Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Синтаксические нормы. Синтаксические нормы, наряду с морфологическими, относятся к грамматическим нормам литературного языка




Синтаксические нормы, наряду с морфологическими, относятся к грамматическим нормам литературного языка. Синтаксические нормы – это исторически сложившиеся и теоретически осмысленные правила и тенденции связи слов в грамматические конструкции, такие, как словосочетание и предложение.

В современном русском языке в ходе исторического развития установился свободный порядок слов. Это совсем не значит, что слова в пределах высказывания могут быть расположены в любом порядке. Различают прямой и непрямой порядок слов. При прямом порядке слов сказуемое следует за подлежащим; согласованное определение ставится перед определяемым словом, а несогласованное после; дополнение идёт после сказуемого; обстоятельство начинает или завершает конструкцию: На берегу моря седой старик плёл сеть для ловли рыбы. Чтобы построить высказывание правильно, лучше всего придерживаться прямого порядка слов.

Однако иной прямой порядок слов в высказывании не является ошибкой. Непрямой порядок слов называют инверсионным. Изменение порядка слов в высказывании всегда связано с изменением смысла, чаще всего с усилением экспрессии (выразительности), вносимой грамматическими средствами языка:

Роняет лес багряный свой убор,

Сребрит мороз увянувшее поле,

Проглянет день как будто поневоле

И скроется за край окружных гор (А.С .Пушкин).

В некоторых случаях порядок слов определяет смысл высказывания: Добро побеждает зло – Зло побеждает добро.

Не совсем правы те, кто утверждает, что порядок слов в русском языке не так уж важен. Спору нет: он гораздо свободнее, чем, скажем, в английском, французском, немецком. Например, предложение, состоящее из пяти знаменательных слов: Ученик вчера старательно выполнил задание – допускает 120 вариантов в зависимости от перестановки членов предложения. Мы запросто можем поменять местами сказуемое и подлежащее, и смысл сказанного от этого практически не изменится. И вообще, считают многие – не место в предложении «красит» слово; в любом положении главное слово останется главным, а зависимое сохранит свою зависимость. Но вот это как раз опасное заблуждение. Это только в математике от перестановки мест слагаемых сумма не меняется. А в русском языке, то забегая вперед, то становясь позади, смысл того, что говорится о «главных», меняют как раз «примкнувшие к ним» слова.

Но примыкающее словечко отнюдь не раболепствует перед главным, оно – как личный камердинер короля, без которого правящий монарх так и останется «голым», то есть будет лишен отличающих его от других признаков. Обычно признаки существительных определяют прилагательные, но определениями могут стать и примостившиеся скраешку от главного слова такое же, как оно, существительное, или глагол в инфинитиве (неопределенной форме), или наречие, или числительное. Продолжим аналогию: примыкающие к определяемому существительному слова, неся за собой «шлейф» смыслов, сообщают о его «королевском величестве» нечто очень конкретное. И горе тому, кто бездумно поменяет местами «свиту»: смысл тут же изменится.

К примеру, кофе по-турецки – вовсе не то же самое, что турецкий кофе. Первое выражение называет конкретный способ приготовления кофе, второе – страну, из которой кофе был привезён. Кофе может быть турецким, а может – итальянским или французским.

Удовольствие видеть всегда связано с конкретным человеком или ситуацией: видеть наших детей за работой – всегда удовольствие. А вот видимое удовольствие – кажущееся, а не реально испытываемое удовлетворение.

На первый взгляд, шляпа отца мало чем отличается от отцовской шляпы. Но, согласитесь, первые выражение звучит более конкретно, второе — чуть абстрактнее, метафоричнее. Отцовская шляпа – это не только принадлежащая отцу вещь, но и символ, например, солидности, элегантности зрелого мужчины. Разница между шляпой отца и отцовской шляпой – такая же, как и между «Шинелью» Гоголя и гоголевской шинелью, так многое определившей в литературной судьбе поколения Булгакова.

Ряд этих примеров можно продолжить.

Когда мы говорим, что рабочие завода вышли на субботник, мы подразумеваем рабочих определенного завода, а когда рассказываем о заводских рабочих – даём определение социальной группы.

Сожалея, что решётка сада повреждена, мы имеем в виду конкретный сад, решётка которого пострадала от вандалов, а говоря о садовых решётках, мы имеем в виду ограды вообще.

Словом, заменив примкнувшие к определяемому слову существительное, глагол или наречие однокоренным прилагательным, мы сразу от конкретики переходим к абстракциям.

Так что не относитесь к порядку легкомысленно: и в жизни, и в русском языке порядок стоит соблюдать.

Грамматическая система русского языка включает в себя три основных типа подчинительной связи: согласование, управление и примыкание. Согласование представляет собой приобретение зависимым словом грамматических значений главного слова: глубокое чувство. Прилагательное приобретает те же грамматические значения, что и существительное: средний род, единственное число, именительный падеж. При изменении формы существительного должна меняться и форма зависимого прилагательного: глубоким чувствам.

Управление предполагает использование зависимого слова в определённой форме, требуемой главным словом: благодарность (кому?) учителю (от кого?) от учеников.

Особый тип согласования сказуемого с подлежащим называется координацией. Трудность вызывает выбор формы сказуемого, если подлежащее выражено количественно-именным существительным. Высказывание тысяча жалоб со всей страны поступили в министерство содержит синтаксическую ошибку. Определяющим в данном случае является слово тысяча, поэтому сказуемое должно быть согласовано с подлежащим в единственном числе.

Если первой частью количественно-именного сочетания являются числительные тысяча, миллион, миллиард, глагол согласуется с ними в единственном числе. То же относится и к случаям согласования глагола-сказуемого с наречиями, существительными и местоимениями с количественным значением (много, мало, сколько, несколько): Много книг прочитано за два года обучения. Сколько студентов принимает участие в конференции?

Если глагол, выражающий сказуемое, стоит в форме прошедшего времени или условного наклонения, то сказуемое согласуется с местоимением кто в мужском роде и единственном числе, а с местоимением что в среднем роде и единственном числе: Кто пришёл? (даже если речь идёт о нескольких лицах). Что произошло?

Неправильное сочетание слов может быть вызвано контаминацией (смешением) именного и глагольного управления. При глаголе зависимое слово может употребляться в одной грамматической форме, а при отглагольном существительном – в другой: обсуждать проблему, НО обсуждение проблемы.

В современной речи часто встречаются синтаксические ошибки. Они заключаются в неверном построении словосочетаний, в нарушении структуры простых, осложнённых и сложных предложений. В качестве типичных отступлений от нормы в области синтаксиса можно назвать:

1) нарушение порядка слов;

2) неверное согласование и управление;

3) употребление обособленных членов предложения в недопустимых для них конструкциях;

4) неверное построение конструкций с прямой и косвенной речью (см. подробно Русский язык и культура речи: Учебник. Под ред. В.Д. Черняк. СПб., 2004. – С. 201 - 211; Розенталь Д.Э. Справочник по правописанию и литературной правке. М.: Книга, 1989. – С. 229 - 301; Русский язык и культура речи: Учебно-методический комплекс для вузов/Под ред. доц. А.Г. Антипова. – Кемерово, 2002. – С. 138 - 142).




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных