех прокуроров, курирующих штат Вашингтон. Сэм изложила ей детали дела Синклера и роль Диандры в этом деле.

— Ты полагаешь, она знала о намерениях мужа убить брата? — спросила Хоуп.

— Она не просто знала, она заставила его это сделать, и я намерена это доказать. Ты можешь приехать в участок через полчаса? Будет то еще представление, и ты не должна его пропустить.

— Я приеду.

— Спасибо, и Хоуп, она главная зачинщица, а Престон лишь пешка в ее умелых руках.

— Я посмотрю, что смогу для него сделать. Кстати, а какая связь с покушением на их сына?

— Ты скоро получишь ответ на этот вопрос, прямо из уст главных действующих лиц. — Сэм закончила разговор и протянула телефон капитану. — Сдается мне, вам следует позвонить шефу.

— Холланд, я повторю свой вопрос. Что ты задумала?

— Ничего, сэр, просто закрываю дело, — Сэм вновь расслабилась, позволяя себе немного отдохнуть. Шрам на лбу пульсировал, все тело ныло, но минута без движения ослабила эту боль.

Капитан Малоун разбудил ее, когда они подъехали к участку.

— Холланд, это просто безумие, ты должна быть в больнице.

Мысленно уговаривая себя подняться, Сэм взвыла от боли.

— Еще полчаса и я подам вам убийцу на блюдечке с голубой каемочкой.

Капитан посмотрел на столпившихся возле дверей журналистов.

— Нам лучше войти через морг.

Что означало сделать крюк и довольно большой.

— Хорошо, — проскулила она. Она сделает все, лишь бы избежать осуждающих взглядов. — Все же я рада их присутствию, они окажут мне большую услугу в моей задумке. — Они улыбнулась, представив, как фотографы делают снимки закованной в наручники Диандры Синклер, когда ее заведут в участок.

— О которой ты до сих пор мне не говоришь.

Проходя весь путь от парковки до участка, Сэм буквально висела на капитане. Оказавшись в участке, Сэм ожидала услышать гул привычных голосов коллег, однако ее встретили молчанием. Они явно не понимали, как к ней относиться после утренних новостей. Не желая отвлекаться по пустякам, Сэм сняла пальто и взяла со стола рацию. Капитан опустился на стул рядом с ее столом.

— Детектив Гонзалес, где вы сейчас находитесь? — спросила она.

— В комнате А вместе с мистером Синклером.

— Детектив Круз?

— На парковке с миссис Синклер.

— Детектив МакБрайд?

— Направляюсь в ваш кабинет, лейтенант, вместе с запрашиваемой вами информацией.

Сэм опустила рацию и улыбнулась.

— Отлично.

Буквально через минуту в дверь постучали, и в кабинет вошла Джинни, она передала Сэм папку с копией лицензией на оружие, оформленной на имя Диандры Синклер.

— Хорошая работа, детектив, — поблагодарила Сэм, не упуская факта, что Джинни не смотрела ей в глаза.

В кабинете появились Шеф Фарнсуорт и прокурор Добсон, они поежились, увидев Сэм.

— Ради всего святого, лейтенант, почему вы не в больнице? — спросил шеф.

— Спасибо, — поблагодарил шефа Малоун, — Она что—то задумала, но не говорит, что, одно лишь знаю, это будет отличное представление.

Сэм почувствовала на себе странный взгляд прокурора, поэтому передала ей папку с копией лицензии.

— Владелец магазина вспомнил, как она покупала пистолет, — начала Джинни. — Диандра сказала, оружие ей нужно для самообороны, якобы ее запугивают противники ее взглядов. Также она сказала, что на нее уже несколько раз нападали. Хозяин магазина согласился дать показания.

— Получается, она вложила пистолет в руку мужа и велела ему убить брата? — спросила Хоуп.

— Именно так все и было, но она не ожидала, что Престон пойдет дальше и попытается убить их сына. — Потянувшись к рации, она вызвала Круза. — Заводи ее, но не снимай наручники, пока не зайдете в задние. — Через две минуты она связалась с Гонзо. — Пожалуйста, проводи мистера Синклера в конференц—зал и сними с него наручники. — Сэм улыбнулась всем остальным в своем кабинете. — Дамы и господа, прошу всех выйти в коридор.

 

***

За секунду до появления Фредди и Диандры в участке появился Ник, выглядел он весьма сурово. Сэм не только подняла руку, но и использовала устрашающий взгляд, останавливая его. Ник замер, осмотрел всех собравшихся и отошел в сторону.

Сэм выдохнула с облегчением.

— Шоу начинается, — тихо сказала она, когда с разных концов коридора появились Престон и Диандра.

Словно искра вспыхнула над лужей бензина, Диандра посмотрела на непутевого мужа и взорвалась, как и надеялась Сэм.

— О чем ты только думал? Ты — жалкое подобие мужчины! Как ты мог стрелять в собственного сына? — Она лупила его кулаками в грудь. — За что? За что? Мы же никогда это не обсуждали!

Руки Престона свисали по бокам, он даже не пытался защищаться.

— За что?

— Он — гей! — едва слышно ответил Престон.

Диандра отступила на шаг, будто Престон ее ударил.

— Что ты сказал?

— Твой сын — гей, они с Такером были не просто соседями, они были любовниками.

— Это не правда. Ты выдумал это, желая отомстить мне за Джуллиана.

Сэм радовалась, Диандра, казалось, забыла, где она находилась, и кто их слушал. Все шло лучше, чем она ожидала. Сэм покосилась на Ника, сейчас он выглядел более спокойным, понимая, что именно перед ним происходит.

— Я не хотел этого делать, — хныкал Престон. — Не хотел, но ты сказала, признание Джуллина перед слушаниями разрушит нашу жизнь. Ты говорила, мы не должна были этого допустить. Поэтому, когда Остин рассказал мне о Девоне, я сделал то, что, по моему мнению, ты бы заставила меня сделать.

— Папа, ты стрелял в Девона? — спросил появившийся в дверях Остин. Очевидно, он приехал вслед за Диандрой из больницы.

Сэм этого не ожидала.

— Мамина книга вот—вот должна была выйти, — продолжал бормотать Престон. — У нее было свое шоу, она так много трудилась. Все, чего она хотела, было почти в ее руках. Я не мог допустить, чтобы она все потеряла. Это бы ее убило.

— Я не говорила тебе убивать Девона! — Диандра дала пощечину мужу.

Остин схватил ее сзади и оттащил от отца.

— Ради бога, мам. Оставь его в покое. Разве он недостаточно для тебя сделал? Разве мы все недостаточно сделали?

Всхлипы Престона перешли в тихий плач.

— Я достаточно слышала, — Сэм вышла вперед, кивнула Фредди, чтобы он надел на Диандру наручники.

— Что вы делаете? — возмутилась та, вырываясь из рук Фредди. — Я ни в кого не стреляла. Вы же знаете! Это он! Я была с вами, когда он стрелял в Девона!

— Миссис Синклер, вы арестованы по обвинению в организации и подстрекательстве убийства Джуллиана Синклера, — Фредди начал зачитывать ей права. — Все, что вы скажете, может и будет использовано против вас в суде.

До нее начала доходить суть произошедшего.

— Ах ты, маленькая дрянь, — выкрикнула она Сэм. — Поганая сука!

— У вас есть право на адвоката, — продолжал Фредди, — если вы не можете себе его позволить, он будет предоставлен вам государством. Вы понимаете свои права?

— Пошел ты!

— Будем считать, что да.

Сэм повернулась к Престону.

— Мистер Синклер, вы арестованы по обвинению в убийстве первой степени своего брата Джуллиана Синклера, а также попытке убийства своего сына — Девона Синклера и убийстве Такера Фаррела. — Она зачитала ему правило Миранды, пока Фредди надевал на него наручники. — Вы понимаете свои права?

— Да, мэм, — ответил Престон.

Он был таким беззащитным, впервые за всю свою службу Сэм пожалела убийцу.

— Детективы Круз и Гонзалес, проводите мистера и миссис Синклер в камеры.

После того, как их увели, Диандра при этом продолжала сопротивляться, Сэм подошла к Остину.

— Мне очень жаль.

— Не могу поверить. Он стрелял в Девона, — она отчетливо слышала шок в его голосе. — Она так запугала его, и он искренне думал, что она бы этого хотела.

Она похлопала Остина по руке.

— Сейчас вы нужны своему брату. Если он выживет, вы должна помочь ему пережить эту трагедию и потерю Такера.

Эти слова вывели Остина из ступора.

— Да, вы правы. Пойду попробую найти адвоката для отца.

— А как же ваша мать?

Остин холодным взглядом посмотрел на дверь, куда минуту назад увели его родителей.

— Она сама по себе. — Он обратился к Сэм. — Спасибо, вы добились справедливости для моего дяди, брата и Такера. Я не мог представить, что мои родители будут вовлечены в это, но в глубине души всегда подозревал свою мать.

— У вас не было причин подозревать их. А теперь, возвращайтесь к брату, Остин. Именно там вы сейчас должны находиться.

Он кивнул и ушел. К ней подошел Ник, обняв ее за плечи. Сэм с радостью к нему прижалась. Здоровой рукой Ник взял пальто Сэм из рук капитала Малоуна, оба они помогли ей одеться.

— Лейтенант, у меня есть все основания забрать вас отсюда.

— Я знаю, — ответила она, едва устояв на ногах.

Ник повел ее к выходу.

— Эй, что ты делаешь! Мне еще нужно написать отчет!

— Саманта, я увожу тебя домой, и прошу тебя помолчать, пока я не перекинул тебя через колено и не отшлепал на глазах твоих подчиненных.

У нее не было сил спорить, поэтому она положила голову ему на плечо и позволила командовать.

— Ммм, мне нравится эта идея, надо как—нибудь попробовать.

— Я просил тебя помолчать, — прохрипел он, но по его голосу Сэм поняла, ему тоже понравилась эта идея.

— Кстати, говоря о доме, я хотела поговорить с тобой на эту тему.

— Мы поговорим, но не раньше того, как ты больше минуты сможешь держать глаза открытыми.

— Хорошо, только не забудь мне напомнить.

— Не беспокойся милая, не забуду.

 

 

Эпилог

После двух недель вынужденного больничного, Сэм мечтала поскорее выйти на работу, но все будто ополчились против нее. Нет ничего хуже, чем находиться в окружении властных и упертых мужчин. В первый же день выхода на работу она поинтересовалась состоянием Девона Синклера: он уже пошел на поправку. После окончания смены, ровно в пять вечера Малоун и Круз выгнали ее из участка и отправили домой.

Домой. А где же ее дом сейчас? На протяжении двух недель она пыталась заговорить с Ником о переезде, но каждый раз он менял тему и говорил, что они поговорят об этом позже, когда она окончательно выздоровеет. Но она отлично себя чувствовала и была готова побить любого, кто пытался сдувать с нее пылинки. В последнее время она стала более раздраженной в связи с отказом от кофеина. Однако боли в желудке беспокоили ее все меньше и меньше.

Ей было так скучно на больничном, что она сопровождала Ника на нескольких мероприятиях в ходе его новой предвыборной кампании. После громкого заявления Ника интерес прессы к ним немного поубавился, и теперь, как и раньше, их повсюду сопровождала всего парочка журналистов.

С большой неохотой, но они все—таки согласились на свое первое эксклюзивное интервью Даррену Табору на следующей неделе. Сэм была против, но понимала, оно очень поможет Нику в его предвыборной гонке.

Она припарковала машину на Девятой улице, решая, куда именно ей пойти. В доме отца было темно, как часто случалось в последнее время, ведь папа и Селия были заняты последними приготовлениями к их свадьбе в День св. Валентина. Сэм едва не стошнило, стоило ей подумать о такой банальности, как свадьба в день всех влюбленных, но они были так взволнованы, что Сэм решила не портить им настроение. Она даже согласилась на ярко—розовое платье подружки невесты, которое для нее и ее сестер выбрала Селия.

Пока в доме ее отца царила темнота, дом Ника наоборот светился так, будто в нем шла вечеринка. Она заперла машину и направилась к Нику. На удивление в доме ее встретили сестры.

— Девчонки, а вы что здесь делаете? — спросила она, бросив пальто на диван. Ника сводило с ума, что она не могла повесить пальто в шкаф, как нормальные люди, именно поэтому она с таким наслаждение продолжала кидать пальто на спинку дивана.

— Мы помогаем Нику кое с чем, — ответила Анджела.

— И с чем же? — спросила Сэм.

— С проектом под названием «Саманта», — на этот раз ответила Трейси, взяв младшую сестру под руку, утягивая вверх по лестнице. — Пойдем с нами, Саманта.

— Только ему разрешается так меня называть, — огрызнулась Сэм.

— Когда тебе разрешат пить кофеин? — уточнила Анджела. — Ты мне больше нравилась с больным желудком, но в хорошем настроении.

— Да пошли вы. — Сэм остановилась возле двери их спальни. — А это что такое?

На двери висело самое шикарное бледно—голубое платье из всех, что Сэм видела. Она высвободилась из объятий сестер и ринулась к платью. — Бог ты мой, это что — шелк? Откуда оно взялось? — Она завизжала, как девочка подросток. — Боже мой! Это Вера Вонг? Серьезно?

— Он сказал «лимит не ограничен» — доложила ей Трейси. — И мы восприняли его слова очень—очень серьезно. — Она указала на коробку на полу.

Сэм закричала.

— Маноло! — Открыв коробку, достала элегантные туфли на шпильках, украшенные кристаллами, идеально подходящие к платью.

— Восхитительные туфли 39 размера, — сообщила Анджела.

— Но у меня 39 с половиной, — напомнила ей Сэм.

— Я знаю, но у меня 39, а у Спенсера скоро важная вечеринка на работе, так что будь любезна, не растяни эти туфельки своими огромными лапищами, ты меня поняла?

— Постараюсь. И напомни мне оформить ордер на обыск твоего шкафа, уверена именно там я найду свою пропавшую пару от Джимми Чу.

— Ты все равно их не носила.

Сэм вздохнула, не в силах оторваться от туфель.

— Это лучше, чем секс.

— Тогда у тебя давно не было хорошего секса, — сказала Трейси.

— Я не понимаю, к чему все это?

— Он сказал, ты должна быть готова к 7, он за тобой заедет.

— Заедет? Но он живет здесь.

Трейси пожала плечами.

— Мы делаем то, что нам было велено. Мы дали бы тебе еще пять минут, а потом бы позвонили и попросили срочно приехать домой.

— Но это пока еще не мой дом. — Сэм осмотрела спальню, в которой последний месяц провела множество восхитительных ночей. После аварии их отношения и страсть вышли на новый, более высокий уровень. Сэм и не предполагала, что можно так сильно любить. Она была слегка обескуражена его нежеланием говорить о ее переезде. Чтобы он сегодня не планировал, он не получит секса, пока они не поговорят. На этот раз она не позволит ему избежать разговора. Особенно после всего, через что им пришлось пройти.

— Как думаешь, о чем она думает, глядя на эту огромную кровать? — спросила Анджела Трейси.

— Смотри, как она покраснела, спорим, я точно знаю, о чем она думает.

— Так, вы двое, завязывайте. У нас есть всего полчаса, чтобы привести меня в порядок. Давайте начнем.

 

***

Сэм стояла перед зеркалом. Платье сидело идеально. Туфли слегка жали, и все по вине Анджелы, но даже они стоили ее неудобств. Сестры уложили ее непослушные кудри в элегантный французский пучок и даже успели сделать маникюр и педикюр на скорую руку.

— Ого, — сказал Ник, присвистнув, стоя в дверях.

Сэм повернулась.

— Вау, — прошептал он.

У нее подкосились ноги при виде его в смокинге.

— Вы тоже неплохо выглядите, сенатор.

Ник вошел в спальню, взял ее руку и поцеловал.

— Ты прекрасно выглядишь.

— Не знаю, что я должна чувствовать, узнав, что ты втайне от меня сговорился с моими сестрами, но Вера и Маноло говорят, что я должна тебя простить.

— Правда? — на его лице появилась улыбка, которую Сэм любила больше всего.

— Где твой фиксатор?

— Он мне больше не нужен. — Он демонстративно покрутил рукой, но сморщился от боли в ключице. — Завтра я снова его надену.

— Так куда мы идем?

— Это сюрприз, — он подал ей здоровую руку. — Пойдем?

Сэм была готова пойти с ним куда угодно.

— Пойдем.

 

***

Возле дома их ждал лимузин. Сэм уставилась на блестящий автомобиль, чувствуя волнение и трепет. Что происходит? Что он задумал? Разве он не знает, как сильно она не любит сюрпризы? Платье и туфли означает…

— Милая, в чем дело?

— Ник, куда мы поедем?

Ник обнял ее и прижал к себе. Сэм была рада, что сегодня журналисты решили оставить их в покое.

— Ты мне доверяешь?

— Ты же знаешь, что да.

— Тогда поехали немного повеселимся.

Она попыталась расслабиться.

— Хорошо.

Лимузин плавно катил по городским улицам. Ник расспросил, как у нее прошел первый день на работе; рассказал ей о новом законе о доступном жилье, но так и не сказал, куда они ехали. Она видела, как они проехали Пенсильвания Авеню, затем историческую часть города и остановились перед Белым домом.

— Ник?

— Мы на месте, милая.

— Ты ничего не говорил о Белом доме.

— Разве?

— Не придуривайся.

— Если бы я сказал — ты бы согласилась пойти?

— Нет!

— Вот именно.

Водитель обошел машину и открыл им дверь. Ник вышел первым и подал ей руку. Она сидела не двигаясь, ее сердце скакало галопом, а живот скрутило от боли, впервые за несколько недель.

— Саманта? — он посмотрел на нее. — Пожалуйста.

Ник никогда ни о чем ее не просил, но то, как нежно он произнес «пожалуйста», заставило ее принять его руку.

— Я разберусь с тобой позже, мистер, — прорычала она.

— Ура! Буду ждать с нетерпением.

— Это было подло с твоей стороны, — сказала она. Сэм рассчитывала на тихий романтический вечер, во время которого они бы забыли о работе и наслаждались обществом друг друга. — Мои сестры знали об этом?

— Нет. Я боялся, ты найдешь способ выпытать у них информацию.

— По какому случаю этот прием?

— Ужин в честь премьер—министра Канады.

Чем ближе они подходили к гостям, тем больше болел ее желудок.

— В чем дело? — спросил Ник, поцеловав ее в висок.

— Живот.

Он тихо выругался, проводя ее через пост охраны.

— Я не должен был заставлять тебя приходить. Прости меня. Я знал, тебе обязательно здесь понравится, но ты бы никогда не согласилась прийти на этот прием. Прошу, прости меня.

Сэм провела рукой по его волосам и поцеловала.

— Ты все правильно сделал. Я уверена — тут будет весело, но я бы так нервничала, узнай я куда мы собираемся.

Он сжал ее руку.

— Тогда почему ты выглядишь такой взволнованной?

— Все дело в этих людях, здесь же президент и первая леди. Они все знают обо мне, и что произошло много лет назад.

— Сэм, милая, никто не будет об этом вспоминать. Я тебе обещаю. Давай войдем в этот зал и будем себя вести, словно нам здесь самое место. Ты можешь это сделать?

— Думаю, да.

— Но если не хочешь, то мы можем развернуться и пойти поужинать в какой—нибудь уютный ресторан.

— Ты не можешь оскорбить президента Соединенных Штатов.

— Уверена?

— Спасибо за готовность сбежать отсюда, но в этом нет необходимости. — Сэм выпрямилась и протянула ему руку. — Пойдемте, сенатор. Долг зовет.

Он ослепил ее улыбкой на миллион долларов, и все ее волнение улетучилось. Она готова на все, если он будет рядом. Даже на ужин в чертовом Белом Доме.

 

***

Несколько часов они провели в бальном зале Белого дома, где пили вино, ужинали и общались с разными людьми. Сэм была готова признаться, вечер ей понравился, и она была рада, что согласилась пойти, несмотря на то, что все это было не для нее. Однако, этот вечер она никогда не забудет.

И теперь, после окончания торжественной части, в качестве благодарности за ее терпение Ник крепко сжимал ее в своих объятиях, кружа на танцполе.

Сэм посмотрела на него.

— Мне нужно с тобой поговорить.

— Я знаю, но мы можем это сделать чуточку позже?

— Я согласна, но только если сделаем это сегодня.

— Будь уверена, мы сделаем это сегодня.

Смеясь, она легонько ткнула его в бок.

— Ты можешь думать о чем—нибудь другом?

— Нет, особенно с той самой секунды как увидел тебя в этом платье.

Позади него один из сотрудников Белого дома пытался привлечь внимание Ника.

— Ты его знаешь? — спросила Сэм, кивком указывая на мужчину.

Мужчина махнул им и указал на дверь, ведущую из бального зала. Ник взял Сэм за руку, и они пошли за мужчиной.

— Сенатор, все готово. Прошу следовать за мной.

— Спасибо, Майк.

Пожилой мужчина улыбнулся.

— Рад помочь, сэр.

— Ник, что происходит?

Ник наклонился и прошептал ей на ухо.

— Иди за мной и постарайся не привлекать к себе внимания.

Сэм стрельнула в него взглядом, но сделала, как он сказал. Они следовали за Майком по длинному коридору, а затем остановились перед французскими дверьми.

Майк распахнул двери, пропуская Ника и Сэм вперед.

— Я подожду вас здесь, сенатор. — Он еще раз улыбнулся. — И можете не торопиться.

Ник пожал его руку.

— Майк, еще раз спасибо за помощь.

— Рад помочь, сэр.

Выйдя на улицу, Ник набросил свой пиджак на плечи Сэм. Она втянула любимый запах его одеколона, но тут пахло чем—то еще. Розами. Воздух был наполнен приятным цветочным ароматом, хотя сейчас был не сезон. Она ахнула.

— О, Ник, ты привел меня в розовый сад?

— Да. Что скажешь?

Свет луны освещал небольшую оранжерею.

— Удивительно. Но как тебе удалось?

— Я же тебе говорил, у меня есть приятель в команде президента.

— И сколько еще у тебя таких приятелей?

Ник подарил ей невинную улыбку, которая тронула ее сердце.

— Так зачем мы здесь?

— Иди ко мне, и я все тебе скажу. — Ник проводил ее до скамейки и сел рядом. — Ты не замерзла?

Сэм мотнула головой.

— Сегодня у меня была встреча с главой и заместителем Демократической партии.

— И что они хотели?

— Они предложили мне баллотироваться от их партии на следующих выборах через 4 года.

Сэм открыла рот от изумления.

— Не может быть.

Ника рассмешила ее реакция.

— Правда—правда.

— Но я не понимаю… то есть… ого.

— Ага, — сказал он и снова усмехнулся. — У меня была точно такая же реакция.

— И что ты им ответил?

— Я сказал, что для начала хочу попасть в Сенат, а приму их предложение через год или два, взвесив свои шансы. У меня сейчас довольно высокий рейтинг, но мы не знаем, что будет дальше.

— Уверена, в будущем он будет еще выше.

— Спасибо за твою веру в меня.

— А как же иначе. Ты можешь добиться любой поставленной цели.

— Только если ты будешь рядом со мной. — Ник неожиданно встал перед ней на колени.

Сэм вскрикнула, прижав руку к груди, в надежде успокоить сердцебиение.

— Саманта, я безумно тебя люблю. С тех пор, как ты вернулась в мою жизнь, я чувствую себя непобедимым. — Он взглянул на старое здание позади них. — Я получил то, о чем не осмеливался и мечтать. Наша совместная жизнь будет волшебной, но в тоже время безумной. Ты разделишь эту жизнь со мной? Ты станешь моей женой?

— Да, — ответила она, — ДА! — Оказавшись в его объятиях, Сэм не думала о предыдущем неудачном браке или о чем—либо другом, ведь перед ней стояла любовь всей ее жизни.

Ник запустил руку во внутренний карман пиджака и достал оттуда кольцо со сверкающим прямоугольным бриллиантом.

— Я не смогу носить его на работе, — сказала Сэм, пока он надевал кольцо на дрожащий палец.

Ник улыбнулся.

— Я этого и не ожидал. Но после свадьбы ты будешь носить другое кольцо, ты меня поняла? Пусть весь мир знает, что ты моя.

Обхватив руками его лицо, Сэм притянула его для поцелуя.

— Я пыталась сказать тебе, что готова переехать.

— Я знаю, — сказал он, вернувшись на скамейку, захватив ее губы в долгом, нежном поцелуе.

— Так ты все это спланировал?

— А ты пыталась все испортить.

Теперь пришла ее очередь улыбаться.

— Конечно, не хотелось, чтобы ты считал меня доступной.

— Милая, на этот счет можешь не беспокоиться.

— Так мы, правда, все испортим, узаконив наши отношения?

— Правда, — Ник помог ей подняться, а затем страстно поцеловал. — Я люблю тебя, Саманта.

— Я тоже тебя люблю, очень—очень.

Его красивое лицо засияло озорной улыбкой.

— Теперь ты не сможешь упрекнуть меня, что я не дарил тебе целый сад цветов.

— Да, сенатор, вы выполняете свои обещания.

 

[11]а

[12]




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных