Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






9 страница. Гермиона медленно открыла глаза, ее голова просто раскалывалась, сказывалась практически бессонная ночь — она заснула только к рассвету




 

Глава 18

 

Глава 18

Гермиона медленно открыла глаза, ее голова просто раскалывалась, сказывалась практически бессонная ночь — она заснула только к рассвету. Но долгожданный сон так и не принес спокойствия. Драко Малфой преследовал ее даже во сне, не давая забвения. Как девушка хотела выкинуть его из головы, забыть, но, увы, это было невозможно.
Подтянувшись с грацией кошки, Гермиона подошла к зеркалу, вглядываясь в свое отражение. Ее рука прикоснулась к щеке, на которую вчера пришелся удар. Нет, следа не было, точнее, был, но только в ее сердце.
Скинув простыню, которую до этого прижимала к груди, девушка принялась рассматривать свое тело… Почему она раньше не обращала на него внимания? Ответ на этот вопрос Гермиона не знала, но точно знала одно: тело ее было довольно красивым, судя по взглядам мужчин, задерживающих на ней свой взор. Девушка перевела взгляд на лицо, встретившись со своими зеркальными глазами. Они были какими-то странными, в них был холод, яростный холод: “Они скрывают свои чувства, но внутри них всегда горит огонь страсти”, — раздался в голове голос Нейрины. Теперь Гермиона поняла значение этих слов, внутри нее горит огонь, но она может скрывать его поверхностным холодом, делая свой взгляд холодным и непроницаемым — как глаза хищника, ищущего свою добычу.
В дверь постучали, выводя девушку из задумчивого состояния. Кинувшись к кровати, она быстро натянула на тело халат.
— Войдите, — запахивая полы халаты, проговорила Гермиона.
Это был слуга, который принес завтрак. Он поставил еду на стол, при этом удивленно смотря на нетронутый ужин.
— Ваше высочество вчера не поужинали? — не сумев сдержать любопытства, проговорил он.
Рассеянный взгляд девушки упал на еду, которую вчера она даже не заметила, и вообще забыла о еде.
— Эээ… я была не голодна, — наконец, произнесла Гермиона. — Можете идти.
Когда слуга вышел, девушка принялась за еду, только сейчас поняв, как голодна. Практически проглотив свой завтрак, она принялась одеваться. Потом села расчесывать свои непокорные волосы, конечно, после того как Нейрина показала, как именно нужно за ними ухаживать, утренняя процедура расчесывания перестала быть для нее пыткой. Но волосы все-таки были довольно непослушными, хотя теперь она с этим умело справлялась.
Гермиона вышла из комнаты в надежде найти в этом огромном замке хоть кого-нибудь, пожалуй, кроме Малфоя. Его ей хотелось видеть меньше всего на свете, девушка еще не решила, как теперь будет себя с ним вести. “Холодная безразличность”, — это пронеслось у нее в голове помимо собственной воли. Кто бы это ей ни подсказал, она была ему благодарна, именно так она и поступит: будет просто игнорировать Слизеринца, вести себя, как будто вчера ничего не случилось.
— Вы что-то ищете? — поинтересовалась молодая служанка, выходя из-за угла коридора.
— Да, — облегченно кивнула Гермиона, радуясь этой девушке, как подарку. — Вы не могли бы мне сказать, где находятся леди Нейрина или графиня Лизель.
— Графиня с отцом и дедом, — незамедлительно отозвалась служанка. — Они в библиотеке, там же Святейший и лорд Дайген. Леди Нейрина еще не выходила из своих комнат. Вас проводить в библиотеку?
— Да, — подумав, ответила девушка. — Да, мне нужно в библиотеку.
Они пошли по многочисленным коридорам, проходя через огромное число залов и комнат, пока не достигли нужной комнаты. Открыв дверь, Гермиона прошла внутрь, неловко остановившись возле входа. Похоже, все находящиеся здесь хорошо знали друг друга, это заставило ее чувствовать себя не в своей тарелке.
— Гермиона, заходи, — заметил ее присутствие Белзенкар. — Я рад, что ты так быстро нас нашла, позвольте мне представить двух моих старых друзей: граф Фалким-старший и граф Фалким-младший. Джентльмены, это ее высочество, принцесса Гермиона, наследница двух престолов.
— Рад встрече, — проговорил старик, при виде ее вставший с кресла, отвешивая поклон. — Вы очень похожи на мать, ваше высочество.
— Мне это многие говорили, граф, — любезно улыбнулась девушка.
Некоторое время она вела со старым аристократом милую беседу, пока не услышала немного раздраженный голос своего кузена.
— Зачем задерживаться! Мы зря теряем время.
— Дайген, лошади устали и нам некуда спешить, — устало отвечал Балзенкар.
— Лорд Дайген, — вмешалась Лизель, посмотрев на раздраженного парня самым невинным взглядом. — Это всего лишь на три дня. Лучше нам передохнуть, пока есть такая возможность.
— Остановимся на границе, — не уступал парень, упрямо смотря то на блондинку, то на старого чародея.
— На границе слишком опасно, — резко перебил его Белзенкар, и, заметив, что Дайген еще что-то собирается сказать, поспешил продолжить: — В горах тоже не безопасно. Лучше нам остановиться в Кориме.
— Кориме? — вмешалась в их спор Гермиона — название было знакомым, она что-то о нем читала.
— Город рядом с горами, — отрывисто ответил Дайген. — Довольно большой город, им управляет лорд Лойген, отец леди Бланш.
— Нам обязательно останавливаться? — с надеждой в голосе, что ответ будет отрицательным, спросила девушка.
— Да, — проговорила заходящая Нейрина, рядом с ней стоял Малфой, который осмотрел всех пристальным взором, остановив свой взгляд на Гермионе, которая равнодушно смотрела в его глаза. Потом отвернулась.
— Почему бы вам не остаться здесь? — подал голос граф Фалким-старший.
— Фал, ты знаешь почему, — раздраженно ответ Безенкар. — Нам надо ехать сейчас, через два дня мы доберемся до Корима, пробудем там три дня, а потом двинемся в горы к границе, — он окинул всех пристальным взглядом, остановившись на Гермионе и Дайгене.
— Мне все равно, если тебя это интересует, — резко проговорил парень и вышел из библиотеки.
Пожав плечами, Гермиона, попрощавшись с двумя графами, последовала за братом, одновременно размышляя о его реакции: почему он так себя вел? Да, она недолюбливала леди Бланш, но у Дайгена неприязнь, похоже, распространялась на всю ее семью.
— Дайген, подожди, — крикнула девушка, боясь запутаться в этих коридорах.
Он остановился, поджидая ее.
— В чем дело? — требовательно спросила девушка. — Почему ты так себя ведешь?
— Не важно, — отмахнулся он. — Пойдем на улицу, все равно скоро уже выезжать.
Они вышли, Гермиона накинула плащ, так как было прохладно и дул пронзительный ветер. “Замечательное время путешествовать по горам, — мрачно подумала девушка. — Хорошо хоть не зима”.
— Дайген, может ты, все-таки, объяснишь, в чем дело? — попробовала растормошить брата Гермиона.
Он слабо скривился:
— Дело в старой вражде, которую теперь хотят прекратить… Ничего не спрашивай, Гермиона, это относится не к тебе, а к роду моей матери. Это все что я могу тебе сказать.
— Я не дура, — мрачно проговорила девушка, — и понимаю, какой способ перемирия они выбрали. Ты должен стать мужем леди Бланш или какой-нибудь ее сестре, если она, конечно, есть. Мог сразу все сказать…
Она не успела закончить предложение, как из дверей замка показались остальные спутники в сопровождение графа Фалкима-младшего. Быстро с ним распрощавшись, они двинулись в путь.

Прошло два дня. За все это время Гермиона очень мало с кем разговаривала. Она прислушивалась к животным, понимая их инстинкты, это было для нее в новинку, и полностью поглощало ее внимание. За все это время она обменялась с Малфоем лишь парой слов, сохраняя при этом то безразличие, которое он увидел впервые, когда ударил ее. Гермиона сама поражалась тому, что злость на него не ушла, а осталась внутри нее, позволяя держать ледяную маску. Драко постепенно начало это раздражать, он знал, что виноват и понимал, что следует извиниться. Но ее выражение лица постоянно отодвигало эту возможность. Парень сторонился ее, понимая, что очень скоро придет время им поговорить. Драко не хотел ее тогда ударить, но слова девушки вывели его из себя, что случалось крайне редко.
Впереди показались стены города. Еще до захода солнца путники заехали в Корим, направляясь ко дворцу посредине города. Гермиона молча взирала на город, понимая, что проведет здесь ближайшие три дня. Она мимолетно взглянула на Дайгена, заметив его хмурый вид. За последние два дня он не проронил не слова, ведя себя, как избалованный ребенок…
У Гермионы закружилась голова, в последнее время это случалось с ней часто, она как бы отключалась на время от реального мира и когда приходила в себя, то оказывалось, что прошло довольно много времени. Так случилось и сейчас: когда девушка пришла в себя, то обнаружила, что идет по коридорам замка. Так долго она еще не была отрешена от всего, что даже не заметила, как они вошли во дворец, это заставило ее встревожиться. Гермиона считала, что ее состояние является одним из появлений усталости из-за использования магию, но, похоже, с каждым днем девушка отключалась на все больший срок. Как ни странно, это понимание не вызвало панику, просто равнодушие, часто преследующее ее в последние дни. Гермиона как сквозь сон слышала голоса слуг, показывающие ее комнаты. Зайдя в них, она сразу же легла на кровать, проваливаясь во тьму…

Когда она очнулась, то почувствовала ясность в голове, ощущение вялости прошло. Девушка медленно открыла глаза, над ней склонилась Нейрина, ее синие глаза с упреком смотрели на девушку.
— Гермиона, ты не должна была так сильно удаляться в мир животных, он затягивал тебя.
— Что? — Гермиона резко села.
— Ты слишком быстро развиваешь свою силу, — проговорил Белзенкар, до этого сидящий в кресле. — Я даже и подумать не мог, что ты попытаешься связаться с животными! Верх безответственности! Ты должна была сказать о своем отрешенном состояние.
— Я думала… — бледнея, произнесла девушка.
— Вот и думай хорошенько, — раздраженно проговорил старик, выходя из комнаты.
Гермиона непонимающе смотрела ему вслед, Белзенкар впервые так с ней разговаривал.
— Он беспокоился, Гермиона. Наверное, потому что сам знает, что случится, если тебя затянет. С ним было то же самое, его еле вернули назад.
— Я ничего не понимаю, — честно призналась девушка. — Хотя, нет, общий смысл я уловила. Сколько я… эээ… проспала?
— Уже следующий день, скоро обед. Кстати, тебе следует на него переодеться.
— Я не собираюсь переодеваться, — отозвалась Гермиона. — Точнее я переоденусь, но только в другие кожаные штаны, а не в платье… Не смотри на меня так, Нейрина! Мы сюда не развлекаться приехали, я не надену платье и точка.
— Почему? — устало поинтересовалась женщина.
— Не знаю… напыщенно это все выглядит… я не могу объяснить, просто…
— Я поняла, — остановила ее чародейка. — Делай что хочешь. Да, вот еще, постарайся пока не сильно контактировать с животными, я тебе позже все объясню, как только мы выедем из города.
Как только дверь за Нейриной закрылась, Гермиона принялась переодеваться. Когда она была почти готова, в дверь постучали, и зашла Лизель. На блондинке были такие же кожаные штаны и рубашка. Увидев Гермиону, графиня удовлетворенно кивнула. Девушки поняли друг друга без слов.
Они вышли из комнат и пошли в зал, где должен был проходить обед. Все было почти так же как во дворце, такие же аристократы и молодые девушки. К своему неудовольствию, Гермиона заметила девушку, очень похожую на леди Бланш, только она была немного моложе.
— Кто это? — тихо спросила принцесса у Лизель.
— Леди Лаура, младшая сестра леди Бланш, но куда коварнее старшей, эта настоящая змея, Бланш по сравнению с ней ангел. Будь осторожна в выражениях, когда с ней разговариваешь, это чисто дружеский совет.
К ним начали подходить аристократы, казалось, что вид девушек совершенно их не волнует. Они степенно здоровались, задавая свои каверзные вопросы. Слава богам, что за время, проведенное во дворце у матери, Гермиона научилась достойно им отвечать. Постепенно обед начал подходить к концу, потом ей и Малфою предложили провести экскурсию по замку, пришлось согласиться. В итоге, они полдня сновали то там, то здесь в сопровождении Лауры, молодого барона и еще нескольких девушек.
— Ваше высочество, я слышала, что вы себя плохо чувствовали, когда приехали сюда? — медовым голос поинтересовалась Лаура, цепко держа за руку Малфоя. Она весь день от него не отходила.
— Легкое недомогание, — безразлично ответила Гермиона, она невольно встретилась глазами со Слизеринцем, заметив в его взгляде легкий вопрос. Похоже, он не знал о том, что с ней случилось. Она холодно смотрела в его глаза, видя там разгорающееся раздражение.
— Надеюсь, вам уже лучше? Ваше высочество?..
— Да, — отводя взгляд от Драко, рассеянно ответила девушка. — Но леди Нейрина говорила, что мне не следует переутомляться. Так что будет лучше, если я пойду к себе.
— Но скоро ужин, — запротестовал барон.
— Я поужинаю у себя. Леди Лаура, извинитесь за меня перед отцом, у меня, кажется, снова разыгралась мигрень.
Не дожидаясь ответа, Гермиона выскочила из фехтовального зала, хорошо хоть ее комнаты были недалеко. Зайдя к себе, девушка первым делом пошла в ванную, прихватив с собой книжку, лежавшую на столе.
Когда она вышла из ванной комнаты, на улице стояла ночь. Гермиона вспомнила, что обещала Лизель, что зайдет к ней. Чертыхнувшись, девушка принялась натягивать одежду, не в халате же идти. Пару раз проведя расческой по волосам, она выскочила в коридор, направляясь к апартаментам блондинки. Наверное, было слишком поздно, и графиня спала, но так или иначе, ее комната была погружена во мрак ночи.
Развернувшись, Гермиона пошла к себе, пытаясь угадать, сколько времени. Наверное, больше полуночи, раз в замке уже тихо, но почему она не заметила, как пробежало время, опять провалы? “Нет”, — девушка сразу же отмела эту мысль, скорее всего, виновата интересная книжка.
Зайдя к себе, Гермиона скинула плащ и принялась за пуговицы на кофте, но ее остановил легкий смешок. Она резко вскинула голову, встретившись взглядом с серыми глазами. Драко Малфой, развалившись в кресле, попивал из бокала нечто красного цвета, как подозревала Гермиона, этим нечто было вино.
— Что ты здесь делаешь? — прохладным тоном поинтересовалась девушка, убирая руки с пуговиц на кофте.
Он некоторое время молча ее разглядывал.
— Нам нужно поговорить, — наконец, проговорил Драко.
— Поговорить о чем? — равнодушно поинтересовалась она, опираясь плечом об стенку.
— Будто ты не знаешь, — раздраженно бросил он, ставя бокал на стол. — Может, хватит вести себя как снежная королева. Твои взгляды начинают меня раздражать.
— Не спросила твоего мнения, — сухо ответила Гермиона, сложив руки на груди. — Нам не о чем говорить, Малфой, так что тебе лучше уйти.
— Замолчи, Грейнджер, — Драко резко поднялся. — Я никуда не уйду, пока мы не поговорим.
Девушка на секунду задумалась:
— Говори.
— Что?
— У тебя со слухом плохо? — Гермиона не смогла сдержать язвительности, разрушая маску своего безразличия. — Говори.
Драко сделал несколько шагов в ее сторону, но взгляд девушки остановил его, запрещая двигаться дальше.
— Я хотел извиниться, — еле заставляя себя выговаривать слова, произнес парень. — За то, что случилось несколько дней назад.
Она резко вздернула голову, посмотрев на него яростным взглядом.
— Извиниться? — издеваясь, переспросила она. — Драко Малфой просит прощения, это обязательно надо куда-то записать.
Глаза парня потемнели от гнева, мало того, что он пришел к ней сам и попросил прощения, так она еще издевается над ним. Зарычав, Драко одним резким движением прижал ее к стенке, с яростью впиваясь в ее дрожащие губы.
На миг Гермиона замерла от шока, она чувствовала его поцелуй, но отказывалась в это поверить. В конце концов, пришлось признать, что это правда.
Это был не просто поцелуй, она чувствовала ярость и возмущение парня, именно их он вложил в это соприкосновение. Его тело дрожало, руки больно сжимали ее плечи. Отдаваясь еще какое-то время этому бешеному поцелую, девушка нашла в себе силы противостоять.
Гермиона хотела оттолкнуть Малфоя, но у нее получилось только немного его отстранить, прерывая поцелуй. Оба дрожали от переизбытка неожиданно пришедших чувств. Простояв так минут пять, они постепенно начали приходить в себя. Первым опомнился Драко. Он отодвинулся от девушки, но не отпустил ее.
— Послушай, Грейнджер. Мне вправду жаль, что все так вышло тогда. Я не хотел тебя… — он запнулся, но тут же вернул себе голос. — Просто это не должно было случиться и не случится больше никогда.
Она молчала, опустив голову, и выглядела необычно хрупкой и ранимой, Драко почувствовала необъяснимый порыв желания снова ее поцеловать. Гермиона медленно подняла голову.
— Ты действительно не хотел меня ударить и сейчас извиняешься за это? — тихо спросила она, неуверенно смотря ему в глаза, наверное, боясь поверить.
Драко глубоко вздохнул:
— Да, — также тихо ответил он, наклоняясь к ней, глаза его потемнели, но на этот раз по другой причине.
Их губы соединились, и все остальное было не важно. Этот поцелуй был не таким, как предыдущий, он был робким, если такое можно связать с Драко Малфоем. Гермиона приоткрыла губы, позволяя ему углубить поцелуй. Это сделало Драко более уверенным, его язык проворно скользнул в глубь ее рта, лаская ее язык и наслаждаясь его бархатистым вкусом. Он почувствовал, как руки девушки обхватили его за шею, сильнее притягивая к себе. Гермионе казалось, что она задыхается, катастрофически не хватало воздуха, но ей не хотелось прерывать их поцелуя, боясь, что этим все и закончится. На миг их губы разъединились, и оба жадно заглотнули живительный воздух, потом снова они слились вместе. Колени девушки стали подгибаться, она сильнее прижалась к Драко.
Парень приподнял ее за бедра. Поняв, что от нее требуется, Гермиона обхватила его талию ногами. Губы Слизеринца скользнули по шее, приближаясь к груди. Он быстро стал расстегивать ее кофту, желая быстрее ее распахнуть. Наконец, пуговицы были расстегнуты, хотя большая часть валялась на полу. Распахнув рубашку, Драко жадно припал к ее груди, его губы вытворяли там непристойные вещи, которые заставили бы девушку покраснеть, не будь она так объята страстью. Гермиона, выгибаясь, застонала, ее руки запутались у него в волосах. Но этот стон, как ни странно, вернул ей способность трезво мыслить. Она четко осознала, что сейчас обнимается с Драко Малфоем и очень скоро на них не останется никакой одежды, что его руки скользят по ее телу, а его губы припали к ее груди, затеяв там бесстыдную игру. Не сдержавшись, от своих мыслей и действий парня Гермиона снова застонала, но разума не потеряла.
— Нет, — резко выдохнула она, почувствовав, как он на секунду замер. — Нет, Малфой, мы не должны… мы… — она опять застонала, когда он слабо прихватил губами сосок. — Драко, нет…
На этот раз парень послушался, наверное, потому что бы слишком ошеломлен тем, что она назвала его по имени. Он медленно разжал руки, позволив ей стать на пол. Гермиона тут же запахнула рубашку, на щеках поздновато появилась краска стыда. Она с трудом восстанавливала свое дыхание, зная, что он тоже пытается вернуть контроль.
— Малфой… — слабо прошептала девушка.
— Молчи, — резко оборвал ее Драко. — Ничего не говори.
Он взял ее за подбородок, заставляя смотреть в глаза. Гермиона с ужасом осознала, что если он сейчас ее поцелует, то никто из них не покинет эту комнату до утра. Все внутри нее сжалось, с трепетом ожидая прикосновения его губ… но он отошел.
— Увидимся утром, — обронил парень на прощание, выходя из комнаты.
Гермиона тяжело прислонилась к стене, сердце продолжало стучать в бешеном ритме, из глаз выкатилось несколько слезинок, оставив соленые дорожки на щеках.

Драко, часто дыша, шел по коридорам, нет, спать он сейчас не будет… Почему он не сдержался? Почему именно она?.. Зайдя в фехтовальный зал, парень тяжело опустился в кресло, свесив голову на грудь. В голове снова вспыхнул образ Гермионы, что они делали в ее комнате. Только от этих мыслей восстановленное дыхание снова начало ускоряться, и кровь бешено побежала по жилам.
— Лорд Защитник, что вы здесь делаете в столь поздний час? — раздался чей-то мелодичный голос.
Драко резко поднял голову, разглядев при слабом свете факелов леди Лауру.
— Я шел кое-куда и решил на минутку остановиться, — ответил он, оценивающе разглядывая молодую девушку в одном белом халате, который хоть и был широк, но почти прозрачен. По крайней мере, под ним четко прорисовывалась прекрасное тело. Не стесняясь своего вида, Лаура подошла к креслу.
— Вы выглядите одиноким? — протянула она.
Парень слабо усмехнулся:
— Может, так оно и есть, — он медленно поднялся, почти вплотную становясь с девушкой. Зачем отказываться, если ему в открытую предлагали замечательную ночь, тем более, нужно было чем-нибудь снять выплеснуть напряжение.
Не теряя времени, Лаура положила ему руки на плечи, притягивая к себе. Губы слились в поцелуе. Драко с неудовольствие понял, что это не так, как с Гермионой. От одного прикосновения Гриффиндорки он сгорал от страсти, здесь же было только… приятно. Позволив девушке еще какое-то время его целовать, Драко мягко отстранил ее от себя, стараясь не обидеть. Он знал породу таких женщин как она, если ее оскорбить невниманием, то наутро она может заявить, что он ее изнасиловал или что-то в этом роде.
— Извини, но мне надо кое с кем встретиться, — тихо прошептал он. — Тем более мы ведь не хотим, чтобы сегодня ночью случилось что-нибудь непоправимое.
— Ничего непоправимого не может случиться, — немного резко ответила Лаура, затем постаралась мило улыбнуться. — А к кому ты идешь?
Драко мысленно чертыхнулся, эта особа оказалась более настырной, чем он предполагал.
— К Белзенкару, он просил меня зайти, — соврал парень, смотря на девушку честными глазами. — В другой раз, милая, ты же не хочешь, чтобы я заставлял ждать чародея?
— Нет, — вздохнула Лаура, капризно поджав губы. — Я жду тебя завтра ночью в моей комнате и никаких отговорок.
Игриво подмигнув, она вышла из зала. Драко продолжал смотреть ей вслед, уже начиная жалеть, что оттолкнул ее. Но он знал, что, как только снова поцелует эту девушку, сразу же вспомнит другую, непокорными волосами и теплыми карими глазами.
— А ты зря времени не теряешь, — раздался резкий голос вышеупомянутой особы.
Парень быстро повернулся, встретившись с холодным — и кто сказал, что они теплые? — взглядом карих глаз. Девушка стояла совсем близко, как он раньше ее не услышал? Раздражение снова дало о себе знать, как и желание.
— Что ты здесь делаешь? — коротко спросил он.
— Не беспокойся, не за тобой следила, — фыркнула Гермиона, внутри все клокотало от ярости и возмущения. Всего лишь десять минут назад он целовал ее, а теперь эту… эту…Чисто женское возмущение полностью поглотило девушку. — Почему же ты не пошел с ней? — ехидно спросила она.
— Я обещал прийти к ней следующей ночью, — Малфой пожал плечами, губы тронула гадкая усмешка. — Тебя это задевает?
— О, нет, — тоже усмехнувшись, возразила Гермиона. — Просто поражает, насколько бы…
Он не дал ей закончить предложение, быстро преодолев расстояние между ними и прижав девушку к стенке, как недавно в ее комнате.
— Послушай, Грейнджер, — зарычал Драко, его руки скользнули по ее телу, остановившись на плечах. — В комнате ты сама мне сказала уходить, так что незачем теперь читать мне лекцию.
— Отпусти меня, — вскрикнула она, пытаясь не думать о его напряженных руках, только что скользивших по телу, дыхание стало невольно учащаться. Гермиона попыталась вырваться, но попытка была очень слабая и, естественно, никаких успехов не принесла.
Драко приник к ней, яростно прикусив нижнюю губу, услышав, как она подавленно вскрикнула, этот вскрик не имел ничего общего с сопротивлением. Он, взяв себя в руки, отстранился от нее.
— Уходи, Гермиона, — хрипло, прерываясь, прошептал Драко ей на ухо, с трудом сдерживаясь. — Уходи, если не хочешь, чтобы я сейчас сорвал с тебя всю одежду и набросился в этом же зале. Уходи, пока я тебя отпускаю!..
Она судорожно вздохнула: мысль о том, что она может заняться любовью с Драко Малфоем в фехтовальном зале, заставила Гермиону широко распахнуть глаза, подлило масла в огонь и то, что он назвал ее по имени. “…Набросился в этом же зале…” — эта перспектива выглядела довольно соблазнительно, особенно если учесть что девушка сейчас находилась в возбужденном состоянии. Тело, так откровенно прильнувшее к ней, не давало сосредоточиться на какой-нибудь разумной мысли. Но все же Гермиона взяла себя в руки, немалую роль сыграла и Гриффиндорская гордость. “Сорвал одежду… сорвал одежду…”, — эти слова продолжали призывно стучать в голове. Тяжело выдохнув, она заглянула ему в глаза, поражаясь, какими темными они стали. Интересно, от гнева или страсти, наверное, и то и другое. Гермиона неуверенно отстранила парня от себя и выбежала из зала. Она остановилась возле дверей, но так, чтобы Слизеринец ее не заметил.
Девушка видела, как он тяжело опустился на пол, прислонившись спиной к стене. Она видела, как поднималась его грудь, затем, резко опадая, как его руки сжались в кулаки так, что костяшки пальцев побелели.
Резко развернувшись, Гермиона побежала к себе в комнату. Там, захлопнув за собой дверь, так же как и Малфой медленно села на пол. Сердце билось в ускоренном ритме. “Сорвал одежду… сорвал одежду…”, — продолжали звучать в голове настойчивые слова. Сейчас девушка чуть ли не проклинала себя за то, что убежала от него. Ее тело требовало его умелых прикосновений, обжигающих ласок, головокружительных поцелуев. “В зале мог кто-нибудь появиться”, — заметил голос внутри нее. “Посреди ночи”, — мысленно возразила она, но тут же застонала от досады: черт возьми, если бы это был не зал, она бы согласилась с ним переспать?!
Поднявшись, Гермиона прошла в ванную, чувствуя, что тело ее до сих пор дрожит от возбуждения. Окунувшись в холодную воду, она с радостью отметила, что это состояние стало ее покидать, но так и не исчезнув до конца. Поднявшись из воды пятью минутами позже, девушка вернулась к себе в комнату, растирая тело полотенцем. Опять вспомнился Малфой, точнее сцена, разыгравшаяся в этой комнате: его руки скользили по всему телу, расстегивая кофту. Его губы, исследовавшие губы девушки, ее тело, а потом переходящие к груди…
Гермиона снова застонала от досады, отчасти вызванной тем, что она тогда оттолкнула его, отчасти тем, что не может выкинуть из головы Слизеринца.
Девушка легла на кровать, пытаясь заснуть, но мысли вертелись вокруг Драко. Она чувствовала возбуждение лишь оттого, что вспоминала о его ласках, и знала, что он чувствует то же что и она. Гермиона ощутила необъяснимый порыв пойти к нему в комнату, но она сдержала себя, отгоняя минутное побуждение.
Откинувшись на подушку, девушка с трепетом осознала, что она будет с Малфоем, стоит тому лишь чуть-чуть надавить на нее. “Да что же это такое!” — мысленно возмутилась она.

Прошло два часа, а сон все еще не пришел к Гермионе. Мучаясь от бессонницы, она постоянно переворачивалась на кровати.
Девушка услышала легкий скрип двери, кто-то зашел в ее комнаты. Приподнявшись на постели и прижимая простыню к груди, она принялась всматриваться в темноту. В бледном свете луны блеснули платиновые волосы.
— Малфой? — неуверенно проговорила Гермиона.
Драко подошел к кровати, садясь рядом с девушкой, завернутой только в простыню.
— Шшш… — он осторожно коснулся ее губами.
Гермиона медленно стала опускаться на подушку, потянув его за собой. Они просто целовали друг друга, мягко и успокаивающе.
Она обняла его за талию, вдыхая знакомый запах его тела и аромат ночи, который всегда его окружал. Он спрятал лицо у нее волосах, а его руки мягко поглаживали талию, проскользнув под простыню.
— Тот цветок, его аромат до сих пор сохранился, — тихо, сквозь сон пробормотал парень.
Гермиона слабо улыбнулась и положила голову ему на грудь, наконец, уходя в царство снов.

 

Глава 19

 

Глава 19

Драко медленно приходил в себя, Морфей неохотно выпускал из своих владений красивого юношу, пытаясь соблазнить прекрасными снами и исполнением всех потаенных желаний. Но на груди парня лежало что-то очень теплое и приятное, от чего реальность обещала быть не менее прекрасной, по крайней мере, сейчас.
Лениво приоткрыв глаза, Драко взглянул на пристроившуюся на нем девушку. Ее темные волосы разметались во все стороны, создавая причудливый веер. Руки обхватили обнаженный торс парня. Кстати, почему он обнаженный? Драко не помнил, чтобы он вчера расстегивал рубашку… тайна, покрытая мраком…
Снаружи комнаты раздался шум: голоса, смех и гам толпы. Да, именно это его и разбудило. Осторожно, чтобы не потревожить спящую девушку, парень встал с кровати. Его взгляд упал на отражение в зеркале: светлые, немного спутанные волосы, довольное выражение лица, хотя с чего бы? легкая, ленивая улыбка на губах, тоже по непонятным причинам. Все свидетельствовало о прекрасно проведенной ночи, но ведь это было далеко не так. Впрочем — Драко бросил быстрый взгляд на девушку — впрочем, ночь была неплохой, даже если ничего физического не произошло.
Шум за дверью не прекращался, и парень решил остаться в этой комнате, на всякий случай, вдруг люди не так поймут его переход из одной спальни в другую. Он даже не сомневался, что они все не так поймут, хотя кто их за это осудит?..
Налив себе вина, Драко сел в кресло, дожидаясь, пока шум не стихнет, или не проснется ее высочество, принцесса Гермиона. А сейчас ему было чем себя занять: прекрасная девушка, завернутая только в простыню, наводила на не менее восхитительные фантазии, чем сама картина. Жаль, конечно, что только фантазии. А, ну да, еще и приятные воспоминания о ночи.
Бокал с вином медленно придвинулся к губам, горящие глаза не отрываясь следили за девушкой. Определенно, скучно не будет…

Гермиона неохотно приподнялась на кровати, она ощущала чье-то присутствие в комнате, кто это был — не так трудно догадаться. Взор упал на юношу с бледной кожей и светлыми волосами. Он пристально смотрел на нее, и когда понял, что девушка проснулась, его взгляд переместился с тела на лицо.
Гермиона заметила в руках Слизеринца бокал; что в нем было вино, она не сомневалась.
— Не рано? — голос был немного насмешливым.
— Ничуть, — отозвался парень.
На некоторое время комната погрузилась в тишину.
— А я думала, что все приснилось, — тихо пробормотала Гермиона, обращаясь, скорее к себе, чем к Драко. Интересно, он ее услышал?
— Разочарована? — услышал.
— Не знаю, — честно ответила она. — Почему ты еще здесь?
Наверное, вопрос был немного бестактным, но ни Драко, ни Гермиона не обратили на это внимание.
— Разве ты не слышишь шум, — он мотнул головой в сторону двери. Странно, но шум девушка заметила только сейчас. — Не думаю, что мой выход из твоей комнаты оценили бы как просто дружеский визит рано утром. Скорее всего, они бы подумали, что мы…
— Можешь не продолжать, — Гермиона подняла руки, протестуя, и резко встала с постели. — Я поняла, о чем ты.
Малфой гадко усмехнулся, заметив ее румянец. Она накинула халат поверх шелковой простыни, после этого дав ей свободно соскользнуть на пол. Затем Гермиона прошла к туалетному столику, принявшись приводить себя в порядок. Драко молча за ней наблюдал. Их взгляды пересеклись в зеркале.
— Может, хватит на меня так смотреть? — немного раздраженно спросила она.
— Как, так?
— Пристально, — отрезала Гермиона. — Это раздражает.
— Я заметил, — степенно отозвался он.
Кинув расческу, она резко встала и подошла к нему. То, что Слизеринец смотрит на нее снизу вверх, радовало, хотя с другой стороны: он сидел, и она стояла… Чертовы предрассудки!
Драко поднялся с кресла, теперь он был выше, и они оба стояли…, почему жизнь так несправедлива?
Перед Гермионой стоял высокий, красивый блондин — несправедливо — с расстегнутой рубашкой, открывающей восхитительный вид на обнаженное тело. Но ей было сейчас не до того, чтобы обращать внимание на его внешность. Он был наглым, жестоким, циничным, холодным ублюдком с тонной самомнения. Вот за это ей хотелось сейчас его ударить, но девушка себя сдержала.
— Ты никогда не перестанешь?
— Не перестанешь, что?
— Хватит отвечать на мои вопросы вопросами! — возмутилась Гермиона. — Ты прекрасно понимаешь, о чем я говорю!
Она отошла от него и села на кровать, при этом у нее был вид обиженного ребенка. Это заставило Драко слегка улыбнуться. Вспомнились слова Белзенкара: “как избалованный ребенок”, хотя чародей говорил совсем о другом, на ум пришло именно это сравнение.
Парень присел рядом с девушкой.
— Можешь спрашивать что хочешь, но я не обещаю, что отвечу.
Он поймал ее недоверчивый взгляд, который постепенно стал серьезным. Драко понял, о чем она думает.
— Зачем? — тихо прошептала она, отводя глаза в сторону. — Зачем ты вчера пришел ко мне, а потом еще и ночью после того… — голос ее прервался, и Гермиона замолчала.
Он обдумывал ответ, который смог бы…
— Ты же знаешь.
— Нет, — она резко вскинула голову.
— Я отвечу тебе, но позже, — Малфой неожиданно ухмыльнулся: — сейчас ты не готова услышать ответ.
Драко встал с кровати, направляясь к бокалу с вином. В дверь постучали. Он быстро застегнул пуговицы. Дверь открылась, и вошла Нейрина. Она бросила хмурый взгляд на Гермиону и теплый в сторону парня.
— Гермиона, ты опять пыталась связаться с животными. Доброе утро, Драко, — казалось, женщину совершенно не удивило, что парень здесь делает рано утром. — Как можно быть такой безответственной!
Девушка старательно избегала взгляда потемневших синих глаз. Она-то думала, что никто ничего не заметит. Ну, подумаешь, какая-то птичка…
— Это вышло совершенно случайно, — попыталась она оправдаться. — Я не хотела, так получилось.
— Это не может быть просто случайностью!.. Кстати, почему ты до сих пор не одета, мы скоро пойдем на праздник.
— Какой праздник? — хором спросили Драко и Гермиона.
Нейрина окинула двоих пристальным взглядом.
— Если бы вы были на ужине, то поняли бы, о чем я говорю. Но вы оба считаете, что можете их пропускать.
— Ты не был на ужине? — удивленно спросила девушка, смотря на Малфоя.
— Одевайтесь немедленно, и Гермиона, платье, обязательно.
— Но…
— Я все сказала, — чародейка вышла из комнаты, в которой на время воцарилась тишина.
— Скажешь, она тебя не раздражает? — мрачно спросил Драко.
— Временами, — призналась Гермиона, с неохотой перебирая в шкафу платья. Все они были с глубоким вырезом, и, вероятно, слишком обтягивали фигуру. Интересно, кто распорядился принести ей эти платья, судя по их виду и фасону, леди Лаура.
Девушка тихо выругалась, продолжая перебирать платья в надежде найти хоть что-нибудь приличное. Драко неслышно подошел сзади.
— Почему бы тебе не надеть вот это? — он взял платье из темно-зеленого бархата.
— Хотя бы потому, что оно зеленое, — ответила Гермиона, она выразительно посмотрела на парня. — А тебе разве не надо одеваться?
— Это много времени не займет, я всегда выгляжу замечательно, — девушка громко фыркнула, но Малфой не обратил на это ни малейшего внимания. — Тебе идет зеленый цвет, я и раньше об этом говорил.
— Это цвет Слизерина, — в голосе Гермионы слышалось легкое презрение.
Он усмехнулся:
— Значит, тебе надо было попасть в Слизерин. Кстати, черный тоже ничего, особенно если он полупрозрачный, — Драко вынул из шкафа черное платье и критически его повертел, оно было немного другого фасона, чем другие. Вокруг шеи замыкалось в кольцо, оставив, тем не менее, на груди глубокий вырез.
— Малфой, ты что, сам будешь выбирать, что мне надеть! — в ее голосе проскользнуло возмущение.
— Судя по тому, как ты одевалась семнадцать лет, то у тебя совершенно нет вкуса.
— У меня есть вкус, — вспыхнула от злости Гермиона.
— Да, неужели?.. Так ты оденешь это или мне помочь?
— Ты не посмеешь!
— Хочешь, проверим, — с милой улыбкой предложил Драко.
Одарив Слизеринца хмурым взглядом, девушка вырвала платье у него из рук, направившись в ванную. Чертыхаясь, она натянула его на себя. Не выходя из ванны, она там же полностью привела себя в порядок. Когда Гермиона вышла, то заметила, что Малфой за это время успел сходить к себе в комнату и тоже привел себя в порядок. На нем были черные штаны, сшитые по последней моде этого мира и такая же черная рубашка с серебряными узорами на широких рукавах. Волосы были откинуты назад, но не зализаны, несколько прядей падали на лицо. Наверное, парень решил одеться в тон ее наряду.
Девушка что-то заворчала, из слов Драко уловил только “похороны” и “траур”. Он ухмыльнулся, поняв общий смысл высказывания, и оценивающе окинул взглядом девушку, позволив взору задержаться на глубоком вырезе.
— Я замерзну, — раздраженно вздохнув, проговорила Гермиона и провела рукой по тонкой материи. — Нейрина говорила, чтобы мы куда-то собирались.
— А плащи для чего? — парень элегантно протянул ей руку. — Вы идете, ваше высочество?
Ответом ему был хмурый взгляд, она неохотно позволила вывести себя из комнаты. Они неторопливо шли по коридорам, по пути им встречались наряженные девушки и парни, все с интересом заглядывались на красивую пару.
— Что леди Нейрина говорила о животных? — тихо спросил Драко. — И что за легкая болезнь?
— Так ты не знаешь? — немного радостно оттого, что Слизеринец чего-то не знает, вопросом на вопрос ответила Гермиона. — Ничего серьезного, пустяки.
— Лорд Защитник, ваше высочество, — с напускным радушием заговорила Лаура, подходя к ним. Она с изящной грацией присела в реверансе, при этом кокетливо улыбнувшись парню и протянув руку для поцелуя.
— Леди Лаура, — Драко прикоснулся губами к ее руке. — Рад вас видеть.
— Я вас оставлю, — резковато бросила Гермиона, высвобождая свою руку из руки парня. — Вижу, вы не будете без меня скучать.
Не дожидаясь от них ответа, она отошла в сторону, ища глазами Лизель или Дайгена, которые бы смогли объяснить, что за праздник. И еще она хотела быть подальше от Малфоя и шлюхи, стоявшей рядом с ним. “Жду тебя завтра ночью”, — пронеслись в голове слова, которые вчера произнесла Лаура. Прикрыв глаза, Гермиона глубоко вздохнула, нашла из-за чего злиться, будто раньше не знала, что Малфой спит с половиной Хогвартса, почему же теперь он должен вести себя иначе?
Она наконец-то нашла Лизель, которая тоже была в платье, девушка что-то с милой улыбкой говорила молодому барону. Гермиона вспомнила, что он был одним из тех, кто показывал ей дворец. Она подошла к ним, сразу же поймав на себе восхищенный взгляд, который заставил немного смутиться.
— Ваше высочество, — он отвесил ей поклон. — Вы прекрасно выглядите.
— Спасибо, барон, — засмеялась девушка. — Лизель, я тебя везде искала. Барон, вы не будете возражать, если я на некоторое время украду вашу собеседницу?
— Только с одним условием, ваше высочество, — мужчина хитро ей улыбнулся. — Вечером вы подарите мне танец.
— Конечно, я согласна.






Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных