Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Проблема жизни и смерти. Ценность человеческой жизни




Издавна люди задавались вопросом о смысле жизни – зачем человек живет, если он смертен? Стоит ли жить? В чем смысл его собственной жизни?

Осознание смысла жизни, как главной ее ценности,носит исторический характер. Каждая эпоха оказывала влияние на понимание смысла жизни. Философы по-разному понимали его: Белинский В., П. Бомарше видели смысл жизни – в борьбе, Ж.-Ж. Руссо – в действии, в движении, И. Фихте – в совершенствовании себя и общества, Н. Лесков – в служении обществу, Д. Дидро – в обогащении человечества знаниями.

В предыдущем вопросе мы с Вами рассмотрели общую картину ценностей человеческого существования. В этом же пункте построим свои рассуждения вокруг ценности человеческой жизни.

Разговор начнем с конкретного вопроса о том, какую ценность мы придаем и должны придавать жизни человека.В конце концов, все мы люди и все мы живем на этом свете, и, что еще более важно, имеем непосредственный личный опыт того, что значит жить. Поэтому нам нужно понять, какую ценность мы приписываем человеческой жизни; как нашей собственной, так и жизни других людей.

Давайте с Вами уточним, что кроется под выражением «придавать ценность человеческой жизни». Наверное, мы не говорим при этом о том, что хорошо было в прежние времена, или о том, приносит ли удовлетворение людям жизнь сегодня. Для нас важно, какую ценность мы придаем жизни самой по себе, независимо от того, чем она наполнена. Действительно ли человеческая жизнь, будь то наша собственная или жизнь другого человека, представляет собой такую ценность, что было бы предосудительно обращаться с ней неподобающим образом или как-то умалять ее значимость, или даже разрушать ее? Понятно, что ответ на этот вопрос является решающим с точки зрения нашего отношения к себе и к другим.

Для начала рассмотрим одну из животрепещущих проблем жизни и смерти, которая поможет понять суть поставленных нами вопросов. Посмотрите на тезисы:

Проблема убийства новорожденных:
  • Предосудительно ли детоубийство?
  • Если да, то почему?
  • Правомерно ли детоубийство с точки зрения морали?
  • Является ли жизнь новорожденных абсолютной ценностью?
  • Зависит ли ценность жизни от субъективного суждения людей?
  • Зависит ли ценность человеческой жизни от природных качеств и одаренности ребенка, человека?
  • Человеческая жизнь – всего лишь «одушевленная материя»?

 

 


Как-то не по себе становится даже от постановки этих вопросов. Но истории известны такие примеры.

В Древней Греции отец или оба родителя нежеланного ребенка имели право поместить в открытый короб или сосуд и оставить в горах на съедение диким зверям. Так они пытались успокоить собственную совесть, делая вид, что ребенка убили не они, а дикие звери. Специалисты по истории древнего мира профессора М. Кэрри и Т. Дж. Хаархофф даже утверждают, что такой способ избавления от нежелательных детей стал «довольно часто использоваться для поддержания постоянной численности населения Греции после 200 г. до н.э., а в некоторых городах даже вызвал резкое снижение численности населения».

Может быть преднамеренно, а может быть, и нет, детоубийство служило, вероятно, как средством уменьшения семейных расходов, так и средством регулирования численности населения.

В связи с этим возникает вопрос: правомерно ли такое детоубийство с точки зрения морали? Вопрос этот касается и нас, потому что это проблема не только древнего мира. Мы тоже когда-то были младенцами. А вдруг по какой-то причине наши родители не захотели бы нашего появления на свет? Позволительно ли было бы с позиций морали нас уничтожить? За последние 20-30 лет жизнь миллионов зародышей, мозг и нервная система которых уже сформировались, была прервана посредством абортов просто потому, что родители не захотели их появления на свет. Разве они не были тоже людьми? Многие упорно отрицают, что зародыш есть человек. А если они все же люди, то правомерно ли их уничтожение с точки зрения морали? На этот вопрос сегодня нет ответа.

Но вернемся к новорожденным детям, так как относительно их никто не отрицает, что они – человеческие существа. Является ли их жизнь абсолютной ценностью? Если да, то их убивать нельзя, даже если родители не могут себе позволить их иметь, или если государство решило сократить избыточный рост населения.

А теперь еще один нехороший пример. В начале прошлого XX в. многие хозяева держали в доме кошек, да держат и сегодня, чтобы дом не наводнили мыши. Если же кошка принесла четырех котят, а хозяева не желают их иметь и нет желающих их забрать, их обычно топят в ведре. Никому и в голову не приходит, что с позиций морали это нечто неподобающее.

Сегодня многие убеждают нас поверить в то, что человеческие существа – это просто животные, которые в результате случайной мутации генов и последующего процесса естественного отбора по воле случая эволюционировали дальше, чем другие приматы. Если это так, то на каком основании мы можем говорить, что убийство маленького котенка не нужно считать нарушением морали, а убийство новорожденного человека – нужно? Каково же в таком случае кардинальное отличие человеческого существа от животного?

Если, как считают многие, во Вселенной нет ничего, кроме материи, а у человеческих существ нет ни души, ни духа и они, подобно животным, являются высокоорганизованной формой материи, то тогда почему нельзя разделываться с ними так же как с детенышами животных? В чем разница?

Кто-то может ответить на этот вопрос так: «Разница состоит в том, что люди более ценны, чем животные, и поэтому аморально убивать человеческих младенцев, да и вообще человеческих существ любого возраста, на любом этапе их жизненного пути».

Понимание того, что человеческая жизнь почему-то представляет особую ценность – это хорошее начало. Но термины «ценность», «ценный» обычно используются в нескольких различных смыслах, поэтому нам нужно определить, в каком смысле можно сказать, что, во-первых, человеческие существа представляют собой ценность, а во-вторых, - большую ценность, чем животные. Посмотрим на утверждение, которое представлено на транспаранте.

 

Некоторые вещи не имеют ценности сами по себе. Они приобретают ценность только в глазах людей. Возьмем, к примеру, сигареты. Одним они нравятся, и для них пачка сигарет представляет ценность. Другим – не нравятся, и они думают, что сигареты никакой ценностью не обладают – их можно просто сжечь.

Можно ли, уважаемые ребята, следуя этой линии рассуждения, сделать вывод, что жизнь человека является ценной, если кому-то данный человек кажется ценным и считается, что его не надо уничтожать? Или аналогичный вывод: если каким-то людям данный человек не нравится и он не является ценным для них, то они могут его уничтожить?

Звучит страшно, правда? И это действительно страшно; но имен так иногда ведут себя некоторые народы. В древние времена один из египетских фараонов, желая подчинить себе своих рабов, проводил государственную политику, согласно которой дочерей, родившихся в семьях рабов, оставляли живыми, а сыновей сразу после рождения повивальные бабки топили в реке. Но так было, скажите Вы, в древние времена. Ведь сейчас многое изменилось. Да. Но вот пример из современной жизни. Многие люди в Китае по разным причинам явно предпочитают сыновей дочерям. Китайское правительство, встревоженное колоссальным ростом рождаемости, разработало целый комплекс мер, стимулирующий родителей иметь одного ребенка. Это провоцирует поведение людей, которое кажется в современных условиях совершенно невероятным: в литературе приводятся веские доказательства того, что в отдаленных районах Китая первенца-девочку родители могут спокойно убить в надежде, что следующий ребенок окажется мальчиком.

Таким образом, когда мы говорим о ценности человеческой жизни, мы должны придерживаться более жесткого принципа, который несовместим с рассуждением, что желанного и любимого ребенка родители не должны уничтожать, а родители, для которых новорожденный не желанен и не любим, должны быть свободны в своем выборе: убить или оставить его в живых. Нельзя сводить ценность человеческой жизни к проблеме чисто произвольного личного выбора и вкуса. Но если человеческая жизнь имеет ценность в принципе, то следует полагать, что она должна всегда и везде быть одинаково ценной, независимо от того, нравится ли носитель этой жизни другим людям или нет.

Возможно, кто-то возразит: «Новорожденные дети и взрослые люди имеют разную ценность. Взрослый развитой человек, несомненно, имеет большую ценность, чем новорожденный неразвитой младенец; а взрослый, наделенный даром, скажем, художника, ученого или инженера, имеет большую ценность, чем взрослый, который не обладает ни одним из этих талантов и который может быть даже полным тупицей. Разве широкие массы не ценят знаменитого футболиста или кинозвезду больше, чем они ценят заводского рабочего или ребенка-калеку?»

Конечно, мы ценим и должны ценить уровень развития ребенка и огорчаться, если мы сталкиваемся с какими-то сбоями; конечно, мы ценим и должны ценить мастерство хорошего повара или опытного врача, талант педагога, романиста или музыканта. Но когда мы признаем, что восхищаемся и ценим одаренных людей за их таланты, то что конкретно мы имеем в виду? Наверное, мы не считаем, что каждый индивид должен быть одаренной личностью или что простая пожилая женщина в меньшей степени является человеком, чем, скажем, молодая кинозвезда. Попробуйте представить себе человека, начисто лишенного каких-то способностей. Разве у него не человеческая жизнь? И разве не следует эту жизнь ценить и рассматривать как священную и неприкосновенную просто потому, что это жизнь человека? Ответ на транспаранте.

 

Это не просто академический ответ. Поскольку наша недавняя история имеет пример политики государства, которое ценность человеческой жизни оценивало через степень развития человека. Основываясь на извращенных представлениях о социал-дарвинизме, фашисты в Германии уничтожили шесть миллионов евреев. Они не только утверждали физическое, нравственное и социальное превосходство арийцев, которое основывали на измерениях черепа и других антропологических критериях, но и выдвинули новое понятие человеческой природы и сформулировали новые представления об отношениях между людьми. Социал-дарвинизм, связанный с расизмом, имел прямое влияние на десакрализацию сущности человека (лишение ее ореола святости). Человеческий вид, по мнению фашистских идеологов, считался подчиненным законам животного мира, где выживали во внутривидовой борьбе сильнейшие. Мир, по их мнению, должен принадлежать сильнейшим, поэтому была создана «новая этика», основанная на «селекции» (отборе) тех, кто мог жить и размножаться дальше, а кого следовало «выбраковать». К чему это привело, мы помним из истории.

Примеров еще много: например, Пол Пот в Камбодже – это тоже из истории новейшего времени. К людям более низкой категории он относил интеллектуалов и поэтому уничтожил около двух миллионов тех, кто принадлежал к этой социальной группе.

Дети-бродяги в некоторых латиноамериканских странах, сироты, или оставленные своими родителями в раннем детстве, живут на улице, вырастают дикарями, живут случайными заработками или воруют, являясь неизменным источником общественных беспорядков. Они, конечно, тоже человеческие существа. Но они никому не нужны и никто не считает их ценностью. Время от времени полиция делает рейды по улицам и отстреливает их как бездомных животных или преступников. С ними обращаются как с низкосортными, а потому ненужными человеческими существами.

Мы рассмотрели крайние случаи. Но если ценность человеческой жизни ставится в зависимость от дарований и способностей ее обладателя, или от его полезности для человеческого общества, то возникает еще один важный вопрос: как, например, относиться к жизни стариков? Когда-то они приносили обществу пользу, но теперь все их способности ушли в прошлое, они ослабли и не только не приносят никакой пользы, но зачастую являются обузой для семьи. В некоторых странах сегодня есть сторонники принятия законодательства, согласно которому родственники имели бы право «помогать» старикам отправиться на тот свет. Это называется «самоубийство с чужой помощью». Будет ли оно нравственным?

А ведь еще есть дети, имеющие физические и психические отклонения, умственно отсталые. Нам следует совместно с государством заботиться о них, потому что они, хоть и в каком-то отношении ущербные, все же человеческие существа. Или мы имеем право оставить их в грязи, как животных?

Вы заметили, уважаемые студенты, что до сих пор мы поставили больше вопросов, чем дали на них ответы. Но уже на этом этапе рассуждения, которое мы Вам предоставили в качестве философского, ясно то, что мы утверждали в транспарантах.

Исходя из этих тезисов, сделаем вывод:

 

 

Картина прекрасного заката вызывает у многих восхищение необыкновенной красотой. Красота этого природного явления объективна, она является его сущностной природой. И именно эта сущностная природа возбуждает благоговение того, кто стал свидетелем ее красоты. То же самое можно сказать и о человеческой жизни.

Но если Вы расскажите о красоте вечернего заката редукционисту (приверженцу методологического принципа, согласно которому все высшие формы движения материи могут быть объяснены на основе законов, присущих низшим формам), то он, наверное, ответит Вам, что величественная красота заката – это всего-навсего лишь Ваша субъективная реакция на явления материального мира. Он скажет Вам, что наука может дать Вам исчерпывающее объяснение природы этого явления с помощью солнечного излучения, фотонов, нервных импульсов и прочего, не прибегая при этом к идеям значения, ценности, величия и красоты. А поскольку эти идеи не могут быть измерены научными методами, то они не обладают объективной реальностью. Это просто иллюзии, возникающие в нашем воображении.

Но самое важное в том, что редукционисты говорят то же самое и о человеческой жизни. Человеческая жизнь для них – не что иное, как одушевленная материя. Благодаря присущим ей качествам материя стихийно дала начало белкам, клеткам, генам, хромосомам, которые в какой-то момент случайно сложились в определенную структуру. Эта структура, в свою очередь, вне связи с какой-либо целью послужила источником низшей формы жизни, претерпевшей постепенную эволюцию, завершившуюся развитием человека.

К счастью, не многие разделяют взгляды крайнего редукционизма. Мы безмерно благодарны ученым, которые раскрывают тайны человеческого организма, в т.ч. и редукционистам, но когда дело доходит до понимания природы и ценности человеческой жизни, мы не зависим исключительно от науки и ее эмпирических методов: мы располагаем другим, более прямым путем познания. Мы можем прислушаться к голосу интуиции.

Говорят, что грамм опыта стоит тонны теорий, и это особенно верно, когда речь идет о том, что такое жизнь. Мы, люди, знаем из собственного опыта, что значит быть живым. Нам не нужно спрашивать об этом ученого. Мы можем благодаря своей человеческой природе выйти за пределы нашего жизненного опыта, можем, абстрагировавшись от себя, размышлять о далеких галактиках, изучать их, не приписывая им собственных человеческих качеств. Мы можем выйти за пределы своего «я», за пределы наших чувств и интересов. И этим мы отличаемся от животных. Как человеческие существа, мы можем выходить за пределы материального субстрата Вселенной и думать в математических терминах о законах ее функционирования.

Человеческие существа не являются просто материей. Каждый из нас еще и личность, а не совокупность нейронов или электрохимических явлений. Человек – это материя и дух, а поскольку это так, человек осознает, что он выше материи. Любой из нас обладает большей ценностью и значимостью, чем весь материальный мир Вселенной. Именно это придает высшую ценность жизни человеку. А христиане могут добавить, что ценность человека как создания Божьего неизмеримо возросла в связи с тем, что Иисус Христос ценой собственной жизни и крови открыл путь, идя по которому люди смогут преодолеть свое отчуждение от Бога, вызванное их проступками и греховностью.

 

Смысл жизни

Смысл жизни каждый человек определяет для себя индивидуально, но в основе его лежат главные жизненные цели личности, связанные с ее потребностями, интересами, наклонностями. Свою деятельность человек направляет на решение тех задач, которые он определил в качестве смысла жизни. Значит, не существует единого смысла жизни для всех людей. Каждый человек в соответствии со своими индивидуальными наклонностями может иметь одну или несколько целей жизни, которые и являются для него смыслом жизни.

Существуют различные подходы к решению проблемы смысла жизни, из которых можно выделить следующие:

- смысл жизни в ее духовных основах, в самой жизни

- смысл жизни выносится за пределы самой жизни

- смысл жизни привносится самим человеком в жизнь

- не существует смысла жизни.

В рамках первого подхода смысл жизни определяется и задается Богом в момент создания человека. Создав человека по своему подобию, Бог наделил его при этом свободой воли. И смысл жизни человека – достигнуть заданного подобия с Богом. Человек не переделывает мир, не творит его сам, а действует лишь в рамках Божьего творения, самосовершенствуясь и совершенствуя мир. Смысл человеческой жизни – в сохранении и очищении своей бессмертной души.

Многие люди живут во имя будущего. Из глубины веков им отвечает Сенека: «Пока мы откладываем жизнь, она проходит». Можно жить по Эпикуру, стремясь к удовольствиям и наслаждениям – такая позиция называется гедонизмом (этическая система, считающая наслаждение смыслом человеческой жизни). Можно жить, например, как Диоген, ведя простой (аскетический) образ жизни и отказывать себе в земных удовольствиях и радостях. Можно строить свою жизнь в соответствии с эвдемонизмом– мировоззренческим принципом, согласно которому «морально все, что хорошо для конкретного человека», для его блага и счастья. Многие люди видят смысл жизни в деятельности, которая приносит пользу – такой подход называется утилитаризмом(этика пользы, основанная на представлении полезности как основной ценности). В соответствии с прагматизмомдействуют люди, чей образ мыслей и действий сориентирован только на успешное осуществление предпринятого дела.

Есть и другие подходы, например, философское учение о предопределенности и неотвратимости судьбы – фатализм– призывает не сопротивляться тому, что свыше уже начертано, ждать своего часа или участи. Можно жить для себя (эгоизм), а можно жить для других (альтруизм). Но, живя по-своему, каждому нельзя забывать о своей принадлежности к обществу.Ведь все мы – его дети, и стремление в этом мире прожить без соучастия в его судьбе неминуемо будет вести к краху личности, к деградации и духовной смерти человека.

Смерть – важнейший фактор человеческого существования.Смерть, как и рождение, формирует границы человеческой жизни. Смерть сопровождает человека с момента его рождения. Человек может умереть в любое время его жизни. Смерть представляет как бы тень человека, самую верную и привязчивую. Человек в этом смысле – самое несчастное из животных, поскольку заранее знает о своей будущей смерти. Но в то же время это дает огромное преимущество, поскольку смерть организует человеческую жизнь, заставляет человека спешить найти в этой жизни смысл и оправдать перед самим собой свое существование.

Смерть, по мнению философии, не конец, а венец жизни. Но природа человека такова, что в обыденной жизни он живет так, как будто бессмертен. Чаще всего он старается не думать о смерти, всячески отгоняет от себя эти мысли и полагает, что смерть еще очень далеко от него. Древние же мудрецы говорили: «Помни о смерти!»

Схема




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных