Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Жонглирующие клоуны




Первоисточник любого номера цирковых клоунов — пародия. Поначалу клоуны пародировали главным образом выступления в манеже своих коллег: акробатов, наездников, жонглеров, эквилибристов, дрессировщиков животных и др. При этом они соответственно проявляли в клоунских пародиях высокое исполнительское мастерство то акробата, то наездника, то жонглера. В те давние времена, когда еще не было разговорной клоунады, профессия клоуна в цирковой артистической среде не являлась престижной. Клоунами становились те же наездники, акробаты, жонглеры, которые в силу возраста или других причин не могли больше продолжать работу в прежнем амплуа. Поэтому, разумеется, бывшие акробаты придавали своему клоунскому номеру акробатический характер, а клоуны, искусные в жонглировании, использовали свои способности в этом жанре.

Одним из первых жонглирующих клоунов в цирке был англичанин Томас Кемп. Клоун, подставив ко рту тонкую трубку, выдувал из нее павлинье перо, которое летело вверх под самый купол и потом медленно планировало вниз. Кемп ловил перо на кончик собственного носа, переводил его в горизонтальное положение, двигался вперед и, продолжая балансировать им, уходил за кулисы.

Отличным жонглером был и знаменитый французский клоун Жан-Батист Ориоль. Он умело пародировал работу китайских жонглеров с вращающимися на тростях фарфоровыми тарелками и даже исполнял эти упражнения, стоя на спине скачущего по кругу коня. Его блещущие юмором пародии на наездников, акробатов, эквилибристов и жонглеров были пронизаны искрометным весельем, импровизацией и жизнерадостностью.

Среди старинных клоунов нередко встречались артисты, обладавшие поистине виртуозным мастерством жонглеров. Были среди них и авторы новых жонглерских трюков, изобретавшие новые предметы реквизита.

Например, любимец парижской публики испанский клоун Жером Медрано, известный под именем «Бум-Бум», придумал оригинальную работу с коробками из-под сигар. Из сигарных коробок он составлял большую стопу и удерживал ее в горизонтальном положении, зажимая с двух сторон. Затем, держа правой рукой одну коробку, клоун резкими ударами рукой выбивал из стопы поочередно другие сигарные коробки, и они падали на землю. Казалось, сигарные коробки приклеены друг к другу и артисту приходилось применять силу, чтобы выбивать их из стопы. Секрет трюка в том, что клоун, выбивая коробку из стопы, каждый раз успевал поставить на ее коробку, находящуюся у него в руке, и тем самым не давал стопе рассыпаться, сжимая ее с двух сторон руками. Для большего эффекта Ж.Медрано исполнял это упражнение, встав ногами на стол. Из этих упражнений с сигарными коробками в дальнейшем выросло совершенно новое направление в искусстве жонглирования с новой техникой жонглирования. Лучшие представители его — швейцарские артисты Бела и Крис Кремо и немецкий жонглер Руди Швейцер.

Известны и другие примеры, когда из трюков, исполняемых клоунами, впоследствии рождались новые номера жонглеров, возникали оригинальные предметы реквизита, развивалась новая техника жонглирования. Немецкий художник Генрих Ланг запечатлел в своих рисунках выступления клоунов в цирке Ренца. Кроме трюка с павлиньим пером клоуны у Ренца еще в прошлом столетии исполняли известные трюки с гуттаперчевым мячом, катали по манежу большой обруч и при помощи ударов трости вращали и удерживали в воздухе шляпу. Клоунская реприза с катанием большого обруча натолкнула американского артиста Уильяма Эверхарта (1868—1948) на создание оригинального жонглерского номера, трюковой репертуар которого строился на фигурном катании по полу велосипедных ободьев. Изображенные на рисунках Г.Ланга трюки с мячом, как балансирование вращающегося мяча на указательном пальце руки и жонглирование мячом ударами ног и головы, получили широкое распространение в работе классических жонглеров. А старинные приемы вращения шляпой ударами трости удачно возродил в своем номере российский жонглер Сергей Заболотный.

Клоунские пародии на работу жонглеров с течением времени обогащались новыми трюками, совершенствовались и становились полноценными комическими номерами с жонглированием. Так, из клоунских приемов жонглирования конусообразным колпаком родился номер, получивший у специалистов название «Метатели шляп». В нем клоуны бросали друг другу колпаки, ловили их на голову, на руки и на ноги. В финале номера один из клоунов вставал в форганге, а его партнеры, расположившись у противоположной стороны манежного барьера, поочередно метали ему в быстром темпе колпаки, которые он ловил на голову, надевая их друг на друга. Клоунские номера метателей шляп были широко распространены в цирках Европы в самом начале XX столетия. В России с номерами «шляпометателей» выступали артисты Донцовы, братья Оресто (Феррони), трио Патти и др. Сегодня старинные приемы метателей шляп можно увидеть в репризе коверных-клоунов А.Диаманди и Ю.Ермаченкова.

Большой популярностью в начале века пользовался другой клоунский номер с жонглированием, который назывался «Танец мячей». В нем участвовали обычно два или три клоуна, игравших на разнообразных музыкальных инструментах. В такт исполняемой мелодии они отбивали головами друг другу большой резиновый мяч.

В наши дни традиции клоунского жонглирования продолжают жить в репризах коверных-клоунов. Показательна в этом отношении реприза «Повар» Олега Попова. В ней клоун выходит на манеж в поварском колпаке и фартуке и жонглирует кухонными принадлежностями. Он закручивает на указательных пальцах большие кастрюли и совершает с ними разнообразные эволюция. Подброшенные с подноса кухонные черпаки совершают в воздухе пол-оборота и точно попадают в алюминиевые кастрюли, стоящие на этом же подносе. Затем Попов жонглирует большим поварским ножом, вилкой и картофелиной. Вилка и нож вонзаются в картофелину и сцепленные вместе попадают на тарелку.

Отличным жонглером был знаменитый клоун-мим Леонид Енгибаров. Он жонглировал в одной из реприз тремя зонтиками и, пародируя приемы жонглеров с булавами, подбрасывал зонтики ногами. Были у Енгибарова и свои собственные трюки. В одном ИЗ них он брал метлу, сверху вешал шляпу и на поля шляпы накидывал пиджак. Метлу артист ставил на лоб и балансировал. Затем резким ударом руки отбрасывал метлу вперед, ловил на голову шляпу и с лета надевал падающий пиджак, просовывая руки в рукава.

Отдельные коверные выступают сегодня уже с полноценными номерами комических жонглеров. К ним относится прежде всего А.Фриш с номером «Соло на барабане», В.Меликджанян с комическим номером, в котором демонстрирует виртуозное жонглирование ртом целлулоидными шариками, и выпускники ГУЦЭИ 1993 года, создавшие в содружестве с режиссером Л.Кирилловой интересный номер комических жонглеров с большими пластмассовыми тазами. Правда, перечисленные выше номера в большей степени относятся к жанру комического жонглирования. А различие между жонглирующим клоуном и комическим жонглером существует. Оно выражается в том, какой элемент в выступлении артиста преобладает — клоунада или жонглирование. Однако есть и такие примеры, где оба этих элемента представлены равноправно. Примером может служить «Соло на барабане» А.Фриша.

С огромным барабаном на спине на маленьком моноцикле выезжает на манеж клоун в длинном фраке с волочащимися по земле фалдами. На голове непомерно высокий цилиндр, а на ногах большие клоунские ботинки. Он намеревается в сопровождении оркестра исполнить симфонию Моцарта на барабане. Клоун галантно раскланивается перед публикой и снимает с головы цилиндр, из которого неожиданно вываливается кирпич и падает ему на ногу. В портфеле, где клоун хранит ноты, вместо них оказывается второй кирпич. При первом же ударе ломается барабанная колотушка и из порванного барабана выскакивает третий кирпич. Преследуемый неизвестно откуда появляющимися кирпичами, клоун расстраивается и горько плачет. Но в оркестре звучит музыка и клоун преображается. От былой печали не остается и следа. Вначале он под звучащую в оркестре мелодию отбивает на барабане ногами чечетку. Увлеченный ритмом, клоун в азарте хватает кирпичи и начинает ими жонглировать. Бутафорские кирпичи в руках артиста превращаются в своеобразный музыкальный инструмент. Жонглируя ими и ударяя друг о друга, клоун точно отбивает ритм звучащей в оркестре мелодии.

В процессе исполнения номера изменяется не только настроение артиста, но и его образ. Буффонадный клоун, преследуемый постоянными неудачами, перерождается в человека, одержимого любовью к музыке, в человека, который благодаря своему таланту способен из простых кирпичей извлечь жонглерско-музыкальную гармонию.

Жонглерские трюки и приемы, используемые в номере Александром Фришем, традиционны. Однако в его выступлении они приобрели совершенно новое и оригинальное художественное решение.

 

Заводной клоун жонглер:

 

Игра со зрителями; Оригинальный жонглер А.Фриш:

Жонглер на тросе, Леонид Енгибаров:

Конная клоунада

Впервые конная клоунада — разговорная или пантомимическая сюжетная сценка, разыгрываемая клоунами-наездниками стационарных цирков, — появилась в программе первого стационарного цирка Ш.Астлея.

Действие конной клоунады строилось на органичном соединении незамысловатого сюжета, традиционных клоунских приемов, трюков с дрессированными лошадьми и искусства акробатического наездничества. Ее исполнителем был знаменитый канатный плясун королевского Лондонского театра, дрессировщик собак, первый комик цирка Билли Саундерс. Он играл в ней смешного неловкого человека, делавшего безуспешные попытки сесть верхом на норовистую лошадь, которая каждый раз сбрасывала на землю незадачливого наездника. По воспоминаниям современников, Саундерс был очень смешон в этом номере. Можно предположить, что содержание этой комической сценки было подсказано Ф.Астлею самой жизнью. В ней бывший кавалерийский капрал вспомнил тех неумелых новобранцев полка, которых ему в молодости приходилось обучать верховой езде. Среди них самыми неловкими всадниками, вызывающими постоянные насмешки окружающих, были почему-то портные. И не случайно образ портного стал главным героем в большинстве конных клоунад.

Комическая ситуация с незадачливым портным в разных вариантах повторялась во многих цирках мира. Важным этапом в истории конных клоунад стало появление в цирке А.Франкони ее первого разговорного варианта — «Роньоле и Пасс-Карро». В ней рассказывалось о злоключениях глупого портного Роньоле и его плутоватого слуги по имени Пасс-Карро, что в переводе с французского означает гладильная доска. Роль портного с блеском играл знаменитый клоун цирка Франкони Басси. Он появлялся в манеже верхом на неказистой лошаденке. Его встречал слуга и сообщал, что ему необходимо срочно ехать к почтмейстеру, чтобы снять мерку. Услышав это известие, лошадь притворялась больной и «замертво» падала на землю, придавив собой несчастного портного. Слуга в панике бегал вокруг упавшей лошади и безуспешно пытался освободить своего хозяина от лежавшей на его ноге лошади. На крик о помощи прибегал почтмейстер. Он уличал лошадь в притворстве, и она неожиданно вскакивала и бегала по манежу, неся на себе орущего и сидящего задом наперед Роньоле. В конце концов портному удавалось освободиться от строптивого коня, упав на землю. Слуга выводил в манеж вторую лошадь, которая оказывалась не менее строптивой. Стоило Роньоле приблизиться к ней, как лошадь тут же начинала брыкаться. В какой-то момент ему все же удавалось с помощью слуги и почтмейстера вскарабкаться на спину коня. Тотчас конь буквально взрывался дикими прыжками и свечками. С их помощью он сбрасывал с себя неумелого седока и убегал с манежа. Тогда портному приводили третью лошадь. Но Роньоле решительно отказывался от нее, заявляя громогласно, что никогда больше не сядет на этих тварей. Лошадь, оскорбленная словами портного, вырывалась из рук слуги и бросалась на своего обидчика. Тот в страхе бежал от разъяренного животного и прятался в лавке, расположенной в форганге. Но это не спасало последнего. Убедившись, что не сможет протиснуться сквозь узкую дверь лавки, лошадь прыгала за своим обидчиком через витрину.

Клоунада «Роньоле и Пасс-Карро» замечательна тем, что в ней были такие традиционные цирковые номера, как «мертвая лошадь», «брыкающаяся лошадь», «лошадь-прыгун». Они органично вписывались в действие конной клоунады благодаря отличной дрессировке лошадей, выполнявших роль равноправных партнеров артистов.

Большой популярностью в XIXвеке в цирках Европы пользовалась клоунада «Крестьянин на лошади». В ней артист, переодетый крестьянином, выходил в манеж из зрительного зала и заключал с клоунами пари о том, что он простоит три круга на спине скачущей лошади. После ряда комических сцен, происходивших в манеже, крестьянин выигрывал спор, после чего он, стоя на скачущей лошади, сбрасывал с себя одежду крестьянина и оказывался в трико наездника. В заключение артист исполнял на лошади ряд сложных и рискованных трюков.

В России эта клоунада была известна под названием «Мужик на лошади». Ее впервые показал зрителям Санкт-Петербурга в 1826 году основатель первого стационарного цирка в России Жак Турниер. Играя подвыпившего мужичка, он выходил в манеж из зрительного зала и громогласно заявлял, что повторит все трюки, которые только что исполняли в своих выступлениях наездники. Служители выводили на манеж лошадь. Все попытки мужичка сесть верхом на лошадь заканчиваются комичными падениями его на землю. Тогда, раззадоренный возгласами публики, он неожиданно требовал, чтобы ему вывели еще двух лошадей. Как только его желание было выполнено, он поразительно ловко вскакивал на спину одного коня и гнал всех трех во весь опор. Во время этой стремительной скачки мужичок с удивительным проворством перепрыгивал с одной лошади на другую, вызывая громкие аплодисменты и возгласы одобрения у публики.

Большим успехом у зрителей пользовались конные клоунады, в которых осмеивалось фанатическое увлечение верховой ездой «Мадам Анго на уроке

верховой езды», «Бабушкины именины», «Англичанин в школе верховой езды», «Господин и госпожа Дени» и др. Эти клоунады представляли собой шаржированные сценки, изобиловавшие комическими падениями персонажей

с лошадей и смешными ситуациями, в которых те постоянно оказывались.

С середины прошлого столетия в европейских цирках начинается бурное развитие искусства клоунады, сопровождаемое широким распространением акробатических, музыкальных и буффонадных клоунад, которые, по существу, вытеснили из репертуара цирков старинные конные клоунады. Одновременно с этим происходили процессы и внутри самих конных клоунад, многие из которых трансформировались в комические номера с дрессированными лошадьми: «Лошадь-гастроном», «Лошадь-официант», «Лошадь в кровати» и др. Действие животных в них очеловечивалось, и выполняемые ими трюки обретали смысловую нагрузку. Например, перед тем, как лечь в приготовленную кровать, лошадь направленной струей воздуха из ноздрей гасила пламя горевшей свечи, снимала с себя штаны и куртку, выдергивая зубами шнур, на котором они держались. Уже лежа в постели, лошадь зубами натягивала на себя одеяло. В другой сценке лошадь усаживалась на стул, стоявший у стола, зубами брала колокольчик и, потряхивая головой, звонила, вызывая к себе официанта. Подбежавший официант, которого играл клоун-дрессировщик, подавал клиенту меню. Перелистывая носом страницы меню, лошадь знакомилась с ним и заказывала ужин. Официант приносил заказанную еду в тарелках. Лошадь с видимым удовольствием поглощала содержимое тарелок и требовала счет. Официант писал большую цифру на грифельной доске. Возмущенное наглостью официанта животное выскакивало из-за стола и набрасывалось на него. Последний в ужасе убегал в центральный выход. Лошадь, перепрыгнув через барьер, устремлялась за ним. Через несколько секунд она вновь выскакивала в манеж, неся в зубах чучело официанта, и убегала с ним за кулисы.

Из трюков с брыкающейся лошадью, часто используемых во многих конных клоунадах, также вырос впоследствии интересный комический номер. Клоун выводил в манеж норовистую лошадь, мула или осла и предлагал зрителям на пари сесть верхом на одного из выведенных животных и удержаться на нем один круг. Вместе с желающими испытать себя зрителями в манеж выходили переодетые акробаты-каскадеры (подсадка). Разумеется, никому не удавалось удержаться на спине животных, которые были специально обучены брыкаться, кусаться, прыгать козлом, вставать на дыбы и другим приемам, чтобы сбрасывать с себя ненавистных седоков. Наиболее комичные каскады исполняли в номере акробаты, определявшие его успех у публики. Впервые номер с брыкающимися ослами показал итальянский клоун-дрессировщик Джузеппе Пинта в 70-х годах прошлого столетия. У него появилось много продолжателей.

«Карандаш предложил мне репетировать с ним «Сцену на лошади». Мы с Барашкиным должны были как зрители сидеть в публике, а Карандаш после конного номера вытащит нас на манеж и начнет учить верховой езде. Там с нами должен произойти ряд комических трюков, ибо мы на лошади ездить не умеем. В этом заключалась суть номера. Прежде чем репетировать клоунаду, Михаил Николаевич велел нам научиться ездить на лошади.

— Не будете уметь ездить, разобьетесь на первом же представлении.

В течение трех недель мы ежедневно приходили в цирк в шесть утра и под руководством опытного дрессировщика лошадей Бориса Манжелли учились ездить верхом. К концу сезона «сценка» так хорошо проходила, что после нее стало трудно работать другим номерам. В Московском цирке шло представление. На манеж вывели одну из лошадей Манжелли.

— Сейчас начнем учиться верховой езде! — объявил Карандаш.

И тут начался комический номер. Карандаш по очереди сажал парней на лошадь. Они пугались. Лошадь на ходу сбрасывала незадачливых наездников. Парни, прикрепленные к лонже, летали вокруг манежа. Зрители, глядя на этот каскад трюков, на растерянных парней, буквально валялись от смеха. А парни после езды собирали вещи (вовремя «учебы» они потеряли кепку и фуражку, а у одного из них слетел сапог). В финале, перепутав свои пальто, они уходили на места. Вместе со зрителями над этой сценкой смеялись билетеры, музыканты оркестра с дирижером, артисты, стоящие в проходах. Билетеры рассказывали, что, уходя из цирка, многие зрители говорили:

— Ну и посмеялись сегодня. Надо же, как повезло. Такое не всегда увидишь! Каких обормотов из публики вытащили. Есть же такие!»

Из книги Юрия Никулина «Почти серьезно»

Зрители Берлинского цирка А.Шумана в 1912 г. впервые увидели новый комический конный номер, получивший в дальнейшем у специалистов характерное название — «Борьба за лошадь». На манеж выезжали верхом на лошадях 8 всадников. По сигналу они быстро соскакивали с лошадей, бежали К центру манежа, снимали с себя надетые сверху трюковые штаны и вновь возвращались к лошадям, чтобы сесть на них верхом. Им приходилось все делать в большой спешке, так как в это время служители уводили одну лошадь за кулисы и на 8 всадников оставалось 7 лошадей. Тот, кто делал все медленнее других, оставался без лошади и уходил за кулисы. Затем по новому сигналу скачущие на лошадях всадники опять спрыгивали с них, бежали в центр манежа и надевали штаны. А в это время служители снова уводили за кулисы одного коня и все повторялось. Опоздавший всадник оставался без лошади и выходил из игры. Соревнование продолжалось, и в конце концов на манеже оставалось двое всадников и одна лошадь. Здесь начиналась главная борьба за лошадь. Каждый всадник старался не только быстрее снять или надеть штаны и вскочить на лошадь, но и помешать лютым способом сделать то же самое своему противнику. В результате возникали очень комические ситуации. И всегда побеждал в борьбе более ловкий, умелый и сообразительный. Номер, изобретенный А.Шуманом, имел шумный успех у публики. В нашем цирке с номером 'Борьба за лошадь» успешно выступали джигиты Северной Осетии, руководимые М.Т.Коченовым.

Отдельные черты старинных конных клоунад в наше время сохранились в комических зонных номерах, получивших в цирке характерное название «Сценка на лошади». По установившейся традиции после выступления наездников в манеж выходит клоун и предлагает зрителям испытать себя и попробовать устоять один круг на спине скачущей лошади. Несмотря на отсутствие приза, желающих среди зрителей всегда оказывается очень много. В импровизированном состязании принимают участие и переодетые зрителями артисты, ведущие основную комедийную интригу в номере. Во время скачки они теряют то шапку, то сапог, то валенок, совершают комические падения, летают над манежем на лонже, вместо лошади садятся верхом на плечи клоуну и т.д. В такой оценке участвовал начинающий Ю.Никулин.

Эту веселую сценку исполняли и другие комики, и зрители, всякий раз с удовольствием принимающие участие в увлекательной игре, вряд ли задумывались о том, когда появились на манеже смешные «неловкие» наездники.

 

 

Клоунские группы

...В программе «Кругом 13» в Московском цирке на Цветном бульваре на манеже появлялись Юрий Никулин и Михаил Шуйдин, здоровались и интересовались у инспектора манежа, что тут нового. Инспектор отвечал, что готовится клоунская группа. Известные комики проявляли к ней интерес. Выходили участники группы, выстраивались, как на военном смотре. Знакомясь с молодыми коллегами, Никулин спрашивал: «Как у вас обстоит со смехом?». В ответ раздавался дружный хохот. «Стойте, стойте, — поднимал руки Никулин. — Вы-то смеетесь хорошо, а вот как со смехом у публики?». Оказывалось, этого молодежь еще не постигла. Никулин не без иронии замечал, что все еще впереди: и смех и слезы. Это шутка, фрагмент репризы, но на деле создание клоунской группы, ее дальнейшая судьба — серьезная проблема, тут могут ожидать и радости, и огорчения.

Надо договориться, что считать клоунской группой. Два клоуна — клоунский дуэт, — три — трио, — четыре — квартет, а больше — уже группа? Но только ли количество комиков, выходящих вместе на манеж, определяет клоунскую группу? Лет пятьдесят назад и больше, когда в цирках падали сборы, требовалось привлечь публику, появлялись афиши, приглашающие на «Вечера смеха!». Тогда на манеже оказывалось не менее десяти исполнителей в клоунских костюмах. Среди них были один или два коверных, а остальные — артисты из номеров разных жанров. Они исполняли массовые сценки, часто — шари-вари, когда каждый проделывает то, на что горазд: кто вертится колесом, кто эффектно прыгает, кто ходит на руках. Возросли сборы, и сократилось число клоунов на манеже.

Нечто подобное, когда перед зрителями предстает сразу много артистов в клоунских костюмах, можно увидеть не только у нас, но и за рубежом, особенно в цирках США. Там на манеж, а если их два или три, то на все сразу, высыпает толпа в ярких, вычурных нарядах. Их действия никак не связаны общим замыслом, кроме, пожалуй, цели: любым способом развлечь публику. Один клоун бьет партнера огромной палкой, другой надувает цветные шарики и бросает в зал, третий прыскает водой, в том числе и в зрителей, а четвертый обсыпает их конфетти. Это будоражит, развлекает публику, но о каком-то коллективном действии говорить не приходится.

Нередко создаются группы клоунов на ограниченное время. Например, при ситуации, когда артистов этого жанра больше, чем площадок для их выступлений. Такое случалось после войны с фашистской Германией, когда число стационарных цирков сократилось. В 1951 году К.Берман возглавил группу, в которую вошли: В.Байдин, А-Аронов, В.Успенский и другие. Основным исполнителем был Берман. В 1952 году в одной программе Московского цирка оказались вместе А. Юсупов, братья Ширман, клоун-дрессировщик Л.Мозговой и другие. В то время да и позже возникали подобные ансамбли комиков. Уже в 1966 году сложилась группа, во главе которой встали В.Орлов и И.Тряпицын, в нее вошли Г.Афанасьев, Н.Антонов и другие, всего восемь человек. Конечно, при первой возможности такие объединения распадаются, клоуны начинают выступать самостоятельно.

Еще одна из причин создания групп на сезон, если руководство цирка, режиссер считают, что никто из клоунов, которых можно включить в программу, не обеспечит ее успех, не развеселит достаточно публику. Тогда объединяют несколько клоунов в расчете, что каждый внесет свою лепту и вместе добиться успеха легче. Предполагается, что количество непременно перейдет в качество.

И за рубежом, и у нас клоуны, получившие известность, создают при себе группу артистов, которые подыгрывают им, служат антуражем. Их может быть и три, и четыре, и больше. В эти группы порой вступают исполнители, которые не смогли ярко проявить себя и надеются, что в свете "звезды" станут заметнее. Тут оказываются и молодые артисты, у которых все впереди, им надо набраться опыта. Можно напомнить, что Ю. Никулини М. Шуйдин начинали в группе прославленного Карандаша. Это для них явилось хорошей школой. С Олегом Поповым какое-то время выступал клоун и художник-моменталист А. Алешичев. Подобных примеров много.

Иногда объединяли разных клоунов на одну, как считали, очень ответственную программу, которую готовили с особым размахом. Например, в Московском цирке на проспекте Вернадского в программе «Нам шестьдесят. Все в гости к нам» (1979 г.) явствовали Карандаш, Ю. Куклачев, А. Векшин, К. Васильев, в программе "Звезды олимпийской арены» (1980 г.) — С. Щукин, В. Серебряков, Н. Шульгин, Ю. Савельев, А. Логинов, в «Космическом взлете» (1982 г.) — восемь клоунов-коверных.

Особого внимания заслуживают группы не временные, а те, которые готовятся обстоятельно, на долгие годы. Эту работу ведет постановочная группа, привлекаются литераторы, художники, композиторы.

Считается, что первая такая группа была создана в 1940 году по инициативе Леона Танти. Он был и ее руководителем. Она объединяла музыкальных клоунов. Ее участники не только играли на различных инструментах, но исполняли куплеты, юморески.

В 1953 году в Московском цирке состоялся выпуск группы «Семеро веселых». Постановщиком ее был режиссер М. Местечкин. Для создания репертуара приглашались известные писатели-сатирики: В. Масс и М. Червинский, Н. Эрдман, Г. Рыклин, В. Ардов, В. Бахнов, Косткжовский. Название «Семеро веселых» определялось количеством участников. Тогда как в ней выступали клоуны с именами, в там числе: Л. Мозговой, А. Шлискевич, А. Маркунас (Антонио), какое-то время братье Ширман, оказавшиеся в Москве. Первыми ее покинули наиболее известные клоуны. Их заменяли другие. В группу позже вошли: С. Курепов, А. Векшин, С. Анохин, - Глущенко, С. Крейн. Но количество участников оставалось неизменным — семь.

Через десять лет, опять в Московском цирке, готовится клоунский ансамбль «Шутки в сторону». Постановочную группу :оставили режиссеры М. Местечкин и Б. Романов, поэт-сатирик . Благов, привлекались художники по костюму, композиторы. Готовился специальный достаточно разнообразный репертуар, который включал разговорные сценки, пародийные репризы. При постановке сценок режиссеры учитывали наклонности каждого артиста, насколько он владеет цирковыми жанрами, словом, и, наконец, особенности его внешности.

Эту клоунскую группу возглавлял В. Кондратов. В первый состав вошли: Д. Рогозин, Л. Кадывкин, Ю. Карашкевич, В. Шатин, А. Хлюпин. Позже ансамбль пополнили: В. Носков, Г. Новиков, В. Сизоненко и другие. Менялся и ее руководитель.

Через год после выпуска в 1964 году группа стала дипломантом на Всесоюзном смотре новых цирковых произведений. Тогда, как удачная, отмечалась реприза «Первая получка». Она осуждала традицию отмечать первую зарплату выпивкой. В сценке фигурировал скромный, покладистый паренек, виновник торжества. Его приятели по бригаде требовали не отступать от заведенного порядка, не скупиться. Когда распивалась бутылка, тихий и скромный становился задиристым и так расходился, что всем от него доставалось.

Антиалкогольную тему продолжала реприза «По поводу». В ней в центре был персонаж, бросивший пить. Друзья-приятели поздравляли его с решением начать трезвый образ жизни и предлагали отметить это, конечно, выпивкой. Что и осуществлялось. Благие намерения оказывались похоронены. В этих сценках участвовала вся группа, так что охотников отметить любое событие рюмкой водки собиралось весьма много.

Клоуны в своих выступлениях высмеивали увлечение модной одеждой, поклонников зарубежных кино детективов, абстрактную живопись и ее творцов. Эти темы отражали позиции официальной пропаганды того времени.

Исполнялась еще реприза «Гладиаторы» — пародия на старые акробатические номера, участники которых, подчеркивая свою силу, выходили в костюмах гладиаторов. Тут высмеивались ас только цирковые штампы, а вообще мишура, показуха, нарочитая значительность. Участники сценки, владеющие акробатикой и обладающие чувством юмора, изображали «дутых силачей» очень смешно.

Группа «Шутки в сторону», подпитываемая свежим пополнением, просуществовала дольше, чем «Семеро веселых». Но ее покидал то один, то другой. Коллективное творчество многих участников групп не устраивало, они считали, что солистом, в паре, в трио смогут ярче раскрыть свои возможности, привлекут к себе больше внимания.

Эти настроения проявлялись и в группе «Ребята с Арбата» с самого начала. Она готовилась в Москве, в цирке на Цветном бульваре. Выступать группа начала в 1975 году. В нее вошли те, кто занимался на курсах клоунады при цирке. На манеж выходили 7—8 клоунов, исполняли групповые сценки. В то же время в репертуаре коллектива были репризы, разыгрываемые тремя, двумя клоунами, а то и одним со своей собачкой. В этом уже намечался предстоящий раскол ансамбля. Действительно, вскоре группы «Ребята с Арбата» не стало, но бывшие её участники составили дуэт ковёрных Д, Альперов — А. Борисов, два номера комической дрессуры — А. Попова «Доктор Айболит» и С. Богуслаева «Ансамбль собачьей песни», другие участники тоже выбрали свой путь в искусстве.

В 1987 году появилась на манежах группа «Буфф-Ассорти» подруководством Виталия Котомцева. Исполнялись сценки иронического характера, с подчеркнутой абсурдностью поведения персонажей. Осуждались закостенелые порядки, самодовольное благодушие, лицемерие. Проявлялся юный дух бунтарства. Режиссер М. Местечкин писал, что создание групп для него экспериментальная работа. Приходится решать задачи, как объединить большое число творческих индивидуальностей, придать такому ансамблю единое творческое лицо, подготовить интересный репертуар, который подошел бы для всех участников. Тщательно подготовленные клоунские группы обычно хорошо принимаются зрителями. Даже при ограниченном сроке существования они вносят свой вклад в развитие клоунады, занимают свое место в истории цирка.

 

Клоуны в «Цирке на льду»

В программе «Цирк на льду», где манеж покрыт льдом, все исполнители выступают на коньках. Не только кордебалет, но и жонглеры, бросающие булавы, и гимнасты, поднимающиеся под купол на свои аппараты, и эквилибрист, удерживающий на плече с партнером на его вершине, и дрессировщик, и даже медведи разъезжают на коньках, играют в хоккей. Конечно, и клоуны здесь должны быть на коньках. Но как лед? Такую необычную задачу пришлось решать создателям первой программы «Цирка на льду», премьера которой состоялась в 1964 году. Сценарист Н.Эрдман и режиссер-постановщик Л.Арнольд определили место комиков в ледовом зрелище, их образы, характер их реприз.

Основным комическим персонажем в программе стала фигурного администратора. Роль его исполнял В.Яновскис. Кроме :. в спектакле участвовало пять музыкальных клоунов: П.Егоров, Г.Кузин, В.Минкин, В.Попов, В.Реяв По сюжету они оказывались на льду как бы случайно.

Главный администратор на коньках, с портфелем то и дело выбегал на лед манежа. Он суетился, спешил, давал указания. На него сваливались все новые заботы. Время от времени он произносил: «Товарищи, я на работе, а на работе никакими делами не занимаюсь!». Но именно он находил выходы же самых сложных ситуаций. Объявляли, что заболел акробат в номере с батутом. Герой Яновскиса брал его обязанности на себя. В коньках он совершал прыжки с батута на Ловил на плечи партнершу, кстати тоже с коньками на ногах, которая взлетала с батута. Администратор входил и в другие номера, чтобы поддержать, ободрить исполнителен. Артист владел многими жанрами.

Пятеро музыкантов сначала появлялись в зрительном зале в поисках директора цирка, чтобы предложить свои услуги. Главный администратор с важностью объявлял, что здесь он самый главный и он берет их к себе за работу. Музыканты с инструментами перелезают через барьер и оказываются на льду. Скользят, смешно цепляются друг за друга, падают. Нет, такая работа им не подходит.

Главный администратор убеждает их остаться, обещает набегать на коньках. После этого логично появление сценки «Первый урок на льду». В ней Главный администратор — инструктор, а ученик — один из музыкантов. Во время урока возникает много комических ситуаций, И немудрено — лед ведь скользкий. В самый ответственный момент раздается звонок, и администратор, бросив ученика, спешит к телефону. Ученик же, потеряв поддержку, валится так, что, кажется, никогда больше ас встанет на ноги. Энергичный администратор поднимает его, и урок продолжается. Вдруг ученик вырывается из рук инструктора и неуправляемо несется неизвестно куда. Его невозможно догнать, чтобы уберечь от катастрофы. Заканчивается урок благополучно.

У музыкальных клоунов в программе несколько забавных сценок. Пожалуй, наиболее удачная — «У коляски малыша». Музыканты уже передвигаются по льду и одновременно играют на различных инструментах. В это время юная мама просит их приглядеть за малышом в коляске. Только она ушла, из коляски раздается плач. Первый порыв клоунов — накормить малютку. Ему в коляску протягивают бутылочку молока. Слышно чмоканье, и вылетает пустая бутылка. За первой следуют вторая. третья. Тогда на санках вывозят огромную бутыль, вмещающую несколько литров молока. Шланг из нее направляют в коляску. Снова чмоканье, на глазах зрителей молоко в бутылке стремительно убывает, и она уже пуста. Плач возобновляется.

Клоуны пытаются убаюкать малыша своей музыкой. Одна мелодия следует за другой: бравурная, лирическая, веселая, но младенцу все не нравится, протест выражается ревом. Раз не хочет спать, музыканты решают развлечь его, развеселить. На свои костюмы они надевают балетные пачки и, исполняя мелодию из балета Чайковского «Лебединое озеро», танцуют перед коляской, проделывают балетные па, изображают на коньках шаг на пуантах, причем стараются выглядеть грациозно, изящно.

В финале сценки из коляски вылезает Главный администратор в чепце, с соской во рту. Побыв на положении младенца отдохнув, он с возросшей энергией принимается суетиться, командовать — исполнять свои обязанности.

Со временем в коллективах «Цирк на льду» стали появляться оригинальные комические номера. Сразу привлекла внимание сценка «Игра в бадминтон». Исполнители её В.Пинкаси Б.Лисенков отбивали воланы из самых неожиданных положений: оказавшись спиной к сетке, в то время, когда снимали Пиджак, нагнувшись, ударом из-под ноги. Всегда вызывает смех сценка медвежьего хоккей, в которой косолапые игроки стараются любым способом забросить шайбу в ворота.

В 1971 году создается второй коллектив «Цирк на льду». В программу его вошли номера самых разных цирковых жанров, перенесенных на лед. Сценарий не предусматривал какого-то сюжетного хода для появления комических персонажей. Была набрана группа молодых клоунов, овладевших коньками (Е.Афанасьев, Н.Жуков, Р.Коновалов, Н.Жук, Р.Шомаров). Они исполняли свои репризы между номерами. Большинство этих реприз были перенесены на лед с обычного манежа. В каких-то случаях приходилось стелить на лед фанерный щит, чтобы проделать на нем комические акробатические трюки.

Впрочем, были в репертуаре и сценки, связанные с ледяной спецификой. Например, «Забег на коньках». Клоуны стремительно мчались по кругу на коньках, соревнуясь в проворстве при этом различными прыжками преодолевали барьер, который, вращаясь, двигался им навстречу. Другая сценка, связанная ледовым манежем, называется «Морж». Имеется в виду любитель зимнего купания. Основной исполнитель Е.Афанасьев удачно пародировал «моржа», презирающего мороз, демонстрирующего удовольствие от холодной купели, ведущего себя так, будто моется в жаркой бане. Забавно было поведение и болельщиков

Высоко был оценен номер «Емеля». Тут действует герои сказки «По щучьему велению». По ледяному манежу разъезжает печь, не подчиняясь хозяину, норовит его сбросить. Емеля (артист И.Буторин) ведет с ней борьбу, по ходу дела удерживает равновесие на голове, взобравшись на трубу, балансирует на круглых поленьях. Создается номер «Комические жонглеры». В нем В.Пинкас и Б.Кириллин, скользя по льду, находясь в самых невероятных позах, перебрасываются шариками. Все эти номера связаны со льдом, тут использованы его возможности, учтено, что на ногах исполнителей — коньки.

Долгое время у нас в стране существовало стабильных коллектива «Цирк на льду», Первый и Второй. Артисты, выступавшие в . никогда не появлялись на обычном манеже, но и в них программу не мог попасть номер подготовленный для традиционного цирка. Так продолжалось, пока не начала разрушаться строгая административная система, регулирующая творческую жизнь цирка. С 1990 года стали формироваться новые коллективы «Цирк на льду». В них включались номера из уже существовавших «ледовых» программ и добавлялись номера, которые исполнялись на обычном манеже. э могли быть воздушные гимнасты, иллюзионисты, дрессировщики...

Еще один коллектив «Цирк на льду» был сформирован в Московском цирке на проспекте Вернадского. С ним на гастроли поехали два музыкальных клоуна С.Просвирнини В.Стариков. Один из них когда-то играл в хоккей, другой неплохо владел коньками. Они выходили на ледовый манеж на коньках и как могли приспосабливали к новым условиям свой репертуар. После гастролей вернулись на обычный манеж.

В одних случаях исполнители таких номеров спешно осваивали коньки. Например, все участники иллюзионного аттракциона под руководством А.Зотовой встали на коньки, как и дрессировщики белых медведей Денисенко, сивучей — Н.Тимченко. В других случаях артисты обходились без коньков, скажем, воздушные гимнасты делали несколько шагов по льду или расстеленному коврику и скорее поднимались на свой аппарат, где коньки ж требуются. Подобное происходило и с клоунами. Кто-то старался больше приспособиться ко льду, обыграть его, другие — специфики льда, его возможностей не учитывали.

В один из первых таких «сборных» коллективов «Цирк на льду» вошли молодые клоуны А.Шуйдин и Г.Даченко. Они исполняли ранее освоенные репризы. Создает программу «Цирк на льду» импресарио Энрике Канюке для гастролей по странам Европы. В нее вошли номера из второго коллектива «Цирк на , в том числе и клоуны. Завершал эту программу иллюзионный аттракцион под руководством Юрия Авьерино, который демонстрировался на специальном деревянном полу. Встала на коньки в этой программе и клоун Екатерина Можаева — задорный сорванец Антошка. За три месяца она овладела коньками и о выходила на лед.

Конечно, преимущества стабильного коллектива «Цирк на льду» очевидны. Комик, постоянно выступающий на льду, и реп-свои продумывает соответственно его особенностям. А лед, в свою очередь, отличное поле деятельности для творчества, особенно если клоун темпераментный, любит темп и движение.

 

Как стать клоуном

Вот ты закончил школу. Пошел на работу или дальше учиться. Живешь себе поживаешь, только начинаешь замечать: что бы ты ни сказал, что бы ни сделал — все вокруг начинают улыбаться или даже хохотать. И чего они смеются, думаешь ты, я же ничего такого особенного не делаю? Вот это-то и есть самое главное. Ты ничего специально не делаешь, не кривляешься, не валяешь дурака, а окружающие смеются. Это значит — в тебе есть дар комического. Этот дар очень редкий.

Известному артисту, а ныне директору цирка Юрию Никулину каждый день приходит много писем. Пишут ему в основном дети. И многие из них задают вопрос: «Как стать клоуном?» или «В школе меня называют «клоуном». Хочу стать таким же знаменитым артистом, как и вы. Как это сделать?».

Действительно, как становятся клоунами? Попробуем ответить на этот вопрос. Уметь смешить — это уникальная профессия. Но ей можно научиться.

В нашей стране есть специальное учебное заведение — Государственное училище эстрадного и циркового искусства. Многие известные артисты — выпускники этого учебного заведения Карандаш и Олег Попов, Валерий Колобов, Геннадий Ротман и Геннадий Маковский, Леонид Енгибаров и Анатолий Марчевский, Владимир Кремена и Евгений Майхровский. Каждый год в это училище набирают студентов. Сюда, в Москву, на 5-ю улицу Ямского поля едут не только со всей страны, но даже из-за рубежа, ближнего и дальнего.

Кроме физкультурно-акробатического отделения там есть также отделение клоунады и музыкальной эксцентрики. На вступительных экзаменах, которые проходят в три тура, от будущих звезд манежа требуется прочитать наизусть басню, отрывок из прозы, показать сценический этюд. Потом приемная комиссия проверит чувство ритма, музыкальный слух, выразительность движений будущего артиста, чувство юмора.

Вначале ты читаешь отрывок из любимого прозаического произведения, затем любимые стихи и на закуску — басню. Не волнуйся, если прозу, стихи или басню тебе не дадут дочитать до конца. Мастерам (а в приемной комиссии бывшие клоуны) сразу видно — понимаешь ли ты, о чем читаешь, какой у тебя голос, дикция, нравится ли тебе то, что ты читаешь. Дальше начинается самое интересное. Если ты играешь на музыкальных инструментах, то тебя с удовольствием выслушают. Если умеешь танцевать, то обязательно попросят станцевать. В общем, будут вертеть и так и эдак, чтобы не пропустить ни одной из скрытых в тебе возможностей.

Ну наконец, ты отплясал, отпел, отпрыгал (если занимался акробатикой или гимнастикой), и теперь начинается новое испытание. Этюды на наблюдательность и фантазию. Этюд — это такая маленькая сценка, в которой ты показываешь свои наблюдения из жизни. К примеру, ты видел в метро или на улице забавную старушку, и она тебе запомнилась. Так вот ты становишься на несколько минут этой старушкой. Или просят тебя изобразить какое-либо известное тебе животное. И ты на глазах комиссии превращаешься в... носорога. Но это еще не все. Этюды на фантазию. Тебе говорят: «Ты паровой утюг, ты зажженная спичка, ты снаряд на излете...». И ты становишься утюгом, сгораешь, взрываешься.

И вот комиссия огласила результат. Кто-то — в рядах зачисленных. Он — счастливчик. Кто-то не принят. Не нужно расстраиваться. Такое случалось часто: не сразу на вступительных экзаменах удавалось разглядеть будущий талант. И очень способный человек не сразу попадает в училище. Многие держат экзамен по нескольку раз. Рассказывают об одном талантливом артисте, который только на пятый год поступил в училище известного клоуна Карандаша — Михаила Румянцева — не хотели принимать на Цирковые курсы (так раньше называлось ГУЦЭИ). С трудом он уговорил комиссию, чтобы его зачислили хотя бы условно. И на протяжении первого курса Карандаша каждый месяц собирались исключить. Знаменитого комика Андрюшу — Андрея Николаева — несколько раз пытались отчислить из училища за «профнепригодность». Через несколько лет он на престижном клоунском конкурсе в Италии стал обладателем премии Грока.

Счастливчики, попавшие на первый курс, занимаются в старом помещении Циркового училища, перестроенного из бывших конюшен. Рядом возвышается недавно отстроенный 9-этажный учебный корпус, в котором скоро начнутся занятия.

Клоун должен уметь все. И учеба в Цирковом училище начинается с разностороннего развития будущей звезды манежа. Студенты изучают историю цирка, искусство грима, занимаются акробатикой, хореографией, жонглированием, пантомимой, сценической речью, актерскими этюдами. И обязательно читают и разыгрывают классические клоунские антре.

Олег Попов из-за озорства схлопотал по эквилибристике — своему любимому предмету — двойку. После этого он стал много репетировать, привязав к двум деревьям свободную проволоку. Научившись великолепно стоять, ходить и ложиться на свободно провисающий трос, он впоследствии добился совершенства в этом жанре. И из училища был выпущен как комический эквилибрист.

Карандаш писал, что любил акробатику, хотя она ему и трудно давалась. Он сумел освоить сложнейшие акробатические трюки. Например, падая на спину, он тут же вскакивал на ноги без помощи рук.

Многие коверные участвовали в номерах воздушного полета: Карандаш, Вяткин, Шульгин... Однажды Геннадий Ротман, выступавший в одной программе с воздушными гимнастами, предложил заполнить паузу в их номере. Дело в том, что два исполнителя этого номера заболели, и несколько трюков невозможно было исполнить. Через несколько репетиций на мостик к гимнастам поднялся Ротман.

Поэтому будущие клоуны наряду с настоящими акробатами. жонглерами, гимнастами изучают все эти предметы. Преподают в училище в основном бывшие артисты цирка: Лев Усачев, Анатолий Смыков, Иван Федосов, Виктор Феррони, Евгении Чернов и другие. За долгое время своего существования училище выпустило огромное количество артистов цирка, которые прославили и продолжают прославлять Россию.

Для подготовки цирковых артистов и клоунов существуют также Ташкентское цирковое училище в Узбекистане, Тбилисское — в Грузии, Киевское — на Украине.

А в Москве кроме училища на берегу Серебряно-Виноградных прудов в Измайлово стоит 2-этажное здание. Этот дом имел бы совсем обычный «административный» вид, если бы не выступающий над плоской крышей цилиндр, украшенный силуэтами из металла на цирковую тему. Это — Российский центр циркового искусства — студия, в которой артисты и стажеры находятся на «репетиционном» периоде и готовят новые номера. Своими выпускниками студня может гордиться: Антон Пилосян, Александр Фриш, женщина-клоунесса, героиня телепередачи «АБВГДейка» Ириска (Ирина Асмус), клоунская пара Долли и Домино (Александр и Лада Сарнацкие), обаятельный Петрушка (Владимир Семенов), комический жонглер Сурен Ерицян, жонглер и дрессировщик обезьян Виктор Крачинов.

Студийцы проходят здесь обучение не за четыре года, как в ГУЦЭИ, а должны освоить все клоунские премудрости за два года. Они ходят на уроки акробатики, жонглирования, хореографии.

Придя первый раз на занятия, некоторые по наивности думают, что вот прямо сейчас начнется подготовка клоунских номеров и реприз. Все оказывается иначе. Педагог по актерскому мастерству предлагает пришивать воображаемую пуговицу воображаемой иголкой с ниткой. Тренер по акробатике учит делать обыкновенный кувырок через голову. В танцевальном классе мышцы заболят от бесчисленных приседаний, а на жонглировании обыкновенными мячиками вообще все валится из рук. Эта скучная и нудная многочасовая изо дня в день работа настолько не вяжется с представлением о клоунской профессии, что многие не выдерживают и уходят. Самые терпеливые и увлеченные остаются. Терпение, как известно, вознаграждается. Через полгода жить становится интереснее. Мячики начинают порхать в воздухе и не падать, на акробатике и в танцевальном классе мышцы уже не болят, и самым любимым предметом становится актерское мастерство. Сколько этюдов переиграно! А музыкальные занятия на различных инструментах, а степ? Порой учебный день начинается в 9 утра, а заканчивается в 11 вечера. Целый год усиленной подготовки. И снова собирается комиссия посмотреть, чему студийцы научились. Кое-кто с треском «вылетает» из студии. Надеясь на свою одаренность, они не учли сурового закона: быстро в цирке ничего не делается. И только теперь на занятия зачастили режиссеры-постановщики. Те, кто хорошо овладел различными музыкальными инструментами, стали готовить музыкально-эксцентрические номера. С кем-то начали готовить клоунский дуэт или клоуна солиста. Начался заключительный этап подготовки его Величества Клоуна.

И тут очень много забот у режиссера и будущего клоуна. Нужно найти композитора, который поможет тебе с музыкальным сопровождением. Нужно найти художника, чтобы он создал костюм только для тебя, для твоей индивидуальности. Нужно придумать грим, чтобы ты не был похож на других клоунов. И самое сложное — придумать для твоей клоунской маски оригинальные смешные репризы и клоунады. Когда репризы (маленькие клоунские сценки) придуманы, то необходимо изготовить реквизит (предметы, с которыми клоун работает на манеже). Хорошо, если ты в детстве научился мастерить. А если не научился, то приходится учиться на ходу. Никто, кроме тебя, никакой мастер не сделает реквизит так, как сделаешь его ты. Незаметно пролетели два года, и приготовлены шесть или семь клоунских сценок. Пора выходить на публику. Собралась комиссия. Пришли родственники и друзья. Заготовлены цветы. Волнуется режиссер, у будущего клоуна руки и ноги сделались ватными. Зазвучала музыка, занавес распахнулся, и он шагнул на манеж.

Какие они все разные! Клоуны-буфф, исполняющие старинные антре, «разговорники» — исполнители смешных злободневных текстов, «музыкальные» — поющие и играющие на разных инструментах, «жонглирующие» — совершающие каскады забавных трюков с разными предметами. Измайловские студийцы хорошо умеют двигаться. Ведь уроки хореографии им преподавал Петр Городницкий, в прошлом великолепный танцовщик. На его уроках они отбивали степ, плясали русскую, а главное, серьезно занимались у станка. И вот приемная комиссия «дает добро» выходу на профессиональный манеж новых клоунов.

Кроме Циркового училища и Российского центра циркового искусства клоунов, музыкальных эксцентриков, иллюзионистов готовят в небольших клоунских мастерских или студиях. В свое время такая студия была в цирке на Цветном бульваре и руководил ею замечательный режиссер Марк Соломонович Местечкин. Теперь ее, к сожалению, нет.

Юрий Никулин — выпускник этой студии. Студийцам преподавали множество предметов. Особенно будущим клоунам полюбилась «Технология цирка».

После окончания клоунской студии молодого Юрия Никулина в свою клоунскую группу пригласил Карандаш. В этой «школе» Карандаша будущий знаменитый клоун получил хорошую профессиональную подготовку.

О практических уроках Карандаша стоит рассказать подробнее. Ведь многие клоуны именно таким путем — через ученичество у известных коверных — приходят в цирк.

Вместе с Никулиным пришел в ученики к Карандашу Борис Романов. Молодые артисты начали свой путь к профессионализму с участия в классической «Сценке на лошади». А для этого пришлось научиться хорошо ездить верхом. В течение трех недель с 6 часов утра каждый день они репетировали под руководством дрессировщика лошадей Бориса Манжелли. Карандаш требовал от своих учеников профессионального подхода к любой, казалось бы, мелочи, считая, что в «клоунском» деле мелочей быть не должно.

Придя первый раз на встречу-репетицию за пять минут до начала, Никулин получил от Карандаша выговор. Великий клоун считал, что настоящий артист должен быть готов к репетиции за 30 минут до начала.

Приучая молодых артистов к цирку, Карандаш посвящал их постепенно в секреты клоунского мастерства. Он всегда сам изготавливал свой реквизит, мастерил специальные клоунские хлопушки. И первое, чему он научил Юрия Никулина, — это было изготовление хлопушек.

Своих учеников Карандаш вводил в «подсадку», заставлял заниматься жонглированием и акробатикой. После каждого спектакля проводил с ними в гардеробной анализ работы. Постоянно помогал советами в поиске будущего клоунского костюма, грима, реприз. Долго убеждал молодых клоунов придумать себе псевдонимы.

«Самым трудным и в то же время полезным для нас становились репетиции, — писал впоследствии Никулин. — Карандаш тщательно репетировал каждую репризу или клоунаду. Каждый кусочек он отрабатывал часами, обращая наше внимание на мельчайшие детали. Так на практике мы познали тонкости клоунского ремесла».

Карандаш учил клоунов умению разговаривать в манеже, держать паузу. «Публика должна отсмеяться, не торопитесь», — говорил мэтр.

«Месяца через два, усвоив ритм клоунады и делая почти все автоматически — ощущая себя заводной игрушкой, — я вдруг на одном из представлений почувствовал, что у меня появилось внутреннее оправдание всех пауз и движений, и стало сразу намного легче работать. У моего «деревянного» дворника движения стали естественными», — вспоминает Никулин свое участие в репризе «Сценка в парке».

Карандаш дал хорошую школу многим своим ученикам. Однако когда молодые коверные Михаил Шундин и Юрий Никулин первый раз самостоятельно вышли на манеж, без «подстраховки» Карандаша, тщательно сыграли его репризы... зал безмолвствовал. Что случилось? Казалось бы, профессионалы, за плечами учеба в студии и два года в группе Карандаша. Но у молодых коверных не было главного: ОБРАЗА, МАСКИ и своего РЕПЕРТУАРА. Поэтому главной задачей всех преподавателей н Циркового училища, и студий была и есть сделать из стажера или студента органического актера, привить ему клоунское мышление. Изучив его индивидуальность, помочь ему в поисках своего образа, клоунской маски, вывести его на дорогу, ведущую к КЛОУНУ с большой буквы.

Стать настоящим клоуном, душой манежа очень непросто. Но веселить людей, исцелять смехом, дарить праздник — одна из самых прекрасных профессий на земле!

 

 







Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2020 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных