Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






15 страница. Гермиона не знала, сколько прошло времени, зарево лесных пожаров было далеко за спиной, но девушка продолжала идти вперед




Гермиона не знала, сколько прошло времени, зарево лесных пожаров было далеко за спиной, но девушка продолжала идти вперед, подгоняемая страхом. Она громко вскрикнула, когда почувствовала боль в плече — это ветка поцарапала ей кожу. Сердито смахнув слезы, Гриффиндорка продолжила путь медленным шагом, осторожно продвигаясь вперед. Каждый шорох заставлял ее вздрагивать, напрягая и без того напряженные нервы. Сердце, ранее быстро стучавшее, замедлило свой темп, но каждый стук отдавался глухой болью в каждой клетке, в каждой частице девушки. От пережитого ужаса и страха тело сотрясала крупная дрожь. Она ужасно устала, но знала, что сейчас не заснет.
Постоянно спотыкаясь об корни и путаясь в ветках, Гермиона медленно брела, направление она давно уже потеряла, ей двигала лишь одна мысль: не останавливаться. В очередной раз споткнувшись, Гермиона тихо выругалась, к глазам опять подступили слезы. Все ее существо вновь заполнил страх за своих спутников, что с ними?
Девушка предприняла еще одну попытку перебраться через злополучный корень. Дрожащие руки с трудом держались за скользкую из-за мха древесину. В очередной раз споткнувшись, Гермиона упала на землю. Не в силах встать, она прислонилась к стволу, прикрыв глаза. Сейчас, она немного отдохнет и пойдет дальше. Через несколько минут, устало приоткрыв свинцовые веки, Гриффиндорка огляделась: скрюченные ветви деревьев предлагали устрашающие картины для разыгравшегося воображения девушки. Один из вдали стоящих кореньев напомнил силуэтом человека, заставляя в тревоге застучать измученное сердце. Поднявшись, Гермиона побрела дальше, в страхе оглядываясь на деревья, ей казалось, что из-за массивных стволов в любую минуту может выйти демон. Не выдержав этого ожидания, Гриффиндорка побежала среди деревьев. Ветви нещадно цеплялись за ее волосы, но она не обращала на них внимания…
Споткнувшись, Гермиона почувствовала, что погружается в воду, но самое удивительное было в том, что вода была теплой. “Теплые источники”, — несмотря на ситуацию, острый ум лучшей ученицы Хогвартса продолжал работать. Пытаясь выбраться из воды, девушка проплыла какое-то расстояние, пока не почувствовала под ногами твердую землю. Выйдя на воздух, Гермиона тут же ощутила, как легкий ветер быстро охлаждает ее разгоряченное водой тело. Мокрая одежда неприятно липла к коже, пронзающий холод пробирал до костей. Скинув плащ, девушка продолжила путь, обхватив себя руками. После незапланированного купания страх перед деревьями испарился, сменившись более насущными проблемами, такими как холод.
Через некоторое время, когда одежда чуть подсохла, Гермионой овладела какая-то апатия, ей было все равно, пусть ее сейчас найдут демоны, пусть она сейчас погибнет, пусть…
Треск сучьев вывел девушку из горестного состояния, все мысли о встрече с демонами были задушены в зародыше. Вновь быстро забившееся сердце дало знать, что страх снова завладел душой. Не в силах пошевелиться, Гермиона стояла на месте, а треск сучьев был все ближе…
В самый последний момент она нашла в себе силу сдвинуться с места, но было уже поздно, человеческий силуэт вышел из-за деревьев. Застыв на месте, она с замиранием сердца смотрела на эту тень.
Луна показалась из-за облаков, осветив маленькую поляну, а заодно и таинственную тень…. Гермиона почувствовала накатывающее волной облегчение — перед ней стоял Малфой.
В три шага преодолев расстояние, лежащее между ними, Драко схватил девушку за плечи, она в его руках беспомощно обмякла. В глазах стояли слезы облегчения.
— Почему ты мокрая? — хрипло спросил парень.
— Вода… упала… — бессвязно пробормотала Гермиона.
Кусты снова затрещали, и из-за них вышел конь Малфоя, подходя к двум путешественникам.
— Надо остановиться где-нибудь, — пробормотал Драко.
Девушка почувствовала, как конь пытается что-то ей рассказать.
— Поляна, здесь недалеко, — проговорила она. — Он покажет.
Недоверчиво посмотрев на Гермиону, парень направился за конем. И действительно, через пять минут они пришли на маленькую поляну, почти со всех сторон окруженную деревьями. Драко быстро развел костер, изредка поглядывая на молчаливую девушку. Видно, она испытала сильный шок. Вскоре огонь весело затрещал, Гермиона подвинулась поближе к пламени, пытаясь согреться. Парень, подойдя к лошади, достал запасной плащ.
— Раздевайся и накинь плащ, а то простудишься, — взяв плащ у парня из рук, девушка вопросительно на него посмотрела. — Что?
— Может, отвернешься?
Проворчав что-то, Драко подошел к коню, чтобы снять несколько сумок, за спиной послышался шорох одежды и легкие чертыханья Гриффиндорки.
— Все, можешь поворачиваться, — произнесла Гермиона, поплотнее запахивая плащ. — Так и вправду теплее.
— Есть хочешь? — в ответ она отрицательно покачала головой.
Согретая пламенем костра, девушка чувствовала, как шок стал отступать, а главное: она была не одна.
— Что там случилось? — тихо спросила Гермиона, поворачиваясь к парню.
Малфой ответил на ее взгляд пристальным взором серебряных глаз, в которых играли блики огня.
— После того, как Белзенкар приказал садиться на лошадей, я и Дайген, не сумев противостоять мысленному приказу, послушались его указаний. Демоны, в этот момент нападавшие на нас, застыли. Затем сила магического приказа стала с нас спадать, а с демонов сошло оцепенение. Вскоре мы с Дайгеном потеряли друг друга, больше я никого не видел. Что случилось с тобой?
Гермиона коротко рассказала о том, что помнила, упуская некоторые подробности.
— Откуда царапина? — он, задрав рукав плаща, дотронулся до плеча.
— Как ты ее увидел? — вспыхнула Гермиона.
По лицу Слизеринца заскользила знакомая девушке усмешка, которая заставила пылать ее щеки еще ярче.
— Ты…
— Нет, кровь на плаще, — продолжая усмехаться, проговорил Драко. — Видишь, как все просто разрешилось.
— Ненормальный, — констатировала Гермиона, поворачивая к костру.
— Спасибо на лестном слове, Грейнджер, — отозвался он.
Следующие несколько минут прошли в молчании, Гермиона злилась на Слизеринца, он, кажется, тоже был на нее зол, только причины девушка не поняла.
Драко медленно расстегнул рубашку, осторожно отстраняя ее от тела и рассматривая порез на груди, неглубокий, но все-таки внушавший опасения.
— Откуда это? — Гермиона интуитивно потянулась посмотреть на порез.
— Неважно, — грубо ответил парень.
В глазах Гриффиндорки полыхнула злость. Значит, он может ей помогать, а она не имеет права даже узнать, откуда это рана?!
Резко подвинувшись к нему, девушка наклонилась к порезу, осторожно ощупывая кожу вокруг него.
— У тебя есть вода? — спустя полминуты спросила она.
— Во фляге, — пробормотал Малфой.
Встав, Гермиона взяла полную фляжку и осторожно ее открыла. Намочив край плаща, она принялась стирать кровь вокруг раны, осторожно касаясь немного воспаленной кожи.
Закрыв глаза, Драко сосредоточился на слабых прикосновениях Гриффиндорки, холодные руки приятно холодили кожу, легкие касания доставляли удовольствие. По телу прошла легкая дрожь.
— Я сделала тебе больно? — тут же встрепенулась Гермиона.
Драко отрицательно качнул головой.
— Продолжай, — хрипло произнес он.
Некоторое время девушка старательно смывала кровь.
— Мне не нравятся края пореза, — задумчиво проговорила она. — Они слишком воспалены, могла попасть какая-нибудь инфекция.
Аккуратно закупорив флягу, Гермиона отложила ее в сторону и снова вернулась к рассматриванию раны.
Холодные пальцы продолжали бродить по бледной коже, пока их не остановила мужская рука. В недоумении подняв глаза, девушка наткнулась на расширившиеся серые глаза. Крепкие руки принялись нежно поглаживать ее пальцы, пытаясь их согреть.
Выдохнув, Гермиона не отводила взгляда, продолжая смотреть ему в глаза. Губы, его губы были так близко…
Теплые губы накрыли ее, осторожно их приоткрывая. Вздрогнув, девушка была в полной растерянности. Поцелуй стал глубже и… и смелее. Прикрыв глаза, Гермиона пыталась понять все чувства, которые скопились в ней. По телу пробежала дрожь, когда руки Слизеринца перешли ей на талию. Губы разъединились.
— М-малфой? — пытаясь восстановить дыхание, вопросительно проговорила она.
Его губы снова накрыли ее, настойчиво прижимая к себе, рука скользнула под плащ — единственную одежду девушки — и прошлась по обнаженному бедру.
И… и она сдалась. Обхватив руками Слизеринца, Гермиона углубила поцелуй, разрешая ему действовать дальше… она сдалась… нет, просто она тоже хотела… хотела его… стать с ним одним целым…
Оставив губы, парень скользнул к ее шее, оставляя там череду быстрых поцелуев. Выдохнув, девушка запустила руки ему в волосы, пропуская пряди между пальцев.
Они медленно опустились на мягкую траву. Получив более обширный доступ к нежной девичьей шее, Драко, дразня, оставлял легкие поцелуи, ощущая, как вздрагивает лежащее под ним тело девушки. Рука, ранее покоящаяся на бедре, покинула это место, горячая ладонь скользнула по внутренней стороне бедра. Губы изогнулись в легкой улыбке, когда девушка резко выдохнула, ощутив его движение. Другая рука перешла к верхней застежке плаща, неудачно пытаясь ее расстегнуть. Отстранившись от Гермионы, Драко на этот раз быстро справился с пуговицей. Перед тем как распахнуть плащ, он внимательно посмотрел в лицо часто дышащей Гриффиндорки. Она выглядела очаровательно, невинно очаровательно. Дразняще коснувшись ее губ, он распахнул плащ. Рука тут же прошлась по обнаженному, восхитительно мягкому телу. Губы последовали вслед за ладонью, задержавшись на ключице, проворный язык нырнул в ямочку, оставаясь там какое-то время. Ответом на его ласку был легкий стон.
Приоткрыв глаза, Гермиона потянулась к его расстегнутой рубашке, намереваясь полностью ее снять. Дрожащие руки порывисто сдергивали одежду…. Быть ближе, как можно ближе к его телу… ощутить его губы….
Он нарочно ее дразнил, его губы прошлись по всему телу, избегая лишь алых, приоткрытых губ Гриффиндорки, из которых вырвались стоны наслаждения. Не в силах больше терпеть, девушка, обняв его за плечи, потянула к себе.
Наткнувшись на ее горящие мольбой глаза, Драко не смог сдержать усмешки, она получит то, что хочет, но пусть немного помучается… как мучился эти дни он. Правда, ее мучения будут измеряться не днями…
Гермиона требовательно впилась в его губы, руки скользили по обнаженным упругим плечам и спине, подбираясь к брюкам. Желанные губы вновь ушли от нее, над ухом раздался тихий смешок. Взяв ее руки в свои, он не дал им добраться до цели. Прикусив губу, девушка едва сдержала стон разочарования, почему он издевается, мучает ее…
Сладостная мука продолжалась, напряженные руки Слизеринца скользили по всему телу, их всегда сопровождали горячие губы, и то и другое заставляло тело Гриффиндорки извиваться и выгибаться, из груди вырывались протяжные стоны.
— Драко, — очередной выдох, ногти впились в мягкую, сочную траву, оставляя на ладонях зеленый сок.
Гермиона не знала, сколько времени прошло, прежде чем он прекратил свои издевательства, заставляющие ее вновь и вновь опускаться в бездну сладострастной боли. Она, кажется, не раз просила его, умоляла… теперь все неважно.
Они были одним целым, так как оба и хотели. Они знали, что когда-нибудь это случится, что они будут тем, кем хотят быть.
Дрожащей рукой приподняв лицо Драко за подбородок, Гермиона заглянула ему в глаза. Они потемнели так же, как потемнели и ее глаза. Ритмичное движение двух обнаженных тел, стук двух сердец, слитых воедино.
Изогнув спину, девушка громко вскрикнула, чувствуя во всем теле приятную дрожь. Хриплый стон, больше всего похожий на рычание зверя, присоединился к этому вскрику наслаждения.
Хрипло дыша, Драко смотрел на лицо Гриффиндорки: прикрытые глаза, ресницы кротко трепетали; дрожащие, приоткрытые губы, алый цвет которых поражал своей насыщенностью, несколько влажных прядей прилипло к мокрому от пота лицу — очаровательная и, одновременно, соблазняющая картина.
Мягко коснувшись ее дрожащих губ, он прошелся по ним языком. Приоткрыв глаза, Гермиона ответила ему немым вопросом. Убрав влажные пряди, парень снова припал к ее губам, но тут же отстранился. Теперь взгляд карих глаз был полон непонимания.
Перевернувшись, Драко обнял девушку за талию, потянув ее за собой. Оказавшись сверху, Гермиона удобно уселась, затем, склонившись к его лицу, она веером волос закрыла их от всего мира.
Как у них еще хватало сил не спать, а наслаждаться друг другом, после такого насыщенного переживаниями вечера — никто из них не знал ответ на это вопрос. Они просто были вместе.
Где-то вдали прогремел гром, приближалась гроза. Руки девушки заскользили по груди парня, избегая касаться раны, полученной накануне. Нагнувшись, она осторожно прошлась язычком по краю пореза, при каждом движении ее проворного язычка парень резко вздрагивал.
— Я причиняю тебе боль? — тихо спросила Гермиона, оторвавшись от своего занятия.
— Твое бездействие причиняет мне больше боли, — усмехнувшись, хрипло пробормотал Драко.
— Ну, раз так…
Тем не менее, она оставила измученную рану, проводя языком поочередно от одного соска к другому. Хриплые стоны дали ей знать, что она добилась желаемого. Руки Слизеринца скользнули по ее согнутым ногам, переходя к бедрам и остановившись там, они начали выписывать затейливые рисунки. Дрожа от возбуждения, Гермиона водила руками по всему его телу, как ранее делал он. Она тоже издевалась, но в более мягкой форме.
Вновь почувствовав его в себе, девушка снова застонала. Придерживая ее за бедра, Драко помогал ей придерживаться одного ритма. Несколько капель дождя упали на разгоряченные тела. Нагнувшись, Гермиона накрыла его губы. Летний дождь совсем им не мешал. Перевернув Гриффиндорку под себя, Драко бродил руками по ее мокрому и скользкому телу, каждая частица которого была пропитана жаром страсти. Скользя по его плечам, девушка ни как не могла найти твердую опору, руки соскальзывали с влажных плеч, но это не мешало ей наслаждаться им. Как и ему ей.
Дождь закончился, а тела все еще продолжали танцевать танец страсти. Слабый свет начинающегося утра пробежал по лесу, застав молодых людей, дарящих друг другу желаемое наслаждение. Посмотрев на них какое-то время, он побежал дальше.
Обхватив Драко руками, Гермиона умиротворенно закрыла глаза. Сквозь пелену сна она чувствовала, как он легонько поглаживает рукой ее талию.
Никаких мыслей, только спокойствие и удовлетворение.

 

Глава 29

 

Глава 29

Гермиона медленно открыла глаза, приподнимаясь над землей. С талии соскользнула теплая рука парня, в этот момент обнимавшая ее. Сев, девушка некоторое время неподвижно смотрела на Слизеринца, без каких-либо мыслей, она просто смотрела на него: твердые губы, несмотря на сон — сосредоточенное выражение лица, казалось, что он никогда не сбрасывал эту маску, она настолько приросла к нему.
В сознание Гриффиндорки стали закрадываться мысли… мысли, от которых она хотела сейчас убежать: в голове замелькали картины происходившего ночью. Сожалела ли она? Да, наверное, сейчас да, но и понимала, что этого не избежать, поэтому вчера и сдалась…
Гермиона нежно скользнула рукой по его щеке, стараясь при этом и не разбудить. Что теперь будет? Девушка специально задалась таким вопросом, больше всего ее удивляло то, что она совсем не переживает, как себя вести дальше. Ночь в прошлом, ее не вернуть, и не надо этого делать, она будет вести себя как раньше. И…и этого больше никогда не повторится, никогда она снова не отдастся Драко Малфою, отдастся на милость победителя, хотя разве здесь были победившие?
Она сама лгала себе, говоря, что это никогда не повторится. Эта ложь, казалось, витала в воздухе, обнажая свою ненадежность и лицемерность. Да, Гермиона знала, что ночь, подобная этой, может повториться, но только не на Земле… быстрее вернуться домой, где все ясно, где не надо встречаться с ним, общаться как союзники…
Прохладный ветер скользнул по обнаженному телу, заставляя его задрожать. Ладони, лежащие на мокрой от росы и ночного дождя траве, почувствовали холод земли. Взгляд Гриффиндорки метнулся к плащам, которые, слава богам, лежали под деревом и не промокли.
Осторожно поднявшись, Гермиона подошла к плащу, быстро накинув его на замерзшее тело. После теплых объятий было непривычно холодно. Костер, к сожалению, потух от дождя, а им ночью было не до того, чтоб за ним проследить. Завернутое в плащ тело задрожало: нет, надо как-то согреться! Ее одежда все еще была сырой, и одевать ее — чистой воды безумие. “Горячие источники”, — это мысль спасением пронеслась у нее в голове. Она должны быть совсем недалеко.
Подойдя к коню, девушка принялась ему внушать, куда она направляется, чтобы ее Защитник, если вдруг проснется, не подумал, что она просто исчезла.

Источники были еще ближе, чем думала Гермиона. Видимо, ночью она бродила кругами. Несколько небольших озер, скорее всего напоминающих большие лужи, лежали среди деревьев. Небольшие водопады падали с величественных камней. Как они здесь появились? — вряд ли кто-нибудь смог бы ответить на этот вопрос. Скинув плащ, девушка забежала в теплую воду и подошла к не менее теплому водопаду, встав под природный душ. По телу прошлась приятная истома, охватившая ее в тот момент, как она почувствовала горячую воду. Забыв о том, где находится, Гермиона наслаждалась ощущением теплых струй, мягко омывающих ее обнаженное тело. Она не знала, сколько времени прошло.
Вывело ее из этого восторженного состояние неприятное чувство, что за ней кто-то наблюдает. Резко развернувшись, она быстро прикрыла грудь рукой и тут же опустилась в воду. Расширившиеся от страха глаза взглянули на стоящего неподалеку Слизеринца. Он, прислонившись к дереву, задумчиво смотрел на Гриффиндорку. Совсем недалеко от него бродил среди деревьев конь.
— Ты напугал меня! — выдохнула девушка, мысленно проклиная слишком прозрачную воду.
— А ты ушла черт знает куда, ничего не сказав, — спокойно ответил он. — Вылезай, нам пора уезжать.
Его спокойствие и безразличность странно ее раздражали.
— Может, отвернешься? — яростно предложила она.
Губы сложились в насмешливую улыбку, Драко вопросительно приподнял бровь.
— Грейнджер, только не говори мне, что ты до сих пор стесняешься?
Его насмешливый, пренебрежительный тон заставил ее чуть ли не зарычать от возмущения. Девушкой почти полностью овладела злость — не имеющая твердой основы, но требующая освобождения.
— Малфой! — словно выплюнула она. — Отвернись!
— Малфой? Помнится, ночью я был… — его взгляд лихорадочно заблестел.
Гермиона прикрыла глаза, когда почувствовала головокружение из-за сильного прилива ярости и злости. В голове замелькали картины: река… камень посредине… два течения… выбор… одно целое с неуправляем горным потоком. Тело девушки окуталось огненным потоком, не потухающим несмотря на воду.
Гермиона медленно вышла из воды, понимая, что ее обнаженное тело надежно закрыто от чьих-либо глаз. Взяв одежду, которая тут же высохла у нее в руках, она принялась быстро одеваться, не обращая внимания на Малфоя, с потемневшими от злости глазами смотревшего на нее. Одевшись, девушка сняла огненную занавесу. В ее душе все ликовало — она смогла… смогла разъединить магию, в такой неожиданный момент.
— Ты знаешь, к чему приводит использование магии? — опасно тихо спросил Драко.
Решив не посвящать его в кое-какие нюансы о чистой магии демонов, тем более он не знал, что это и есть проявление силы демонов, она спокойно к нему повернулась.
— Значит, нам лучше побыстрее отсюда уехать, — взмахом руки Гермиона подозвала коня и быстро на него вскочила. — Ты разозлил меня, Малфой… Тебе нужно особое приглашение?
Окинув ее хмурым взглядом, Драко быстро накинул на плечи рубашку и сел на коня позади девушки, его рука крепко обхватила ее тонкую талию. Это прикосновение вызвало в нем приятные воспоминания, немного отогнавшие злость на самонадеянную Гриффиндорку, открыто использующую магию. Лошадь медленно тронулась с места.
Некоторое время оба молчали, пока тишина не стала давящей, и вынести ее было невозможно.
— Как ты думаешь, что случилось с остальными? — тихо спросила Гермиона.
Она думала об этом с тех пор, как села на лошадь, и мысли ее были отнюдь не светлые, все время представлялись картины смерти друзей. Девушка не могла долго об этом думать, страх и ужас снова начинали сковывать тело, и чтобы стряхнуть эти чувства, ее нужно было поговорить с живым человек, каким и являлся Малфой.
— Предпочитаю об этом не думать, — мрачно ответил Драко. — Все равно все эти мысли сводятся к сме…
— Молчи! — резко перебила Гриффиндорка. — Они живы, да, живы, и мы их найдем.
— Ну конечно, — склонившись к ее уху, язвительно прошептал он. — А теперь мне скажи, ты веришь в то, что сейчас сказала? Смирись, Грейнджер, может, кто и выжил, что мало вероятно, но даже если они живы, мы просто-напросто не найдем их в лесу.
— Замолчи, — убито прошептала Гермиона, но потом глаза гневно вспыхнули. — Они живы! Живы! Живы, живы, живы… живы… живы…… — голос постепенно терял свою силу и уверенность. На глаза навернулись слезы. — Они живы, Малфой, — казалось, она спрашивает его.
Драко стал медленно поглаживать ее талию.
— Может быть, — глухо отозвался он, — может быть…
И снова воцарилось молчание, никто не произнес ни слова. Парень продолжал мягко касаться пальцами талии девушки, этим как бы успокаивая ее.
— Что мы будем делать? — повернувшись к нему, спросила Гермиона.
Драко пожал плечами.
— Искать кого-либо не имеет никакого смысла, — проговорил он. — Поедем дальше.
— Очень мило, а теперь скажи, пожалуйста, как ты определишь, где здесь “дальше”? — язвительно ответила девушка, все внутри нее пребывало во взвинченном состоянии, она могла сорваться по любому поводу.
Парень кинул на нее хмурый, но не менее язвительный взгляд.
— Для этого карты существуют, моя принцесса.
— Но… — Гермиона неожиданно замолчала, прежде чем разразиться гневной тирадой. — Почему ты молчал! Это многое могло изменить. Белзенкар говорил мне, что можно найти человека по карте, я использую свою силу и…
— Нет, — резко оборвал ее Драко. — Ты не будешь пользоваться магией! Я не позволю!
— И как, интересно? — зло сощурив глаза, выдохнула Гриффиндорка.
— Просто не позволю, — тихо ответил Слизеринец, холодно смотря на девушку, в глазах плясало лихорадочное пламя.
Резко развернувшись, Гермиона взглянула на едва видную тропу, по которой сейчас шел конь.
Злость постепенно спадала, уступая место усталости, прикрыв глаза, девушка прислонилась к Слизеринцу, в надежде хоть немного отдохнуть. Равномерные шаги коня вводили в сонное состояние, и она не заметила, как реальность перешла в сон…

Все вокруг потемнело, облака застилали небо, не оставляя ни одного просвета. Резкий ветер трепал волосы двух путников, медленно передвигающихся среди деревьев.
— Надо устроить привал, — хриплый голос парня.
Девушка в ответ кивнула, соглашаясь с ним.
— Как погода испортилась, — ежась, проговорила она, соскакивая с лошади вслед за своим спутником.
Глаза медленно обежали темнеющую местность: деревья потеряли все красоту, трава свой необычный свет, став блекло-желтой, весь лес погрузился в зловещую тишину.
— Мне не нравится здесь, — со страхом сказала девушка. — Давай поедем дальше…
Никто не ответил на ее реплику.
— Малфой? — она резко повернулась: парень исчез. — Малфой? Малфой, ты где, хватит шутить, это уже не смешно, — в голосе зазвучала паника.
Конь тоже куда-то пропал, мир закружился. В этом калейдоскопе мелькали лица друзей и знакомых, все были бледны… все были мертвы. Что-то черное, непонятное накинулось на путешественницу, заставив закричать от ужаса. Девушка отскочила в сторону и бросилась прочь, дальше, как можно дальше. Еще сильнее потемнело, свет представлялся в серых и черных тонах, больше не было никаких красок, только хмурый серый и угрожающе черный.
Сердце отчаянно билось в груди. Спотыкаясь о ветки и коряги, путница бежала, она чувствовала, что позади ужасное “нечто”, охотящееся за ней и желающее убить.
— Малфой! — голос стал почти безумным. — Драко!
Ее талия оказалась в цепких объятиях. Неистово извиваясь, девушка пыталась высвободиться, но все попытки были плачевны…
— Отпусти меня, — сквозь слезы шептала она. — Мне страшно, ты ужас, ты монстр, чудовище.
— Я ничего тебе не сделаю, — нежный, внушающий доверие голос. — Проснись, проснись…

Гермиона резко открыла глаза, полные слез.
— Проснись — это лишь сон.
Девушка поняла, что стоит на земле, а руки Слизеринца крепко держали ее за талию.
— М-малфой? — неуверенным, дрожащим голосом произнесла она, судорожно вцепившись в отвороты рубашки.
— Да, я, — спокойно проговорил он.
— Что случилось? — спросила Гермиона, неуверенно оглядываясь, как бы желая убедиться, что лес не стал таким, каким он был во сне.
— Это я у тебя должен спросить, — незамедлительно ответил парень. — Слезаешь с лошади, не обращая внимания на мои слова, что-то бурчишь о том, что тебе здесь не нравится и начинаешь кружить на одном месте, потом когда ты меня зовешь, и я к тебе подхожу, ты срываешься с места и бежишь в лес…. Я думал, что потеряю тебя среди деревьев.
Глаза Гриффиндорки в ужасе распахнулись, по телу прошла крупная дрожь. Сон… он…
— Что случилось, Грейнджер? — требовательно спросил Драко, в его тоне проскользнула какая-то нехарактерная для Малфоя нотка, заставившая девушку насторожиться.
— Что с тобой? — она впилась взглядом в серебряные глаза, проигнорировав последний вопрос.
Девушка отстранилась, мягко расцепляя его теплые руки, державшие ее в тисках.
— С чего ты взяла? — небрежно поинтересовался он — опять что-то странное было в его голосе, заставившее Гермиону забыть ужасный сон.
Малфой отошел от нее подальше, глаза лихорадочно блестели — тоже нехарактерно для Малфоя, хотя сегодня у него она уже видела такой взгляд, только вот не обратила внимания.
— Малфой?
— Нам пора ехать, — отворачиваясь, произнес он.
Со злостью схватив его Драко за руку, Гермиона резко дернула его в свою сторону… какая все-таки теплая, почти горячая у него рука…
Глаза снова расширились из-за посетившей ее догадки. Рука девушки тут же легко легла на лоб Слизеринца, потом соскользнула на щеку, надо заметить, и то и другое пылало жаром.
— У тебя лихорадка, — проговорила Гермиона, хотя она обращалась не к нему, а просто говорила.
Ее руки принялись быстро расстегивать рубашку, пока не обнажилась полученная вчера вечером рана.
Края пореза вспухли, став уродливыми воспаленными красными рубцами. Молочно-белое вещество покрывало рану, не оставляя сомнений, что если надавить, то появится желто-прозрачный гной.
Гермиона аккуратно коснулась пореза. Пальцы тут же отдернулись, почувствовав непередаваемый жар, как будто коснулись раскаленной на огне сковородки. “Демоны-воины часто смазывают свое оружие пагубным для людей ядом, человек погибает в страшных муках спустя некоторое время, — пронесся в голове голос Аморала. — Мало кому известно противоядие, но оно есть”.
Девушка в досаде закусила губу: почему она не поинтересовалась, что это за противоядие — наверное, потому что думала, что Аморал не знает. Теперь же Гермиона понимала, что ее голубоглазый друг не только знал противоядие, но и способ приготовления яда.
— Яд, — пробормотала она.
— Я так и думал, — застегивая рубашку, ответил Драко.
Глаза, полные гнева, метнулись в его сторону.
— Почему ты не сказал?!
— Это что-то бы изменило?
— Нет, но… - она тяжело вздохнула. — Ты просто мог мне это сказать.
Гермиона вскочила на лошадь.
— Поедем?
Сев позади, Малфой в задумчивости прикрыл глаза; жар, иссушающий его тело, и боль, терзающая рану, заставляли мышцы в напряжении сжиматься и разжиматься, да и виски сдавила чудовищная боль…

Они ехали целый день, изредка останавливаясь. Гермиона каждый раз тревожно косилась на парня, понимая, что абсолютно бессильна и никак не может ему помочь, чтобы хоть немного приглушить боль. Вечером они остановились на привал. С помощью своей демонической силы девушка зажгла костер, понимая, что Драко вряд ли заметит магическое проявление силы. Он вообще мало на что обращал внимание.
Как только костер загорел, Малфой поближе придвинулся к пламени, что не ускользнуло внимания Гриффиндорки, она мягко дотронулась до его плеча, чувствуя, как тело содрогается в легком ознобе. Несмотря на теплую ночь и жар огня ему было холодно. Подвинувшись ближе, Гермиона обняла его за плечи, заставляя немного отклониться назад. Ее спина коснулась ствола дерева, получив опору. Голова парня лежала у нее на груди, изящные руки нежно перебирали светлые пряди — ее любимое занятие. Дыхание Слизеринца выровнялось, став менее рваным, наверное, он заснул или погрузился в некое подобие сна.
Гермиона провела где-то полночи, смотря в костер, пока Драко не начал бредить. Обрывочные фразы срывались с его уст, не давая представить какой-то точной картины. Девушка попыталась его разбудить, но у нее ничего не вышло. Возникла безумная идея попытаться избавиться от яда с помощью магии, но она не знала, как применять демоническую силу в этом направлении, а делать все “методом тыка” не хотелось. Парень попытался отстраниться от нее, но Гермиона крепко схватила его за плечи: мало ли что ему вздумается сделать в бреду. Произошла маленькая борьба, в итоге которой Драко успокоился, положив голову ей на колени, изредка у него вырывались хриплые слова, больше напоминающие стоны.
Ветви деревьев зашуршали. Сердце Гермионы отчаянно екнуло, она принялась внимательно вглядываться в темноту, но из-за костра та казалось непроглядной, и все ее старания ни к чему не привели.
— Гермиона? — мелодичный женский голос прорезал тишину.
— Нейрина? — в надежде ответила девушка.
В свет костра выступило несколько лошадей с седоками. Оглядев их, Гермиона в облегчение обнаружила, что все здесь. Осторожно опустив голову Малфоя на мягкую траву, она кинулась обнимать уже спешившуюся Лизель.
— Боги, как я рада вас видеть! — сквозь слезы проговорила она, отстранившись от блондинки.
— Что с Драко? — перебила Нейрина, подходя к парню.
— Порез на груди, — быстро ответила Гермиона. — Он отравлен.
Кивнув, чародейка взяла свою сумку, начав искать лечебные травы. Но Аморал первым подошел к парню вместе с маленькой баночкой. Быстро расстегнув парню Драко рубашку, он смазал густым зеленым бальзамом воспаленную рану.
— Это поможет лучше всяких трав, леди Нейрина, — проговорил он в ответ на гневный взгляд женщины.
Сердито кивнув, чародейка отложила сумку.
— Когда жар спадет? — неохотно поинтересовалась она.
— К началу вечера, но этим утром ему можно будет сесть на лошадь, и мы продолжим путь. Тут неподалеку живет одна женщина с ребенком, я однажды случайно наткнулся на их дом, она не откажет нам в приюте.
— Что за женщина? — спросил Белзенкар.
— Я не спрашивал, кто она такая, да и она сама не спешила поделиться этим.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных