Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Клоун—это большой ребенок!




 

Однажды журналисты провели пресс-конференцию в первом и втором классах одной московской школы. Беседа проходит накануне праздника, и среди многих вопросов корреспонденты задали ребятам такой: «Как вы хотите провести праздник?». Ответы были различные, но один имел непосредственное отношение к цирковым артистам.

«- Я хочу в этот день пойти в цирк. Я хочу увидеть в цирке клоуна!»

Надо полагать, об этом мечтают многие ребятишки, иначе в праздничные дни цирковые амфитеатры не были бы заполнены галдящей детворой. Впрочем, приход в цирк детей важен также не для мастеров арены. Как признаются сами клоуны, они тоже с нетерпением ждут встречи с ребятами. Больше того, дети — самые любимые зрители цирковых комиков. И причин для возникновения этой взаимной симпатии немало.

Так, например, издавна в цирке существует обычай, что клоуны с новой сценкой прежде всего должны выступить перед детьми. И если ребята хорошо встречают номер, аплодируют, хохочут, то клоунаде суждена долгая жизнь. Дети еще не научились сдерживать свои эмоции. Если им весело, они смеются или в восторге визжат; если клоун им не нравится, не захватил их, то сидят чинно и тихо. И лишь в конце выступления артиста вежливо похлопают в ладоши. Такие аплодисменты оценивают выступление лучше всякой рецензии. Уходя с манежа и слыша за спиной негромкий шелест аплодисментов, клоун точно знает, что номер плох.

Не многим поклонникам цирка известно, что дети помогают клоунам находить также внешний облик своего комедийного персонажа. Ведь не часто артисту цирка удается сразу определить свой грим, свою клоунскую маску. Даже талантливые клоуны тратят на эти поиски годы и годы. Так, молодой артист Юрий Никулин считал, что ему необходимо выступать в рыжем парике. «Сколько было рыжих париков! — вспоминает Никулин. — Разной формы носов! Шляп! Кепок!». Вот так порой бывает. Артист делал сложнейший грим лишь для того, чтобы однажды выйти на арену почти без него — именно так Никулин стал появляться на манеже, когда окончательно сформировалась его клоунская маска. И достаточно было клоуну лишь шагнуть на арену, как цирк взрывался весельем, аплодисментами. Его обаятельная внешность вызывала смех и симпатии публики. Фигура комика излучала добро, и ребятишки всегда хотели приласкать клоуна, потрогать его, прижаться к нему. Никулин шел вдоль первого ряда, а к нему тянулись детские руки, ему протягивали конфеты, с верхних рядов, вдоль проходов, спускались ребятишки, норовя обнять артиста. Таким доверием детей пользовался далеко не каждый комик.

Между прочим, встреча артистов цирка с юными зрителями чаще всего происходит на специальных детских представлениях, так называемых утренниках. Традиция их проведения в цирк заложена испокон веку. И клоуны всегда с огромным удовольствием выступают перед детьми. В свою очередь ребята за доброжелательство награждают артистов наряду с бурными аплодисментами и взрывами искреннего смеха весьма ощутимым знаками внимания. Так всемирно известным французским клоунам Фрателлини в 1923 году была вручена Золотая медаль города Парижа как благодарность за их постоянное участие во все детских представлениях.

Иные артисты не ограничиваются выступлениями перед ребятами лишь на утренниках. Они целиком посвящают свое творчество маленьким поклонникам цирка. Именно так поступаю многие американские клоуны.

Наблюдая за реакцией зрительного зала на утренниках, видно, что дети очень верно и точно понимают игру комиков. Детскому восприятию, конечно, не доступны сложные подтексты, возникающие на втором плане в момент выступления таких артистов, как Михаил Румянцев (Карандаш), Юрий Никулин, Леонид Енгибаров, Александр Родин и других. Однако ребята живо увлекаются клоунскими проделками. Особенно им понятна и близка по духу необычная комическая мотивировка клоунских поступков сотканная из так называемых на профессиональном языке — алогизмов.

Отметим, что такая комическая логика — не монополия лишь цирковых артистов. Популярные герои детских книжек — барон Мюнхгаузен, Карлсон, Вини-Пух, Чебурашка свободно владеют ею.

Кроме того, алогизм помогает этим милым чудакам, как и клоунам, понять такие вещи, которые не доступны «здравомыслящим» персонажам. Взаимоотношение между таким алогичным мышлением и общепринятой «взрослой» логикой прекрасно раскрывается в беседе Винни-Пуха и Пятачка, когда они обсуждают умственные способности Кролика:

 

— Кролик — он умный! — сказал Пух в раздумье.

— Да, — сказал Пятачок.

— Кролик — он хитрый.

— У него настоящие мозги.

— Да, — сказал Пятачок, — у Кролика настоящие мозги. Наступило долгое молчание.

— Наверно, поэтому, — сказал наконец Пух, — наверно, поэтому-то он никогда ничего не понимает!

 

Несомненно, эта нешаблонная логика, свойственная детям и клоунам, служит тем мостом, по которому ребята без труда проникают в образный мир клоунов, и цирковые артисты свободно и легко входят в мир детворы. Потому что дети видят в клоунах не только потешных и веселых чудаков, но и сообщников, партнеров по умственным играм. А смех ребенка — великая радость узнавания, радость открытия. Кстати, эти умственные игры одновременно развивают в ребенке чувство юмора.

Как известно, «Юмор — это спасательный круг на волнах жизни». Безусловно, не последняя роль принадлежит в процессе юмористического воспитания детей цирковым клоунам.

 

Клоунская маска

Современный термин « маска» заимствован

из итальянской народной комедии,

где действовали постоянные персонажи:

Арлекин, Панталоне, Бригелла, Доктор

и другие, называвшиеся масками.

Актер выбирал маску, наиболее отвечающую

его внешним и внутренним данным,

и играл ее всю артистическую жизнь.

Маски переходили из одного сюжета

комедии в другой, оставаясь почти неизменными.

 

После одного из номеров цирковой программы неожиданно в спектакле возникает пауза. Молчит оркестр. Зрители недоумевают. Они смотрят в сторону артистического выхода, ожидая объявления следующего номера...

— А вот и мы! — раздается возглас со стороны центрального прохода в зрительном зале. Зрители поворачиваются на возглас и видят…

На манеж выходят двое: первый невысокого роста, улыбающийся человек в широких мешковатых штанах в клетку, в кокетливо приталенном пиджаке, с бантиком на шее, с тростью в руке х уверенный в себе — франтоватый клоун Миша (Михаил Шуйдин). Второй, которого ведут за руку, — долговязый, как бы испуганный озирающийся человек в сильно коротких брюках, как будто он из них вырос, в кургузом пиджачке, в больших ботинках явно не по размеру и в надвинутой набок серой шляпе — клоун Юрик (Юрий Никулин). Шустрый клоун Миша вытаскивает друга в манеж, а тот медленно, как бы еще проверяя — а стоит ли? — очень медленно (такое впечатление, что ноги отстают от корпуса) входит в манеж. Оживление в зале и смех. Очень сосредоточенное лицо с кривой линией закушенных губ, с нервно стреляющими крупными испуганными глазами (чего, мол, смеются). Таков выход замечательных клоунов М. Шуйдина и Ю. Никулина.

 

Зрителю они нравятся, и, если во время своего выступления комики укрепили первоначальный успех, публика ждет следующей встречи с ними. Когда артисты снова появляются на манеже, то они должны быть внешне прежними и между ними должны быть те же взаимоотношения. Сколько бы раз ни появлялись клоуны во время циркового представления, они должны быть узнаваемы, то есть свои клоунские маски должны сохранять в течение всего представления.

Мы уже в который раз применили профессиональный термин «клоунская маска». Что же скрывается за этим понятием? Кстати, история происхождения термина «маска» весьма любопытна. Итак, у понятия «маска» есть несколько толкований. Первое — специальная накладка с вырезами для глаз, скрывающая лицо. Второе — изображение человеческого лица или звериной морды и тому подобное, надевавшееся на лицо участниками древних сакральных обрядов, народных карнавалов, а также древнегреческими и древнеримскими актерами. Широко использовалась маска в представлениях ателланы. В Древней Руси и средневековой Европе масками пользовались бродячие скоморохи, гистрионы. В итальянской импровизированной комедии дель арте (XVв.) большинство комических персонажей носили маски или полумаски.

Отметим, что понятие «клоунская маска», употребляющееся сегодня, включает оригинальный грим, гиперболизированные черты характера, самобытный костюм, своеобразную манеру речи и поведения, индивидуальную алогичную логику мышления. Создавая клоунскую маску, артист часто наделяет ее чертами собственного характера, разумеется значительно преувеличивая их. Это может быть, к примеру, добродушная общительность, любознательность, застенчивость, дотошность, меланхолическая задумчивость, доведенные до комического преувеличения. В маске обыгрываются также внешние данные исполнителя: небольшой рост или чрезмерная полнота, худоба или сутуловатость. Клоуны чаще всего создают постоянные маски, выступая в них долгое время, порой до конца творческой жизни. Обычно характер клоунской маски раскрывается в первой, так называемой выходной, репризе. Сущность персонажа, очерченного резко и выпукло, остается неизменной в пределах циркового представления, но это вовсе не значит, что клоунская маска вообще не развивается. В ней происходят перемены, сопряженные с духовным ростом исполнителя, ростом его актерского мастерства и новыми задачами, поставленными перед ним временем. 3 течение же одного циркового спектакля, попадая в различные обстоятельства, маска не меняется. И хотя в процессе работы над новым репертуаром у клоуна появляются сценки и репризы с новыми сюжетами и забавными поворотами, в новых ситуациях сам персонаж остается все тем же Карандашом, Олегом Поповым, Юрием Никулиным, Андреем Николаевым, Александром Родиным, Маковским и Ротманом, Анатолием Марчевским.

 

Одним из слагаемых клоунской маски всегда была индивидуальная алогичная логика комедийного персонажа. Играя яркие буффонные сценки, комики стремятся осмыслить внутренний мир своих комических героев: детально разрабатывая психологическую мотивировку поступков, выражают свое отношение к жизни. И зрители видят на арене не застывшую размалеванную маску, а живого современного человека, которого волнуют как большие, так и малые проблемы.

 

Клоуны

Акрамом Юсуповым, к маске которого зритель привык ранее. Переходя из репризы в репризу, из одной сценки в другую, клоун творит смех, добродушный и веселый. Так, например, маска доверчивого, рассеянного недотепы, в какой выступал Юрий Никулин, или персонаж «солнечного» клоуна Олега Попова, или застенчивый шалун Андрюша — маска Андрея Николаева, безусловно, смешны, но одновременно обаятельны и милы. Вместе с тем практика ведущих мастеров отечественного цирка доказывает, что юмористическая природа клоунской маски не мешает артистам браться за остросатирические темы, играть отрицательных типов. Цирковому комику обычно сопутствует успех, если он решает злободневную тему, не разрушая рамки своей постоянной маски.

Как это происходит? Изображая тот или иной сатирический персонаж, клоун как бы набрасывает антипатичную личину на собственную комическую маску, причем постоянная маска артиста остается вне осмеиваемого явления, отчасти даже противопоставляется вновь созданному отрицательному персонажу. Этот сложный процесс, происходящий во время трансформации клоуна в сатирический тип, каждый комик осуществляет по-своему. Вот, к примеру, как интересно это делал Карандаш. В годы войны в одном из парадов Московского цирка, решенном в манере политического плаката, роль Гитлера досталась Карандашу. Любопытен прием, использованный артистом при решении поставленной перед ним задачи. Карандаш оделся так, что его никто не мог узнать. Он жестикулировал и принимал позы фашистского диктатора. Однако по ходу действия этот антипатичный персонаж попадал в катастрофическое положение, и тут клоун обнаруживал себя. «Довольно! — восклицал Карандаш. — Не хочу больше изображать это чучело!» Комик сбрасывал с себя гитлеровское одеяние, и перед зрителями представал обаятельный, лукавый Карандаш. Создавалось впечатление, что коверного заставили изображать ненавистного палача, и, в конце концов, не выдержав этой муки, он решительно сдирал с себя отрицательную личину, тем самым выявляя отношение клоуна Карандаша к фигуре фашистского фюрера.

На первый взгляд логика поведения циркового клоуна кажется необычной по отношению к общепринятой и забавной. А между тем поступки комического персонажа всегда органичны природе данной клоунской маски. Необычная форма поведения комиков позволяет оценить действительность с иной точки зрения, опрокидывающей «здравый» рассудок. Острота, неожиданность, смелость мышления составляют самую сердцевину эстетической природы клоуна. Бурлескный фонтан комедийной выдумки заставляет сиять удивительной свежестью красок привычные представления о предметах и явлениях. Раскрывая мир в его новых качествах, клоунада стимулирует, будоражит фантазию и мысль зрителей.

Отличительной особенностью искусства клоунады являются же шаржированный показ событий, гиперболизация характерных внешних и внутренних черт, доходящая порой до гротесковой символики.

Итак, мы можем сделать вывод, что клоунские маски талантливых комиков всегда лучатся нежностью и добротой, лукавством и озорством, очаровывая исконно народной мудростью и остроумием. Публика, как правило, симпатизирует только обаятельным клоунам и сопереживает вместе с ними.

Как уже говорилось, один из главных признаков клоуна - его внешность. Клоуна отличают прежде всего яркий, красочный костюм и яркий, броский грим.

 

 

Грим

Есть дна классических типа клоунов, которые никогда не перепутаешь. Это Белый и Рыжий. Грим Белого достаточно прост. Метки и штрихи выполняются в красном и черном цветах. Рот сравнительно невелик, не больше естественного рта артиста. Кончик носа может быть выкрашен красным. Однако бутафорский нос Белому не полагается. Обтягивающий голову колпак, подобно эластичному чулку, плотно прижимает волосы и является непременным аксессуаром маски классического Белого.

Известно, что Белый клоун ведет свою родословную от 11ьеро, а тот , в свою очередь, от Персонажей комедии дель арте. Так вот, средневековые артисты посыпал» себе лицо мукой, которая заменяла современный грим.

О том, как появился Рыжий, вы уже прочитали в одной на предыдущих глав и знаете, что его главной, легко узнаваемом чертой, являются всклокоченные ярко-рыжие волосы. На Западе существует еще один клоунский типаж -- Бродяга.

На рисунках вы видите двух клоунов -- Рыжего и Бродягу, которые показываю1! приемы наложения грима. В российском пирке Бродяги не существовало, а типаж этот мы называем коверным. Но в отличие от Бродяги, лицо которого всегда («загорелое», «грязное» из-за бродячего образа жизни, который он ведет, наши коверные клоуны гримируются по-разному.

Мы уже говорили, что Ю.Никулин лишь слегка подводил глаза и клал «тон» - общий грим, который необходим любому артисту, выходящему на арену под яркие лучи прожекторов. Так же слегка гримировались Л.Николаев и Л.Марчсвскнй. Обычно коверные клоуны прибегают к простенькому гриму вроде ярких больших веснушек или ярких румян на щеках.

 

Почти всегда коверные надевают бутафорский нос, как Рыжий. Носы бывают розной формы: от яркой цилиндрической винной пробки до носа-стручка, задранного высоко вверх.

Грим — дело серьезное. Хочется вам показать, что свет не мил, чуть опустите вниз кончики губ и наоборот, при улыбке уголки губ поднимаются, но это можно сделать м при помощи грима, тогда улыб-ка постоянно остается на липе. Большие (подведенные) глаза делают взгляд наивным. А раскосые, удлиненные — томным. Брови «домиком» означают постоянное удивление, полукруглые (аркой) — придают липу добродушное выражение, прямые, тонкие - подчеркивают злость.

Клоуны используют в гриме не только большие носы, но и огромные уши, на которые можно вешать лапшу, а также хлопать ими.

А теперь о парике. Его подбирают ц последнюю очередь, после того как продуман и изготовлен костюм. Парики в основном принадлежность костюма буффонадных клоунов, современные коверные редко их надевают, предпочитая делать замысловатые прически из собственной шевелюры. Если нужно, волосы красят, подстригают немыслимым образом, а то и бреются наголо.

Искусство грима — это высокое искусство, которому нужно основательно учиться. Только в этом случае придет успех. Грим — искусство изменения внешности артиста путем наложения специальных красок, пластических и волосяных наклеек на лицо, парика в соответствии с задуманным сценическим образом. Грим применяется в комических номерах и цирковых постановках, в которых имеются характерные роли.

Костюм

А теперь о костюме клоуна. Обратимся к воспоминаниям патриарха современной клоунады:

«Я всегда считал, что в цирке очень важен внешний облик комического персонажа, костюм, — то, что с первого появления привлекает внимание зрителя. Это подсказывали мне законы циркового зрелища, где внимание завоевывается не постепенно не путем нарастания, но тотчас, сразу, «с ходу», и притом чем-либо

очень «видным», и где восприятие идет от внешнего к внутреннему.

М.Н.Румянцева (Карандаш)

Каков же должен быть мой будущий костюм? Парадным, «шикарным» или повседневным, с легким блеском от долгой носки? Узкий или широкий? Подчеркнуто современный, бытовой или в какой-то мере все же условный? Костюм из высококачественного материала, парадный, щеголеватый менее выгоден, нежели скромный, ношеный, так сказать, «повседневный»: в нем можно сесть на опилки манежа, заняться той или иной работой, чего нельзя сделать в шикарном костюме, обязывающие держаться по-праздничному.

Между тем костюм, в свою очередь, должен помогать сближению комика со зрителем; в нем должна быть простота, жизненность. В таком костюме в окружении празднично парадных, подчас с претензиями артистических костюмов комик будет выделяться своей простотой.

Однако костюм должен быть не зрительно выигрышным, но еще и помогать комикам. Каждый отдельный предмет — будь шляпа, пиджак или брюки — должен служи ему для комических действий. Мягкая фетровая шляпа гораздо удобнее для комика, че твердый котелок, так как, сгибая ее поля и кс пак, по желанию можно найти характеристику различных типов! Широкие брюки «выигрышнее» для комика, чем узкие: их можно «тянуть» и «крутить» руками как угодно, изображая, например, даму, приподнимать юбку при переходе воображаемой «лужи» в широких штанах можно спрятать что угодно: мышь, кошку, колючего ежика и т.д.

В создании клоунского костюма принимают участие и артист, и режиссер, и художник. Известный цирковой художник А.Фальновский вспоминает: «Так же как и его учитель, Никулин прошел путь длительного поиска своего костюма, окончательный вариант которого тщательно отрабатывался нами сообща. Создавая его, мы, естественно, уделяли огромное внимание даже самым на первый взгляд незначительным деталям, учитывая, насколько они выгодно «работают» на внешние данные артиста, на создаваемый им образ: какова должна быть длина жакета и рукавов, на сколько пуговиц он будет застегиваться, должны ли брюки заканчиваться манжетами, нужен ли галстук, если нужен, то какой длины и ширины, где и как целесообразно расположить карманы для самого необходимого клоунского ре-визита и, наконец, одного или различных цветов должны быть отдельные детали костюма и какого именно цвета, чтобы достичь наибольшего единства образной и пластической выразительности. 5 этой связи немаловажно было также установить, что более выгодно удлиняет рост шляпа с высокой тульей или приплюснутой; что выразительнее подчеркнут медлительность и нерасторопность башмаки, с острыми или закругленными носами, и еще многое другое, возникающее в процессе поисков. Все это само по себе не так уж и бросается в глаза при первой встрече с артистом, появившимся перед вами на арене, но в целом это работает на образ, создаваемый талантом и трудом самого артиста.

В поисках единственно верного варианта мы находили и бесконечно отказывались от многих новых деталей и «прикидок», пока, наконец, не получился тот костюм, в котором все привыкли видеть Юрия Никулина сегодня на арене».

Художник Анель Судакевич — соавтор «костюма Олега Попова — рассказывает: «Вначале я шла от первого впечатления, — льняные мягкие, блестящие, подстриженные скобкой светлые волосы делали Олега простодушным и подчеркивали его русский тип. Возник образ деревенского мальчика, впервые попавшего в город. Эскиз готов: русская косоворотка, серые с белым полосатые штаны и черный пиджачок, напоминающий по покрою русский кафтан в талию. Но что-то в этом эскизе не удовлетворяло, заставляло продолжать поиски. Так ли прост Олег, как казалось по первому впечатлению?

И подчеркнув его природный юмор, народную лукавинку и обаяние, я постаралась «осовременить» облик; ушли сапоги и косоворотка. Остались и, на мой взгляд, «играют» на Олега старинный покрой пиджака и полосатые брюки. Это уже был по-деревенски простодушный, но смекалистый паренек, предприимчивый и смелый...

Сложнее оказалось с головным убором. Волосы Олега были хороши, что стало жаль закрывать их. Возникали разные варианты. Заказали мы традиционную русскую шапку, а не Иван-царевич. Это уводило образ Попова в архаику. Пришлось от эго убора отказаться. Знаменитую клетчатую кепку Олег нашел сам, случайно на киностудии. Она так шла к нему, что стала неотъемлемой частью костюма. Эта кепка клоунская и в то же гремя современная, что очень важно». И дальше, рассказывая о требовательности клоуна и заинтересованности его в работе с художником, А.Судакевич пишет: «...но и завершив свой внешний облик в гриме и костюме, артист продолжает поиски. Так появились у Олега Попова красная жилетка, красные носки, тряпочка вместо галстука и т.д.».

Вспоминая костюмы наших известных клоунов, интересно наблюдать те приемы комического несоответствия, которыми пользуются артисты и художники.

...Черные в белую полоску, укороченные брюки, родом своим из старой одежды деревенского мальчишки и пиджачок, напоминающий русский кафтан, а на голове явно современная, более того, яркая клетчатая кепка.

...Сильно укороченные серые брюки Юрия Никулина и огромные черные ботинки... Вытянутая вверх нелепая фигура и как нашлепка сверху шляпа с низкой тульей.

...Мальчишечьи брюки на лямке у Леонида Енгибарова и отцовские ботинки... Современная молодежная трикотажная фуфайка, облегающая худое тело, и «котелок» на голове — шикарный головной убор из магазина.

Никак нельзя не заметить интересные детали, имеющие громадное значение в клоунском костюме. Они часто открывают очень много в характере и биографии клоуна.

Лямка, которая держит брюки у клоуна Лени, — это деталь старой жизни, когда в деревне не знали, что такое пояс, и, чтобы дети не теряли штаны, они делались на одной лямке. Это значит, что мальчик Леня из семьи очень скромного достатка, желая стать клоуном, нашел в бабушкином сундуке старые штаны, которые ему оказались подходящими для выступления в цирке.

Борис Боткин вместо галстука использовал помпончики. Этакая принадлежность детства: помпончики на пинетках, помпончики на завязках, помпончики на шее.

У Олега Попова тряпочка вместо галстука...

А известный цирковой клоун Константин Берман носил на шее большую яркую, похожую на настоящую, бабочку, которая махала крыльями. Клоун был очень нарядным мужчиной — большой франт. Клоунская маска, как известно, — это не только подчеркнутость комических сторон в костюме и гриме. И то и другое хорошо, когда соответствует особенностям характера и индивидуальной пластике.

Выходящий в манеж клоун сразу воспринимается зрителем в органическом сочетании разных проявлений его характера. Известный вам клоун Май выходит и удивляется: то ли тому, что собралось много народу, то ли праздничной атмосфере, и он обязательно восторженно произносит: «Ой-ей-ей». Это восклицает сразу свидетельствует о его мальчишеской настороженности, и в то же время скромности. Оно сразу вызывает симпатию к артисту. Этим восклицанием Май неоднократно пользуется в течение представления.

Очень своеобразно появление известного клоуна Юрия Куклачева. Он выезжает в русском скоморошьем костюме на повозке, которую везут собачка и кошки. Такой выход забавен, клоун вызывает улыбку и предвкушение многих проделок этой компании.

А Александр Родин — этакий щеголь — выезжает на легковом автомобиле. Пусть он тут же разваливается, но сам факт выезда определяет маску клоуна.

Михаил Анареенко. Эскизы костюмов Улыбающегося клоуна и Печального клоуна к опере-балету «Миллионы Арлекинах, 1921 г.:

 

Современный Арлекин и Пьеро:

«Зарядка»

Ведущий программы объявлял: «Популярный Август Денни-младший». Актер выходил на середину манежа, и вдруг шляв-котелок на его голове сама по себе взлетала вверх. Денни успевал вскинуть руку и, не глядя, умудрялся ловко поймать свой — головной убор.

Вот так, держа котелок на отлете, Август, сопровождаемый дружными аплодисментами, обходил круг, здороваясь с публикой. По всей вероятности, вам интересно узнать, каким образом

взлетала шляпа. Делалось это при помощи механического устройства, нечто вроде миниатюрной катапульты, скрытой под пиджаком артиста. На цирковом языке это называется «зарядкой».

Клоунская «зарядка» — одно из сильнейших средств выразительности. Обычно это невидимое до поры какое-нибудь приспособление или предмет, которые вступают в действие неожиданно для зрителя. Зарядки бывают самого различного вида. Клоуны пользуются ими с незапамятных времен. Широко известен такой старинный комедийный прием: клетчатый пиджак Рыжего сшивают на спине, что называется, на живую нитку... Для чего? А для того, чтобы в кульминационный момент он лопнул пополам, а зрители рассмеялись. Так же обыгрывался и «оторванный рукав».

В клоунских карманах, глубоких, по выражению писателя Юрия Олеши, словно корабельные трюмы, среди прочих зарядок неизменно находилась резиновая груша с водой. От нее под

пиджаком вдоль спины и затылка шел гибкий шланг, который раздваивался на тоненькие медные трубочки, выгнутые по форме черепа, они пролегали под париком и выходили у переносицы. Когда по сюжету антре случалось какое-либо несчастье или клоуну наносилась жестокая обида, у бедняги из глаз лились фонтаны слез. А когда Рыжему выпадало испытать чувство безумного страха, узнать поразительную новость или удивиться чему-нибудь, волосы у него буквально поднимались дыбом... И опять же делалось это при помощи не слишком хитрой «зарядки» в кармане, из которого к парику незаметно тянулась прочная леска, она привязывалась к рычажку в рыжих волосах. В нужный момент артист дергал за леску и поднимал одну-две пряди парика. Кто придумал эти замечательные приспособления, такие по-клоунски яркие и смешные, мы, к сожалению, не знаем, как не известны нам и авторы большей части классических антре, но, несомненно. это были люди талантливые, остро чувствовавшие юмор и мыслившие образно. Клоун Леонид Енгибаров, хотя сам и не пользовался такими приемами, считал безвестных изобретателей подлинными гениями клоунады.

А вообще говоря, «зарядок» Енгибаров не чурался. В его сатирической притче «Человек на катушках» (помните персонажа, который сам себя награждал орденами и медалями) эти почетные знаки целыми связками были заряжены под пиджаком, за жилеткой, внутри шляпы.

Артисты, которые творчески подходят к работе, сами нередко становятся создателями интересных «зарядок». Роль «зарядки» в клоунаде огромна.

Порой на ней строится весь сюжет сценки, она усиливает комический эффект или служит для сатирического обличения.

Вот как исполняли злободневную репризу под названием «Бесплатноеприложение» знаменитый клоунский дуэт — Дмитрий Альперов и Мишель Калядин.

Белый клоун демонстрировал зрителям журнал, который, по сто словам, только что начал выходить в свет. «Журнал, — расхваливал он, — очень содержательный, называется «Хлеб». А вот к нему бесплатное приложение». Альперов показывал публике пачку брошюр. «Скажи, — обращался он к партнеру, ну не замечательно ли?» Рыжий, однако, не разделял этих восторгов: «Подумаешь, бесплатное приложение — какие-то бумажки! Вот пекарня (назывался номер конкретной пекарни, которую критиковали за некачественную продукцию) выпустила хлеб... Мишель показывал его, держа в вытянутой руке. — «А вот и бесплатное приложение!» — Рыжий важно дернул за конец веревки, торчавший из буханки, и вытащил целую гирлянду, на которой болтались гвозди, стоптанный башмак, порожняя консервная банка.

Типичное клоунское преувеличение нисколько не смущало зрителей, наоборот, воспринималось с пониманием, как разоблачительный прием. И одобрялось дружным смехом.

А осуществлялась эта остроумная зарядка очень просто: из буханки извлекали всю мякоть и помещали туда связку с наглядным обличением бракоделов.

А вот вам пример использования зарядки в другой форме. Клоун Константин Берман исполнял гротесково-сатирическую сценку «Мыльный пузырь». Ее сюжет сводился к тому, что друзья запили разыграть своего приятеля, человека наивного и недалекого, но с большими претензиями. В финале этой сценки клоун превращался в шар, а затем раздутый авторитет лопался с веселым треском.

Вы уже догадались, что под клоунским костюмом на артисте был резиновый комбинезон, который надувался сжатым воздухом из плоской канистры, также скрытой под костюмом. Сжатый воздух и комбинезон — это и была «зарядка», то есть невидимое для зрителей приспособление.

Тот же Берман в клоунаде «Холодильник» изображал поворотливого добытчика дефицитных товаров — тема в ту пору актуальнейшая. За 50 рублей «сверху» ловкач приобрел холодильник, в который ему пришлось спрятаться, спасаясь от милиции. А холодильник-то был включен. В результате пройдоха выпрыгивал из него... пингвином. «Зарядка», как вы понимаете, не слишком-то хитрая, а без нее клоунада не смогла бы состояться.

Посложнее «зарядка» в юмореске «Диво» (ее разыгрывали многие коверные). Клоун-начальник испытывал жажду, а клоун в образе подчиненного приходил шефу на помощь, но весьма оригинальным способом: набирал номер телефона, надо полагать, зной и просил подружку Зиночку «свеженького да ПОХОЛОДНЕЙ». — «Порядок! — самодовольно возвращал он. — Где посуда? Подставляйте!». И наливал из той же самой трубки полную кружку пива. Эта зарядка потребовала сконструировать особую трубку; внешне она ни в чем не отличалась от настоящей, и в то же время вмещала в себя пол-литра чая, имитировавшего пиво.

По-другому воплощалась зарядка у клоунов-мимов Тингль-Тангль, выступавших на эстраде. Они пародировали восточных фокусников-факиров. Ведущий программы объявлял: «Знаменитый маг-чародей Тингль со своим ассистентом!». Тингль появлялся в чалме, украшенной сверкающей диадемой, в ушах — крупные золотые серьги, вокруг шеи — ожерелье из красных бусин. Он отвешивал публике низкие поклоны, притом лицо его выражало какое-то смущение; он мимически переговаривался с конферансье, дескать, почему не вышел помощник? А вопрошаемый лишь пожимал плечами — понятия не имею. Публика догадывалась, о чем речь. Наконец, тот, кого ожидали, появлялся весь какой-то всклокоченный, растрепанный и без сценической экипировки. Фокусник опять же мимикой строго выговаривал растяпе, а затем делал над незадачливым ассистентом магический пасс. И вдруг на голове недотепы невесть откуда появлялась чалма; еще пасс — и в ушах покачивались серьги, новый пасс –

я вокруг шеи точно такие же, как у самого волшебника, бусы. Это ошеломляло публику и вместе с тем веселило.

(Чалма, серьги и бусы были заряжены на спине артиста-помощника и подавать в нужный момент на положенные им места посредством пружинящего механизма.)

«Зарядка», которую использовал знаменитый Карандаш, была продиктована желанием материализовать метафору, иначе говоря, воплотить в зримую форму известный всем оборот речи. Какой же метафорой решил воспользоваться прославленный комик? А вот какой: «Бежал так, что только пятки сверкали». Основываясь на этих самых словах, Карандаш, привыкший мыслить по-клоунски, сделал очень веселую шутку: он на самом деле улепетывал от преследователей, и его пятки в буквальном смысле сверкали («зарядка» заключалась в том, что в каблуки клоунских туфель были вмонтированы маленькие электролампочки, укрытые небьющимся стеклом, а в кармане брюк находилась батарейка).

Маленькие электролампочки использовал для «зарядки» и даровитый клоун-коверный Серго (Мусля). Во время выступления красавицы наездницы, когда она, желая передохнуть, садилась на круп коня, этот чудак-человек мимически объяснялся ей = любви, притом в груди его вспыхивало алое сердце. А когда в самый неподходящий момент за его спиной берейтор оглушительно щелкал бичом, что у вздыхателя с перепуга сердце уходило в пятки, где он и отыскивал пропажу... и торжественно вручал избраннице свое багряное сердце.

В репертуаре клоунского дуэта В.Маторина и Р.Зубрицко была прелестная «выходная реприза», в которой ноги Рыжего вырастали на целых семь метров. Своеобразная «зарядка», понятно, была скрыта в брюках артиста; к его поясу незаметно прицепляли трос и, включив электролебедку, поднимали вверх.

А вот и еще один вид «зарядки», основанный на действии сжатого воздуха. Если в баллон с водой накачать воздух, а потом незаметно открыть крошечный краник, то вода из сопла станет фонтанировать самыми причудливыми струями. Используя этот прием, клоуны создают веселые миниатюры. В качестве примера опишем такую: клоуны решили отметить день рождения своего друга — инспектора манежа. По этому поводу откупорено игристое шампанское. Но струя из горлышка бутылки ударила чуть ли не под самый купол. Клоуны порядком смущены. Первое, что пришло в голову, — скорее прикрыть горлышко ладонью, но струя озорно «пронзила» руку и по-прежнему хлещет и хлещет... Тогда на помощь ринулся второй клоун: плотно прижал свои ладони к ладоням партнера. И их прошило насквозь. Натянули на горлышко шляпу. Не укротило струю и это. Наконец в панике Рыжий уселся на бутылку. Но струя-проказница фонтанировала уже из его головы... В финале происходил неожиданный поворот — партнер перерезал струю, как нитку, огромными ножницами. Иногда в качестве особо удобного для забавных зарядок материала клоуны используют гончарные горшки для цветов. Клоун Виталий Лазаренко, который был известен как первоклассный комик, исполнял с огромным успехом пародию на тяжелоатлета давно минувших времен.

 

 

Он появлялся на манеже в трико с утрированно выпиравшими мышцами рук и ног; через плечо была надета широкая голубая лента, увешанная вместо призовых медалей, какими привыкли похваляться силачи, — ложками-поварешками, сковородками, замками.

Ему надлежало поднять на вытянутые руки внушительного вида тяжеленнейшую штангу, которую с трудом выволакивали восемь униформистов. Мускулистый богатырь потешно приноравливался и так и этак и наконец «брал вес».

Все бы хорошо, да неудачник спотыкался и штанга с грохотом летела на дощатый пол... И тут происходило то, что являлось комической солью пародии: горшки разбивались, и на свободу вырывалась целая стая кошек. Обезумевшие после плена, после тьмы и скученности, они ошалело метались по арене, залитой светом. Вы уже догадались, что несчастных животных «заряжали» в горшки и закрывали фанерными крышками.

Глиняные горшки для зарядок употреблял и популярный в 20-е годы «обер-Рыжий», как его рекламировали, — Якобино. Он с блеском исполнял антре «Мадам Каталлани» (была когда-то знаменита такая певица). Клоун был одет в роскошное женское платье, на котором заметно выделялся пышный бюст и еще более пышный турнюр. (Старинные модницы подкладывали себе сзади подушечки, чтобы придать фигуре округлость.) А у Рыжего, чья профессия основана на преувеличении, вместо подушечки был привязан цветочный горшок, в который был заряжен живой петух. Когда «турнюр» на примадонне разбивали, птица оказывалась на манеже, очумело носясь взад и вперед, залетая на места к зрителям и производя МЙИВН неописуемый переполох и долго не смолкавший

смех.

Познакомим вас еще с одной «зарядкой». Антре, в котором она использовалась, обошло лет пятьдесят назад все цирки мира

 

...Клоунам вручили посылку, только что принесенную с почты.

Прочитали обратный адрес: из Аргентины, от директора цирка. Рыжему-простофиле не терпится узнать — что внутри? За время долгого пути посылка поистрепалась: из уголка выкатились несколько зерен. «Кофе», — отведав, сказал Рыжий. — «Нет, изюм», — пожевав, определил Белый. — «Настоящий аргентинский кофе». — «А я говорю — изюм без косточек». — «Кофе!» — «Изюм!» Ладно, пусть рассудит публика. Потрясли посылку, из уголка на тарелочку высыпалась горстка зерен. Поднесли к первому ряду: «Будьте любезны, попробуйте и скажите

— что это?». — «Кофе»... — «А как по-вашему?» — «Изюм»...

В соседнем секторе — та же картина. Увлеченные столь явным разногласием, клоуны, под смешки зрителей, обошли полный круг.

Странно! Столько людей отведало, и столько же разноречивых

ответов: одни утверждали — кофе, другие — изюм. Хорошо, вскроем посылку, вероятно, там есть письмо. Вскрыли. И что же оказалось?

Из ящика выпрыгнул прелестный кролик... А больше там ничего не было.

Конечно, «зарядками» пользуются и талантливые мастера смеха, и жалкие ремесленники. Для первых — это эффективный комедийный прием, для вторых — средство рассмешить любым способом.

Если впредь вы придете на цирковое представление и увидите клоунов, будьте готовы к тому, что в костюме проказника-Рыжего либо в клоунском реквизите скрыта какая-то хитроумная зарядка, способная рассмешить вас или заставить радостно улыбнуться.

 

Хитрый реквизит:

 

 

 

Коверные

Некоторые клоуны — выходцы из униформы — становись теми фигурами, которые брали на себя внимание во время подготовки манежа к выступлению артистов, то есть заполняли паузы между номерами. Их стали называть «коверный», или «клоун у ковра», или Рыжий. Произошло это во второй половине XIX века.

Так возникает новый тип клоуна — коверный. Не очень хорошее название, неблагозвучное. Но оно закрепилось в недрах цирка и обозначает сегодня явление очень большое и серьезное — клоуна, который является одним из самых главных участников представления.

Цирковое представление — это калейдоскоп цирковых номеров различных жанров. И каждый номер — самостоятельное произведение циркового искусства, имеющее свое построение, свой трюковой язык, свой эмоциональный заряд.

...Закончился один номер. Должен начаться другой. Между ними пауза. Служащие арены убирают реквизит закончившегося номера. Другие поправляют ковер или барьерную дорожку, третьи вносят новый реквизит. И вот здесь на манеже появляется клоун, который, заполняя паузу между номерами, не дает зрителям расслабиться и отвлечься от программы.

Построение программы — это область профессиональной режиссуры. Об этом знали еще на заре цирка. В недрах конного цирка создавались комические пантомимы и номера, которые вносили разнообразие в программу. Но заполнять паузы было некому.

Что же представлял собой новый вид клоуна - коверный?

Клоун-коверный появляется в манеже во время циркового представления не один раз, а несколько. Пять, семь, девять. Он выходит в паузах, к артистам в различные номера, иногда, чтобы дать артистам возможность передохнуть, иногда — помочь артистам исполнить трюк. Клоун выходит в манеж и для того, чтобы исполнить свой сольный номер. Естественно, это расширяет границы клоунской маски. Она становится объемной, более глубокой. Но это происходит только тогда, когда клоун мастерски владеет многими жанрами, умеет выстроить линию своего поведения на манеже.

Как строится выступление коверного клоуна в цирковом представлении ?

Первое — это знакомство клоуна со зрителем. Оно может произойти и в конце парада — пролога, но чаще всего после нескольких номеров программы. Есть в цирке такое рабочее выражение «выходная реприза» клоуна. Слово «реприза» означает повторение какой-то части произведения. В применении к клоунскому искусству слово «реприза» означает повторение того, что только что происходило на манеже. И поскольку клоун у ковра в своем первом выходе обычно повторял то, что делали предыдущие артисты, такое название закрепилось, хотя оно далеко не всегда соответствует действительности. Ю.Никулин и М.Шуйдин часто в своем первом выходе играли в игру: не говорите слова «нет». Л.Енгибаров для того, чтобы поздороваться, целую минуту снимал перчатку многометровой длины.

Задача коверного клоуна - соединить все номера представления. Конечно, представление выстраивается режиссером, но главное действующее Лицо в осуществлении его замысла — коверный клоун. От его чуткости, чувства ритма, от его эмоционального воздействия на зрителя зависит успешное течение программы. Клоун должен чувствовать, где ему бросить небольшой штрих, чтобы оттенить впечатление от исполненного номера, где вместе со зрителями посмеяться, а где «взять» внимание на себя.

 

Коверные В. Прнмаченко и А. Хлюпин:

 

 

Коверные Л. Зиновьев и В. Костеренко:

 

Коверные В. Гаврчлов и В. Петров:

 

Клоуны-пародисты

Коверный подражает самым лучшим артистам и хочет поразить зрителей своими трюками. Но в отличие от тех артистов, которые являются его кумирами, делает это по-своему. У жонглера-клоуна вместо привычных мячиков в руках оказывается горячая картофелина или вместо традиционных жонглерских булав — инструменты слесаря-сантехника. А клоун- дрессировщик выводит на манеж обыкновенную домашнюю кошку на очень толстом канате, пристегнутом к ошейнику громадным карабином . А клоун-прыгун, предполагая совершить уникальный прыжок, готовит в месте предполагаемого приземления мягкую площадку из горстки цыплячьего пуха. А может быть и совсем другой вариант: клоун, как и положено, жонглирует мячиками, как и уже выступавший перед ним мастер, но мячики клоуна даже более красивые, чем у его кумира, к тому же он показывает зрителям новый трюк: отбивает мячики пяткой, а затем и носком ноги. Получилось раз, получилось два, а на третий — надо ж! - вслед за мячиком полетел и ботинок. Клоун начинает вместе с мячиком бросать и ботинки. Это так увлекает клоуна, что он добавляет к этим предметам шляпу. Таким образом, в воздухе мячики, ботинки и шляпа. Заканчивая свое «гениальное» жонглирование, клоун водворяет все на свои места, но оказывается, что один ботинок свалился ему на голову вместо шляпы, а шляпа на ногу — вместо ботинка...

Не одно поколение существует в цирке клоунская сценка, в которой клоуну необходимо достать подвешенный в воздухе предмет. У разных клоунов это разные предметы, но для того, чтобы преодолеть высоту, у клоуна нет другой возможности, как воспользоваться шестом. (Чтобы удержать этот шест в вертикальном положении, клоун пользуется помощью другого артиста или униформиста.) Но необходимо еще и взобраться на него. Прыжки на этот шест оканчиваются неудачей — у ассистента недостаточно сил, чтобы удержать шест, когда на него прыгает клоун, и он валится с ног. Возникает ряд комических ситуаций. Помощник не желает больше подвергаться ударам, не помогают и уговоры. Тогда клоун привязывает его к шесту. Возникает много смешных ситуаций при попытке клоуна влезть на шест: он и соскальзывает, и не может удержать равновесие, и застревает, цепляясь руками за складки одежды помощника. С каждой безнадежной попыткой иссякают силы и клоуна, и ассистента. Наконец, клоун на шесте. И по нему взбирается вверх. Обессиленный помощник отвязывается, оставляет шест и уползает. Клоун остается один, и ему приходится балансировать, чтобы не упасть. Таким образом он передвигается по манежу.

Необходимость коверного клоуна появляться на манеже во время представления несколько раз — это возможность проявить себя, но это и большая мера ответственности за судьбу представления, так как от тактичного и разумного поведения клоуна зачастую зависит его успех. Поэтому для каждого клоуна очень важно иметь чувство меры и вкуса, владеть внутренней режиссурой для того, чтобы отобрать из своего репертуара то, что органично ложится в канву представления и вместе с тем раскрывает его собственный клоунский мир.

Клоуны-коверные иногда выступают сольно (хотя практически они никогда не обходятся без помощи ассистентов или, что еще чаще, инспектора манежа), в паре с одним или двумя партнерами. Но любые коверные имеют предрасположение к какой-нибудь разновидности клоунады.

А.Марчевский, например, тяготеет к эксцентрике, клоуны Мик и Мак - к буффонаде, Л.Енгибаров был клоун-мим, Александр Алешнчев - клоун художник и так далее.

 

Эксцентрика

К чему бы ни был расположен клоун, в его арсенале обязательно есть различные приемы из других видов клоунады. И прежде всего клоунов объединяет эксцентрика. Без нее немыслимо существование клоуна. Слово «эксцентрика» означает в переводе с французского вне центра, а слово «эксцентричный» — выходящий из ряда вон, чудаковатый, имеющий причуды.

Клоунада «Бревно» в исполнении Ю.Никулина и М.Шуйдина вся построена на приемах эксцентрики. И в то же время ни одна реприза, ни одна клоунада не обходятся без преувеличения, рожденного буффонадой.

Все клоунские репризы, интермедии имеют одну особенность. В самом финале в них обязательно должен быть неожиданный комический или трюковой поворот. Так, Карандаш, выезжая на повозке, запряженной ослом, вынужден был, когда осел заупрямился, посадить его на повозку, а сам впрячься в нее.

У Ю.Никулина и М.Шуйдина была реприза «Стрельба бантиками». У Юрика оторвался бантик. Он никак не может приладить его к воротнику рубашки. Тогда с помощью большого пистолета Миша стреляет этим бантиком так, что он оказывается на шее у Юрика. В свою очередь, Юрик повторяет этот же трюк с Мишиным бантиком, но случайно он попадает не на шею, а на Мишины брюки чуть ниже спины.

Для искусства коверного клоуна характерно не просто использование приемов разных видов клоунады, а их органическое соединение, сплав клоунских приемов. Это, конечно, расширяет, обогащает творческий багаж клоуна.

Для клоуна-коверного органична связь со зрителем. Его искусство, имея древнюю площадную традицию, рассчитано во многом на участие зрителей в игре. Зритель — партнер клоуна. Вот он прячется среди зрителей, вот он ищет защиты от партнера, вот он находит интересный типаж в зрительном зале и пародирует его, вот он обнаруживает интересную девушку, поразившую его своей красотой... Зрителю очень нравится, когда клоун включает его в свою игру, и поэтому с удовольствием идет на это. Клоун же умело использует в своих выступлениях зрителей.

Особый интерес представляет собой организация игры среди зрителей. Издавна существует реприза «Оркестр», где каждому раздается какой-нибудь инструмент, на котором зритель в определенный момент должен произвести звук. Еще больший интерес возникает, когда клоун производит киносъемку, выбирая из зрителей артистов на главные роли и снимает не что-нибудь, а «Отелло». Клоун репетирует с ними, снимает... Все это изобилует множеством комических ситуаций, потому что зритель делает все непосредственно и задача клоуна в данном случае состоит в том, чтобы чувствовать поведение зрителя-партнера, поставить его в такие обстоятельства, в которых он проявил бы себя смешно.

Партнером клоуна может быть не только зритель, но и животное. У многих клоунов-коверных есть такие партнеры. У Е.Майшивского— и собачки, и кошки, и гусь. У Ю.Куклачева знаменитые кошки и собачки.

Часто партнером коверного клоуна бывает какой-нибудь предмет.

Так у клоунов Ю.Лысенко и Л.Дудойть есть пародийная реприза «Акробаты», где Юрашка после номера «Акробатическая пара» хочет сделать такой же дуэт, но у него это не получается. Леопольд, который должен быть верхним, трусоват, он убегает. Оставшись один, Юрашка берет стул, на котором висит его пиджак, а из кастрюли, шляпы н очков мастерит «голову»- получается сидящий «человек». Этот манекен «оживает», и Юрашка совершает с ним, как с партнером, целый ряд акробатических трков, а на финал встает на руки и уходит с манежа, унося с собой стул. Фантазия клоуна-коверного не имеет предела. Если надо, то вода льется из любого места, как у клоуна А.Родина. Когда клоуну Б.Вяткину необходимо было доказать свой творческий рост, он «вырастал» до трех метров, а его собака вытягивалась до полутора метров.

В знаменитой репризе с катушками Л.Енгибаров использовал медали, которые, начиная с одной, появлялись на его жилетке спереди, сзади и даже на шляпе. Такое преувеличение, конечно, рождено буффонадой.

 

Осунский трюк

Репертуар современных клоунов состоит из различных сцен, которые на профессиональном языке называются репризами. интермедиями и клоунадами. В старину было принято именовать все клоунские номера одним французским словом «антре», что в переводе на русский язык обозначало «вход, вступление, на арену». Однако в цирковой среде, особенно в русских цирках. Многие толком не знали доподлинного перевода иностранного слова и поэтому считали, что так должна называться разговорная или пантомимическая сценка, исполняемая одним или двумя, или тремя клоунами.

Сегодня даже среди профессионалов крайне редко употребляют «антре»-термин. Цирковые комики и драматурги, сочиняющие репертуар, во время разговора между собой оперируют такими понятиями, как реприза, интермедия, клоунада, скетч. Прежде чем рассказать о различии этих сценок, надо особо сказать о том общем, что присутствует в каждой из них. Без чего, собственно, вообще не мыслится цирковая драматургия. Речь идет о трюке.

Когда в быту человек совершает какой-нибудь неожиданней поступок или демонстрирует какую-нибудь ловкую проделку, о нем обычно говорят «трюкач»! И это правильно. Потому что слово «трюк» имеет несколько значений: эффектный прием, вкусный и сложный маневр, ухищрение. В цирковой лексике т термин применяется сплошь и рядом. И вот почему. Этим словом обозначают выразительные средства всех цирковых жанров. Например, в акробатике, когда говорят о трюках, имеют в виду сальто, стойки, прыжки. В жонглировании — ловкие броски тремя, четырьмя, пятью и так далее кольцами, мячами, булавами. В иллюзионных номерах за понятием «трюк» стоит исчезновение и появление людей, животных, различных предметов.

Сложнее всего, кажется, разобраться с определением «трюка» в клоунаде. Однако если обратиться с этим вопросом к мастерам циркового юмора, то они ответят, что клоунада буквально напичкана трюками, причем самыми разнообразными: акробатическими. жонглерскими, иллюзионными и просто смешными, то есть комическими. В основе клоунских трюков, как правило, лежит неожиданная, ловкая, остроумная проделка, вызывающая смех. Приведем в качестве примеров несколько комических трюков. Клоун выходит на манеж под зонтом и в галошах. Вдруг они начинают фонтанировать струями воды. Комик вбивает в доску гвозди, а затем, взяв смычок, начинает на них играть, как на скрипке. На шее клоуна висит большой галстук. Комик небрежно его поправляет. Внезапно галстук начинает вращаться, как вентилятор. Клоун по ходу сценки хочет опереться на трость. Не тут-то было. Она неожиданно стреляет, как ружье, пугая при этом комика. В репризе Г.Маковского и Г.Ротмана «Кафе» легкомысленная девица вдребезги разбивала клоунское сердце, и артист, действительно, уносил в ладонях его осколки. Таким необычным приемом заканчивалась эта сценка. Отметим, что трюки бывают не только с использованием реквизита. Некоторые основываются на неожиданной актерской игре. Так, в репризе «Гипноз», где М.Шуйдин силой «магических» чар погружал партнера в глубокий гипнотический сон, и публика уже верила, что загипнотизированный спит, Никулин вдруг отворачивался от мага и, серьезно глядя в лица зрителей, деловито пояснял: «Гипноз», и, как бы продолжая спать, вновь закрывал глаза. Естественно, иллюзия зрителей по поводу происходящего рассеивалась в мгновение ока, они смеялись, а клоун продолжал храпеть, погруженный в «гипнотический» транс. Нередко в клоунских сценках исполняется не один, а несколько трюков. В репертуаре Леонида Енгибарова была реприза пародийного характера, в которой он демонстрировал сложнейшие акробатические и комические трюки. Этой репризой была «Скакалка». Енгибаров появлялся на арене со скакалкой в руках. Он намеревался порезвиться на свободном манеже. Беззаботно и весело прыгал через скакалку. Ведущий решительно пресекал его легкомысленные занятия и отбирал скакалку. Но у клоуна появлялась еще одна. Ведущий и ее отбирал. Комик доставал из кармана следующую скакалку. И она была отобрана. Мало того, ведущий заставляя вывернуть карманы и, убедившись, что они пустые, уходил с манежа. Лукаво улыбнувшись, комик доставал маленькую веревочку из шляпы. Отметим, это ведь тоже трюк — неожиданный и смешной: веревка из шляпы, да к тому же маленькая. Естественно, веревка оказалась слишком короткой — стоя прыгать через нее нельзя. Клоун огорчен, а зрители смеются. Казалось, что ситуация критическая. Но все же клоун находил выход и опять же с помощью трюка. Енгибаров ложился на спину и начинал прыгать... лежа. Он перебрасывал веревку через ноги, переносил ее между спиной и ковром, через голову и снова через ноги На арену возвращался ведущий. Он удивленно смотрел на необычного прыгуна и собирался отобрать у него и эту веревочку. Резко вскочив с ковра, клоун быстро обматывал веревку вокруг шеи и гордо удалялся с манежа, на ходу поправлял свой ^про визированный галстук. Это был последний трюк в этой репризе, вызывавший взрыв смеха.

Кроме акробатических, жонглерских, гимнастических, иллюзионных Трюков в клоунском арсенале есть приемы, которые присущи только исполнителям клоунад. Например, комик плачет, а из его глаз льются слезы, как из шланга. Клоун испугался, а его волосы действительно встают дыбом. Есть и такой трюк, когда комик открывает бутылку с шампанским, а под рукой нет стакана. Он никак не может остановить бьющую вверх струю и тогда садится на бутылку. Однако и это не помогает. Публика не может без смеха смотреть на то, как шампанское, пробив буквально насквозь клоуна, брызжет у него прямо из макушки.

Трюк с бутылкой шампанского относится к разряду старо-давних, которые принято называть классическими. Дело в том, а на заре искусства клоунады комические трюки и сценки создавались не одним автором, а существовали как бы анонимно, причем, каждый артист придумывал свой вариант словесного и тюкового материала. Порой установленный текст вообще отсутствовал и каждый раз заново импровизировался исполнителями, а там, где текст бытовал, артисты не строго придерживались его. Показ клоунских произведений всякий раз воспринимался исполнителями и зрителями как совершенно новый творческий акт, в котором ранее услышанное и виденное использовалось не как «то-то законченное, а как материал, легко поддающийся различным изменениям. Поэтому клоунские сценки демонстрировались з разнообразных вариантах, отражающих животрепещущие вопросы дня, местные происшествия. Классические клоунады и тюки, существующие в цирке испокон веку, исполняются и сегодня. Эти сценки и трюки не имеют авторов, и каждый артист интерпретирует их в зависимости от степени таланта и культуры.

 

Приведем пример классической клоунады, изобилующей трюками. Она издавна исполнялась многими комиками цирка и носит название «Комната с привидениями». Разыгрывалась обычно белым и Рыжим клоуном. Шпрехшталмейстер объявлял о выходе клоунов. Около него появлялся Белый клоун. Белый: Здравствуйте, господин Шпрех. Правда ли то, что я слышал? Шпрехшталмейстер: Здравствуйте, господин Клоун: А что вы слышали? Клоун: Говорят, что дирекция цирка предлагает сто тысяч рублей. Кому? Почему? За что? Шпрехшталмейстер: Да, дирекция нашего цирка предлагает сто тысяч рублей лицам, которые проведут одну ночь в комнате с привидениями в одной из пристроек нашего цирка. Белый (обращаясь к Рыжему, который появляется из-за кулис): Представляешь, сто тысяч рублей! Идет? Рыжий: Я очень хочу, но как мы их поделим? Белый: Пятьдесят рублей для тебя. Остаток, таи уж и быть, придется взять мне. Идет?

Рыжий (восторженно): Еще бы! Значит, как бы подсчитывая, основное получу я, а тебе остаток! Прекрасно! Куда надо идти?

Отметим, что эта часть сценки была экспозицией всей клоунады и одновременно первой начальной репризой. Восторг Рыжего по поводу пятидесяти рублей, которые он по недоразумению определил как основную сумму, а остатком посчитал все остальные деньги, конечно, вызывал смех зрителей. Так заканчивалась первая выходная реприза. Далее следовала главная сценка в этой клоунаде. Она по протяженности, естественно, значительно больше репризы и обильно насыщена различными игровыми трюками.

 

Продолжим описание клоунады «Комната с привидениями».

Шпрехшталмейстер: Вам надо идти во вторую дверь в глубине циркового коридора.

Белый и Рыжий направлялись к выходу с манежа, и в эту секунду в цирке выключался свет. Когда он вновь вспыхивал, то на арене уже стояла постель, ночной столик с будильником, горящая свеча, стул. Белый и Рыжий вновь выходят на манеж, осторожно озираясь по сторонам, и норовят спрятаться за спиной друг друга. В испуге оглядываются. Рыжий несет коробку со шляпой.

Белый (обращаясь к Рыжему): Ты оставайся здесь, а я буду одеваться в комнате сбоку.

Уходит на время с арены. Рыжий достает ночную пижаму из картонной коробки и начинает переодеваться. Снимает пиджак. Затем, после минутного колебания надевает пижаму, а поверх нее опять свой пиджак. Шляпу кладет на стул рядом с кроватью. Неожиданно шляпа скользит и падает. Рыжий снова кладет ее на стул. Она снова оказывается на полу. Рыжий ее поднимает, плюет на края и как бы приклеивает ее к стулу. Шляпа больше не падает. (Заметим, что проделка Рыжего с приклеиванием шляпы является одним из комических трюков в этой клоунской сценке. Далее следует развитие комического трюка со шляпой.) Рыжий, потрогав приклеенную шляпу, удовлетворенный отходит от стула. Улыбается, восхищаясь собственной выдумкой. Неожиданно шляпа опять падает со стула. А когда Рыжий протягивает к ней руку, та внезапно улетает за кулисы. Так завершается серия комических трюков со шляпой:

Рыжий (кричит В ужасе): На помощь!

Белый (возвращаясь на арену): Что случилось?

Рыжий (с дрожью в голосе): М... М… моя шляп..ппп..а

Белый (небрежно): Оставь ее! Во сне она тебе не понадобится. Все прекрасно! Мы не боимся! Давай ложиться спать.

Белый и Рыжий растягиваются на кровати. Как только они закрывают глаза, начинает звонить будильник. Рыжий кладет н= него руку. Но будильник продолжает звонить. Рыжий берет будильник в руки. Тогда звонок прекращается. Рыжий возвращает часы на ночной столик. Будильник снова начинает звонить. Рыжий хватает его — звонка нет, а когда отпускает — он звонит (Отметим, действия с будильником тоже входят в арсенал комических трюков этой клоунады.) В конце концов Рыжий со злосчастным будильником поступает следующим образом. В ярости комик бросает его через всю комнату. Этим резким броском Рыжий случайно попадает в свечу, и она гаснет. (Трюк.)

Рыжий (в темноте): Она погасла!

Белый (спокойно): Она погасла от движения воздуха. Зажги ее снова.

Рыжий встает, ищет спички, чиркает и подносит к свечке Пламя свечи то вспыхивает, то гаснет. Рыжий хватает подсвечник со свечой, но внезапно она выпрыгивает из подсвечнике. (Трюк.) Расстроенный Рыжий ложится в постель рядом с Белым. Рыжий тянет на себя одеяло, но в тот момент, когда он его отпускает, одеяло складывается на кровати у ног Рыжего. (Трюк. Теперь Белый в свою очередь тянет на себя одеяло. Однако оно вновь съезжает к ногам. (Трюк.) Белый, махнув на все рукой и громко храпит. Рыжий садится и пытается закрыть свои уши руками. Неожиданно замечает, что из-под одеяла торчат не две пары ног — Белого и Рыжего, а шесть. (Трюк.) Рыжий считает, убеждается. что их шесть, и удивленно смотрит на Белого. Рыжий еще раз считает на пальцах: две пары ног — его, а две пары ног — Белого, но ведь это всего — четыре, а тут - шесть. Рыжий поднимается и идет к концу постели и вновь принимается считать: раз, два, три, четыре. О, чудо! Все в порядке! Сейчас в постели действительно четыре ноги, как и положено. Значит, ему все померещилось. (Подчеркнем, что игра с ногами — очень смешной комедийный трюк и публика всегда весело принимала эту смешную ситуацию и особенно поведение злосчастного комика.)

Успокоенный Рыжий опять ложился в кровать. Но его ходьба разбудила Белого и тетерь тот обнаруживает шесть пар ног. Встает с кровати и тянет первую пару ног. Ботинки достаются без особых усилий. Белый тянет я вторую пару ног — это ноги Рыжего.

Рыжий (спросонья): А! А! А! На помощь! Ко мне! Спасайте!

Белый: Ты чего боишься? Это же — я! Не бойся!

Рыжий успокаивается и снова растягивается на кровати. Белый ждет, когда его партнер начинает сладко похрапывать. Белый вытаскивает из-под Рыжего простыню, накрывается ею и машет руками над головой Рыжего.

Рыжий (в панике, думая, что это и есть привидение): На помощь! Спасите!

Белый (смеется, он доволен своей проделкой): Разве ты не видишь, что это я! Бестолочь! Пойдем ляжем в кровать и спокойно поспим до утра.

Растянувшись на спине, комики засыпают. И в эту минуту на манеже появляется привидение. Оно расхаживает и раскачивается вокруг постели. (Трюк.) Рыжий, который внезапно проснулся, видит, как к нему приближается привидение.

Рыжий (думая, что это его опять разыгрывает Белый): Довольно! Довольно! Это хорошо один раз, но не два раза. Ложись, если ты хочешь, чтобы мы выиграли сто тысяч рублей.

Рыжий спокойно ложится на кровать и вдруг видит, что Белый лежит рядом. Рыжий подпрыгивает от ужаса и начинает вопить.

Рыжий: Спасите! На помощь!

Белый, проснувшись, опять спрашивает, что случилось. И неожиданно тоже видит привидение. (Трюк.) На этот раз он понимает, что это уже не шутка. Он спрыгивает с постели и бежит с манежа. За ним еле поспевает Рыжий. Внезапно у самого выхода с арены, буквально перед самым носом Белого и Рыжего, вырастает огромное чучело и преграждает им дорогу. (Трюк.)

 







Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2020 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных