Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Царская дорога» к бессознательному




Для Фрейда сновидение как таковое — это «царская дорога» к познанию бессозна­тельного и лучший способ подготовки к исследованию неврозов. Как и ошибочное действие, оно является полноценным психическим явлением. Оно не бессмысленно и не абсурдно, хотя нередко воспринимается человеком именно таким образом, по­скольку чаще всего он не понимает его смысла. На самом деле, как полагал Фрейд, каждое сновидение имеет смысл и свою психическую ценность.

Но что лежит в основе сновидения? Какова та движущая сила, благодаря кото­рой возникает то или иное сновидение? Как и каким образом зарождается снови­дение в глубинах человеческой души? О чем сновидение говорит и в чем его под­линный смысл?

В «Толковании сновидений» Фрейд рассмотрел многие предшествующие ра­боты, авторы которых пытались по-своему ответить на эти и многие другие вопро­сы. Акцентируя внимание на психической природе сновидения, он отверг разно­образные точки зрения, согласно которым в основе этого странного и непонятного явления лежат исключительно физиологические раздражения, получаемые чело­веком извне или изнутри. Подробно проанализировав свое, приснившееся ему ле­том 1895 года и ставшее классическим сновидение об инъекции Ирме, он пришел к выводу, что любое сновидение действительно имеет смысл и является не чем иным, как осуществлением желания.

С точки зрения Фрейда, сновидение — это осуществление запретных, подавлен­ных, вытесненных в бессознательное желаний, возвращение человека к его инфан­тильному (детскому) состоянию. В сновидении находят отражение наши собствен­ные влечения и желания. В нем вновь оживают все характерные черты примитивной душевной жизни, включая различные формы проявления сексуальности. Было бы некорректно говорить о том, что Фрейд первым рассмотрел сновиде­ние с точки зрения осуществления желаний человека. До него неоднократно вы­сказывались подобные соображения. Однако авторы работ, в которых отражалась подобная точка зрения, как правило, говорили о том, что осуществление желаний характерно для некоторых сновидений. Фрейд же пришел к более глобальному заключению и высказал мысль, что осуществление желаний является смыслом каждого сновидения.

Подобного рода обобщение было подвергнуто критике, поскольку каждый че­ловек может сказать, что, в принципе, у него имелись такие сновидения, которые были связаны с неприятными ощущениями, чувствами недовольства и различно­го рода страхами, ничего общего не имеющими с осуществлением желаний. Неуже­ли у самого Фрейда не было подобных сновидений? Неужели у него не возникало даже тени сомнений в том, что не все сновидения могут быть связаны с осуществ­лением желаний? Если в сновидении человек не только не испытывает удоволь­ствия, а, напротив, ощущает боль и страдание или его охватывает ужас и страх, то о каком осуществлении желаний может идти речь вообще?

Фрейд не был столь наивным, чтобы не считаться с подобного рода сновидени­ями. В его собственных сновидениях также содержались такие картины и сюжеты, которые вызывали неприятные ощущения и порождали чувство страха. Так, в сно­видении об инъекции Ирме пациентка Фрейда жалуется на боли в горле, желудке, животе, что вызывает у него беспокойство. Эту часть сновидения никак не отнесешь к числу тех, которые вызвали у Фрейда удовлетворение своей предшествующей те­рапевтической деятельностью.

Так почему же он считал, что каждое сновидение является осуществлением же­ланий человека? Разве это утверждение не противоречило даже его собственным сновидениям, в которых он испытывал чувства неудовлетворения и страха?

Казалось бы, стоило смягчить формулировку и ограничиться тезисом, что, воз­можно, даже многие, но не все без исключения сновидения представляют собой осуществление желаний человека, как тут же снимались бы излишние возражения в адрес Фрейда. Но он не пошел на уступки. Он считал, что возра­жения, связанные с апелляцией к сновидениям, где проявляются чувства неудов­летворения и страха, являются на самом деле мнимыми и не опровергают его вы­вод о том, что любое сновидение есть осуществление желаний человека.

Фрейд утверждал, что чувства неудовлетворения и страха относятся к явному содержанию сновидения, в то время как психоаналитический метод толкования сновидений предполагает раскрытие его внутреннего содержания. Если явное со­держание сновидения может носить неприятный характер, то его скрытое содер­жание говорит совсем о другом. Фрейд пришел к выводу, что толкование сновиде­ний, в которых находят свое отражение неприятные чувства и различного рода страхи, доказывает, что и эти сновидения являются осуществлением желаний че­ловека.

Психоаналитический подход к сновидениям вызывает и другой вопрос. Как мож­но считать, что сновидения имеют смысл, если довольно часто они бывают абсурд­ными, нелогичными, противоречащими здравому смыслу? Ведь человек видит во сне подчас такие странные, несвязанные друг с другом картины и сюжеты, которые ничего не говорят ни о его настоящей жизни, ни о его реальном поведении. Чело­век может быть мягким, добрым, отзывчивым, помогающим своим ближним и лю­бящим их, а в сновидении вдруг появляются сцены насилия и убийства, в которых он принимает непосредственное участие. О каком смысле сновидения можно го­ворить, если оно противоречит действительной жизни человека и является порой совершенно абсурдным?

Фрейд не обошел стороной этот вопрос. Для него абсурдность сновидений не является доказательством того, что они лишены какого-либо смысла. Абсурдность любого сновидения — это некая намеренность, возникающая в результате искаже­ния его смысла. Как и в случае неприятных чувств и проявления различного рода страхов, абсурдность относится к тому содержанию сновидения, которое человек может воспроизвести в момент своего пробуждения. Абсурдность, нелогичность, противоречивость, чуждость сновидения — все это находит свое отражение в том, что Фрейд назвал явным (манифестным) содержанием. Однако за явным содержа­нием сновидения можно обнаружить то, что он назвал скрытыми (латентными) мыслями сновидения. Эти мысли сновидения недоступны сознанию видевшего сон человека, они бессознательны. Скрытые мысли сновидения прячутся за явным его содержанием, которое и представляется человеку абсурдным. Сами же эти мысли не являются абсурдными, нелогичными, чуждыми человеку. Они связаны с его желаниями и представляют собой полноценные составные части его бодрствующе­го состояния.

Процесс превращения скрытых мыслей сновидения в явное его содержание Фрейд назвал работой сновидения. В результате этой работы происходят такие искажения скрытых мыслей сновидения, благодаря которым человек оказывает­ся, как правило, неспособным обнаружить их в содержании своего сновидения. Для того чтобы обнаружить и выявить скрытые мысли сновидения, необходимо совер­шить обратный процесс. Деятельность, связанную с переходом от явного содержа­ния сновидения к скрытым его мыслям, Фрейд назвал работой толкования.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных