Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Грамматические нормы употребления прилагательных




Наиболее трудно правильно образовать краткие формы единственного числа мужского рода и формы сравнительной степени прилагательных.

Ø Если краткая форма прилагательного женского рода имеет нн, то в краткой форме прилагательного мужского рода на конце употребляем нен:

дерзновенна — дерзновенен

современна — современен

непреклонна — непреклонен

Ø Если краткая форма прилагательного женского рода имеет н, то в краткой форме мужского роде употребляем н:

выхожена — выхожен

призвана — призван

предусмотрена — предусмотрен.

Исключения (из-за трудного произношения групп согласных): мужествен, беспочвен, безнравствен, бесчислен, дружествен, естествен, ответствен, родствен, свойствен.

 

Традиционные речевые ошибки при употреблении прилагательных:

- слияние элементов простой и составной формы сравнительной и превосходной степени: более громче, самый красивейший, наиболее высочайший; правильно: громче или более громкий, красивейший или самый красивый, высочайший или самый высокий;

- неоправданное употребление беглой гласной: добер, мудер (по аналогии с «хитер», правильно «добр», «мудр»).

Грамматические нормы в употреблении местоимений. При употреблении местоимений особых трудностей с выбором вариантных форм не возникает. Отметим следующее:

- местоимения 3-го лица он, она не произносят применительно к человеку, находящемуся рядом: следует называть его по имени. Таково требование культуры речи.

- у личных местоимений 3-го лица после непроизводных предлогов к основе добавляется -н: встретить ее — встретиться с ней; позвонить ему — вспомнить о нем (но: в отношении его, за исключением их).

- после сравнительной степени прилагательных и наречий местоимения 3-го лица употребляются без начального -н: старше его, выше ее, дороже их.

- существуют три притяжательных местоимения, которые не склоняются (т.е. не изменяются): её, его, их (нельзя сказать «ихние» книги; правильно: их книги).

Вариантные формы глагола. Ряд непродуктивных глаголов на -еть: выздороветь, опостылеть, опротиветь — в разговорной речи употребляется в формах выздоровлю, опостылят, опротивят и т.п., хотя более правильны их варианты выздоровею, опостылеет, опротивеют.

Глагол «чтить» в 3-ем лице множественного числа имеет две равноправные формы: чтут, чтят.

У глаголов совершенного вида с корневым гласным «о» этот гласный чередуется с «а» в парном глаголе несовершенного вида: заработать – зарабатывать, забросить — забрасывать.

Но у части глаголов несовершенного вида такого чередования нет: отсрочить — отсрочивать, приохотить — приохочивать, озаботить — озабочивать, а если у ряда глаголов и употребляется такая форма, то в разговорной речи:

сосредоточить — сосредотачивать (разг.)

обусловить — обуславливать (разг.)

условиться — уславливаться (разг.)

У глаголов убедить, очутиться, ощутить, приютиться, бороздить, победить, шелестеть, дерзить, лебезить, пылесосить, голосить, чудить, побудить не употребляются формы 1 лица единственного числа. При необходимости используется описательный оборот или синоним: Я могу убедить его. Я должен дома очутиться вовремя. Я чищу ковёр пылесосом.

Глаголы полоскать, плескать, колыхаться, колебать, рыскать, махать, хлестать, щипать, сыпать, трепать, глодать и др. употребляются в личных формах с чередованием согласных в нейтральном стиле: полощут, плещут и т.д.; без чередования согласных: полоскают, плескают и т.д. — в разговорном стиле.

Не имеют формы повелительного наклонения глаголы: ехать (ближайшая форма поезжай), мочь, хотеть, видеть, слышать, жаждать.

Грамматические нормы в употреблении глагольных форм Ошибки в употреблении глагольных форм:

1) в употреблении причастий: — часто используется возвратная форма вместо невозвратной и наоборот.

Трудности, встречающиеся на пути:

- несоблюдение залога: дирижер, управляемый оркестром (управляющий); оркестр, управляющий дирижером (управляемый);

- причастный оборот обычно примыкает к определяемому существительному; переносить оборот не следует.

Например: горная цепь тянется с востока на запад, состоящая из множества хребтов, — неверно, следует заменить на горная цепь, состоящая из множества хребтов, тянется с востока на запад ИЛИ состоящая из множества хребтов горная цепь тянется с востока на запад.

- использование причастного оборота и придаточного определительного в ряду однородных членов. Например: Мы сорвали в букет желтеющие дроки, переливающиеся в лучах зари тюльпаны и ромашки, которые ослепительно белели, - неверно, следует заменить на:

а) Мы сорвали в букет желтеющие дроки, переливающиеся в лучах зари тюльпаны и ослепительно белеющие ромашки;

б) Мы сорвали в букет дроки, которые ярко желтели, тюльпаны, которые переливались в лучах зари, и ромашки, которые ослепительно белели.

2) в употреблении деепричастий:

- действия, обозначенные глаголом и деепричастием, относятся к разным лицам (должны к одному). Например: Войдя в дом, Максима Максимовича никто не встретил (правильно: Войдя в дом, Максим Максимович никого не встретил) (деепричастие может относиться только к глаголу активного залога);

- отсутствие глагола активного залога в предложении. Например: В лесу много зайцев и белок. Приготовившись к зиме, им спокойно, - неверно, следует заменить на: В лесу много зайцев и белок Приготовившись к зиме, они живут спокойно.

- деепричастия стоят в качестве однородных членов к глаголам: снег тая и бежал ручьями, - неверно, следует заменить на:

а) Снег, тая, бежал ручьями;

б) Снег таял и бежал ручьями.

- Излишнее употребление слова, обозначающего лицо. Например: Заяц, выскочив на опушку, он метнулся, -неверно, следует заменить на: Заяц, выскочив на опушку, метнулся.

- Деепричастие употреблено в несвойственной ему синтаксической функции. Например: Отец был задумавшись, -неверно, следует заменить на:

а) Отец сидел задумавшись;

б) Отец был задумчивым.

 

Морфологические ошибки. Очень часто встречающаяся ошибка в географических названиях – склонение географических названий среднего рода с конечным –о. В соответствии с рекомендациями всех руководств по культуре русской речи надо говорить: «живу в Комарове», «приехал из Белова», «привязан к Кемерову». Но в последние десятилетия почти все говорящие (от политических обозревателей до поэтов) предпочитают не склонять эти названия. Высказывалось предположение, что отказ от склонения географических названий на – о объясняется влиянием языка военных. У них принято во избежание двусмысленности оставлять все географические названия в форме именительного падежа. НО правильно – склонять эти географические названия. Исключение составляет небольшая группа наименований, совпадающих с именами собственными во избежание стилистических ошибок: Репин – Репино, Лермонтов – Лермонтово, Киров – Кирово.

Среди географических названий встречается немало таких, которые употребляются только во множественном числе. Иногда такое множественное число может показаться логически оправданным, например, в названиях горных систем: Карпаты, Альпы, Гималаи. Но бывает, что горные системы называются и в единственном числе: Кавказ, Памир, Алтай. Тем более трудно отыскать логику в случаях, когда форму множественного числа имеют названия реальных населенных пунктов: Афины, Черновцы, Березники, Пугачи и т.д. НО следует помнить, что не все топонимы, оканчивающиеся на -И или -Ы, являются формами множественного числа. Такие названия, как Тбилиси, Сочи, Сухуми, Батуми, не имеют никакого отношения к множественному числу. Если человек говорит, что он отдыхал в Сочах или приехал из Сочей, то, если он не валяет дурака, значит, употребляет неправильную форму. Здесь род несклоняемых существительных, обозначающих географические наименования, определяется по грамматическому роду нарицательного существительного, выступающего в роли родового понятия (город, река, остров, гора), например: живописный Капри, солнечный Сухуми. По родовому наименованию определяется также грамматический род несклоняемых названий органов печати, например: «Юматите» опубликовала (т.к.газета). Кстати, правильно будет наше название газеты «Вечернее Кемерово», а не «вечерний». Род аббревиатур определяется по роду ведущего слова составного наименования: ООН объявила свое решение, КемГУ принял на первый курс новых студентов.

Еще одна распространенная ошибка – вариантные формы множественного числа некоторых существительных мужского рода типа инспекторы — инспектора, слесари — слесаря. Наиболее употребительное окончание –А(Я): директора, профессора, доктора, фельдшера, НО договоры, инженеры, шофёры, режиссеры, офицеры, торты, бухгалтеры. Но в то же время, есть некоторые слова-омонимы, которые во множественном числе в зависимости от значения имеют окончание – И(Ы) и А(Я): Лагеря (военные, туристические) — лагери (общественно-политические группировки);

Поясы (географические) — пояса (части одежды)

Пропуски (недосмотры) – пропуска (документы)

Соболи (животные) – соболя (меха)

Тормозы (препятствия) – тормоза (приборы)

Хлебы (печеные) – хлеба (злаки)

Корпусы (туловища) – корпуса (здания)

Меха (выделанные шкуры) – мехи (кузнечные)

Часто ошибаемся в роде существительных: М.Р. — лебедь, рояль, толь, тюль, рельс, шампунь; Ж.Р. – бакенбарда, туфля, тапка, бандероль, плацкарта, мозоль, заусеница, прорубь (см. подробно Русский язык и культура речи: Учебник/Под ред. В.И.Максимова. – М., 2000 (глава IX); Розенталь Д.Э. Справочник по правописанию и литературной правке. М.: Книга, 1989. – С. 178 - 229; Русский язык и культура речи: Учебно-методический комплекс для вузов/Под ред. доц. А.Г. Антипова. – Кемерово, 2002. – С. 133 - 138).

 

Лексические нормы (нормы словоупотребления)

В речи мы употребляем слово не изолированно, а вместе с другими словами. Поэтому значение языковой единицы важно при сочетаемости слов.

Лексическая сочетаемость – это способность слов сочетаться друг с другом. Например, можно сказать «длинный путь», но не «длительный путь». Если не учитывать в сочетании слов их лексического значения, можем получить просто абсурдные высказывания. Нельзя сказать «круглый час», но говорят «круглый год».

Контаминация(лат. contaminatio – приведение в соприкосновение, смешение) – образование нового слова или выражения путём скрещивания, объединения частей двух слов или выражений, связанных между собой какими -либо ассоциациями.

Лексическая избыточность – это общее название двух стилистических явлений: плеоназма и тавтологии, обозначающих ненужную, неуместную многословность.

Языковые средства следует расходовать экономно. Если, по мнению А.П. Чехова, «краткость – сестра таланта», то многословие – враг ясности.

Нередко встречаются сочетания слов, настолько близких по выражаемому ими понятию, что некоторые из данных языковых единиц становятся совершенно лишними. Например, «впервые знакомиться» (знакомиться «во второй раз» уже нельзя; оборот возник, вероятно, под влиянием словосочетания впервые встретиться), «мы дорожим каждой минутой времени» (здесь «времени» — лишнее слово; допустимы сочетания каждая минута рабочего или учебного времени); «вернуться в сентябре месяце» (безусловно, ни к чему в этом обороте слово «месяц», и без него понятно, о чём идет речь); «написал свою автобиографию» (в слове «автобиография» уже заключено понятие «своя») или «отступить на два шага назад» (назад – лишнее слово, так как вперёд не отступают). Языковеды называют такое явление плеоназмом (излишество), причём это смысловая избыточность.

Максим Горький в советах начинающим писателям неоднократно приводил примеры того, как можно одну и ту же мысль выразить короче, экономнее. Так, прочитав предложение «Не суй своего носа, куда не следует», он на полях рукописи замечает: «А разве можно совать чужой нос?» В словосочетаниях «своя родная семья», «молча, без слов», «слизывая капельки с волос усов» М. Горький отмечает удвоение понятия: своя – и есть «родная», молча – и, значит, «без слов»; усы – это «волосы на верхней губе».

«Если писатель пишет многословно, — это … значит, что он сам плохо понимает то, о чём говорит», — утверждал М.Горький.

Лишние слова свидетельствуют не только о стилистической небрежности. Они указывают также на нечёткость представления о предмете высказывания.

Различают два вида плеоназмов. Один вид не является стилистической ошибкой и широко представлен в языке: спуститься с горы (дублирование предлога и приставки), никогда не читал (дублирование отрицания частицей и наречием). Второй вид плеоназма – стилистическая ошибка, при которой излишние слова объединяются в словосочетание или в предложение: В прошедшие дни прошли дожди.

Тавтология – это лексическая избыточность, при которой в пределах словосочетания или соединения подлежащего и сказуемого в предложении повторяются однокоренные слова: Нерешённые проблемы необходимо решать. Тавтология может и не быть ошибкой, если является стилистическим приёмом. Это намеренная тавтология: Писатель пописывает, читатель почитывает.

Лексическая недостаточность –стилистическая ошибка, состоящая в пропуске слова в словосочетании: Меня до глубины (души) волнует этот вопрос. Значение пропущенного слова берёт на себя остающееся слово: он служит (в армии), она хорошо знает языки (иностранные). Но часто лексическая недостаточность приводит к неясности речи, а порой и создаёт комический эффект: День рождения начнётся в пять часов. Здесь пропущено слово «празднование», без которого высказывание приобретает совершенно другой смысл.

В современном русском языке очень много слов. Лексический фонд языка постоянно пополняется. Но все ли слова работают в речи?

В лексикографической теории и практике существуют понятия «активный» и «пассивный» запас языка, которые ввел в научный оборот Л. В. Щерба. Традиционно в активный словарь (активный словарный запас) мы относим слова, которые говорящий не только понимает, но и употребляет, активно использует в коммуникации. Что касается пассивного словарного запаса языка, то в современном языкознании существует несколько точек зрения. Например, Л. В. Щерба относил к пассивному лексическому запасу слова, которые стали менее употребительными и круг использования которых сузился. В Лингвистическом энциклопедическом словаре в пассивный запас включаются лексические единицы, употребление которых ограничено особенностями означаемых ими явлений (названия редких реалий, историзмы, термины, собственные имена) или лексемы, известные только части носителей языка (архаизмы, неологизмы), используемые только в отдельных функциональных разновидностях языка (книжная, разговорная и другая стилистически окрашенная лексика). Ф. П. Сороколетов в энциклопедии «Русский язык» утверждает, что «пассивный словарь составляют устаревшие или устаревающие, но не выпавшие из словарного состава языка слова, многие неологизмы, которые еще не вошли в привычное словоупотребление». По мнению исследователя, пассивный запас – это слова, которые понятны всем, владеющим данным языком, но мало употребляемые в повседневном общении. Границы между активным и пассивным словарем подвижны: язык развивается и происходит перемещение слов из одной группы в другую.

Словарь любого человека принято также разделять на активный и пассивный. В памяти каждого индивида хранится большое количество слов. Но объём активного словаря (те языковые единицы, которыми мы пользуемся в повседневной коммуникации) и пассивного (лексемы, узнаваемые носителем языка, понятные ему и актуализирующиеся при восприятии текста, но почему-либо не вводимые в каждодневную практику общения) в речевой практике разных людей не совпадает. Это объясняется различиями в возрасте, жизненном опыте, уровне образования, профессии.

Судьбу слов определяет не «возраст», а их использование в речи: те, которые называют жизненно важные, необходимые понятия, веками не стареют; другие архаизируются довольно быстро, мы перестаём их употреблять, потому что исчезают сами понятия, которые этими словами обозначаются. Слова, служившие названиями исчезнувших предметов, понятий, явлений называются историзмами (институтка, аршин, приказчик и т.д.) Они занимают в языке совершенно особое положение, являясь единственными наименованиями давно ушедших из нашего обихода предметов. Поэтому у историзмов нет и не может быть синонимов.

Кроме историзмов в языке выделяются и другие типы устаревших слов. Такие устаревшие слова называют вполне современные предметы, понятия, которые теперь принято именовать по-другому. Новые названия вытеснили прежние, и они постепенно забываются. Устаревшие слова, у которых есть современные синонимы, заменившие их в языке, называются архаизмами (лицедей – актёр, вояж – путешествие, перст – палец и т.д.) (См. подробно Кузнецова Н.В. Русский язык и культура речи: Учебник. – М., 2006. – С. 90 - 91)

Пополнение словарного запаса языка происходит за счёт новых слов, слов иноязычных, пришедших к нам из других языков. Неологизмы – это новые слова, возникающие в языке и служащие для обозначения тех новых понятий, которые появляются в связи с развитием науки, техники, культуры, социальных отношений.

Слово считается неологизмом, пока понятие, которое оно обозначает, является новым, но когда это понятие становится привычным, языковая единица перестаёт считаться неологизмом. Например, когда-то все понятия, связанные с космосом, были неологизмами (космодром, космонавт и т.д.), теперь эти слова стали общеупотребительными.

Окказионализмы – не входящие в общее употребление слова и значения, которые создаются говорящим или пишущим «на случай» для придания речи особой выразительности (серпастый, молоткастый, прозаседавшиеся и т.д.)

Заимствования. Одна из характерных черт конца ХХ – начала ХХI вв. – активизация заимствований из других языков. Современная активизация заимствований не уникальное явление в истории. Иностранные слова приходили в русский язык на всём протяжении его развития. Это всегда совпадало с крупными политическими, экономическими, социальными и культурными изменениями в жизни России. Первое условие заимствования – контакты русских с другими народами. Состав заимствований определяется первенством одного из народов в той или иной области (слово передаётся вместе с предметом или видом деятельности, перенимаемым русскими у духовных учителей, соседей, захватчиков, военных противников) или этногеографическими условиями жизни народов. Так, из греческого языка к нам пришли слова христианского культа, многие обозначения хозяйственных принадлежностей, термины медицины и театрального искусства; из финского языка – камбала, навага, тундра, пихта; из тюркских языков – табун, башмак, сарай. Голландия дала не только русскому, но и многим европейским языкам большое количество терминов судостроения и судоходства. Англия была первой европейской страной, которая построила железные дороги, и поделилась с другими народами железнодорожными терминами. Французы были не только на протяжении нескольких веков законодателями моды и театральных вкусов, они ещё первыми завели у себя регулярную армию.

На активность заимствования влияют также расположенность общества к принятию иноязычных элементов и/или наличие «социального заказа».

Особую ситуацию для восприятия иностранного влияния представляют собой войны.

Таким образом, иноязычные слова не приходят в язык сами по себе, заимствование – не абстрактный процесс, а производимый людьми, носителями языка, по необходимости или по доброй воли. Факт заимствования – это не конец, а начало сложного процесса адаптации иностранного слова в новом языке. Заимствований всегда бывало достаточно, но даже и в самые бурные времена их нашествие удивляло известных политиков. Выдающийся украинский филолог профессор Иван Огиенко в монографии о заимствованиях «Иноземные элементы в русском языке» (Киев, 1915) заметил так: «Петр Великий, сам любивший употреблять иностранные слова, вынужден был написать своему послу Рудаковскому: «В реляциях твоих употребляешь ты зело много польские и другие иностранные слова и термины, за которыми самого дела выразуметь невозможно: того ради впредь тебе реляции свои к нам писать все российским языком, не употребляя иностранных слов и терминов».

Никто не спорит, вовсе без заимствований не обойтись. Они нужны и необходимы, когда слово обозначает конкретный предмет. Который можно потрогать, увидеть или услышать, и потому как его ни назови, особых сложностей в понимании не будет. Помните, как возмущался герой рассказа Михаила Зощенко «История болезни», когда точное слово «ванна» заменили на «обмывочный пункт»: «Я вам не лошадь, чтобы меня обмывать!» Смешно и глупо называть телевизор — «гляделкой», а компьютер — «думалкой». Но еще глупее, имея соотносимое понятие, заменять естественные слова «наглоязычными» терминами.

Лексика чаще других уровней языка поддаётся заимствованию. Причины появления в языках мира лексических заимствований связаны с заимствованием новых вещей (трактор, танк, комбайн) или понятий (республика, экзамен); с дублированием уже имеющихся в языке слов для использования международной терминологии (импорт, экспорт наряду с русским ввоз, вывоз), со стремлением выделить тот или иной оттенок значения (сравним школа — студия, приспособлятьаранжировать), с влиянием моды (виктория вместо победа, политес вместо вежливость в русском языке XVIII в.). В устной речи заимствования легче осваиваются, но при этом часто подвергаются искажениям и влиянию народной этимологии (русское напильник от немецкого Nadfil). Книжные заимствования ближе к оригиналу и по значению, и по звуковому облику, однако труднее осваиваются языком, сохраняя некоторые черты, чуждые его фонетике и грамматике: в русском языке декель (с твёрдым «д»), рандеву, коммюнике (не склоняемые и не соответствующие форме русского именительного падежа), жюри (необычное для русского языка сочетание «жю»).

Освоение заимствований идёт по трём направлениям: фонетическое —приспособление звукового облика заимствованного слова к фонетическим нормам языка (русское джаз от английского jazz); грамматическое — включение слова в грамматическую систему языка (русское лозунг, мужской род, от немецкого die Losung, женский род, по нормам русского языка); лексическое —включение слова в систему значимостей (революция, социализм). По степени освоенности заимствования варьируют от полностью освоенных (в русском языке изба, лошадь, в английском — social) до варваризмов (в русском — реноме, в английском — tsar, samowar). Фонетика и грамматика более устойчивы и труднее поддаются заимствованиям, однако и здесь известны случаи заимствования звука «ф» русским, литовским и узбекским языками; перенесение из русского языка в коми язык видовых различий глагола; из кавказских языков в осетинский язык — многопадежной системы. Различают заимствования прямые и через посредничество другого языка.

Чем образнее речь, тем она ярче, живее, интереснее, тем сильнее воздействует на того, к кому она обращена. Говорить образно и эмоционально – значит использовать в речи такие словосочетания, в основе которых лежит образное восприятие мира. Лингвистический термин «фразеология» в современной науке имеет два значения: 1) раздел языкознания, изучающий фразеологический состав языка; 2) совокупность фразеологизмов данного языка. Под «фразеологизмами» понимают устойчивые образные, эмоционально заряженные, обладающие целостным значением словосочетания, которые, в отличие от обычных сочетаний слов, не создаются в речи, а воспроизводятся.

В широком понимании фразеология включает в себя следующие явления:

- идиомы (собственно фразеологизмы как переосмысленные образные сочетания: работать спустя рукава, «сломя голову);

- пословицы (краткое образное изречение, имеющее сюжет – завершённую идею морально-оценочного характера, часто в виде вывода: Поспешишь – людей насмешишь; Бойся коровы спереди, лошади сзади, а дурака – со всех сторон) и поговорки (краткое образное изречение, не имеющее завершённой идеи (сюжета, вывода, морали), а дающее лишь образно-эмоциональную характеристику какого-либо явления или идеи: Надулся, как мышь на крупу; У него семь пятниц на неделе; Заблудился в трёх соснах), сформировавшиеся в фольклоре;

- крылатые слова (афоризмы) – высказывания афористического характера, восходящие к какому-нибудь определённому автору, а также художественному, литературному или кинематографическому, произведению (А судьи кто? Кто ищет – тот всегда найдёт! Счастливые часов не наблюдают. Карету мне, карету!) (См. подробно Кузнецова Н.В. Русский язык и культура речи: Учебник. – М., 2006. – С. 98 - 104)

Канцеляризмы – слова и выражения, употребляемые в официально-деловом стиле, где это вполне естественно. Но когда они проникают в другие стили, это приводит к нарушению стилистических норм: По какому вопросу плачешь? Не засоряйте тротуары общественного пользования отходами от курительных процессов. Чуть выйдешь за калитку – сейчас же зелёный массив.

Речевые штампы – избитые выражения с потускневшим лексическим значением и стёртой экспрессивностью. Слишком частое использование каких-то образных выражений приводит к тому, что эти выражения становятся избитыми и превращаются в штампы: красной нитью, типичный представитель и др. (см. подробно Русский язык и культура речи: Учебник. Под ред. В.Д. Черняк. СПб., 2004. – С. 92 - 154; Розенталь Д.Э. Справочник по правописанию и литературной правке. М.: Книга, 1989. – С. 165 - 178; Русский язык и культура речи: Учебно-методический комплекс для вузов/Под ред. доц. А.Г. Антипова. – Кемерово, 2002. – С. 129 - 132).

 




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных