Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Цвет в детском рисунке




Чтобы определить своеобразие в развитии красочного детского рисунка, следует прежде всего обратить внимание на отношение ребёнка к цвету и восприятие им цвета.

Целым рядом исследователей установлено, что дети ещё в грудном возрасте (6—7 месяцев) различают все основные цвета. Их особенно привлекают интенсивные цвета. Наши наблюдения над детьми ясельного и дошкольного, особенно младшего, возраста, говорят о том же: из серии разнообразно окрашенных и совсем неокрашенных игрушек дети всегда выбирают наиболее яркие, контрастирующие. Рядом с красочными

игрушками аналогичные, но не окрашенные остаются неиспользованными. Даже грудной ребёнок выбирает погремушку либо блестящую, либо яркую по расцветке.

Наши исследования по восприятию ребёнком картинки-предмета, изображённого различными способами (контур, силуэт, локальная и произвольная окраска), привели нас к выводу, что не только младшие дошкольники, но и старшие (лет до шести) предпочитают произвольную окраску. Яркость цвета радует ребёнка эстетически; за «красоту» ребёнок готов её предпочесть, хотя знает, например, что красных коней с синими копытами не бывает. «Красивая, хоть и не бывает», — поясняют дети.

Исследование В. Б. Косминской по вопросу о чувстве красоты у дошкольника показало, что пейзаж с изображением на нём животных (зайцы) не выдерживает конкуренции с аналогичным, но ярким красочным пейзажем без животных. Оказывается, что даже любимые детьми животные в восприятии уступают место «красивому», яркому пейзажу. Так сильно тяготение ребёнка к цвету.

Цвет в изобразительном творчестве самого ребенка должен занять особо значительное место. В силу столь большого эмоционального воздействия на ребёнка «живописные» работы, как нам казалось, должны будут с особой чёткостью подчеркнуть и его своеобразие.

Смелые и ритмичные повторные движения детской руки дают красочные следы, полные моторной динамики. Они эстетически воспринимаются самим ребёнком («Во! Какая красивая!»; «Ещё сделаю красивую» и т. п.). Они радуют и восхищают ребёнка, и его трудно оторвать от рисования красками.

Форма красочных пятен и линий вначале зависит от непреднамеренного характера и ритма движений. Каждая краска воспринимается и обычно используется ребёнком отдельно, как самостоятельная эстетическая ценность. Ребёнок наслаждается каждым цветом отдельно. Непредвиденное соединение разных красок даёт новый эффект. Ребёнок пробует ещё и ещё их сочетать, размазывая по листу, накладывая одну на другую. Этот процесс усложняется в связи с усилением зрительного отношения ребёнка к форме и запоминанию, каким движением она создаётся. Использование краски подчиняется двум тенденциям: а) возникновение образа (ассоциация следа) не только по форме, но и по цвету и б) включение цвета в зрительно-ритмическое построение форм: ряды красочных точек, параллельных вертикалей и горизонталей, членение листа по вертикали и горизонтали, позднее и по диагоналям. Лист, конструктивно расчленённый на цветные квадраты, треугольники, часто закрашивается ребёнком разными цветами, чтобы подчеркнуть их конструктивную форму. Так зарождается в детском рисунке красочный орнамент. Все декоративные рисунки позволяют ребёнку богато, разнообразно - использовать цвет.

Что касается возникшего образа, то нами замечены два характерных факта:

1. Обрадованный новым открытием, ребёнок, как и в карандашном рисунке, даёт обилие малоустойчивых образов, при этом он часто говорит: «Ещё такую нарисую»; «Дайте ещё бумаги, я ещё пожар нарисую». Однако, как и в карандаше, у него не всегда получается буквальное повторение. Если образ не требует зрительного контроля, а осуществляется по моторной памяти: «дым», «огонь», «точки-мухи» и т. п., объекты повторяются; если же ребёнок стремится повторить (по моторной памяти) более сложный образ: «птичка», «собачка», «дяденька» и т. п., красочная форма получается далёкая от первого образца. При этом любопытно, что ребёнок не всегда замечает указанное несоответствие. Эти факты свидетельствуют о том, что на данном этапе рисования карандашом и краской ребёнок ещё не догадывается, что всё дело в форме, а не в действии, не в движении его руки.

Психологически это вполне понятно: случайно удачное пятно ассоциируется («собачка», «птичка») чудодейственно. Наиболее приятным и ощутимым при создании таковых было определённое движение руки, ребёнок и полагает, что в нём вся причина. Он не сомневается в том, что всё дело в движении, поэтому, желая получить ещё такую же («собачку», «птичку», «зайчика»), ребёнок повторяет моторный процесс, не контролируя его глазом. Единственно, что зрительно соблюдается в этих случаях — это цвет: «Ещё красного зайчика хочу», — говорит ребёнок; «Надо ещё синюю птичку».

2. Помимо образа, возникшего по ассоциации формы, возникают образы по соответствию их с цветом: зелёные штрихи почти всегда ассоциируются, как «травка», синие — как «небо» или «водичка», белые (на тёмной бумаге) — как «снег» и т. п. Таким образом, краска обогащает ассоциативный образ ребёнка. Основой данного периода является деятельность с краской, наслаждение ею без изобразительных намерений.

Характерным для следующего этапа в развитии красочного рисунка (образ по замыслу) является окраска его таким цветом, какой нравится. Эта окраска ещё не обладает изобразительной функцией; на этой ступени ребёнок почти независимо от реального цвета предмета окрашивает предмет, как хочет, он использует любой понравившийся ему цвет без мысли об его соответствии окраске предмета.

На первых шагах рисования по замыслу ребёнок настолько бывает отвлечён самой задачей и сложностью процесса (рисование по замыслу), что не стремится к разнообразному сочетанию красок. В этот период не следует требовать от ребёнка цветового разнообразия (его внимание достаточно нагружено). Обычно, нарисовав ряд предметов одной краской, как бы насытившись ею, ребёнок заявляет: «Теперь хочу эту краску, красненькую», — и вновь все предметы рисует «красненькой». Получив некоторый навык в рисовании красками, ребёнок начинает их сочетать при раскраске предметов.

Обычно ошибкой педагога на данном этапе развития детского красочного рисунка является подсказ и даже настаивание на соответствии цвета с жизненной окраской предмета. Большинство детей стараются перед педагогом как-то оправдать свой рисунок, и они поясняют: «Я так покрасил»; «Такая красивая краска»; «Эго на празднике» и т. д., но некоторые дети смущаются, теряют смелость и радость от творческого занятия. Нельзя предполагать, что ребёнок четырёх-пяти лет не знает, что ёлки бывают зелёные, а что зайцы не синего цвета. Дидактический педантизм не уместен тем более, когда у ребёнка ограниченное количество красок, и перед ним стоят сложные творческие задачи и различные темы. Проверить знания детей о цвете ёлки, зайца и прочее воспитатель всегда может вне занятий рисованием. Анализ и указания «бывают», «не бывают», «похоже», «не похоже» отвлекают ребёнка от работы. По мере развития детской наблюдательности и приобретения навыка в рисовании красками подобные указания могут быть полезными, так как накопленный опыт позволяет ребёнку перейти к новому этапу в рисовании красками.

Как показывают многочисленные факты, произвольная окраска закономерна. На этом этапе ребёнок ещё не изображает цветовой образ, но реально окрашивает изображённый им предмет, окрашивает как собственную игрушку, получше, покрасивее. Однако бывают случаи, когда увлечение краской и желание закрасить побольше приводит к нарушению логики формы. В этих случаях воспитатель должен поправить ребёнка. Так, ребёнок, изображая парашютистов, обращает нити, поддерживающие парашютиста, в треугольный фон для росписи. Указание, напоминание воспитателя поможет ребёнку быть внимательным к логике формы при использовании цвета. В противном случае преобладание эстетического над логическим приведёт ребёнка к неряшливому отношению к смысловому образу.

Цвет в этот период используется часто больше в плане выразительном, чем изобразительном: красная ёлка, «потому праздничная», «красивая». Самолёты и танки врага, как правило, дети рисовали мрачными, тёмными красками; советскую технику окрашивали ярко, весело, непременно изображая на ней красные звёзды и большие красные флаги.

Проявляя свою любовь к изображаемому объекту, ребёнок раскрашивает его всеми цветами радуги. Так, мальчик шести лет, только что приехавший из деревни и покинувший там любимую собачку Жучку, рисует её во весь лист и раскрашивает цветными полосами. На вопрос воспитателя «Разве такие Жучки бывают?» ребёнок отвечает: «Ей так хорошо, она красивая».

Цвет является средством выражения детского отношения к предметам и явлениям. При руководстве рисованием это обстоятельство следует учитывать.

Своеобразным в красочном детском рисунке является конструктивный принцип раскраски. Какими психологическими предпосылками можно было бы объяснить цветовой конструктивизм детского рисунка? Каждая часть предмета в процессе её изображения привлекает детское внимание, она чётко очерчена линейно и живёт в сознании ребёнка почти самостоятельно, с присущими ей функциями. Наконец, причину детского конструктивизма частично можно объяснить эстетической тенденцией ребёнка к чёткости ритмического построения формы, к её простому декоративному подчёркиванию; конструктивный принцип окраски даёт для этого большие возможности.

В старшем дошкольном возрасте при благоприятном руководстве отношение ребёнка к цвету меняется. В связи с общим развитием и накоплением опыта, с ростом зрительной культуры и наблюдательности происходит дифференциация: сюжетное и декоративное творчество ребёнка идут по разным путям. Декоративное творчество ребёнка выделяется в самостоятельный вид рисования, а сюжетно-образный рисунок начинает освобождаться от произвольно декоративной расцветки, начинает тяготеть к локальным жизненным тонам. Ребёнка занимают вопросы: «Похоже или непохоже?». «Небо такого цвета бывает или не бывает?» и т. п.

Локальный цвет облегчает изобразительно-цветовую задачу для ребёнка, который ещё слабо различает всё разнообразие световой и цветовой гаммы в связи с источником света и расположением предмета в пространстве. Цветовая перспектива осваивается ребёнком гораздо позднее и с трудом даже при систематическом обучении. Стремление ребёнка к цветовому соответствию изображения реальному предмету является для него новым значительным достижением, которое постепенно углубляется, и, наконец, ребёнок переходит к зрительному реализму в передаче образа по форме и цвету, к всё более совершенному объёмно-световому и перспективно-пространственному изображению предмета.

Таким образом, цвет на разных ступенях развития детского рисунка используется ребёнком различно.

Последующее развитие цветового образа за пределами дошкольного возраста идёт постепенно по линии всё большего обогащения его зрительно-живописными чертами (свето-теневой и воздушно-пространственной цветовой деформации образа), пока под влиянием систематического обучения ребёнок не приходит к полному зрительно-реалистическому цветовому образу.

 




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных