Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






ОБРАЗОВАНИЕ СИСТЕМНОГО ВЕКА




Для понимания фиаско формального обучения следует на­чать с признания того, что оно менее эффективно, чем по крайней мере некоторые виды неформального обучения. Примеров тому имеется множество. Свой первый язык дети изучают дома гораздо легче, чем второй язык в школе. Боль­шинство взрослых забывают гораздо больше из того, чему их учили в школе, чем из того, чему они научились вне ее стен. Основной части того, что они используют на работе и в игре, взрослые научились в процессах производства и игры. Дан­ное утверждение справедливо и в отношении учителей. Они учатся преподавать скорее в процессе преподавания, чем тог­да, когда их учили, как преподавать. За те более двадцати пяти лет, что я преподаю в университете, мне ни разу не приходи­лось читать лекции по предметам, которым меня специально обучали. Просто в то время, когда я был учащимся, тех науч­ных направлений, по которым я преподаю, вовсе не су­ществовало. Большинство выпускников профессиональных училищ не способны применить навыки и умения, которые они осваивали по большей части в теории до тех пор, пока не овладеют профессией вне школы, на практике. Там, в процес­се реального производства, а не в училище они получают ос­новную часть тех знаний и навыков, которые они впослед­ствии применяют в своей работе.

Обучение вне стен школы не делится на предметы, семест­ры, курсы или другие дискретные единицы (обучение ребенка языку неотделимо от постижения им других областей знаний). Ребенок познает мир без каких-либо предметов и дисциплин и без побуждения к обучению с помощью экзаменов и оценок. Вы возразите, что это справедливо только в отношении того, что ребенок сам хочет выучить. А школа должна обучать детей тому, что им необходимо знать вне зависимости от желаний учащихся. Но я считаю, что здесь вы используете аргумент из машинной эпохи. В системную эру школьники должны быть мотивированы к усвоению того, что им необходимо знать, но ни в коем случае их нельзя заставлять учить нечто, к чему они не проявляют интереса. Заставлять ребенка учиться — значит лишить его удовольствия от процесса обучения, что принесет гораздо больший вред, чем неумение выучить какой-то кон­кретный предмет.

Образование системной эры должно быть основано не на распределении учебного материала внутри же­стко регламентированных уроков, а на развитии в учениках желания учиться и способности его удовлетворять.

Обучение не ограничивается одним из этапов нашего бы­тия, а продолжается всю жизнь. В прошлом, когда объем зна­ний был относительно невелик, а прирастали они относитель­но медленно, постепенно изменяясь, процесс формального образования завершался за несколько лет. По мере нараста­ния объема знаний для их охвата потребовалось расширение структуры формального образования. В силу увеличения темпов роста объема знаний возрастает необходимость в их периодическом обновлении. Как грибы после дождя тут и там возникают разного рода и продолжительности курсы повы­шения квалификации. «Непрерывное образование» — обуче­ние после окончания школы — стало неотъемлемой частью нашей культуры.

Поскольку темпы приобретения знаний возрастают — и бу­дут увеличиваться и дальше, формальное образование будет продолжать расширяться и, таким образом, занимать все боль­шую и большую часть жизни, пока не превратится в почти не­прерывный процесс. И тогда станет очевидным, что разделе­ние его на игру, формальное образование и работу является искусственным и непродуктивным.

Поэтому образование системной эры должно быть органи­зовано как продолжающийся, если не непрерывный, процесс.

Образование эпохи систем должно осуществляться в спо­собных обучаться и адаптироваться системах образования.

Система образования должна выполнять следующие функ­ции: (1) оказать учащемуся помощь в изучении того, что он желает, и того, что ему необходимо знать; (2) обучить его бо­лее эффективному усвоению знаний и навыков и (3) мотиви­ровать его к учебе, особенно к усвоению того, что потребуется ему для осуществления его собственных желаний, и для того, чтобы он стал общественно полезным человеком.

. Мы стремимся познать нечто просто ради получае­мого удовлетворения. Мы изучаем некоторые вещи ради них самих, а другие — с тем, чтобы узнать, чего мы можем достичь, познав их суть. Если учеба не имеет внутренней ценности для человека, т. е. он не получает удовольствия в ходе процесса, она становится бременем. Если человека заставлять учить что-то, чего он не желает знать, обучение лишается внутрен­ней ценности и в значительной мере утрачивает эффектив­ность.

Обучение в соответствии с соображениями преимуществен­но внешнего толка должно быть направлено на расширение возможностей использования его результатов для достижения тех целей, ради которых оно было предпринято, а не для того, чтобы преуспеть на экзаменах. Например, если студент хочет изучить дифференциальное исчисление с тем, чтобы научить­ся проектировать некие сооружения, следует оценивать его способность к дизайну с помощью дифференциального исчис­ления, а не абстрактное знание последнего. Учащийся скорее заинтересуется дифференциальным исчислением, если на­учится решать соответствующие уравнения для каких-то дру­гих целей, а не ради самого предмета изучения.

Деятели образования не знают и не могут знать, в знаниях какого рода будут нуждаться их ученики завтра. Поэтому им не следует навязывать студентам свою концепцию требова­ний. Данное положение справедливо и в отношении учащихся профессиональных училищ. Могут ли их преподаватели знать, чем будут заниматься большинство учащихся после выпуска?

Даже если выпускники остаются работать в той области, в которой они получили образование, для того чтобы соответ­ствовать постоянно повышающимся требованиям, им необхо­димо пополнять и обновлять полученные в учебном заведе­нии знания. Поэтому очень важно, чтобы выпускники были как можно более гибкими, были готовы продолжать учебу и знали, как это делать.

Ранее отмеченная способность преподавателей учиться новым предметам, которые они собираются препо­давать, является гораздо более важной, чем их способности к преподаванию. Прежде всего они должны передать студен­там свое умение учиться, схватывать новое, не ограничиваясь донесением когда-то усвоенной информации о некой сфере науки или деятельности.

В настоящее время главным инструментом обучения яв­ляются уроки учителя в классе. . Рассмотрим несколько альтерна­тивных вариантов:

Некоторые предметы лучше всего учить самостоятельно. И прежде всего те, для изучения которых у обучающегося имеется сильная мотивация. Источником знаний здесь могут быть и другие люди, но только сами учащиеся, а не их учитель должны решать, каким образом им
лучше учиться. Обучающиеся всегда должны иметь возможность выбора любого предмета для самостоятельного изучения — иными словами, для самостоятельного обучения.

Некоторые предметы лучше всего учить, преподавая их другим, о чем прекрасно известно преподавателям. Когда последние излагают учащимся новый для себя материал, они неизменно постигают его лучше, чем аудитория.

Учащиеся одного уровня, которые уже овладели предметом, могут обучать ему младших или помогать им в процессе самостоятельного обучения. Уже сегодня студенты старших курсов колледжей участвуют в обучении младших коллег, а вот возможности старшеклассников в школах практически не используются. А жаль. Участие в обучении «младших брать­ев» помогло бы старшеклассникам закрепить и расширить полученные ранее знания.

Некоторые навыки и умения приобретаются значительно легче и быстрее, если тренировки и демонстрации проводит человек, который уже овладел ими. Примеры мы находим в спорте, черчении, изящных искусствах, использовании лабораторного оборудования и компьютеров, вождении автомобиля и игре на музыкальных инструментах. В некоторых случаях учащиеся овладевают такими навыками быстрее с помощью товарищей, а не педагогов. Следовательно, ученик должен свободно выбирать себе учителя.

Наиболее полно осознание вопросов, которые либо не были заданы, либо остались без ответов, происходит в процессе семинарских дискуссий, возглавляемых человеком, хорошо изучившим данную область.

Для многих студентов наилучшими стимулами к учебе и наиболее эффективным способом обучения являются попыт­ки решать реальные проблемы в реальных условиях под руко­водством человека, уже имеющего подобные стимулы и уме­ющего учиться. Учащихся необходимо привлекать к участию в проектах вместе с педагогами или лицами, обладающими соответствующими знаниями и опытом. Ученичество и интернатура — два наи­более эффективных способа научиться, (1) как использовать то, что уже знаешь, (2) узнать то, чего еще не знаешь, (3) на­учиться учиться и получить мотивировку к обучению.

Традиционные лекционные курсы должны проводиться для тех, кто пожелает их слушать, но за студентами необходи­мо оставить право выбора лекторов. Не все преподаватели являются хорошими лекторами. Очевидно, что выступающий в телевизионной программе или участвующий в фильме хо­роший лектор способен воздействовать на аудиторию более эффективно, чем «живой», но плохой преподаватель.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных