Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Оценка знаний учащихся




Применяемые чаще всего экзамены, на которых запрещено использовать соответствующую литературу, — не самая луч­шая проверка знаний и понимания, так как они имеют лишь незначительное сходство с реальными жизненными ситуа­циями, в которых происходит испытание и оценка знаний и понимания человека. Такие экзамены — не более чем провер­ка работы памяти индивида. В реальной жизни нас оценива­ют по тому, как хорошо мы выполняем свою работу. От нас ожидают мобилизации всех относящихся к выполнению за­дачи ресурсов. А если преподаватель запрещает учащемуся использовать необходимую литературу, значит, он лишает его возможности использовать доступные ресурсы.

Если мы хотим, чтобы экзамены позволили проверить зна­ния учащихся, они должны воспроизводить принятый в реаль­ном мире процесс оценок. Для вынесения суждения о знаниях и понимании студента экзамен, где у учащегося есть возмож­ность открыть книгу, взять задание домой и ответить устно, является намного более эффективным, чем испытание с за­крытой книгой, тем более что в первом случае присутствует еще и обучающий момент.

Экзамен, во время которого учащийся готовит все вопросы или часть их, а также ищет на них ответы, гораздо лучше де­монстрирует степень того, как он овладел предметом, чем традиционные испытания. Ведь учащийся получает возмож­ность продемонстрировать, какие аспекты предмета он счи­тает наиболее важными и почему.

Умение выполнять упражнения отнюдь не эквивалентно умению решить проблему. Упражнения обычно формулиру­ются таким образом, что они имеют полученный единствен­ным способом один правильный ответ. Какое отношение они имеют к проблемам?

Однажды в разговоре один из моих коллег спросил, как бы я подошел к определению вероятности того, что следую­щий извлекаемый из урны шар будет черным, если бы знал соотношение и число вынутых ранее черных шаров при ус­ловии, что в урне были только белые и черные шары. Я отве­чал, что первым делом постарался бы узнать, как шары по­мещались в урну. «Нет, — ответил коллега, — так нельзя». «Почему? — спросил я. — Ведь вам, несомненно, известна эта информация». «Нет, не знаю», — отвечал он. «Тогда откуда вам известно, что в урне есть только белые и черные шары?» — задал я следующий вопрос. «Я узнал об этом из надежного источника», — отвечал коллега. «Тогда дайте мне возмож­ность напрямую поговорить с вашим источником», — пари­ровал я. В результате меня попросили оставить разговор, так как я не понимаю смысла вопроса. А я действительно его не понимал.

Важная часть решения проблемы состоит в определении имеющейся информации и в сборе данных. Лишить студен­та опыта уточнения и поисков такой информации — значит лишить какого бы то ни было смысла поиск решения про­блемы. Одновременно из виду упускается то обстоятельство, что задать вопрос правильно труднее, чем дать правильный ответ.

УЧЕБНЫЕ ПЛАНЫ

В основе современного образования лежат три организацион­ных понятия: предметы, курсы и учебные планы. С возрастом возможности выбора учащегося из них возрастают, но даже в «конце» они весьма невелики. Ограничения основываются на предположении о том, что преподавателю лучше, чем учени­ку, известно, что именно требуется последнему. Но, как я уже отмечал, дело обстоит с точностью до наоборот. Какое оправ­дание найти тому, что в средней школе мне пришлось отдать четыре года изучению латинского языка? Не могу припом­нить также, чтобы я где-нибудь применял школьные знания по тригонометрии. Сегодня мы не знаем, что потребуется на­шим ученикам завтра. Именно поэтому я утверждал, что на­учиться учиться и получать от этого удовольствие почти так же важно, как изучить отдельные предметы.

Предметы, дисциплины и даже профессии — удобные спо­собы дать названия и расставить наши знания по полочкам. Но мир организован отнюдь не так, как наши знания о нем. Не существует укладывающихся в рамки одной дисциплины фи­зических, химических, биологических, психологических, со­циологических и прочих проблем. Дисциплины и предметы не являются разными частями нашего мира; они — лишь раз­личные способы его осознания. Следовательно, любую про­блему можно рассматривать с точки зрения любой дисцип­лины.

Например, медик может видеть в плохом здоровье пожи­лой женщины следствие больного сердца. Архитектор увидит причину того же явления в том, что ей приходится каждый день подниматься на четвертый этаж и жить в тесной кварти­ре. Экономист же примется анализировать доходы женщины, а социолог — отношения ее в семье.

Изолируя предмет, мы возводим барьеры, затрудняющие его связи с другими научными сферами. Дисциплины — это це­ховые профсоюзы, прежде всего заинтересованные в сохране­нии своих привилегий. Академические ведомства организуют не знания, а преподавателей, учителей. Знания же, напро­тив, дезорганизуются. Разделение по дисциплинам и изо­лированным предметам абсолютно не соответствует критери­ям образования системной эры.

Учебная программа — это решение несуществующей про­блемы. Но даже в случае ее наличия решение изменялось бы весьма быстро и во времени, и в пространстве. Учебные программы в современном их понимании являют собой от­рицание стремительных темпов изменений в культуре и технике.

Поскольку научиться чему-то далеко не так важно, как на­учиться учиться, а вопросы важны не менее, чем ответы на них, учащиеся должны иметь возможность свободно состав­лять собственные учебные планы. (Несомненно, педагоги долж­ны быть всегда готовы оказать им помощь.) Оценка того, как студент составил свой учебный план, говорит об учащемся не меньше, чем оценка того, чего он добился, выполняя програм­му. Составить учебный план — значит задать множество во­просов. Выполнение плана состоит в поиске множества отве­тов на них.

ВЫБОР ШКОЛЫ

Естественному отбору общественный прогресс обязан очень многим. Но нашим общественным школам не пришлось бо­роться за выживание. Они получают бюджетное финанси­рование и имеют закрепленных за ними учеников. Им нет необходимости бороться с конкурентами или удовлетворять требования клиентов. В результате большинство детей школь­ного возраста и их родители загнаны в ловушку и вынуждены принимать то образование, которое предлагает некая школа в конкретном населенном пункте.

Любой имеющий гарантированные ресурсы и рынок про­вайдер услуг не имеет стимулов для обеспечения качествен­ного сервиса (тем более для повышения его уровня). Обще­ственные школы не являются исключением. Единственное условие их выживания — соответствие инструкциям. Экспе­рименты и исследования в области обучения и преподавания не поощряются, зато всячески приветствуется стандартиза­ция и механизация обучения.






Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных