Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Структуры семейных ролей




 

Еще одной разновидностью «пограничных» семей являются семьи, в которых нарушается структура семейных ролей, они становятся патологизирующими.

Обычная система семейных ролей, которые выполняет индивид, должна обеспечить удовлетворение не только его потребностей, но и потребностей других членов семьи. При таких условиях семейная атмосфера довольно благоприятна, отношения членов семьи гармоничны. Но со временем происходит перераспределение межличностных ролей в семье и психологический климат в ней резко меняется. Обычно это бывает в тех случаях, если кто-то в семье вынужден принять на себя такую социальную роль, которая травматична для него самого однако психологически выгодна другим членам семьи (например, роль семейного «козла отпущения»). Возможен и такой вариант межличностных отношений, когда проигрываемая одним из членов семьи роль травматична для других, а не для него самого (роль больного члена семьи). Нередко оба типа ролей сочетаются между собой: один из членов семьи выполняет роль, травмирующую его самого, другой — травматическую для других. Межличностные роли, которые в силу своей структуры и содержания оказывают психотравмирующее воздействие на членов семьи, получили название патологизирующих семейных ролей.


Патологизирующие роли могут возникать в результате взаимодействия семьи с социальной средой или непосредственность в самой семье. При этом возможны социальные, личностные и психологические деформации (в виде нервно-психических нарушений) у носителя такой роли, которые так или иначе распространяются и на других членов семьи.

В случае возникновения патологизирующих ролей, связанных, в основном, с нарушением взаимоотношений семьи и ее социального окружения, изменяются отношения с соседями, с другими семьями, родственниками, государственными учреждениями. Причем изменения эти таковы, что делают переход семьи к системе патологизирующих ролей необходимым. Появляются такие разновидности семейных групп, как семья-крепость, семья с антисексуальной идеологией, семья-санаторий, семья-театр, где граница между благополучием и неблагополучием едва уловима в первоначальный период функционирования семьи. Однако со временем семейное неблагополучие становится настолько очевидным, что ни у самих членов семьи, ни у ее социального окружения не возникает на этот счет никаких сомнений.

В центре семьи-крепости находится индивид с нервно-психическими расстройствами, которые выражаются в склонности к паранойяльным реакциям. Он использует свое влияние ' в семье для того, чтобы побудить других ее членов принять его представление о том, что «все против нас», «на нас нападают — мы защищаемся». Это неизбежно приводит к перестройке отношений в семье: возникают межличностные роли вождя и соратников по борьбе. Эти роли могут оказаться патологизирующими, так как при наличии индивида с паранойяльными реакциями они способствуют закреплению и развитию у него нарушений, а «соратников» ставят в трудное положение, создающее у них значительное нервно-психическое напряжение.

Случаи, когда взаимоотношения семьи с социальным окружением не совсем обычны, встречаются довольно часто. Это, например, семья, многие годы ведущая судебный процесс, или семья, которая тратит слишком много сил для улучшения своего материального благосостояния; семья, полностью сосредоточенная на какой-то внесемейной деятельности или, напротив, полностью изолировавшая себя от окружающих. В таких


семьях система межличностных ролей складывается под сильным влиянием взаимоотношений с социальным окружением. Если семья долгие годы ведет судебный процесс, то наибольшим авторитетом пользуется тот ее член, который активнее всех участвует в этом процессе, лучше других разбирается в юридических тонкостях. Однако не всякая семья, решающая подобные проблемы, становится неблагополучной.

Семья с антисексуальной идеологией чаще всего появляется под преимущественным влиянием индивида с нарушениями сексуальной потенции. После принятия семьей той точки зрения, что в окружающем мире царит разврат и что долг людей — бороться с ним, особенности поведения члена семьи с нарушениями сексуальной потенции начинают выглядеть похвальной сдержанностью. Выбор членом семьи, имевшим нарушения половой функции, роли борца за сексуальную чистоту был не случайным: он связан со свойством этой роли — служить оправданием его сдержанности и пассивности в сексуальной сфере («раз я борюсь с развратом, то должен ограничить проявления секса в своей семье»). Этот оправдательный аргумент позволяет ему легче переносить свою сексуальную неполноценность, но в то же время он старается не замечать, что его патологизирующая роль травматична для других членов семьи (в частности, для жены).

Подобным образом ситуация может развиваться и в семье-театре, которая посвящает свою жизнь борьбе за демонстративный престиж в ближайшем окружении. Обычно семьи подобного типа возникают под влиянием индивида, имеющего определенные психологические проблемы в реализации самооценки. В подобных случаях нарушение взаимоотношений семьи с социальным окружением маскирует от самого индивида и от других ее членов психическое нарушение наиболее влиятельного из них. Если члены семьи принимают точку зрения « все против нас », то личностное нарушение индивида с паранойяльным развитием, его подозрительность и нетерпимость перестают восприниматься членами семьи как отклонение. Напротив, они теперь выглядят как проявление трезвого ума и проницательности.

Мотивы, которые могут побуждать одного из членов семьи подталкивать ее к развитию системы патологизирующих ролей, разнообразны. Это может быть маскировка определенных личностных недостатков, стремление сохранить и защитить


личностную положительную самооценку вопреки этим недостаткам (так происходит в семье с антисексуальной идеологией). Другой мотив — стремление удовлетворить какие-то потребности, противоречащие нравственным представлениям индивида и всей семьи (мотивом образования семьи-крепости может оказаться реализация желания безраздельного господства в семье).

 

 

Чем выше авторитет индивида в семье, тем больше

зависимость семьи от него

 

Переход семьи к системе патологизирующих ролей может бытьсвязан с межличностными отношениями непосредственно внутри нее. Поводом для этого может стать изменение представлений о личности одного из членов семьи (он чаще всего оказывается жертвой) или о задачах семьи по отношению к одному или нескольким ее членам. Общая схема перехода семьи данного типа к патологизирующим ролям может быть такой: у одного из генов семьи имеется нервно-психическое расстройство, и он прямо или косвенно меняет представления семьи о каком-либо другом ее члене, под влиянием чего возникает определенная перестройка ролей, причем именно такая, при которой нарушение перемещается на этого другого. Симптомы нервно-психического отклонения у первого члена семьи ослабевают или исчезают совсем, зато у другого появляются. Нередко при этом излечение последнего ведет к заболеванию первого. Мотивы возникновения патологизирующих ролей такого типа могут быть различными, но чаще всего они обусловлены наличием двух основных факторов — неудовлетворенной потребности и потенциальной роли, имеющей подходящее свойство.

Семьи с системой патологизирующих ролей мы отнесли к категории «пограничных» не случайно. Дело в том, что переход их в разряд неблагополучных возможен лишь тогда, когда вся семья в целом принимает установки, которые навязываются

ей одним из наиболее влиятельных ее членов. Обычно он бывает заинтересован в принятии правил его игры тем сильнее, чем острее и дискомфортнее его проблема. Кроме того, он должен иметь немалый перевес в возможностях воздействия на других членов семьи, на их поведение, чувства, мысли. Чем выше авторитет данного индивида в семье, тем больше зависимость семьи от него; чем выше его волевые качества, тем вероятнее, что несмотря на сопротивление, патологизирующие социальные роли все же будут приняты. Для других членов семьи этот переход обычно означает нарастание нервно-психического напряжения, снижение удовлетворенности жизнью семьи. Не менее важно и то, что этот переход, как правило, связан либо с искаженным представлением об окружающей социальной действительности, либо об отдельных членах семьи. Однако навязываемое кем-то из членов семьи искаженное представление о мире обычно сталкивается с имеющимся у других опытом реального восприятия микро- и макросреды. Им нелегко поверить в то, что весь мир настроен враждебно по отношению к ним, если они ясно видят, что это совсем не так. Все это создает значительное сопротивление членов семьи переходу к системе патологизирующих ролей. Поэтому возможен такой вариант развития семейной ситуации, когда семья отказывается от своего предыдущего образа жизни, поняв ошибочность своих прежних установок, связанных с заблуждениями относительно навязанной ей системы патологизирующих ролей, потому что они противоречат ее основным нравственным представлениям о месте и назначении человека в мире. И тогда она постепенно опять возвращается к исходным позициям, становясь довольно благополучной.

До сих пор специалистам не удалось раскрыть психологические механизмы перехода семьи из относительно благополучной в категорию неблагополучных в результате нарушения в ней ролевой структуры, тем более что патологизирующие роли возникают отнюдь не во всех семьях.

Приведенная типология неблагополучных семей не претендует на полноту и завершенность. Мы попытались рассмотреть лишь наиболее распространенные в современной России варианты семейного неблагополучия, потому что именно в них возникает основная масса социальных и психологических проблем в нашем обществе, оказывается десоциализирующее влияние на формирование личности ребенка.

ФОРМЫ ПРОЯВЛЕНИЯ

СКРЫТОГО СЕМЕЙНОГО

НЕБЛАГОПОЛУЧИЯ

 

 

Скрытое семейное неблагополучие не менее вредно для формирования личности ребенка, чем открытые (явные) формы го проявления. Проблема заключается в том, что на внутреннее неблагополучие в семьях почти не обращается внимание общественности, что не способствует разрешению напряженной внутрисемейной ситуации и не снижает опасности личностной деформации воспитывающихся в них детей. Кроме того, сами взрослые члены семейной группы вынужденно играют социальные роли счастливых супругов или родителей, пытаясь использовать ребенка в особой функции, которая их устраивает.

Что касается интересов самого ребенка, то о них при этом либо вообще не думают, либо искренне убеждены в том, что так лучше и для ребенка. При этом ребенком кто-то из взрослых может пользоваться для того, чтобы сгладить свои личные трудности или замаскировать проблемы, общие для всей семьи.

Исследователи, занимающиеся изучением психологии подобных семей, выделяют в качестве наиболее распространенных три конкретные формы наблюдающегося в них неблагополучия: соперничество, мнимое сотрудничество и изоляция.

 

Соперничество

Соперничество проявляется в виде стремления двух или бо-1лее членов семьи обеспечить себе главенствующее положение |в ней. На первый взгляд, это главенство в принятии решений — [.финансовых, хозяйственных, педагогических (касающихся, ,в первую очередь, воспитания детей), организационных и т. п. (Известно, что проблема лидерства в семье особенно остро стоит

в первые годы брака: муж и жена нередко ссорятся из-за того, кому из них быть главой семьи. Муж обычно претендует на эту роль по традиции, жена — поскольку ей представляется, что он, вопреки своим притязаниям, не способен быть настоящим! хозяином в доме. Соперничество является свидетельством того, что настоящего главы в семье нет. Тогда как в семьях благополучных всегда есть лидер, несущий полноту ответственности за свой семейный коллектив.

 

Соперничество

является свидетельством

того, что

настоящего главы в семье нет

 

 

Иногда стремление к лидерству в семье выступает лишь частью айсберга. На самом деле соперничество между супругами может быть обусловлено отсутствием любви у одного из них. Повод для ссоры — дележ лидерства, но причина в том, что кому-то из супругов необходимо в очередной раз излить свою горечь от неудовлетворенности браком. Подоплека конфликта может заключаться и в том, что ссоры оказываются единственной и наиболее привычной формой эмоциональной разрядки в семье. Правда, такие конфликты возникают довольно редко, но в итоге ведут к эмоциональному отчуждению супругов, и проблема семейного главенства приобретает принципиальный характер.

Если супруги живут одной семьей с родителями (мужа или жены), соперничество зачастую вспыхивает между женщинами: старшей и младшей. Старшая не без оснований держится за свое лидирующее положение в доме: она намного опытнее, ответственнее и поэтому считает, что главенство в семье по праву должно принадлежать ей. Однако и младшая не желает оставаться вечным ребенком и быть подручной, полагая, что статус замужней женщины позволяет ей быть самостоятельной

и независимой от родителей, а значит, она вполне может справляться с функциями семейного лидера (хозяйки в доме).

Бывает, что и между мужчинами старшим и младшим назревает сходный конфликт. Борьба за лидерство в семье в данном случае лишь повод для недовольства и ссор, а на самом деле причина скорее всего коренится в ревности. Родители тяжело переживают уход из семьи ребенка, которому они посвятили лучшие годы жизни, продолжают чувствовать себя ответственными за него и страдают от того, что лишились возможности осуществлять полный надзор за поведением уже взрослого человека. В частности, свекровь не может смириться с тем, что ее сын проявляет к невестке больше чувств, чем к ней. Считая своего ребенка личной собственностью, такая мать начинает сетовать, что его избранница ему совершенно не подходит, он достоин лучшей судьбы, и совершенно справедливо полагает, что невестка не сможет так одеть и накормить ее сына, как это делала всегда она сама. При этом забывается, что молодая женщина и не призвана заменить мать. У нее своя роль — роль жены, которая существенно отличается от материнской роли, и ее отношения с мужем будут строиться совсем по другим законам, чем отношения матери и сына. При вступлении в брак эмоциональная близость между матерью и ее взрослым сыном ослабевает, отношения приобретают несколько иной характер, что может восприниматься матерью как утрата любви. Отсюда — невысказанные обиды матери, которые, скапливаясь, вызывают раздражение, срывы по пустякам, кажущиеся на первый взгляд непонятными и мелочными, упреки, адресуемые к сыну. Бывает, что срыв направлен не на невестку (которая, может, и нравится), а провоцирует ссору между молодыми, чтобы появилась возможность успокаивать, мирить, уговаривать молодых, т. е. быть им очень нужной.

Что касается взаимоотношений «тесть зять», то и здесь возможно отсутствие взаимопонимания. Выражая недовольство тем, как зять относится к его дочери, тесть на самом деле пытается скрыть обиду по поводу того, что дочь стала относиться к отцу не так, как до замужества, значительно отдалилась от него. То есть соперничество чаще всего только маскируется борьбой за главенство в быту, а на самом деле это


борьба за главенство в сердце другого человека, что чрезвычайно усложняет ситуацию.

 

Мнимое

Сотрудничество

 

Такая форма семейного неблагополучия, как мнимое сотрудничество, тоже довольно распространена, хотя на внешнем, социальном уровне прикрыта кажущимися гармоничными отношениями супругов и других членов семьи. Конфликты между мужем и женой или супругами и их родителями не заметны, пока кто-то из членов семьи не поменяет своей жизненной позиции. Например, отец жены (а все живут под одной крышей) решил уйти на пенсию, размер которой значительно меньше его прежнего заработка. До этого в семье царили мир и согласие, а с уходом отца на пенсию все вдруг изменилось: зять недоволен, дочь раздражена. Причина недовольства связана с тем, что уменьшился семейный бюджет и члены семьи вынуждены ограничивать свои потребности. Естественно, отказываясь от чего-то, что раньше было привычным, члены семьи первоначально скрывают свое недовольство, но, постепенно накапливаясь, оно перерастает в стойкий семейный конфликт. Сотрудничество, согласие и взаимопонимание в семье оказались мнимыми и носили показной характер. Если бы сотрудничество в семье было подлинным, дочь и зять попытались бы более глубоко вникнуть в причины, побудившие отца принять нелегкое решение о выходе на пенсию, совместно обсудили бы вопросы экономии, примирились бы с тем, что придется кое в чем себе отказывать, и поблагодарили бы отца за многолетнюю материальную поддержку. Но вместо этого — сначала скрытое, а затем и открытое недовольство, раздражение, что резко ухудшает психологический климат в семье.

Мнимое сотрудничество может отчетливо проявиться и в ситуации, когда, наоборот, кто-то из членов семьи (чаще всего жена) после длительного периода, посвященного занятию только домашними делами, решает включиться в профессиональную деятельность. Первоначально подобное решение одобряется на семейном совете. Профессиональная карьера требует много сил и времени, поэтому, естественно, домашние дела,


которые выполняла только жена, приходится перераспределять между другими членами семьи. Но они, привыкшие к тому, что их не обременяют бытовыми проблемами, довольно охотно соглашаются взять на себя дополнительные нагрузки. Каждый начинает вдруг замечать, что молодая женщина совсем забыла об обязанностях домохозяйки, больше увлечена служебными делами и открывающимися перспективами. Никому и в голову не приходит, что ей нужна поддержка в ее новой позиции, что она не только увлечена, но одновременно и перегружена, так как приходится осваивать дело после вынужденного длительного перерыва. Каждый почувствовал лишь отсутствие привычных удобств, а отсюда — обвинения, упреки в ее адрес. И все потому, что теперь невозможна бытовая

 

 

эксплуатация ее, как прежде, а значительную долю хозяйственных забот приходится взять на себя. Если бы сотрудничество в семье было подлинным, каждый из членов семьи постарался бы понять и принять новую позицию работающей женщины и разделить между собой обязанности домохозяйки, которые выполняла она одна. Но проблемы, которые были скрыты за видимым благополучием, в подобной ситуации обострились настолько, что привели к дестабилизации семейных отношений.

Или такой пример. Муж сломал ногу и потому несколько Недель после больницы вынужден находиться дома. Материальная компенсация за поврежденное здоровье им получена, и финансового ущерба семье его болезнь не принесла. Однако


теща вдруг ожесточается против него и при этом настраивает еще и жену, хотя до его болезни их взаимоотношения были довольно теплыми. Причиной изменения ее отношения к зятю может быть то, что его постоянное присутствие в доме вынуждает тещу отказаться от некоторых своих привычек. Например, при нем она стесняется долго разговаривать с приятельницами по телефону, спать после обеда или баловать себя специально приготовленными кушаньями. В его присутствии она считает себя обязанной демонстрировать редкостную хлопотливость, подтверждая этим в его глазах собственный образ неутомимой труженицы, на которой держится весь дом. А вполне вероятно и другое: зять постоянно изводит тещу своими требованиями, замечаниями и наставлениями, так что его отсутствие в доме — большое благо для всей семьи. Но вот его болезнь неожиданно лишила этого блага. Мир и благополучие, якобы царившие до этого в семье, на самом деле оказались фальшивыми. Сотрудничества, когда каждый член семьи выражает готовность в любое время и в любой ситуации прийти на помощь другому, на самом деле не было.

 

Изоляция

 

Наряду с соперничеством и мнимым сотрудничеством довольно распространенной формой семейного неблагополучия является изоляция. Относительно простой вариант подобной трудности в семье — психологическая изолированность кого-то одного в семье от других; чаще всего это овдовевший родитель одного из супругов. Несмотря на то что он живет в доме

 

Немолодой член семьи может

оказаться изолированным

психологически и социально

 


своих детей, непосредственного участия в жизни семьи не принимает: никто не интересуется его мнением по тем или иным вопросам, его не привлекают к обсуждению важных семейных проблем и даже о самочувствии не спрашивают, так как всем известно, что «он всегда хворает». К нему просто привыкли, как к предмету интерьера, и считают своим долгом только позаботиться о том, чтобы он был своевременно накормлен. При этом могут даже не приглашать к общему столу, предпочитая относить еду к нему в комнату. Вопрос о гастрономических вкусах тоже не встает, потому что взрослые дети «лучше знают, Что можно и чего нельзя есть пожилому человеку». Таким образом, немолодой член семьи может оказаться изолированным не только психологически, но и социально, постоянно находясь в одиночестве в отведенной ему комнате.

Возможен вариант взаимной изоляции двух или более членов семьи. Например, эмоциональное отчуждение супругов может привести к тому, что каждый из них предпочтет большую часть времени проводить за пределами семьи, имея свой круг знакомых, дел и развлечений. Оставаясь супругами чисто формально, оба скорее отбывают, чем проводят время дома. Семья держится либо на необходимости воспитывать детей, либо на учете престижных, финансовых и тому подобных соображений.

Взаимоизолированными могут стать молодая и родительская семья, проживающие под одной крышей. Подчас они и домашнее хозяйство ведут отдельно, как две семьи в коммунальной квартире. Разговоры вращаются, главным образом, вокруг бытовых проблем: чья очередь убирать в местах общего пользования, кому и сколько платить за коммунальные услуги и т. п.

Конечно, вышеперечисленными формами не исчерпываются разновидности скрытого семейного неблагополучия. В каждой семье могут быть свои трудности. Проблема состоит в том, что растущие в подобных семьях дети неизбежно вовлекаются в межличностные конфликты взрослых. При этом каждый из Взрослых сознательно или неосознанно стремится использовать детей в выгодной для себя функции. Дети сначала не понимают, что происходит в семье, а затем по мере взросления и осознания семейной ситуации начинают играть со взрослыми в игры, правила которых им были навязаны. Особенно


отчетливо непростое положение детей в семьях с теми или иными формами психологического неблагополучия начинает проявляться в ролях, которые они вынуждены принимать на себя по инициативе взрослых. Какая бы ни была роль — положительная или отрицательная, она в равной степени негативно сказывается на формировании личности ребенка, что незамедлительно скажется на его самоощущении и на взаимоотношениях с окружающими в дальнейшем.


 

 




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных