Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






История первой группы. 7 страница




Время в пути проходило в молчаливом раздумье. Никто его особо не тревожил расспросами. Все знали цель и терпеливо к ней шли. На второй день Хаггенс задал вопрос, который должен был задать :

- В инструкции указан путь длиной в один день. Чем вызвана необходимость трёхдневного перехода ?

- Место не любит непрошенных гостей и поэтому чтобы иметь успех в предприятии, необходимо совершить своеобразный круг почёта. Если этого не сделать, то это могут расценить как вторжение и соответственно закрыть все уровни доступа. - нашёлся что ответить начальнику Клаус.

Хаггенс недоумевал. Какие могут быть блокировки, если есть ключ от двери ангара ? Начальник хоть и знакомился с рукописью, но не придавал значения разного рода ритуалам, описанным там. Нужно ли было тратить время на бесцельное блуждание по тайге ? Солдатская прямолинейность говорила ему, что для того чтобы взять артефакт у его группы было всё : ключ и карта. Всякая лирика Хаггенса мало интересовала. Романтика, которая позволила бы резко пересмотреть своё отношение к теме в это время находилась южнее, в оставленном ими лагере Ганса Штольца.

В эти три дня, что шла к ангару группа Хаггенса не произошло ничего, что позволило бы поверить в реальность потусторонних сил. Клаусу не снились подозрительные сны, по дороге не происходило странных событий с вещами и людьми. Клаус думал над тем, что предпримет Знак по отношению к оставшимся и непосредственно к нему самому. При расторжении контракта его должны были сразу вывести из игры. Пока он оставался жив, но его напрягала эта неизвестность впереди. Он не знал, что демоны приготовили для него. Клаус понимал, что Знак должен нанести сокрушительный удар, но не знал когда он будет. Способен ли он был выдержать этот удар ? Поляна и так нанесла печать на его душу, поставив жирный крест на остальной жизни австрийца. Срок он отмерил для себя небольшой и ждал яркой развязки и быстрой смерти.

Приближаясь к ангару, у Клауса появилось чувство дискомфорта. Ему постоянно казалось, что за группой, и за ним лично кто-то наблюдает. Члены группы также вели себя настороженно. Они часто оглядывались, прислушивались и вели себя так, как будто находятся на вражеской территории. Никто не мог объяснить, что так их настораживает. Всё окружающее казалось им обыденным. Лес, как лес. Тайга, как тайга. Но странностей всё же хватало. Кто-то ощущал чьё-то незримое присутствие. У кого-то вещи в рюкзаках лежали в не свойственных им местах. Некоторые находили предметы в местах, где они никогда и не лежали. Казалось, что вещи жили своей жизнью и мало считались с потребностями своих хозяев.

Хаггенс, делая заметки в своём дневнике, стал замечать, что некоторые записи то появлялись, то исчезали со страниц, а последующие сдвигались, заполняя образовавшуюся пустоту. Записки зияли информационными дырами. Он хорошо помнил, что и когда записывал и немало удивлялся, когда не обнаруживал этого в своём дневнике. Ещё более его повергало в шок то, что перечитывая дневник он находил там записи с информацией, которую не помнил вовсе. Он не помнил, как мог писать подобные вещи. Создавалось впечатление, что дневник был наделён сознанием и сам редактировал всё, что сам же и создавал. Хаггенс со своими мыслями в этом процессе был лишь случайным звеном. Он хорошо понимал, что подделать его своеобразный почерк никто из его коллег не смог бы. Да и самое удивительное, как можно было незаметно удалять целые куски текста из его записей. Единственное объяснение происходящему, что он нашёл : Хаггенс делал записи под воздействием чьего-то влияния. Но даже это предположение не объясняло фактов исчезновения и накладывания другого текста. Он ещё мог объяснить, как делал новые записи, находясь вне своего сознания. Но не понимал, как он делал новые записи, бесследно удаляя старые и при этом записи разных дней совмещая между собой. По логике, ненужный текст нужно было либо зачеркнуть, либо стереть и сместить оставшийся, заполнив пробелы. Сейчас подобные манипуляции легко можно совершать с помощью компьютера, а в то время бумага не терпела таких фокусов. Не менее этого Хаггенса поражали факты наложения одной записи на другую. Первичная запись при этом бесследно исчезала. От невозможности, что либо объяснить самому, Хаггенс решил посоветоваться с Клаусом и попросить его сделать записи своей рукой и отследить возможные изменения в тексте.

Клаус без доли удивления выслушал начальника. Он понимал, что если на технические устройства аномалия могла воздействовать и приводить к сбоям оборудования, то как было объяснить манипуляции с рукописным текстом - он не знал. Вероятнее всего шеф делал записи под действием чьего-то влияния и сам не осознавал, что и когда он пишет. Подобные объяснения Хаггенса явно не устраивали. Да и Клаус не особенно старался ему что-то объяснить, хотя заметил, что всё началось слишком быстро. Не найдя разумного объяснения случившемуся, они решили сделать следующее : Клаус вперемешку с записями шефа начал делать свои пометки в дневнике, чтобы проверить какие изменения произойдут в этом случае. Утром, просматривая дневник, они заметили те же изменения в дневнике Хаггенса. Все новые заметки были искажены и перепутаны. Какая-то сила играючи меняла смысл написанного. Они долго рассматривали рукописный шрифт, пытаясь найти отличия в почерке, но не нашли ничего подозрительного. Оба хорошо помнили о своём вчерашнем разговоре, а также всё, что писали в дневник. Не найдя объяснения данному феномену они решили понаблюдать, что же будет происходить дальше.

После разговора с шефом к Клаусу подошёл один из сопровождавших группу офицеров. Он сказал :

- Меня волнует состояние моего здоровья. Утром я заметил странные пятна на своей руке.

Эсэсовец закатал правый рукав. Взору Клауса предстали несколько оранжевых пятен на плече офицера.

Клаус недоумённо посмотрел на нездоровый цвет кожи в районе, как он предполагал, поражения и спросил :

- Болевые ощущения есть ?

- Нет. - ответил офицер - Хотя я чувствую, что периодически места в районе пятен горят. Но горят не долго - 5-10 секунд. И самое странное эти пятна "гуляют" по телу, то появляясь, то исчезая в новых местах. Также мне показалось, как однажды, когда мой палец на руке стал светиться оранжевым цветом, я на какое то мгновение перестал его видеть. Он просто стал прозрачным ! Я не понимаю, что происходит. Наверное я схожу с ума.

- Если в следующий раз это состояние прозрачности появится вновь, сразу же дайте мне знать - сказал Клаус.

- Я так и хотел сделать, но заметил что феномен пропадает, как только улавливает мои мысли о том, что мне следовало бы об этом кому-то рассказать.

- Дайте мне знать незамедлительно, как только состояние повторится - закончил разговор Клаус.

Группа медленно, но верно приближалась к ангару. Похоже разрушительное воздействие поляны настигало группу. Клаусу оставалось только наблюдать за происходящими событиями. Он хорошо понимал, что оранжевые пятна на теле офицера, это клейма, которые ставит аномалия на теле своих жертв. Но как странно ! Раньше Клаус считал, что поражения можно было получить только шагнув на территорию чёрного круга чёртова кладбища. Сейчас же получалось, что действие поляны распространяется на значительном расстоянии от центра . Где граница аномалии, Клаус сказать не мог. Вероятно территория до ангара была во власти поляны. Расстояние от ангара до поляны по карте составляло около 20 километров. Клаус мог предположить что радиус влияния аномалии на всё живое и составляет эти 20 километров.

На следующий день оставалось несколько километров, чтобы подойти к ангару. Не понятно почему, но Клаус попросил шефа перенести место стоянки подальше от входа в ангар. При таком количестве непонятных и труднообъяснимых случаев, произошедших за последнее время, было опасно останавливаться в непосредственной близости от входа. Последствия такого пребывания были непредсказуемы. Шеф молча согласился. Он стал понимать, что данное мероприятие может сулить каждому из его участников немало проблем и поэтому нужно было учитывать те рекомендации и предостережения, что он читал в рукописи. Иначе это приведёт к серьёзным последствиям. О них в инструкции сказано ничего не было, поэтому Хаггенс решил следовать рекомендациям, какими бы нелогичными они ему не казались.

Тем временем, как группа разбивала лагерь, Клаус решил сделать разведку к ангару. Он отказался от сопровождающих и обещал вернуться до темноты. Хаггенс не раздумывая отпустил Клауса одного. Рукопись и ключ находились у Хаггенса.

- Воспользоваться ситуацией и в одиночку открыть дверь Клаус не сможет. - решил Хаггенс, отпуская его на разведку. - К тому же мой человек тайно проследит за ним и выяснит его истинные намерения.

Шеф, взяв рукопись, удалился в свою палатку. Сам он боялся открывать эти жёлтые страницы, но всегда держал при себе рукопись и ключ чтобы не потерять контроля над Клаусом. Следующий день обещал принести много открытий и сюрпризов.

- Если всё пройдёт гладко то в течении двух дней можно будет уже воссоединиться с оставшейся у поляны группой - думал Хаггенс. - А дальше в Германию. От успеха всей операции зависит моя будущая карьера и судьба Рейха.

Клаусу такое решение его шефа было на руку. Ему нужно было определить в каком состоянии находятся подходы к туннелям. Клаус давно забыл про страх. Хуже чем уже было, быть не могло. Он искал разгадку тайны и выход из сложившейся ситуации. Напрямую тёмные его взять не посмели бы - Клаус был проводником и хранителем ключа. Без хозяина воспользоваться ключом не удалось бы никому. Защиту от проникновения обеспечивала тонкая полевая настройка ключа и хозяина. Клаус был кодом к этому загадочному бронзовому предмету.

 

Медленно продвигаясь вперёд, Клаус начал ощущать нарастающую вибрацию внутри своего организма. Дрожь поднималась от низа живота. Это не было страхом. Это была дрожь брезгливости и отвращения, которую испытывает человек находящийся в атмосфере разлагающейся плоти. Он не понимал с чем было связано его новое состояние - на окружающей его местности он не замечал гниющих тел. Но кажется не запах, а энергетика смерти пронизывала всю эту территорию.

Чем ближе Клаус подходил к ангару, тем явственнее он ощущал на себе физическое давление. Это проявлялось не только через вибрацию, но и в сопровождавшей её путанице в мыслях. Клаус чувствовал, как на него натягивают колпак и в голове начинается такой каламбур, который и не даёт сосредоточиться на объекте. Он не видел цели, порой вообще не понимал что здесь делает и что где-то позади осталась группа товарищей. Это было похоже на кратковременную амнезию. Помимо мысленного хаоса, Клаусу слышались голоса и мелькали образы. Картинка плыла и искажалась нереальными цветами и оттенками. Несколько раз он останавливался, тряс головой и оглядывался вокруг. Когда, напрягаясь, он фокусировал зрение, то видел ту же обычную тайгу, что и раньше.

Клаус справедливо рассудил, что пал жертвой какого-то психотронного влияния, провоцирующего у него галлюцинации. На данный момент ему нужно было сосредоточиться только на ангаре и идти к цели. В голове возникли слова которые он читал в инструкции :

" Если ты обозначил для себя проход, то должен идти чётко к нему, не сворачивая и не обращая внимания ни на что. Концентрация на объекте даст выход к цели. Сила мысли приведёт тебя к нужному месту. Внутренний настрой и желание беспрепятственно пройти к ангару позволят тебе найти кратчайший путь. Этот внутренний компас есть у каждого человека. "

Клаус решил последовать данному совету, собрал всю силу мысли, представил, как выглядела скала, где находится ангар и двинулся к ней. Сам, не понимая, как мог так быстро дойти, Клаус через каких-то 20 минут стоял перед скалой.

Клаус осторожно подошёл к скале. Ничего не изменилось. Да и место было ничем не примечательное. Медленно сканируя данный объект, Клаус прошёлся вдоль скалы. Не было ничего, что привлекло бы его внимание. Но при этом он чувствовал, что внутри него начинает разгораться пламя. Неожиданно перед его глазами появилась картинка, из которой было ясно, что связь Клауса с данным местом очень сильна. Ему казалось, что он со стороны наблюдает за этой скалой и делает действия, которые должен повторить в реальности. Фантом показывал порядок действий и Клаус это ясно понял. Клаус понимал, что объект может не только влиять на мысли, чувства людей, изменять их жизнь, но и позволяет в определённый момент пройти беспрепятственно этот путь людям, допущенным к нему. Он задал мысленно вопрос, обращаясь к чьему-то незримому присутствию, которое ощущал с момента нахождения возле скалы :

- Могут ли члены его группы также беспрепятственно подойти к скале и делать те же действия, что и он, чтобы пройти к артефакту ?

- Нет, они погибнут ! - скользнула мысль в голове Клауса.

Клаус попал в очень неловкое положение. С одной стороны ему следовало провести группу к ангару, а с другой стороны он понимал, что если это случится, то все его товарищи погибнут.

- Где же выход ? - спросил своего незримого консультанта Клаус.

- Все кто каким-то образом прикоснулся к тайне ангара, уже изменили свою судьбу. И тебя это не должно беспокоить. Каждый свой выбор делает сам и каждый получает то, что заслуживает ! - резюмировал голос.

Клаус понял, что торговаться здесь бессмысленно. Его раньше не беспокоили судьбы людей, почему сейчас он должен заботиться о представителях системы Третьего Рейха, которая пожирает всё на своём пути. С некоторых пор пелена очарования нынешней Германией спала с глаз австрийца.

Клаус опять решил подумать над всем этим позже. А сейчас он стал повторять действия, которые показывал ему фантом. Он приблизился к скале и положил справа в расщелину ладонь. Казалось камень вздрогнул. Клаус не мог понять, что происходит, но его рука стала медленно куда-то погружаться. Мысль о том, что в эту щель ещё можно вставить ключ, показалась ему достаточно нелепой.

- Ты можешь воспользоваться ключом, но даст ли он какую-нибудь пользу - неизвестно. - перехватил мысль голос. - Ключи формируют лишь мысль и намерение ими воспользоваться. Открытие двери идёт через согласование энергий объекта и хозяина ключа. Трилистник даёт лишь открытие физической двери, а сейчас идёт допуск на энергетическом уровне.

- А что я сейчас делаю на физическом плане, если тот фантом - это я, на энергетическом уровне ? - задал вопрос Клаус.

Фантом развернулся и Клаус увидел себя со стороны неподвижно стоящим у скалы.

- Вот это да ! Получается я могу находиться в разных реальностях, совершать различные действия и запоминать то, что делаю в разных мирах. - восторженно подумал Клаус. - Хотя это состояние очень похоже на живой сон. Почему нельзя сделать это в реальном мире ? Думаю можно.

- Всё реально. Всё возможно ! - подтвердил догадку голос. - Главное, правильно сконцентрироваться и тогда всё, что вы захотите сможет исполниться. При этом не забывайте, что за всё нужно платить.

В какой-то момент его, совершавшего действия за своим фантомом, пронзил поток огня. Это был огонь разорвавшейся внутри него бомбы, который поглощал всё его существо. Ему казалось, что каждая клеточка его тела сейчас вот-вот расплавится и останется только сознание. При этом Клаус не ощущал боли. Это был просто жар.

- Продолжай движения. По мере приближения к объекту температура тела будет повышаться. За тобой идут и страхуют ! - снова дал знать о себе голос.

Мысленно прощупав пространство позади себя Клаус с удивлением обнаружил, что за ним стояла какая-то стена, которая его прикрывала. Стенка, с одной стороны поддерживала его, с другой стороны гасила тот жар, что разгорался в его теле.

В голове Клауса происходило, что-то невообразимое. Он стал откручивать ленту жизни назад до рождения и дальше за порог жизни. Он дошёл до момента когда его посылали на Землю. Он вспомнил то, что когда-то забыл. Он вспомнил то, что пришёл сюда, чтобы оградить всех от влияния этой поляны. Он пришёл сюда, чтобы закрыть проход. Он понял, что допустить в ангар остальных членов группы он не имел права.

Клаус ещё помнил, как Голос предупреждал его о последствиях несанкционированного доступа в ангар. В иных условиях судьба этих людей его бы не интересовала, за исключением разве что его друга Гервига фон Рейса. Но сейчас он отвечал за их жизни и рисковать не мог. Клаус ничуть не сомневался, что если они станут свидетелями открытия двери, Хаггенс отправит всех внутрь, где они и останутся. Клаус решил быть предельно осторожным, чтобы никто не догадался, что тот делает. Он искал возможность одному проникнуть в туннель и понимал, что Знак будет за ним следить. Тому не составляло большого труда быстро переносится с одного места на другое. Он мог легко находится и на поляне и здесь и где-либо ещё.

Австрийцу это было не нужно. Он подозревал, что в данных условиях вряд ли кто-то выберется отсюда живым, какие бы меры он не принимал и для себя решил : что бы не случилось, отсюда он не уйдёт, и постарается закрыть доступ для остальных. А тайны которые он узнает, унесёт с собой.

Клаус понимал, что обыграть Знака будет практически не возможно. Тот знал все его мысли наперёд. На настоящий момент Клаусу могло помочь лишь одно : уверенность в правильности своих действий и в верности выбранного пути. Он не хотел быть как Знак, не хотел работать на него, его не интересовали предлагаемые им возможности. Клаус понимал, что это приведёт к одному - он перестанет быть самим собой или, что ещё хуже, приведёт к гибели окружающих его людей. Он с ужасом вспоминал, то что натворил. Он вспоминал свою семью : жену и детей. Клаус понимал, что никогда их больше не увидит, и чувство сожаления и раскаяния не покидало его. Если бы можно было вернуть всё назад, он бы это сделал, но возврата не было. Ошибки, что он совершил в этой жизни, ему придётся искупать ещё очень долго.

Ценность артефакта была значительной. Клаус это сразу понял, ещё тогда, когда переводил рукопись. Даже при подробном описании его не покидала мысль, что к артефакту будет не так просто подобраться. Зачем Знаку понадобился Клаус, было не известно. Австриец понимал, Кто-то, или что-то, или совокупность различных обстоятельств дают ему возможность расшифровать записи и, возможно, найти этот артефакт. Он чувствовал, что сможет это сделать, а те, кто пойдут за ним, не сделают ничего, потому что это была не их миссия. И если это случится, то вероятно они оттуда никогда больше не выйдут живыми.

Клаус понимал, что будет с людьми, если они войдут в ангар, но Знак не был человеком. Это была Сущность - собиратель душ, рабов - их силы и возможностей. Сможет ли он пройти к артефакту ? Знак являлся представителем некой группировки, которой было важно, чтобы Клаус открыл вход, используя свои внутренние ключи, которыми они не обладали, открыл бы им проход и дал возможность подойти ближе к Кристаллу.

Клаус сейчас стал другим, та активация, что произошла с ним на территории поляны, давала ему подозрение считать, что тёмный канал даст проход структурам Знака в ангар при непосредственном его участии. И он этого опасался, поэтому медлил, стараясь всё взвесить, чтобы не совершить ошибки.

Клаус думал, как ему избавиться от Знака и решил :

- Будь что будет ! Даже если кто-то и пройдёт в ангар, то пусть идут за ним. А там как судьбе будет угодно.

Он уже устал просчитывать ситуацию и решил положиться на защиту самого артефакта и на мудрость его Создателей. В рукописи было указание на существование ловушек и кодов допуска, но описания их там не было. Что за защита была внутри ангара, Клаус мог только догадываться.

 

Пока Клаус находился у скалы за ним издалека наблюдал один из эсэсовцев - Фирс, который тайно был приставлен Хаггенсом, чтобы следить за своенравным австрийцем. Хаггенс давно понял, что Клаус ведёт свою игру и мало подчиняется приказам своего начальника. Хаггенс не доверял Клаусу, но вынужден был с ним считаться, потому что без него их ждал провал. Он лелеял надежду, что по завершении операции самолично посчитается с ним. В обязанности Фирса входило следить за Клаусом и записывать всё происходящее, записывать каждый его шаг. При этом по возможности делать это скрытно, чтобы не привлекать внимания Клауса.

Фирс фиксировал каждый шаг австрийца. Наблюдая за Клаусом, он никак не мог понять, почему тот медлит и так долго рассматривает и ощупывает неподвижную скалу. Со стороны наблюдающего, Клаус вёл себя действительно странно. Взрослый человек ходил возле скалы, щупал и гладил камень. При этом его действия не были последовательны. Фирс не мог понять, что он ищет и почему медлит. Только через некоторое время Фирс догадался, что Клаус шарил по скале в поисках замочной скважины для ключа. Тот даже не мог предположить, что австрийцу давно известен механизм замка. Клаус как видно чувствовал, что находится здесь не один, поэтому и медлил со входом в ангар.

Пока Фирс внимательно наблюдал за Клаусам, появился Знак. Демон возник неожиданно. С некоторого момента он стал проявляться и разговаривать с Фирсом, так как считал, что в определённое время он сможет им воспользоваться. Сломать этого человека для Знака не составляло труда. Фирс никак не мог привыкнуть к внезапным появлениям демона. Удивляло ли его, то обстоятельство, что он стал видеть потусторонних сущностей ? Наверное нет. Ещё в детстве Фирс был замкнутым и впечатлительным ребёнком с хорошо развитым воображением. Он придумывал себе различных героев с которыми играл и советовался, так как друзей в реальном мире у него не было.

Фирс не мог понять откуда Знак возникает. При этом чувства надвигающейся опасности у него не было, его заменяло состояние напряжённости и ступора. Знак ему был не приятен, но он ничего не мог поделать с силой его магнетического влияния. К тому же Фирс понимал, что Знак для него сейчас наиболее подходящий союзник. Фирс уже начал думать о том, что в той работе, что они уже начали, ему отведена не самая последняя роль и возможно ему ещё удастся урвать себе жирный кусок. А после успешного завершения операции он уедет из беспокойной Германии и заживёт тихой и спокойной жизнью где-нибудь в восточной Европе. Россия сама по себе ему не нравилась. Ему нравилась Польша. Фирс понимал, что в огне будущей войны Польша сгорит на пути завоевательных походов Гитлера на Восток. Но всё же Фирса тянуло в Польшу. Его предки были из богатого польского сословия. Ему же достались долги и невысокое звание в ведомстве СС. Фирс понимал, что и это назначение было дано только для того, чтобы выполнить определённую работу и быть вхожим в определённые круги. Он был умным и очень наблюдательным человеком. Фирс видел и подмечал даже то, что другие упускали из вида. Наверное поэтому его и рекомендовали Гиммлеру, как человека, способного предоставить подробные материалы об экспедиции. К тому же Фирс был великолепным шифровщиком. Никто из группы так и не смог понять тех записей, что он вёл в своём дневнике. Все они были закодированы и только ему понятны. Соответственно Фирс был кладовой, проходящей через него информации и замком, закрывающим эту информацию от непосвящённых. Он сам разрабатывал коды и шифры, которых в его арсенале насчитывалось около пятидесяти.

Продолжая наблюдать за Клаусом, Фирс задумчиво задал вопрос своему неожиданному компаньону :

- Как думаешь, что там делает Клаус и что ищет ?

Такое фамильярное обращение ничуть не смущало Знака. Фирс до сих пор считал его плодом своего воображения, а не реальным существом.

- Скорее всего Клаус ищет вход в ангар. Он ищет саму дверь, и пытается понять как скала открывается.

Фирс удивлённо посмотрел на Знака и спросил :

- Что значит ищет дверь ? Это же скала. Здесь нет никаких дверей.

Теперь настало время удивиться Знаку. Он спросил :

- А знакомился ли ты с рукописью ? Там есть информация о двойном ключе ко входу в туннели.

- Я слышал об этом. И где же вход ? - смущённо пробормотал Фирс.

- Эта скала и есть вход в ангар. - подытожил Знак.

Фирс ещё более внимательно стал присматриваться к Клаусу и понял, что наверное его компаньон прав.

- Это что пещера Али Бабы из сказки о сокровищах ?

Знак внимательно посмотрел на Фирса, потому что теперь у него возникли сомнения в том, что это тот человек, который ему нужен. В последнее время судьба не очень то баловала Знака ценными кадрами. Слушая Фирса можно было понять, что он плохо соображает. Тот понял, что Знак начинает разочаровываться в своём союзнике и поспешил объяснить свою позицию :

- Я вообще думал, что ангар находится в другом месте, а под скалой существует проход. Думаю это какой-то лабиринт.

Знак перестал обращать внимания на Фирса и полностью сосредоточился на движениях Клауса. В какой-то момент, проходя очередной участок скалы, он остановился и сосредоточил своё внимание на определённых выпуклостях камня. Он понял, что поверхность камня как-то еле уловимо стала изменяться. Ощупывая каменные наросты, он чувствовал, что его пальцы упираются во что-то податливое и мягкое. Клаус ещё раз потёр ладонями каменные неровности. В ощущениях действительно что-то изменилось. Скала на этом участке казалась несколько другой, чем двумя метрами ранее. Структура однако и там и здесь была однородной и не напоминала поверхность из другого материала. Перед ним был камень, но камень в разных местах был разный. Этого нельзя было понять, только лишь осматривая скалу. Клаус с азартом стал прощупывать поверхность "мягкой" скалы. И вот, его пальцы встали в пазухи, как будто специально сделанные под человеческую руку. Форма не была видна, но Клаус ясно её чувствовал. Он вздрогнул. Сердце , как будто обожгло струёй горячего пара. Всё нутро горело. Пальцы Клауса куда-то погружались. Послышался щелчок и он упал в проём открывающейся двери. Клаус не мог подняться. Его грудь выносило, дыхание почти остановилось. Казалось внутренний огонь Клауса уносился в глубину зияющего отверстия. Он ничего не мог понять.

- Ключ ! Ключ ! Скорее ключ ! - пронеслось в голове Клауса.

Самого трилистника у него не было. И скорее всего ключ находился внутри австрийца на каком-то подсознательном уровне. Он даже не мог себе представить, что такое может случиться с ним. Клаус сам был ключом к двери ангара и тайне артефакта.

Знак сразу понял, что произошло. Значит он в нём не ошибся. Дверь поддалась и открыла проход, ведущий к свободе. Знак от удовольствия потирал руки. Он уже рассчитывал на победу. Знак покинул Фирса, который с изумлением наблюдал за всем происходящим, и решил открыть своё присутствие Клаусу. Уже подойдя вплотную к Клаусу, Знак надеялся что сможет первым пройти в открывшийся проход. Внезапно для себя он врезался в какое-то непреодолимое препятствие. Пройти в туннель было не так просто и он догадался, что ему одному путь в ангар закрыт.

- Если Клаус открыл дверь, то он и войти сможет. - подумал Знак. - Хорошо, я проследую за ним, когда он войдёт в туннель.

Знак терпеливо ждал, когда у Клауса закончится ломка и он начнёт движение внутрь. Но когда австриец пришёл в себя от шока и стал медленно продвигаться в глубину темнеющего проёма, Знак понял, что не может преодолеть эту магическую преграду. Клаус удалялся, а Знак в бешенстве бился в эту непреодолимую стену. На глазах у изумлённого Фирса, Знак стал разлагаться на какие-то составляющие частицы. Он то расползался, то вновь собирался. При этом полевой контур демона постоянно менялся. Мало того, что сама форма Знака была не совсем чёткой, ещё и цветовая гамма постоянно менялась. Ярко оранжевый цвет временами сильно разбавлялся светлыми оттенками. Он как будто был в каком-то поле, которое его постоянно атаковало. И ощущение, что его товарищ распадается на составные элементы не покидало Фирса. Он продолжал стоять неподвижно, хотя и хотел заглянуть в отверстие, куда ушёл Клаус. Растерянно поглядывая на Знака, Фирс понимал, что здесь происходит что-то необъяснимое. Он видел всё с самого начала, как Клаус открыл проход в скале, как он корчился от боли, но всё же продолжал ползти в проём. Он видел, как Знак бился о какую-то невидимую стену и менялся на глазах. Да и сам Фирс чувствовал какие-то непонятные вибрации во всём теле. Он ощущал, как всё его тело пронизывал поток восходящего воздуха, и ему это было не приятно. Он не мог пошевелить конечностями. Фирс как будто был парализован. И самое главное чувствовал, что всё его существо стало меняться под действием этого необъяснимого явления. Он вспомнил выражение " выворачивать наизнанку и вытряхивать душу ". Это так подходило к его теперешнему состоянию. Кроме ощущений Фирс стал слышать ещё и звуки. Это напоминало жужжание комара. Звук то нарастал, то уменьшался. При усилении этого звука, Знак начинал метаться. Вместо него в эти моменты оставались обрывки оранжевого свечения. В конце концов звук окончательно добил демона и от него осталось только ярко оранжевая лужица на земле. Фирс был в шоке, но ничего не мог с этим сделать и стоял неподвижно. Единственное, чего он хотел, это то, чтобы весь этот кошмар уже закончился и неведомая сила его отпустила. Но чем больше он этого желал, тем сильнее становились вибрации. Краем глаза Фирс уловил, что Клаус всё же смог подняться на ноги и пойти дальше вглубь пещеры.

Клаус обернулся назад и не заметил за собой Знака.

- Вероятно мне придётся в одиночку исследовать туннель. - подумал Клаус.

Теперь у него была задача добраться до артефакта и понять, что Он из себя представляет. И почему именно он является тем ключом, который открыл эту дверь. Клаус не понимал, что происходит. Он не находил этому рационального объяснения. Единственное, что он понимал, это то, что всё произошедшее не было случайностью : его сны и его находка рукописи в замке Румынии, последующая её расшифровка, его путешествие на Кову, контракт с Хозяевами поляны, путь к скале и открытие двери в ангар. Всё это были звенья одной цепи, ведущей его к цели. А целью и был тот Кристалл, что лежал в недрах этих туннелей. Почему именно ему выпала честь стать главным героем в этой сложной игре оставалось для него загадкой.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных