Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






14 страница. — Гермиона, — какой-то посторонний шум вытаскивал девушку из небытия




— Гермиона, — какой-то посторонний шум вытаскивал девушку из небытия. — Принцесса!
— А… что? — еле отрывая голову от подушки, пробормотала Гриффиндорка.
В комнате Гермионы стояла графиня Лизель и пыталась ее разбудить.
— Мы уже выезжаем, сколько можно валяться? — возмущенно спросила графиня.
— Я поздно легла, — сонно пробормотала девушка, все не решаясь расстаться с подушкой.
— Поздно? Да ты отправилась спать, только когда начало темнеть!
— Я не могла заснуть, кстати, сколько сейчас?
— Рассвет.
— Так рано? — Гриффиндорка недовольно уставилась на Лизель. — Почему мы выезжаем так рано?
— Разве ты не помнишь? Мы вчера за завтраком обо всем договорились. — И видя, что принцесса не собирается вставать, решительно добавила. — Жду тебя через десять минут внизу.
Гермиона услышала, как захлопнулась дверь, и зарылась в одеяло. Но совесть не позволила ей поваляться, и она, недовольно бурча что-то в адрес ненормальных, любящих вставать в несусветную рань, принялась приводить себя в порядок.
Через пятнадцать минут Гермиона спустилась в столовую. Там уже были старый чародей, Нейрина, Аморал и Лизель.
— Ты опоздала, — строго сказала Лизель.
— Лиз, я не метеор, — оправдалась девушка и улыбнулась Аморалу.
— Не сокращай мое имя. Кто?
— Неважно. Так мы едем?
— Как только двое наших спутников соизволят спуститься, — угрюмо пробормотал Белзенкар, видимо тоже не довольный ранним подъемом.
— Что, мучает похмелье? — притворно озабоченно поинтересовалась Нейрина.
— А тебе обязательно меня добить, чтоб не мучался, — язвительно отозвался отец, оживляясь при возможности поспорить с дочерью.
— О тебе забочусь.
— Лизель, Аморал, давайте выйдем во двор и подождем остальных там, — прервала спорщиков Гермиона.
Шпионка и Страж сразу же согласились — их не прельщала перспектива слушать спор чародеев.
Аморал повел девушек к конюшням. Там стояли уже оседланные кони. Вдруг Гермиона услышала звук стали, бьющейся о сталь.
— Что это? — девушка устремилась к источнику звука.
— Это… — поспешил за ней Аморал, но договорить не смог — Гермиона уже увидела все сама.
— Ух ты!
— Тут тренируются Стражи, — парень указал на поле и дерущихся на нем людей.
— Красиво, — Гермиона зачарованно наблюдала за битвой. – Они как будто танцуют.
— Разве ты не видела, как сражаются Драко с Дайгеном? — спросила Лизель. — Они же часто тренировались.
— Я… не знаю, не обращала внимания, как это грациозно, — растерянно сказала девушка — не объяснять же Лизель, что в то время чувства ее притупились.
— Хочешь, я тебя научу? — спросил Аморал.
— Ну… у меня вряд ли получится, — сомнением произнесла принцесса.
— А ты попытайся, у нас времени будет много, или боишься? — задорно спросил Страж.
— Вот еще, — хмыкнула девушка. — Ладно, я согласна.
— Прекрасно, начнем. Сначала мы будем тренироваться на деревянных мечах.
— Но, Аморал, мы сейчас уезжаем.
— Но время пока есть, — резонно возразил парень и направился к корзине с тренировочными мечами. Взяв, один он вернулся. — Сейчас я научу тебя, как правильно держать меч.
Страж протянул ей меч, перед этим показав, как правильно его держать. Гермиона взяла тренировочное оружие и по примеру Аморала попыталась встать в изначальную стойку. Но либо она чего-то не понимала, либо у парня было по-другому устроено тело, но у нее ничего не получалось.
— Смотри же, — нетерпеливо повторял он. — Да нет же. Стой. Иди сюда.
Гермиона подошла к Стражу, и он, встав сзади, обхватил ее руки, пытаясь помочь принять правильную позицию.
— Вот так, — удовлетворенно пробормотал Аморал, когда у Гермионы наконец получилось.
В это время во двор вышли остальные члены группы, в числе которых был и Малфой. Заметив позу, в которой стояли Страж и принцесса, его глаза гневно блеснули. А, подойдя, он одарил Гриффиндорку презрительным взглядом, ничего не сказав.
— Доброе утро, — поздоровался Дайген. — Ну что, едем?
— Сейчас, я кое-что забыл, я быстро, — сказал Аморал и направился к себе, на бегу крикнув. — Дайген, прикрепи мне к седлу два тренировочных меча — я буду учить принцессу сражаться.
— Конечно, — крикнул в ответ парень и повернулся к принцессе, улыбаясь. — Тебе повезло, Аморал один из лучших фехтовальщиков, которых видел мир.
— Да… — рассеянно ответила Гриффиндорка, пытаясь поймать взгляд Малфоя, но парень смотрел куда угодно, только не на нее.
Через несколько минут вернулся Аморал вместе с капитаном Стражников. В руках у парня был сверток, который он приторочил к седлу.
— Я вас провожу до входа в пещеру, — произнес старый Страж.
Все взобрались в седла и поехали.
Всю дорогу до входа в пещеру Гермиона дремала. Очнулась она лишь тогда, когда капитан остановился, чтобы попрощаться. Оглянувшись, девушка заметила, что они уже подъехали к ущелью.
— Там дальше ущелье станет очень похоже на пещеру, потому что противоположные скалы соприкасаются, оставляя лишь в некоторых метах неширокие длинные прорехи, — объяснял старый Страж. — Мне уже пора, до скорой встречи, — произнес он и, обращаясь к Гермионе, добавил. — Берегите себя, принцесса.
Смотря вслед удаляющемуся стражнику, Гермиона остро почувствовала, что уже скоро она будет в другом мире, полном опасностей.
Путники стали углубляться в ущелье, через некоторое время, как и рассказывал капитан Стражей, стены стали сходиться, и Белзенкар сказал парням зажечь факелы.
Гермиона опять погрузилась в летаргическое состояние, и привел ее в себя свет, вырывающийся из-за поворота. Чародей сказал потушить факелы, и путники повернули за угол.
Впереди виднелась золотая пелена, такая же, как и врата, пропустившие Гермиону и Драко в этот мир, только врата в Обитель Демонов были намного больше. Отряд приблизился к пелене.
— Ну что ж, вот мы и дошли, — произнес Белзенкар. — Врата в Обитель Демонов. — И он первый двинул коня в золотое сияние, а за ним последовали остальные.
Гермиона погрузилась в золотой свет, а в ее голове эхом проносились только два последних слова, сказанных чародеем:
…Обитель Демонов…

 

Глава 27

 

Глава 27

Гермиона рассеянно смотрела по сторонам. Как и в прошлый раз, ничего не произошло. Удивительно, но чтобы перейти из одного мира в другой надо сделать лишь один шаг.
Глубоко вдохнув, девушка принялась внимательнее вглядываться в своды пещеры, потолок которой был далеко вверху: ничего не изменилось! Даже строение горы было примерно одинаковое.
Это немного разочаровало Гриффиндорку. Она непонимающе посмотрела на Белзенкара, будто спрашивая, перешли ли они границу.
— Мы в Обители, — тихо ответил на безмолвный вопрос чародей. — Драко, Гермиона, запомните, здесь нельзя использовать магию, она, как маяк, будет привлекать к себе внимание всех демонов. Только в крайнем случае, если вдруг они нас уже найдут, то пользуйтесь магией. И по возможности как можно дальше отходите от того места.
Малфой кинул на старика удивленный взгляд, затем его лицо превратилось в обычную маску безразличия. Гермиона лишь кивнула, давая понять чародею, что все понятно, ее и раньше предупредили об этом духи.
— Пообедаем, а потом выйдем из пещеры, — предложила Нейрина. — Надо было нам сделать это еще до того как перешли, ну раз мы уже здесь…
Она стала методично развязывать поклажу, доставая еду.

Гермиона во время обеда несколько раз смотрела на золотистую пелену, как ей хотелось вернуться обратно! Мысли, которые ранее девушка оставила “на потом”, теперь с новой силой одолевали ее. Интересно, а сколько им до дворца Повелителя Демонов?
— Э-э, как долго идти до дворца? — вслух повторила она свой вопрос.
— С какой стороны посмотреть, — Аморал задумчиво пожал плечами. — Если путешествовать, никого не опасаясь, то до замка столицы можно добраться через полторы недели, но у нас это займет в два раза больше: недели три, а там кто знает.
“Три недели”, — девушка почувствовала облегчение, а она-то думала, что они гораздо быстрее там будут.
Пообедав, путники отправились в путь. Гермиона постепенно начала ощущать разницу между мирами, а заключалась она в воздухе, в глубине пещеры он был одинаковый, но здесь, уже ближе к выходу, ощущались теплые потоки воздуха. Так оно и есть, ее ведь предупреждали, что в мире демонов сейчас лето.
— Долго нам еще до выхода? — тихо спросила она у Аморала, ехавшего рядом с ней. Девушка не знала, почему она говорила шепотом, просто делала это как само собой разумеющееся.
Мужчина показал рукой на поворот.
— Еще два изгиба, — он внимательно посмотрел на Гермиону. — Готовься увидеть Обитель Демонов в ее истинном виде — при заходе солнца.
Гриффиндорка хотела спросить, почему именно заход солнца считался истинным видом, но быстро передумала, поймав взгляд Аморала, который как бы предвидя ее вопрос, молчаливо отвечал на него: “Сама увидишь”.
Дойдя до поворота, путники увидели столп красного цвета — лучи заходящего солнца, которые выглядывали из-за следующего поворота пещеры. Осталось совсем немного. Легкий ветер слабо трепал волосы девушки, играя с отдельными прядями, но Гермиона не обращала на него внимания.
Зайдя за поворот, она полностью растворилась в солнце, сейчас девушка видела, как в лучах летают маленькие пылинки, создавая причудливые хороводы. До чего же красиво, но она долго не задержала на них свой взор. Пройдя несколько метров, Гермиона полностью вышла из ущелья, подходя к краю скалы. В ее глазах застыло непередаваемое восхищение, все чувства были сосредоточены на пейзаже, представший перед ней.
Река благодаря солнечным лучам перекрасилась в ярко-алый цвет, небольшие скалы и камни, находящиеся в воде, от этого казались почти черными и облака, низко висящие над землей и плавающие между скал, тоже темного цвета с багряным контуром, они поражали свой насыщенностью. Казалось, весь воздух был пропитан страстью, исходящей от реки, скал и облаков. Преобладающими цветами были черный и алый с бликами желтого — это так непривычно, даже можно сказать дико для стоявшей на выступе Гриффиндорки. Тем не менее, она чувствовала себя частью всего этого… ее мир, а ведь она раньше его никогда не видела, но чувство родства возникло и крепло в ней. Девушка не видела, как остальные путники следили за ней, одиноко стоявшей на выступе, ветер, слабый отголосок которого был в пещере, теперь безудержно трепал ее волосы и приподнимал полы плаща. От нее исходила такая же страсть, которой была пропитана окружающая ее местность. Страсть и свобода — два слово сплелись в одно, образуя из себя понятие: мир демонов и… и принцесса Обители.
Как только лучи заходящего солнца, в последний раз осветив местность, ушли, чтобы вернуться с рассветом, Гермиона отошла подальше от края скалы. Странно, но ранее она даже не заметила, как подошла сюда, полностью погруженная в пейзаж. Теперь же когда все ушло, проснулся страх перед высотой, так же и разыгравшийся ветер, сильные порывы которого заставляли девушку серьезно опасаться разбушевавшейся стихии.
— Как тебе вид? — Аморал первым стал рядом с Гермионой, его задумчивый взгляд скользил по реке.
— Что? — она резко повернулась. — А…эээ… странно, необычно, тут все пронизано…
— Страстью?
— Да, — согласилась девушка, на губах появилась слабая улыбка. — Ты многое знаешь об этих местах, граф Аморал.
К ее удивлению, взгляд небесно-голубых глаз потемнел, но они быстро приобрели свой обычный цвет.
— Когда живешь на границе, многое узнаешь про своих врагов, — он повернулся к остальным. — Пошли.
Гермиона в удивлении приподняла брови: Аморал никогда себя так не вел, по крайней мере, при ней. Опять же он напомнил Сириуса, обычно для всех веселый и приветливый, он, вспоминая о годах проведенных в Азкабане, мгновенно мрачнел и спешил как-то перевести тему. Что же такого было в прошлом Стража?
Кинув последний взгляд на реку, девушка подошла к остальным.
— Нам около пяти дней идти по обрыву, — мрачно говорил Белзенкар. — Потом, перейдя через скалистый мост, мы, наконец, окажемся в лесах. Ненавижу скалы, когда я на них, мне кажется, что я мишень, причем легко доступная.
— У тебя слишком развитое воображение, Старый Бродяга, — отозвалась Нейрина. — Не так уж мы и беззащитны, тем более большая часть пути пройдет по пещерам.
Через слово слушая их разговор, Гермиона продолжала думать о своем. Теперь она поняла значение слов Аморала, когда он говорил об Обители и ее истинном виде… “Страна Заходящего Солнца”, — пронеслось в голове Гриффиндорки, она не помнила, где слышала это название, просто сейчас именно оно пришло ей на ум.

Несколько дней прошли незаметной, однообразной чередой. Все свободное время девушка уделяла занятиям с Аморалом. С Драко же она совсем не разговаривала, казалось, они вернулись к своим прежним отношениям, только что слова “грязнокровка” и “Слизеринский ублюдок” не присутствовали в их редких перепалках. Холодный взгляд Защитника и ее яростные взгляды часто встречались и быстро расставались, переводя свое внимание на более достойные внимания вещи. Гермиона даже стала скучать по дням, проведенным в мире ее матери — тогда они еще хоть как-то общались. Ведь все началось с того, как они попали в Обитель?.. Девушка сама себе лгала. Все началось с того, как она познакомилась с Аморалом. Гермиона знала, что Страж, ставший ей другом, не хотел разногласий между принцессой и Защитником, но так уж вышло, что именно он стал посередине их хрупкого мира.
Тряхнув головой, девушка постаралась выкинуть из головы все мысли о Слизеринце, и, надо заметить, довольно успешно.
Путники остановились на обед. Гермиона, не спеша, отвязала тренировочный меч. Она уже привыкла, что Аморал каждый раз перед обедом обучает ее искусству фехтования, так же как и Дайген обучает Малфоя, последние в этом деле продвигались гораздо быстрее. Девушка уже хотела все бросить, признав, что она полностью бездарна в этом деле, и только уверения голубоглазого графа, что тут нужно время, каждый раз заставляли откладывать ее отказ от занятий.
После тренировки Гермиона принялась за еду, изредка перекидываясь шутками с Лизель.
Наконец, они отправились дальше. Гриффиндорка уже потеряла счет пещерам, в которые они входили и из которых выходили — это очень надоедало. Но еще хуже девушка чувствовала себя в то время, когда они шли рядом с рекой. Чувство незащищенности постоянно посещало Гермиону, и не ее одну, остальные путники тоже вели себя настороженно во время этих переходов. К сожалению девушки, она больше не видела закатов, а иногда так хотелось заново ощутить то чувство страсти и свободы. И сейчас, идя над обрывом, она иногда бросала взгляды на яркое полуденное солнце, как бы укоряя его за то, что оно еще не зашло.
Скинув свой плащ, Гриффиндорка устало прикрыла глаза — как ей надоело это беспокойство, что их могут в любой момент заметить.
— Осталось совсем немного, — Гермиона услышала тихий голос Дайгена разговаривающего с Малфоем. Неудивительно, что все они думают о том, как бы быстрее достигнуть лесов. — Завтра утром мы увидим мост, к обеду к нему подойдем, и уже вечером будем на другом берегу.
— Насколько он длинный? — вмешала в разговор девушка.
Дайген пожал плечами.
— Мне не приходило в голову измерять его, а у демонов спрашивать об этом я не горел желанием, при встрече с ними у меня обычно другие проблемы.
— Его никто не измерял, — задумчиво смотря вдаль, проговорил Аморал, потом он, мимолетно улыбнувшись, посмотрел на Гермиону. — Если станешь Повелительницей Демонов, то сможешь приказать его измерить.
— Я вообще-то… — девушка опустила голову, потом резко ее подняла. — Там видно будет.
— Грейнджер, — насмешливый голос Слизеринца заставил девушку вздрогнуть. — Я-то считал, что ты противишься и мысли, чтобы остаться здесь. Как же без тебя будут Поттер и Уизли?.. особенно Уизли.
Гермиона смерила парня яростным взглядом, не обращая внимания на Дайгена и Аморала, которые недоуменно переглядывались. Еще бы: принцесса и Защитник впервые так открыто показывали неприязнь друг к другу. Это были не те ссоры, которые спустя несколько дней забываются.
— Дайген, Аморал, поезжайте вперед, — не оборачиваясь, проговорила Гермиона, все ее внимание было сосредоточено на светловолосом парне. — Нам с лордом Защитником нужно поговорить.
— Но…
— Езжайте!
Благоразумно решив не спорить, они пришпорили коней, догоняя остальных спутников. Подождав пока они отъедут подальше, Гермиона слезла с лошади. Немного подождав, Драко последовал ее примеру.
— О чем же ты хотела со мной поговорить? — прислонившись к скале, лениво осведомился он.
Его небрежная поза только еще сильнее распалила огонь в карих глазах, заставляя их сузится от ярости.
— Мне надоело это, Малфой! — раздраженно сказала Гермиона.
По его губам скользнула циничная улыбка, брови слегка приподнялись.
— Что именно, ваше высочество?
— Прекрати немедленно! — не в силах стоять на месте, девушка принялась ходить над обрывом, совершенно не обращая на этот факт внимания. — Почему ты все время… черт… — она пыталась подобрать слова, которые смогли бы выразить всю злость, испытываемую ею. — Как же я ненавижу тебя!
Парень совершенно не изменился в лице, только что взгляд стал холоднее и колючее.
— Только для этого ты решила задержать меня здесь? Чтобы сказать, как ты меня ненавидишь? Я это и так знаю.
— Нет, черт возьми, — единственным желанием Гриффиндорки было его убить, он ведь знал, какие чувство она сейчас испытывает и старался еще сильнее их разжечь. — Да, я ненави…
Она остановилась на полуслове, когда заметила перемены в лице Слизеринца: беспокойство… что же случилось? Взгляд девушки метнулся к реке. Может, их заметили демоны? Тем не менее, она никого не увидела. Легкий, неприятный для слуха треск заставил перевести взгляд на землю под ногами… слишком близко к обрыву… она стояла слишком близко.
Как зачарованная, девушка смотрела на крошившуюся скалу, не в силах что-то предпринять.
…Секунда. Земля ушла из-под ног. Секунда. Крепкие руки, вытаскивающие из бездны…
Прерывисто дыша, Гермиона без сил прильнула к надежному телу. Руки крепко вцепились в воротник рубашки, голова пыталась спрятаться на груди, все тело содрогалось в крупной дрожи.
Только сейчас девушка начала осознавать и понимать, только сейчас в ней проснулся страх, заставляя хрупкое тело содрогаться новой волной дрожи.
— Нам надо идти, — тихий голос, прорвавшийся сквозь бешеный стук сердца… двух сердец.
Гермиона согласно кивнула, но не спешила отстраниться, в ее глазах стояли слезы, и она не хотела, чтобы он их заметил.
— Ненавижу тебя, — дрожащим голосом прошептала девушка.
Пару раз взмахнув ресницами, сгоняя слезы, она отошла от парня и быстро вскочила на лошадь.
— Безмерно счастлив, — Драко тоже запрыгнул на своего коня, направляя его вдоль обрыва.
Поколебавшись, Гермиона последовала за ним. Вскоре впереди завиднелись остальные спутники, стоявшие у входа в пещеру.
— Малфой? — неуверенно проговорила девушка.
Он посмотрел ей в глаза, брови вопросительно приподнялись.
— Спасибо, — переборов себя, произнесла она.
— Я же твой Защитник, — безразлично напомнил Драко.
Смотря на него, подъезжающего к остальным путешественникам, Гермиона слабо улыбнулась. Теперь она знала — что бы между ними ни случилось, он в любом случае о ней будет беспокоиться, и пытаться ей помочь, а причины… лучше о них не думать.
— …вались, как так можно, — донеслись до девушки слова Нейрины. — Гермиона!
— Извините, леди Нейрина, подобное больше не повторится, — сразу же перешла к извинениям Гриффиндорка. — Мы просто…
— Ну, конечно, не повторится, — мрачно отозвалась чародейка. — Мне надо с тобой побеседовать, молодая леди, о том, как ты должна себя вести, чтобы я была уверена что ты, по крайней мере, доберешься до лесов.
— Да, леди Нейрина, и еще раз извините, — покорно отозвалась Гермиона.

Проснувшись ночью, девушка принялась гадать, что ее разбудило. Вскоре до ее слуха донесся тихий шепот:
— Мне не нравится, что мы не должны вмешиваться, — сердито говорил Белзенкар.
— Отец, для чего ты у Афины просил предоставить тебе Знание.
— Я этого не понимаю. Тут ясным и доступным языком написано, — в слабом свете затухающего костра было видно, как старик размахивал каким-то пергаментом, — что мы не должны помогать ей как-то обрести силу. Но это же возмутительно, в итоге девочка не будет готова к встрече с отцом, нельзя все оставлять на волю судьбы. А тут ясн…
— Не повторяйся, — перебила его Нейрина. — А на счет ясного и доступного языка, так тебе две недели понадобилось, чтобы понять этот ясный язык, — не сдержавшись, уязвила она отца.
— Ну не две недели, — начал было возражать старик. – Не сбивай меня с первоначальной темы: это возмутительно!
— Почему ты это мне говоришь, иди, возмущайся перед тем, кто это написал.
— Он давно уже мертв.
— Наш спор ни к чему не приведет, придется положиться на волю судьбы.
Стремясь разогнать сонный туман, Гермиона сосредоточенно пыталась вникнуть в разговор, но мало что поняла, сон снова безраздельно ей завладел.

Зевая, девушка ехала на лошади, впереди был скалистый мост, который в первое время поразил ее своими размерами, но интерес вскоре ушел, заменившись такой прозаической мыслью, как «хочу спать». Ночью ей приснился странный сон… или это был не сон. Что-то про Афину и Знание… В голове как щелкнули выключателем, Гермиона вспомнила, как ходила в храм Афины вместе с чародеями, там им дали какое-то Знание. Значит, это был не сон, только бы вспомнить поподробнее ночной разговор.

Как ни опасались Дайген и Аморал, путь по мосту был спокойным. Всю дорогу через реку Гермиона тщетно пыталась вспомнить разговор между отцом и дочерью. В конце концов, плюнув на все, она посмотрела вперед, где виднелись экзотические деревья, напоминающие деревья обычных тропиков, хотя тут же присутствовали и деревья умеренных широт. Странное место.
— Наконец, лес, — облегченно произнес Белзенкар.
Путники поспешили войти в прохладную тень леса.

 

Глава 28

 

Глава 28

Вялой улыбкой отвечая на реплики Дайгена и Аморала, Гермиона пребывала в мрачном расположении духа, и было с чего: прошла неделя с тех пор, как они перешли через скалистый мост и с каждым шагом приближались к сердцу империи демонов. Сейчас путники были в самой глубине леса, можно сказать, они преодолели половину пути. За все это время странствия в этом мире они несколько раз чуть не столкнулись с отрядами демонов, лишь в последний момент уйдя с дороги. С каждым днем все больше встречалось патрулей и все чаще приходилось подолгу оставаться на одном месте. Да, Гермиона не хотела попасть в центр Обители, но и бездействие ее страшно раздражало, тем не менее, раздражение ничего не решало, и отряды продолжали ходить по дорогам, как и по тропам, и уже сегодня они два раза ждали, пока они пройдут. Девушка понимала, что скоро они в любом случае столкнутся с патрулем или их найдут — что их ищут, она даже не сомневалась, — оставалось надеяться, что стычка произойдет не скоро.
Гермиона бросила быстрый взгляд в сторону своего Защитника: тихий, непривычно задумчивый, он мало что говорил в последние дни. В особенности с ней, она часто чувствовала его взгляд и так же чувствовала его холод и безразличие. Он о чем-то вспоминал, вероятнее всего, о своем Господине. В те редкие минуты, когда о Волан-де-Морте говорилось в Хогвартсе, Гермиона замечала, каким отрешенным становилось выражение его лица, раньше она объясняла это принадлежностью его семьи к темным магов и отца — к Упивающимся Смертью. Теперь же она понимала, что парень с детства знал о том, что он присоединится к посланникам тьмы и даже возглавит их… Наследник… Наследник Темного Лорда.… Неужели семнадцатилетний парень имеет в руках такую власть, а главное, он в силах с ней справится? Да: если этот парень Драко Малфой…
— Гермиона, ты в последние дни очень задумчивая, — перебила ход ее мыслей Нейрина.
Девушка в удивлении подняла глаза:
— Нет, что ты, — она сделала небольшую паузу. — Ну, может, совсем немного, я думала о Земле и о том, что меня с ней сейчас связывает, и о том…. Всего не перечислишь…
— Я так и поняла, — мягко улыбнулась чародейка. — Не грусти, нам еще прилично до дворца Повелителя Демонов.
Гермиона, соглашаясь, кивнула. Ведь и вправду, она занимала себя любыми мыслями, лишь бы не думать о будущем. Сейчас девушка жила прошлым, а так нельзя жить долго.
— Уже пора выбирать место на ночлег, — произнес Дайген. — Аморал, Драко и я проедем вперед, посмотрим, если ли кто поблизости.
Трое всадников поскакали вперед, остальные медленно ехали вслед. Спустя четверть часа из-за поворота показался Аморал
— Тут недалеко есть замечательная роща, мало кто может ее заметить, — проговорил он. — Лорд Защитник и Дайген уже там. Следуйте за мной.
Гермиона пришпорила свою лошадь, догоняя Аморала, но говорить не хотелось, просто быть рядом с ним. Его присутствие успокаивало, казалось, он один понимает ее чувства, когда она видит красоту мира Обители Демонов, понимает и разделяет их. Это, конечно, все чушь, почему именно Аморал может ее понять, но, тем не менее, это так.
Взгляд девушки обратился на высокие столы деревьев, листья которых были непривычного блекло-зеленого света. Такие листья часто рисуют в маггловских мультфильма, когда хотят показать красоту и нежность природы. Странно, что именно в этом опасном мире присутствовала подобная нежность. Немного неровные стволы деревьев были покрыты мхом, дотронувшись до которого, можно было ощутить прохладную влагу. Вокруг некоторых исполинов виднелись кусты папоротников, хотя, наверное, это были не папоротники, а очень похожие на них растения, единственные, у которых листва была яркого зеленого цвета. Взгляд Гермионы скользнул по невысокой траве, она вспомнила, как впервые на нее стала: пружинистая и одновременно очень мягкая, она завораживала своей необычностью. Нежный цвет покрова на лугу вызывал желание поваляться в этой траве и хорошенько отдохнуть. Лес казался сказкой, красивой и неприступной. Дикие звери, обитающие тут, не причиняли путникам никакого вреда, впрочем, это было благодаря дару принцессы, умеющей их понимать. Если бы не патрули, Гермиона подумала бы, что она вышла на прогулку по лесу. Да, иногда встречались гиблые места, но их было очень мало, и общая красота быстро стирала те маленькие неприятности Великого Леса.
— Мы приехали, — за размышлениями о природе, Гермиона не заметила, как они свернули к маленькой рощице, где сейчас и остановились.
Драко и Дайген уже фехтовали на мечах, Лизель их вовсю критиковала, Нейрина занялась ужином, Белзенкар с мрачным выражением лица проглядывал какие-то книги, Аморал уже протягивал ей тренировочный меч. Скинув с себя плащ, девушка взяла в руки оружие, приготовившись к очередной тренировке. За прошедшую неделю она так и не достигла больших успехов, зато маленькие изменения были видны. Гермиона с этим смирилась, понимая, что не освоит все за несколько дней. Это было чем-то похоже на то, как она вязала шапочки домовикам, сначала у нее плохо получалось, а потом она привыкла и делала это почти на автомате, нужно только время.
Закончив тренировку, девушка принялась за ужин, вяло пережевывая пищу. Скоро она ляжет спать, а завтра наступит новый день, который не принесет ничего нового, за исключением того, что они станут ближе к ее отцу, что тоже не очень обнадеживало.
— Кажется, сегодня будет дождь, — степенно проговорила Нейрина, смотря на затягивающееся облаками небо.
— В этом мире никогда нельзя сказать точно, когда будет дождь, — проворчал Белзенкар. — Погода тут меняется с поразительной быстротой, особенно в этом лесу.
— Не ворчи, — осадила его чародейка, — будет дождь или нет, я считаю нам нужно поставить палатки.
Слушая очередной спор дочери и отца, Гермиона ощущала давящее беспокойство: что-то должно было случиться, и набежавшие облака как бы подтверждали ее подозрения. В груди в страшном ожидании сжалось сердце. Девушка не понимала, откуда у нее возникло это чувство опасности, но оно не давало ей спокойно закончить ужин.
— Гермиона, ты в порядке? — как сквозь пелену она слышала встревоженный голос Лизель.
Голоса… она их слышала… в голове… руки автоматически поднялись к вискам, с силой их сдавив.
— Гермиона?
Кто-то близко и он ищет ее…
— Гермиона!
Они уже здесь, она сама выдала себя… Стон сорвался с губ девушки.
— Всем ни с места, — голоса сквозь пелену, они уже здесь.
— Что вы с ней сделали! — чей-то яростный окрик.
— Магия, граф, — издевательски. — Сейчас все прекратится.
Голос не солгал, туман спал, Гермиона в растерянности оглянулась: “Что здесь происходит?” — казалось, все кричало внутри нее. Ее взгляд упал на вооруженных мужчин, тот, что стоял посередине, внимательно ее разглядывал.
— Ваше высочество, — он слегка склонил голову, на губах блуждала усмешка. — Наконец-то мы встретились.
— Кто вы? — хрипло спросила Гермиона, медленно поднимаясь. Теперь, когда мужчина ближе подъехал к огню, она смогла его рассмотреть: широкоплечий, с длинными светлыми волосами, обладатель небесно-голубых глаз как у младенца, в которых, однако, была жестокость. Его золотистая, смугловатая кожа так не соответствовала его внешности, он напоминал…
— Феерлан, — произнес мужчина, не дав ей до конца додумать предложение. — Правая рука вашего отца, капитан его личной охраны, брожу по этим лесам в поисках вас, моя дорогая.
— Несомненно, с приказанием убить, — выплюнул Аморал, гневно глядя на светловолосого убийцу, он был готов в любой момент выхватить меч.
— Зачем же убить? — с наигранной наивностью переспросил мужчина. — Незачем так горячиться, граф. Вижу, жизнь вас мало чему научила.
— Чему меня научила жизнь, не твое дело, — огрызнулся Аморал.
Гермиона заметила, как Дайген медленно передвигается к своему другу, а Драко направляется в ее сторону. Сердце девушки испугано стучало, она кинула беспомощный взгляд в сторону Лизель.
— Почему же не мое, Аморал? — с сардонической улыбкой поинтересовался Феерлан. — Родственники всегда интересуются делами своих близких, или жизнь на чужбине тебя отучила от обычной вежливости. Как, кстати, поживает твоя симпатичная шлюшка, ради которой ты отказался от власти и положения, каким ты мог здесь обладать?
Глаза Гермионы широко распахнулись от удивления: теперь все двери раскрыты, частицы головоломки легли на свои места, образуя картину понимания. Вот почему Аморал хорошо знал земли Обители, вот почему он напрягался каждый раз, когда говорили о его знании страны, вот почему он так ненавидел демонов: он был одним из них по рождению, но не душой…. Как Сириус, не сумевший жить среди Темных магов, среди своей семьи. Они были гораздо больше похожи, чем думала девушка сначала: оба сбежали из дома, оба отвергнуты родственниками — разве бывают такие совпадения?
— Мразь, — полный ненависти голос Аморала вновь вернул ее к реальности.
— Может быть, но мразь, одержавшая победу, — он торжествующе улыбнулся, затем черты его лица исказила безжалостная маска. — Убить их, всех.
Гермиона в растерянности смотрела, как демоны вынимают из ножен мечи, как Дайген и Аморал уже с выхваченным оружием нападают на мужчин. Малфой был совсем рядом, тоже с мечом в руках, он не отходил от девушки дальше, чем на пять шагов. Кто-то потушил костер, и роща погрузилась во тьму.
Резкая боль пронзила руку, заставляя жалобно вскрикнуть, потом кто-то, схватив за талию, оттащил ее в сторону. Пытаясь вырваться, Гермиона отчаянно извивалась в крепких объятиях. Ощутимый удар по голове заставил ее поумерить свой пыл, и она беззащитно обмякла, тем не менее, не потеряв сознания.
— Отпусти ее, — звонкий голос Лизель заставил Гриффиндорку встрепенуться.
Сильные руки, ранее крепко державшие девушку, ослабили свою хватку, затем полностью отпустив ее. В слабом свете ночи Гермиона заметила тело, лежащие у ее ног, затем ее взгляд перескочил на женскую фигуру, принадлежавшую графине. Поспешно вытирая кинжал, блондинка подошла к Гермионе.
— Он что-нибудь тебе сделал?
Слабое “нет”, было ответом.
Неожиданно над рощей запылал большой огненный шар — демоны стали использовать магию, получив в свою очередь сопротивление от чародеев. Гермиона уже хотела к ним присоединиться, как в голове громом раздался голос Белзенкара: “ВСЕ, НЕМЕДЛЕННО, НА ЛОШАДЕЙ”. Невольно повинуясь этому приказу, девушка мысленно позвала свою лошадь. Метавшаяся среди загоревшихся деревьев кобыла поспешила на спасительный зов. Лихорадочно окидывая взглядом окрестности, Гермиона пыталась отыскать хоть кого-нибудь из своих спутников, но вокруг были лишь блики костра, заставлявшие испуганно отшатываться девушку. Магический приказ чародея продолжал действовать: вскочив на лошадь, девушка поскакала среди горящих деревьев. Дайген, Нейрина — она никого не могла рассмотреть. Среди огня были видны силуэты — но кто это, определить невозможно. Гермиона метнулась в сторону, ей показалось, что она увидела Малфоя, но это была лишь игра языков пламени.
Испуганная лошадь, перестав слушать Гермиону, понеслась вперед. С трудом удерживаясь в седле, девушка увертывалась от горящих веток — удивительно, как быстро разгорелся пожар.
— Лизель! — голос Гриффиндорки заглушил треск горячих деревьев. Паника, смятения, казалось, были единственные чувства, которые сейчас испытывала девушка. — Белзенкар! Малфой!
— Кого-то потеряли, принцесса? — как дьявол из Ада, светловолосый демон вышел из огня. Глаза, горящие огнем убийства, смотрели на испуганную Гермиону.
Пришпорив лошадь, девушка мчалась вперед, интуитивно поворачивая и в самый последний момент увертываясь от веток. Она знала, что ее преследователь не отставал ни на шаг. Сосредоточившись, Гермиона мысленно перегородила путь позади себя — это ненадолго его задержит. Обернувшись назад, она не заметила падающее на нее горящее дерево, лошадь, став на дыбы, спасла их обеих, но Гермиона, не удержавшись, упала. Испуганная кобыла быстро затерялась в чаще леса.
С трудом поднявшись на ноги, девушка оглянулась. “Прочь, прочь отсюда”, — это были единственные мысли в ее разуме. Резкая боль в ноге не дала пройти много, заставляя Гриффиндорку споткнуться. Гермиона понимала, что если она сейчас применит магию, то ее найдут, но если она это не сделает, то ее тоже найдут. Выбрав из двух зол меньшее, она быстро залечила ногу и тут же сорвалась с места. Обегая горящие деревья, девушка совершенно не обращала внимания на ветки обычных деревьев, хлеставшие ее по лицу.
Хотелось плакать, слезы застилали глаза, но она упорно продвигалась вперед. Что там с остальными, а если кто-то не выжил? От одних этих мыслей сердце, в любой момент готовое выскочить из груди, немилосердно сжималось.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных