Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






10 страница. Две девушки вышли на балкон, зачарованно смотря на осенний сад




Две девушки вышли на балкон, зачарованно смотря на осенний сад.
— Ты, кажется, хотела у меня что-то спросить? — Лизель в задумчивости провела пальцем по резным перилам.
— Да, — отозвалась Гермиона. — Что за праздник, а то я ничего не знаю?
— Этот день считают днем Осени, вся золотая красота этого сезона показана во всем великолепии именно сейчас. Веселье будет продолжаться несколько дней. Но первый день самый значительный. Сейчас мы поедем за город, там разложен костер, который скоро зажгут, и он будет гореть весь день и всю ночь. Это из-за специального порошка. В общем, там будут проводиться разные соревнования между обычными крестьянами, а для аристократов показан спектакль. Простые люди будут праздновать у костра до вечера, а мы вернемся во дворец, где будет бал. В полночь снова выедем за город, там, рядом с костром, запустят фейерверки. Потом люди будут еще несколько дней ходить по гостям. Вот, собственно говоря, и все.
— Так вот зачем Белзенкар стремился в город, он хотел попасть на праздник, — рассеянно проговорила Гермиона, мысленно переваривая все сказанное.
— Не совсем, — возразила подошедшая к ним Нейрина, видно она давно слушала рассказ Лизель. — Это праздник очень древний и он священен, хотя сейчас люди это забыли. Давно было принято в этот день приносить дары Афине Палладе, и тогда она открывала тебе знание, в котором ты нуждаешься. Дары можно приносить только в храмах. Этим мы с отцом собираемся заняться. Нам нужно открыть одну книгу, путь к которой лежит через приношение богине.
— Почему вы нам раньше не сказали? — удивленно спросила Лизель.
— А вы спрашивали? — немного ехидно осведомилась темноволосая женщина. — Пойду, поищу отца, надеюсь, у него хватит ума не пить до визита в Храм, Афина не очень любит видеть Старого Бродягу в таком состоянии, наверное, потому что считает себя обязанной его опекать.
— А почему бы вам просто ее не попросить, раз ты с ней знакома? — недоуменно спросила Гермиона.
— Хотя бы потому, что она сейчас в другом мире. Возвращайтесь-ка в зал. Мы скоро пойдем к костру.
Девушки, пожав плечами, последовали за Нейриной.

 

Глава 20

 

Глава 20

Вздохнув, Гермиона откинулась на спинку сидения. Она чувствовала себя ужасно усталой, наверное, из-за того, что не спала полночи. Голова кружилась, от запахов еды, витавших в воздухе, становилось еще хуже. Кто-то сел в карету, но девушка не обратила на это внимания, прикрыв глаза.
— Скучаешь? — раздался мужской голос.
— Малфой! — Гермиона чуть ли не подпрыгнула. — Ты меня напугал!
— Польщен, — он хмыкнул.
— Не стоит обольщаться, — отрезала девушка. — И, кстати, тут нет ничего смешного.
— У тебя плохое настроение? — Драко вопросительно приподнял бровь.
— Я не выспалась, — она выглянула в окно кареты, отодвинув занавески. — Интересно, где Нейрина или Белзенкар.
— А они тебе зачем?
— Не твое дело, — Гермиона снова откинулась на спинку. — О боги, как я устала.
— Ты уже переняла привычки этого мира, — ехидно заметил парень.
Девушка окинула его хмурым взглядом, потом с безразличным видом закрыла глаза. Драко уже начал думать, что она ничего не ответит, как услышал ее голос:
— Наследственность — сильная штука, тебе ли этого не знать, Малфой.
В карете возникла давящая тишина, готовая в любой момент перейти в бурю, но тут дверца открылась, и в внутрь скользнули Дайген и леди Лаура.
— Доброе утро, сестренка, — произнес молодой мужчина, поцеловав Гермионе руку. — Чем недовольна?
— Ну что ты, все в порядке, — ответила девушка, мысленно отметив, что у брата тоже хмурый вид. Вероятно причина была в змее, сидевшей рядом с ним. — Ты не видел Лизель, Нейрину и Белзенкара?
— Я видела, — встряла в разговор Лаура. — Они сели в соседнюю карету.
Закусив губу, Гермиона всей душой пожелала оказаться в той соседней карете, но, увы! Девушка почувствовала легкое головокружение, так обычно было, когда она впадала в некую отрешенность. “Мир животных” — как сказал Белзенкар. Гермиона до боли впилась ногтями в ладошку, чтобы не потерять контроль над собой.
— Ваше высочество, у вас кровь! — притворно ахнула Лаура.
— Что? — рассеянно спросила ее высочество. Она быстро разжала руки, заметив следы от ногтей, кровь струйкой потекла с ладошки. — Я даже не заметила. Это получилось совершенно случайно.
Гермиона поймала два подозрительных взгляда со стороны Дайгена и своего Защитника. Похоже, они рассчитывали при удобной возможности хорошенько ее расспросить о подобных случайностях.
Карета медленно тронулась с места и девушка выглянула в окно, дав понять, что не собирается ни с кем разговаривать. Лаура начала что-то объяснять Драко, Дайген изредка встревал в разговор, но Гермиона не обращала на это внимания.
— Конечно, лорд Дайген, вы ведь скоро станете мне родственником, — эти слова аристократки отвлекли Гермиону от созерцания окрестностей. — Уверяю вас, моя сестра будет замечательной женой.
— У вас много сестер? — резко спросила Гриффиндорка, надеясь на положительный ответ, тогда хоть одна возможность, что одна из них будет нормальной.
— Две, — немного удивленная тем, что принцесса заговорила, ответила Лаура. Сердце Гермионы в надежде забилось. — Но Рена уже замужем, а Бланш еще нет, — маленькая надежда разбилась вдребезги.
— Я знакома с леди Бланш, — сухо произнесла девушка, бросив быстрый взгляд на хмурого кузена.
— О, я знаю, сестра писала о вас в письме.
“Интересно, что она писала?” — Гермиона мысленно фыркнула: ничего хорошего, это точно. Она посмотрела на Малфоя, который в это время внимательно прислушивался к беседе девушек. Поймав взгляд Гермионы, он вопросительно приподнял бровь. Смотря ему в глаза, Гермиона придумала восхитительный план, как можно позлить Слизеринца и напугать змею, сидевшую напротив нее. “Ты плохо поступаешь”, — мысленно сказала себе девушка. “Ага, — согласилось она сама с собой, — чисто по-Слизерински”.
— Леди Лаура, вы всегда жили в Кориме? — невинно спросила Гермиона, при этом мысленно ухмыляясь.
— Можно сказать и так, — пожала плечами девушка. — За исключением поездок в столицу и за город.
— Вы хорошо знаете дворец?
— Лучше всех, так, по крайней мере, говорит мой отец. А зачем вам это?
— Ну, — протянула Гермиона. — Я слышала, что дворец днем разительно отличается от дворца ночью, говорят, там бродят привидения. Я на Земле даже как-то была на дне Смерти у одного из них. И вот сегодня решила проверить слухи о привидениях. Вы не поверите, но в фехтовальном зале я видела одного из них, хотя, кажется, их было двое, но я не разглядела. Девушка была очень похожа на вас, такие же рыжие волосы, — Гриффиндорка небрежным движением дотронулась до волос побледневшей Лауры. — Лицо, очень похожее на ваше, девушка была вся в белом. У вас кто-нибудь умер в замке? Может, дальняя родственница? Так вот, я сказала, что там было два духа, хотя второй, скорее всего был человеком, я его не узнала. В общем, девушка была очень настойчивой, она что-то обещала и они… — Гермиона на секунду запнулась, одарив бледную леди смущенной улыбкой и бросив мимолетный взгляд на сузившего глаза Малфоя. — Я думала, что призраки бесплотны, может, этот был особенным. Проще говоря, я хотела у вас узнать, знакомы вы ли с этим привидением, а то вчера оно обронило вот этот кулон, — по руке девушки змеей скользнула золотая цепочка, оставшись лежать на ладошке, рядом с кровавыми следами от ногтей. Кулон лежал в маленькой лужице крови, очень дорогой и искусно сделанный кулон. На нем был знак семьи леди Лауры.
— Я никогда раньше не встречала призраков, — пробормотала Лаура. — Но, кажется этот кулон мне знаком. Вы бы не могли мне его вернуть. Может, когда-нибудь я и встречу это привидение, у меня будет больше возможностей.
— Тем не менее, призрака встретила я, — возразила Гермиона. — Несмотря на то, что вы жили в этом дворце много лет. Пока мы не уедем, я оставлю украшение у себя, а ночью поищу призрака. Если мне не повезет, то отдам его вам.
— Конечно, — Лаура неохотно отвела взгляд от кулона. — Хотя сомневаюсь, что вы его встретите.
Карета резко остановилась, они наконец-то приехали. Настроение у Гриффиндорки было замечательное: первая часть плана была уже выполнена, оставалось только одно маленькое дело. Дайген и Лаура вылезли из кареты, но Малфой, похоже, покидать ее не спешил, перегородив дорогу и Гермионе
— Ты собираешься выходить? — невозмутимо поинтересовалась девушка.
— К чему вся эта комедия? — схватив ее за руку, поинтересовался Драко.
— Ты о чем? — ее глаза широко распахнулись, невинно взглянув на него, но уже через несколько секунд губы сложились в предательскую ухмылку.
— Ревнуешь? — нагло спросил Слизеринец.
— Еще чего, — фыркнула она. — Просто мне стало скучно. Малфой, если мы тут будем торчать целый час, то что о нас люди подумают?
Выругавшись, парень вышел из кареты, за ним выскользнула и Гермиона, прикрыв глаза из-за яркого осеннего солнца. Кулон она до сих пор держала у себя в руке, ему еще предстоит сыграть свою роль…

Девушка молча наблюдала, как языки пламени поднимаются высоко вверх, рядом с ней стояли Нейрина, Белзенкар, Лизель, Дайген, Малфой, Лаура и ее отец. Скоро должно было начаться представление, с которого старый чародей и его дочь рассчитывали уйти. А так как Гермиона хотела тоже посетить храм Афины, то надо было осуществить вторую часть плана прямо сейчас, не ждать же до вечера.
— Пойдемте на представление, — произнес отец Лауры. — Ваше высочество, не окажете мне честь, сев рядом со мной?
— Конечно, — девушка мило улыбнулась. — Но ненадолго, мне надо будет уйти с леди Нейриной и Белзенкаром.
Все направились к месту, где должно было быть представление, по дороге Гермиона нарочно отстала, желая поговорить с Лизель.
— В чем дело? — спросила графиня. — Дайген что-то говорил о привидениях, я так и не поняла.
Принцесса широко улыбнулась и принялась рассказывать ей про встречу с призраком, рядом шли несколько девушек, которые тоже внимательно прислушивались к разговору.
— Но призраков не существует, — запротестовала молоденькая брюнетка с большими глазами, похожими на ярко-синие сапфиры.
Гермиона пожала плечами:
— На Земле я их видела, почему бы им не существовать и здесь, — девушка повернулась к Лизель. — Ты хотела со мной поговорить вчера вечером, но я совершенно забыла о времени, и когда пришла к твоим комнатам, там было совершенно темно. Наверное, ты уже спала.
— Я не спала, — графиня хитро улыбнулась. — Но в комнате меня уже не было. Так, дела, отец попросил. Я просто хотела с тобой поговорить, не бери в голову. Как подсказывает мне чутье, она у тебя сейчас занята совсем другим.
Девушки звонко рассмеялись и подошли к остальным.
— Что вас так рассмешило, леди? — вежливо поинтересовался старый лорд.
— Пустяки, — не переставая улыбаться, ответила Гермиона: пора приступить ко второй части плана. — Кстати, милорд, вы не знаете, чей это может быть кулон? На нем, кажется, ваш фамильный знак.
Она раскрыла руку, показывая золотую цепочку.
— О, это мой подарок Лауре на шестнадцатилетие, — охотно ответил мужчина, — в мире он один такой и очень древний. Как он у вас оказался?
— Эээ, — Гермиона придала своему лицу растерянный вид, она, широко распахнув глаза, посмотрела на побледневшую Лауру. — Я его нашла, — с этими словами Гриффиндорка протянула цепочку рыжеволосой девушке: — Это, кажется, ваше, леди Лаура.
Девушки, слышавшие рассказ принцессы, гадко заулыбались, глядя на дочку губернатора. Дайген расплылся в широкой улыбке, ехидно смотря на Лауру, Лизель тихо хихикнула, при этом озорно подмигнув Гермионе. Драко мрачно смотрел на свою подопечную, удивляясь, как у нее хватило ума не рассказать, кто был тот якобы неузнанный ею человек. Впрочем, он невольно восхищался интрижкой Гриффиндорки, она замечательно все провернула, с виду и не скажешь, откуда такие коварные планы в ее прелестной голове. К вечеру все будут знать об этой истории, плюс прибавленные от себя пикантные подробности.
Гермиона с непроницаемым видом села рядом с лордом, с увлечением начав смотреть представление. Когда первая часть закончилась, девушка заметила, что двое чародеев поднялись, поспешив к карете, и она последовала за ними.
— Вы не против, если я с вами? — спросила Гермиона. — Всегда мечтала увидеть Афину Палладу.
— С чего такой интерес? — вопросительно приподнял бровь Белзенкар.
— Меня всегда интересовали боги, — девушка пожала плечами.
— Поедемте, времени не так уж и много, — поторопила Нейрина.
Все быстро залезли в карету, и она тронулась с места. По пути Гермиона выясняла у чародеев все, что они знают о богах, их характерах и привычках, про себя же отметив, что очень многое в мифах выдумка. Потом Белзенкар стал объяснять ей, что представляет из себя мир животных, точнее его второе измерение, в которое девушку чуть не затянуло. Он научил ее избегать этого при общении с животными. Наконец, карета остановилась возле высокого мраморного храма, и трое людей поспешили внутрь.
Гермиона с интересом всматривалась в убранство храма, глаза перебегали от статуи богини на алтарь, где приносили дары. Именно к нему направились чародеи. Нейрина достала сверток, быстро откинув шелковую ткань.
— Гермиона, подойди сюда, — раздался голос Белзенкара.
Девушка послушно приблизилась к алтарю, вопросительно смотря на старого чародея.
— Раз ты решилась сюда прийти, то будешь призывать богиню вместе с нами, — пояснил он. — В этом ничего страшного нет.
Гермиона, наконец, разглядела, что находилось в свертке — кинжал. Нейрина поднесла кинжал к руке, полоснула им ладошку, затем и другую. Потом тоже самое проделал и Белзенкар.
— Осторожно надрежь ладонь, потом другую, — тихо сказал чародейка. — Это не очень больно.
Зажмурив глаза, девушка прикоснулась лезвием к руке, быстро по ней полоснув, и тут же почувствовала жгучую боль. Но боль была не такой сильной, как она ожидала, но так бывает всегда: ожидание боли всегда больнее, чем сама боль. Уже без колебаний Гриффиндорка надрезала и вторую руку.
— Положи кинжал на алтарь, — приказал Белзенкар. — И дай мне руку, другую Нейрине.
Они образовали вокруг алтаря круг. Чародеи тут же закрыли глаза. Гермиона почувствовала, как от них передается странная энергия, которая пробуждает и ее силу. Девушка быстро разобралась, как именно ее нужно использовать, присоединившись к ним. Мир вокруг поплыл так, что пришлось закрыть глаза. Она ощущала, как двое бессмертных людей направляют ее, указывая правильный путь. Затем все резко изменилось: мир стал прежним, но они уже были не в храме. Вокруг них везде было белое сияние. Девушка уже видела это, в прошлый раз ее сюда перенес Аполлон, теперь же она это делала сама. Из света вышла женщина с яркими голубыми глазами, которые горели мудростью. Гермиона не заметила ни шлема, ни щита, ни копья, зато увидела меч. На Афине были лишь две горизонтальные полоски ткани, которые теоретически заменяли одежду, на ногах сандалии со шнуровкой до колена. Этого Гермиона увидеть не ожидала, но быстро справилась с шоком.
— Мой подопечный решил меня проведать? — бархатистым тоном осведомилась женщина.
— Вообще-то мне кое-что нужно, — деликатно прокашлявшись, ответил Белзенкар.
Раздался громкий смех богини:
— Ты никогда не приходил просто так. Что тебе нужно, Старый Бродяга?
— Мой отец никогда не приходит просто так, — ехидно проговорила Нейрина.
— Нам нужно Знание, о котором мы говорили в день падения Трои, — быстро вмешался Белзенкар.
— Время уже пришло? — взгляд Афины упал на застывшую Гермиону. — Да, пришло. Добро пожаловать домой, принцесса Гермиона. Как ты восприняла новость о своем происхождении.
Девушка лихорадочно думала, что ответить.
— Это было слишком неожиданно, — робко произнесла она, в обществе богов мужского пола она чувствовала себя по-другому, более раскованно.
— Судьба часто приносит нам сюрпризы, но чаще всего они бывают неожиданными, — богиня повернулась к чародею. — Я дам тебе Знание, Бродяга, но кроме тебя и твоей дочери никто ничего не должен знать, иначе пророчество не сбудется.
Белзенкар утвердительно кивнул.
— Обещаю, Афина.
— Так и будет, мама, — произнесла вместе с ним Нейрина.
Гермиона в изумление посмотрела на чародейку, Белзенкар же говорил, что ее мать умерла при родах?
— Тогда до встречи, — ответила богиня. — А с вами, принцесса мы увидимся очень скоро.
Афина исчезла, все зашаталось, и когда Гермиона пришла в себя, то была уже в храме.
— Мы переносились туда, или все время были здесь? — неуверенно спросила девушка.
— Мы переносились, — ответил Белзенкар.
Гриффиндорка пытливо посмотрела на отца и дочь, но обратилась к Нейрине.
— Почему ты назвала Афину матерью?
— Он моя крестная, — пожала плечами темноволосая женщина.
— А кто крестный?
— Аид.
Гермиона в изумлении посмотрела на чародейку, потом, мотнув головой, направилась к выходу из храма следом за Белзенкаром.
— А что за Знание?
— Лучше тебе не знать, — ответил старик. — Поедем во дворец, бал уже начался.
— Уже?
— Конечно, сейчас примерно семь часов вечера.
Гермиона не переставала изумляться. На улице действительно начало темнеть. Неужели их так долго не было? С рассеянным видом девушка залезла в карету, продолжая думать о том, сколь многое случилось за этот день… начиная с полуночи, а ведь еще остался вечер и кусочек ночи.

 

Глава 21

 

Глава 21

Гермиона медленно шла по дворцу, иногда останавливаясь, чтобы поговорить с каким-нибудь аристократом. Ее целью был бальный зал, в котором девушка рассчитывала встретить Лизель. Блондинку она нашла окруженной молодыми девушками и парнями, и те и другие смотрели на нее с восхищением, вероятно зная род деятельности молодой аристократки. Не медля, Гермиона подошла к этому кругу, девушки сразу же присели в реверансах, а парни поклонились, на что Гриффиндорка ответила легким реверансом.
— О чем вы говорили? Я не помешала?
— Совсем нет, ваше высочество, — поспешно заверил ее барон, которому, как вспомнила девушка, она обещала танец. — Мы говорили о леди Лауре и необычном привидении… странная история. Вы уверены, что видели именно привидение?
— Теперь, нет, — Гермиона в ложной скромности потупила глаза: о, как начинали ей нравиться эти интриги! — Может быть, сменим тему, мне не хотелось бы развивать тему неловкого положения леди Лауры, в котором она, увы, оказалась с моей помощью.
Похоже, все молодые аристократы поверили ей, или сделали вид, что верят. Только Лизель лукаво улыбалась.
— Извините, но нам с принцессой нужно отойти, — произнесла она, беря Гермиону под руку, — ведь мы завтра уезжаем.
Блондинка настойчиво потащила будущую королеву за собой на балкон.
— В чем дело, Лизель? — непонимающе спросила Гермиона.
— Я хотела тебя предупредить… это насчет Лауры, она никогда не забывает своих обидчиков и обязательно им мстит. Будь осторожна, лучше всего не попадайся ей на глаза. Да, вот еще: местные девушки ее недолюбливают, за исключением двух-трех вечно ей поддакивающих. Но вот молодые аристократы — это совсем другое дело, в их круге Лаура общая любимица. Я не хочу сказать, что они тебе что-то сделают специально, но Лаура хитростью может заставить их действовать.
Всю грандиозную речь графини Гермиона слушала молча, отрешенно глядя в темнеющий сад. Она понимала, что Лизель права: титул принцессы ей не поможет, если на пути станет разъяренная молодая аристократка, подобная дочери губернатора. Остается надеяться, что Лаура не сразу примется действовать и у Гермионы будет время придумать что-нибудь…. В конце концов, она ведь далеко не беззащитна. “Надо обязательно взять волшебную палочку”, — отметила про себя Гриффиндорка, одновременно поворачиваясь к Лизель и лучезарно улыбаясь.
— Не думаю, что мне угрожает какая-нибудь серьезная опасность. В любом случае, я справлюсь сама, так как заварила эту кашу я. Не беспокойся, Лизель, — она повернулась в сторону зала. — Идем развлекаться.
Блондинка одарила принцессу подозрительным взглядом, словно желая сказать о том, что ее обманывают, как пятилетнего ребенка. Невольно у Гермионы на щеках стал проступать румянец, и чтобы скрыть его, она поспешила войти в бальный зал.
К ней сразу же подошел молодой барон, приглашая на танец. Девушка не знала, сколько они кружили по залу, пока не подошел лорд Лойген, также предлагая потанцевать, а заодно и “узнать новости во дворце”, — как он выразился.
— Как у вас отношения с моей дочерью? — поинтересовался он после нескольких па.
— С какой именно? — рассеянно уточнила Гермиона, лихорадочно думая, что ответить и знает ли старый лорд о маленьком инциденте, связанном с Лаурой.
— Лаурой, да и Бланш.
— Эээ… — достойный ответ так и не приходил на ум. — С леди Бланш я общалась редко, вследствие малого свободного времени, столь многое нужно было узнать о своем происхождении. А с леди Лаурой у нас тоже не было возможности ближе познакомиться, я все время занята, да и она, наверное, тоже.
— Что ж, будем надеяться, что когда вы вернетесь из своего путешествия, то времени у вас будет больше, — с печалью в голосе проговорил лорд, но Гермиона все-таки смогла там уловить легкую фальшь. “Что бы все это значило?”
— Вообще-то, милорд, после своего путешествия я собиралась отправиться на Землю, — осторожно проговорила она, пытаясь нащупать корни игры, затеянной лордом.
Взгляд мужчины был более чем недоверчив. Танец как раз прекратился, и оба беседующих отошли в сторону, чтобы спокойно поговорить.
— Разве вы не собирались занять трон королевы Лейлы?
“Так вот в чем дело”, — догадалась Гермиона, ее хорошо развитый ум быстро все просчитал: у Лейлы детей больше нет, зато есть племянники, а Дайген — самый из них любимый, у него много шансов сесть на трон, а, следовательно, королевой станет одна из дочерей Лойгена, точнее Бланш. Все бы ничего, если бы не появилась так называемая принцесса, и теперь шансы на престол падали на глазах. Понятно, почему рыжая стерва во дворце ее сразу невзлюбила, Гермиона, фактически, вырвала у нее корону из-под носа.
Взгляд Гриффиндорки сделался холодным, глаза презрительно сощурились, она даже не заметила, как подошли Белзенкар и Нейрина, а вслед за ними и Драко.
— В любом случае, — степенно проговорила Гермиона. — Я не должна была садиться на трон матери, для меня был предназначен другой титул: Повелительница Демонов, — девушка заметила, что лицо губернатора быстро расслабилось, несмотря на более чем прохладный тон собеседницы. Двое чародеев как-то странно на нее поглядывали. Цинично улыбнувшись, она продолжила: — но был еще один вариант: объединить два мира.
Не дожидаясь ответа, она быстрым шагом пошла к выходу из зала, нужно было побыть одной, успокоить свои чувства…
Кто-то нагло схватил ее за руку. Насколько Гермиона знала, этим “кем-то” мог быть только один человек — Драко Малфой.
— В чем дело, Малфой? — кинув на парня яростный взгляд, громко спросила она, но тут же сбавила громкость, заметив, что некоторые люди на них удивленно смотрят. — Отпусти.
— Пойдемте, поговорим, ваше высочество, — мило улыбаясь окружающим, Драко потащил возмущенную девушку.
Они вышли на балкон, где около трех часов назад Гермиона разговаривала с Лизель. Вырвав свою руку, Гриффиндорка быстро подошла к перилам, мрачно взирая на темнеющий сад.
— Грейнджер, ты сегодня просто мастер по различным политическим вопросам и ответам, а так же по интригам, — ядовито проговорил Слизеринец, опираясь на перила рядом с девушкой.
— Это можно считать комплиментом? — сухо поинтересовалась она, заранее зная ответ.
— Можно сказать и так, — брови Гермионы резко поднялись, она в удивлении повернулась к своему Защитнику, по совместительству — врагу. Нет, не такого ответа она ожидала.
— Что, не ожидала? — он едко усмехнулся. — Я лишь констатирую то, что вижу. А именно: у тебя в геометрической прогрессии развивается актерский талант.
— Откуда ты — наследник древнего чистого рода магов и, заодно, Темного Лорда — знаешь о геометрических прогрессиях?
— До того, как пойти в Хогвартс или другую школу, мы учимся, — посмотрев на нее, ответил Драко. — И поверь, учат нас там не магии. Не верю, Грейнджер, что ты этого не знала.
Гермиона пожала плечами, заново посмотрев в сад.
— Не важно, зачем ты схватил меня за руку посередине зала?
— Сделать комплимент твоему актерскому мастерству и… — парень бросил на нее мимолетный взгляд. — Вообще-то тебя искал Дайген, хотел предупредить насчет Лауры и взял с меня клятву, что если увижу тебя, то не отпущу никуда одну.
— Почему-то все считают себя обязанными предупредить меня, — пробурчала Гермиона себе под нос. — Ты что, все время собираешься меня сопровождать?
— Угадала.
Ответом был второй возмущенный взгляд за этот вечер, затем она повернулась к саду, пытаясь забыть, что рядом стоит Слизеринец и… что он стоит слишком близко.

— И как долго ты собираешься здесь находиться? — спустя примерно полчаса поинтересовался Драко.
— У тебя есть другие предложения? — голос у девушки был сердитым.
— Пойдем в зал, потанцуем.
Ответом ему была тишина, лишь еще один любопытный взгляд в его сторону.
— Незачем на меня так смотреть, Грейнджер, — спокойно проговорил парень. — Ты принцесса, а, следовательно, должна веселиться и быть в центре внимания, так полагается, твоим мнением интересуются редко. В другом случае все аристократы в зале подумают, что тебе претит их присутствие.
Последний довод подействовал на Гриффиндорку и она, хоть и нехотя, протянула руку Малфою. Только при соприкосновении девушка поняла, что на балконе довольно холодно, а она одета в легкое, полупрозрачное, черное платье. Ее дрожь не осталась без внимания, Драко посильнее сжал руку Гермионы, притягивая к себе.
— Замерзла? Впрочем, это не удивительно.
Он потянул ее в зал, к середине. Девушка тут же почувствовала у себя на талии его сильную руку, не успела она хоть как-то прийти в себя, как они закружились в вальсе. Весь танец Гермиона молчала, сосредоточенно хмурясь, любому было ясно, что она размышляет о чем-то серьезном. Когда музыка закончилась, парень и девушка остановились, но ни он, ни она не спешили уходить. Начался следующий танец, модный в этом мире.
— Ты меня сегодня удивляешь, Малфой, — неожиданно проговорила Гермиона после нескольких движений.
— Это ты решала целый танец? — насмешливо поинтересовался он. — Мне казалось, что я всегда тебя удивляю.
Она не стала это отрицать, против правды не пойдешь.
— Сегодня в большей степени, — ее голос зазвучал неожиданно тихо. — Все началось с полуночи…
Девушка почувствовала, как руки, лежавшие на ее талии напряглись, но не обратила на этот знак никакого внимания.
— Что происходит? Мы ведь теперь не только…
— Я не хочу об этом говорить, Грейнджер.
— Почему? — настойчиво гнула свою линию девушка.
Он ничего не ответил, она перестала его допрашивать.
Это было яркой вспышкой понимания в ее сознании, глаза широко распахнулись: вот оно, в чем причина.
— Ты боишься! — тихим, но уверенным голосом проговорила Гермиона. — Боишься изменений, боишься того, что мы можем быть не только врагами, боишься возникшей связи.
— О чем ты говоришь, Грейнджер, — голос его был безразличным, глаза стали непроницаемыми, но это не было преградой для Гриффиндорки. Танец закончился, и они молча смотрели друг на друга. — Это полная чушь.
— Что ж, — проговорила девушка, но сказала она не то, что ожидал Драко. — У нас одинаковые опасения.
Не дожидаясь ответа, Гермиона стремительным шагом вышла из зала, шум толпы только раздражал. Неужели она это ему сказала? Неужели она вправду боится… и он тоже? Неужел…
— …Гермиона! Гермиона! — к ней подбежал Дайген. — Черт возьми, ты что, оглохла?
— Извини, Дайген, — рассеянно ответила Гермиона, так и не вникая в смысл его слов, отвечая лишь на автомате, — я задумалась.
— Хорошо, что я тебя догнал, мы сейчас отправляемся на каретах к костру. Пойдем.
— Да, конечно, — так же рассеяно ответила она, продолжая идти своим путем.
— ГЕРМИОНА!
— А? Что? Ты что-то говорил? Мы куда-то едем? — девушка, наконец, смогла выкинуть из головы мысли о Слизеринце и сосредоточиться на реальности.
Ответом ей был укоризненный взгляд.
— Ладно, ладно, я все поняла… веди меня.
Пожав плечами, Дайген взял свою кузину под руку, принявшись при этом заново все объяснять в более подробной форме. Очень скоро они дошли до карет, в этот раз Гермиона сразу же села в экипаж к Нейрине и Белзенкару.
— Ты не очень любезно вела себя с губернатором, — слабо упрекнула темноволосая чародейка, как только карета двинулась с места.
Девушка в ответ пожала плечами.
— Меня вывело из себя, с какой целью он так себя вел.
— Девочка права, Нейр. Я сам недолюбливал лорда Лойгена и поверь: с годами это только усилилось, у него одна цель: власть и слава, — лениво произнес старик, развязно развалившись на сидении, Гермиона уловила слабый запах вина.
— Мы говорим об этикете, в данное время я подразумеваю губернатора, — отрезала Нейрина, строго смотря на Белзенкара.
— Я сказала то, что думала, — вмешалась Гриффиндорка, желая не дать развязаться спору между отцом и дочерью — они хоть и почти безобидны, зато продолжительны. — Почему вы на меня так странно смотрели, когда я разговаривала с лордом?
В карете повисла тишина, давшая девушке понять, что зря она это спросила, и ответ ей не понравится, тем не менее, она желала его знать
— Почему? — голос был настойчивым и требовательным.
— Потому что… — после некоторой паузы заговорила чародейка. — Потому что в этот момент ты очень сильно напоминала своего отца.
Когда Гермиона узнала ответ, ее самым большим желанием было забыть все только что услышанное, но, увы. Опять воцарилась тишина, которую никто не посмел нарушить. Весь путь показался очень длинным, и всю дорогу девушка настойчиво выгоняла из разума слова темноволосой женщины, которая стала ей теперь как родная тетя.
Не сказав ни слова, Гермиона вылезла из экипажа, в безмолвии направляясь поближе к костру.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных