Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Мы поговорим об этом завтра, спокойной ночи, до свидания! 1 страница




Голос Гранта продолжал следовать за мной вверх по ступенькам в мою квартиру, и его акцент только усиливал очевидное удивление:

Не оставляй меня в неопределенности, Лэйси, ты предпочитаешь длинное колье из жемчуга или же обычной длины?

Длинное колье, чтобы не было пути вернуться назад в ад, и я сказала ему об этом.

 

 

2.

 

Я проснулась со всеми барабанами, собранными в оркестр, известными мне в городе, которые стучали в моей голове, создавая импровизации в своеобразном музыкальном жанре между меренгой, сальсой и малоизвестным барабанным боем, который я могу назвать только лишь: «Черт побери, Лейси, на кой хрен, ты так сильно и много пила, ты просто чертовая идиотка. Господи я хочу умереть, дайте мне просто тихо и спокойно умереть, если только от этого перестанет стучать эта боль в моей голове». Наверное, со стороны это не совсем понятно, но я сама лично хорошо знакома с многими увлекательными вариациями барабанной дроби.

— Чееееееерт, — застонала я, переворачиваясь и сонно моргая на будильник. Нечеткие красные цифры сообщили мне, что сейчас полдень. Полдень… По-моему, в полдень было назначено что-то очень важное. Работа? Мое сердце испытало момент паники, прежде чем я вспомнила, что сегодня выходной, хотя я не планировала отдыхать до понедельника. Поэтому, сегодня не нужно спешить на работу. Ну, и ладно. Это мне как раз подходит.

Поэтому я позволила своей голове упасть обратно на подушку. Подушки были отличными. Во всем мире должны изготавливаться такие подушки, большущие мягкие, на которых легко засыпать и манящие своей тишиной. О Господи. Вчера вечером явно был перебор шампанского. Интересно, можно ли на самом деле умереть от похмелья? Я могла точно проверить эту теорию сегодня утром, вернее… э-э, днем. О Господи. Почему именно мне так плохо? Не может мое похмелье и раскалывающаяся головная боль уйти к тому, кто это действительно заслужил, например, к террористу или аферисту, или Гранту, черт побери, Девлину? В мире явно нет справедливости. Этот полуденный свет, который, не переставая ярко слепит глаза, и эта бесконечная барабанная дробь, звучащая…

БАМ, БАМ, БАМ. БАМ.

Минуточку.

БАМ.

Барабанная дробь слышится не в моей голове. Она явно слышится от... моей входной двери? И давно кто-то колотит мне в дверь? Причем этот кто-то настроен чертовски решительно.

Если это Грант, то ему лучше всего привезти с собой годовой запас аспирина и такой же, годовой урожая кофе какой-нибудь латиноамериканской страны, если он хочет, чтобы я не оторвала ему голову.

— Подождите одну минутку! заорала я, тут же жалея о своем крике, который такой болью отразился в моей голове, что заставил меня морщиться и бормотать проклятия, любые какие приходили мне в голову, я встала с постели.

Бешенный стук в дверь только усилился.

— Клянусь Богом, — тихо бормотала я себе под нос, пытаясь не тревожить свою пронизывающую головную боль криком, плетясь к двери, — я отрежу ему яйца и отправлю их в Китай самолетом в первом классе и пришлю ему за это счет. Я разрежу его на ломтики и скормлю ведьме Порции в мастерски приготовленном сэндвиче.

Произнесенное мной последнее предложение заставило меня призадуматься о чем-то, вообще-то оно напоминало первый звоночек психического расстройства, в том, что я сказала было что-то знакомое, предположительно, я должна была что-то вспомнить, но не смогла. Ах, ладно. Нелепые угрозы, которые я посылала в его адрес, заставили почувствовать себя немного лучше, поэтому я продолжила экспериментировать с ними, пока продвигалась через квартиру к грохоту, доносившему от моей входной двери, специально еле-еле передвигая и шаркая ногами, боясь наступить на что-нибудь на полу, и ощущая извращенное удовольствие от удовлетворения требований какого-то осла… я уже знала, что это был Грант, засранец, вероятно решил поиздеваться надо мной еще немного.

— Я созову пресс-конференцию и поведаю всему миру, что у него малюсенький член и неопровержимый взгляд на реалити-шоу, — я вспомнила, что Грант испытывает отвращение к современному телевидению, и позволила себе злую ухмылку при мысли о том, как я вворачиваю этот нож.

Я попыталась посмотреть в глазок, но там была темнота, черт, подростки находят смешным затыкая глазок жевательной резинкой, воспринимая это, как шутку. Я спросила на всякий случай:

— Кто там, черт возьми?

— Уже полдень, Лейси, ради бога, — послышался голос Кейт в замочную скважину. Я вздрогнула, я люблю свою подругу, но сейчас ее голос разрезал мне череп, словно жужжащая пила. — Открой, открой, открой!

Моя рука только закончила открывать замки, когда Кейт рванула дверь, ворвавшись, как торнадо, видно сметя на своем пути все ежедневные печатные издания. «The San Francisco Chronicle», «The San Francisco Examiner», «The SF Weekly», «The San Francisco Bay Guardian»...подборка газет, которую она держала в руке, опустошив печатный киоск.

Она тут же бросила их на пол передо мной.

— Какого черта…, — заорала я с удивлением, забыв, что мне этого лучше не делать, потому что в очередной раз мгновенно пожалела о том, что повысила голос.

— Это происходит, как раз не со мной, какого черта, Лэйси Ньюман, — сказала Кейт.

Она схватила первую попавшуюся газету наугад, и я съежилась от полноцветного фото себя в элегантном маленьком черном платье, которое смотрелось значительно изящнее на фото, чем на мне сейчас полностью помятое от ночного сна и отпечатков махрушки от зеленой простыни, которой была покрыта моя кровать, полностью запутавшись я в удивлении и очевидном восторге, посмотрела вниз на свою руку и огромный бриллиант, казался настолько ненастоящем, словно он был от идола какого-то забытого Богом фильма про Индиану Джонса.

Кейт смотрела на меня во все глаза, а затем взяла мою руку и внимательно посмотрела на обручальное кольцо, по-прежнему остававшееся у меня на пальце и сверкающее издали.

— Ты ничего не хочешь мне рассказать? Может ты хочешь мне рассказать, почему ты не сказала мне это прошлой ночью, или, когда мы сидели в баре и пили «счастливый час», или почему ты не рассказала мне об этом в любой другой наш разговор на прошлой неделе?

Господи, черт возьми, с чего же начать? Я избегала даже думать об этом, пытаясь распутать вчерашние события прошлой ночи, но для Кейт несомненно было преимущество, посмотреть со стороны печатных газет, которые она побросала на пол.

На всех страницах были мои фотографии с удивленно раскрытым ртом, который превращается в букву «О», я выглядела очень удивленной, и рядом было фото Гранта, с обожанием смотрящего мне в глаза, дальше шла фотография нас двоих улыбающихся друг другу, держащими за руки в объятиях друг друга, как будто мы только что вышли из сказки. «ПЛЕЙБОЙ ПРЕДЛОЖИЛ РУКУ И СЕРДЦЕ», гремел один заголовок. «ТОРЖЕСТВЕННЫЙ ВЕЧЕР НЕ ЗАБУДЕТСЯ НИКОГДА», настаивал другой. «КТО ЖЕ ЭТА СЧАСТЛИВИЦА», — спрашивал третий.

— Ты, что ограбила газетный киоск? Где ты взяла все это?

— Я купила в аптека рядом с винным погребком, который находится рядом с моим домом, но не меняй тему, — ответила моментально Кейт. И я купила их после, как услышала об этом по радио утром, когда успокоилась, что с тобой все в порядке, а потом я услышала об этом на остановке, когда сплетничали три маленькие старушки и девочка-подросток. Лейси! Ты ничего не сообщила мне, когда мы выпивали! Ты говорила в основном полную противоположность всему этому! Ты не можешь сама себе противоречить, иначе ты не будешь Лейси Ньюман, потому что она бы так никогда не поступила, насколько я знаю, поэтому мне придется взять тебя в заложники, пока ты не признаешь себя русским шпионом, которая заменила Лейси, чтобы вкрасться ко мне в доверие и украсть образцы моего нижнего белья.

Это была длинная тирада даже для Кейт, и я видела, как она выплескивала свои слова повышая голос, и старалась не показывать, что ей горько.

— Серьезно, подруга, я знаю, что мой дизайн сотворит чудо и поднимет боевой дух российской экономике, находящейся на спаде, но почему ты ничего не сказала своей лучшей подруге? Тем более прошлой ночью?

— Я еще ничего не знала вчера вечером! поспешила я ее успокоить. — Клянусь, если бы я что-нибудь знала, что у этого осла в рукаве припасен козырь, я бы умчалась оттуда в такси к тебе через две секунды. Он внезапно сообщил о нашей женитьбе вчера вечером, сказав, что полностью прислушивается к моим советам о пиаре.

— Вау, — Кейт понадобилась буквально секунда, чтобы все осознать. — Может ему стоит уточнить в словаре или где-нибудь еще, что обозначает слово «прислушиваться»?

— Лучше не говори мне об этом, — я вздохнула и сжала ее руку. — Я должна была позвонить тебе снова, когда вернулась домой с гала-вечера. Я не подумала. Прости.

— Извинения приняты! — ответила Кейт и обняла меня крепче. — Просто вернуть потерянное время и то, что упущено. Как ты справляешься со всем этим? И как ты себя чувствуешь? Как ты собираешься пройти через все это? Могу я поближе взглянуть на кольцо?

Последний вопрос не требовал ответа, поэтому я стянула кольцо с пальца и передала его Кейт, которая ахала и охала над ним, вертя его в руках, а я тем временем рассматривала заголовки всех местных газет, разбросанных по полу…

Все крупные местные газеты были разбросаны по полу…

И во всех крупных местных газетах…

— Вот черт, — сказала я вслух, прерывая монолог Кейт о отличном вкусе Гранта, выбравшем округлую бриллиантовую огранку, которая являлась более ультрамодной по сравнению с огранкой розы, являющейся, как ей казалось, только предлогом, чтобы продать драгоценные камни странной формы. — Кейт, ты сказала, что слышала, как люди судачат об этом? Ты… моя семья… а не кто попало?

— Ер…, — глаза Кейт метнулись в сторону.

Как бы придя на помощь Кейт, мой телефон завибрировал достаточно громко, что я даже услышала вибрацию, доносившуюся из своей сумочки, находящейся в другом углу комнаты.

И поэтому я легко проигнорировала взгляд Кейт, одурманенный блеском бриллианта, побежала проверить смски, от которых разинула рот. Шестьдесят два сообщения?! Мой маленький бедный уцененных сотовый телефон никогда за всю свою жизнь не работал в таком режиме. Я просматривала смски, удивленными расширенными глазами, стоя с отрытым ртом, не веря своим глазам, что их может быть такое огромное количество. «Поздравляем, девочка!» «Милая, какие хорошие новости! Позвони мне, чтобы я смогла свести тебя с моим любимым флористом. Люблю, бабушка!» «Вау!» «Эй, детка, посмотрели новости, и мне кажется, что ты не можешь реально хотеть этого урода. Напиши мне что-нибудь ободряющее». «Лейси, это шутка?! Позвони мне.»

И тут же мой телефон загудел от очередной смски, словно кофе машина экспрессо, израсходовавшая свою кофейную таблетку. Хуже всего, что он запел рингтоном «Imagine» Джона Леннона, соответствующим моей маме, я застонала.

— Когда-нибудь тебе все равно придется ей все объяснить, — сказала Кейт. — Каковы шансы, что она знает? Может твои родители не читают напечатанные новости органическими темными чернила на местной бумаге из пеньки?

— Остается только понадеется на это, — ответила я и взяла трубку.

— Тыквочка! — голос мамы был настолько пронизан электрическими разрядами, словно она являлась модемом, который подключили к интернету, но даже это не могло скрыть восторга, сквозящего в каждом ее слоге. — Ты меня слышишь, тыквенный пирожок? Я звоню из леса, мы с твоим отцом решили уединиться в Санта-Круз! Мне позвонила тетя Джесс сегодня утром, сообщив прекрасные новости!

— Прекрасные новости, — эхом повторила я, в тайне надеясь, что она имела в виду мое повышение или может новый ковер, который я нашла для ванной комнаты в комиссионном магазине, или, на худой конец, мумбо-юмбо, дающие космические силы, о которых она только что прочитала в моем астрологическом гороскопе…

— О твоей помолвке, глупенькая! Ох, я всегда знала, что у тебя обязательно произойдут хорошие вещи, как только ты выровняешь свои чакры. Разве я не говорила тебе, что хорошие вещи, предназначенные исключительно для тебя, обязательно произойдут, как только ты сбалансируешь свои энергетические каналы?!

— В самом деле, мама, — ответила я, стараясь не закатывать глаза, и чтобы мое состояние не слышалось в голосе. — И на том спасибо. Я не задумываясь отправилась выпрямлять свои чакры к профессионалу, сразу же после того, как ты мне сказала об этом.

— Какая загадочная и красивая Вселенная с нашим «космическим домом» человечества в виде планеты Земля, блуждающей по ней! бормотала она. — Помнишь, как сказал Толкиен «Не все, кто блуждают потеряны»!

— Да, мама.

Мои родители не всегда были ярким примером стареющих хиппи.

До моего восемнадцатилетнего возраста, папа носил свитер-безрукавку, играл в гольф, и работал в архитектурной фирме, проектируя хранилища материалов для определенных целей в банке. Мама работала не полную рабочую неделю кассиром в местном банке (собственно, так они и встретились) пекла шоколадное печенье для родительских собраний и шила стеганные одеяла в свободное от работы время.

Все произошло, когда я уехала учиться в колледж, хотя мама и записала себя и отца на занятия по йоге в местный колледж, но у отца случился сердечный приступ, который напугал ее, и она стала полна решимости более бережно и внимательно относиться к его здоровью. С этого все и пошло, от йоги они перешли к медитации, спонсировали тибетских монахов, приехавших в Соединенные Штаты, и бесконечно говорили о мире, любви и горловом пении. Нельзя было пройти к дому, чтобы не споткнуться о молитвенный флажок, или «ловца снов», или партии мыла из козьего молока, принесенное с фермерского рынка.

В этом не было ничего ужасного, конечно, но бывали дни, когда я смотрела на своих родителей и задавалась вопросом, насколько преданы они идеи этой крайне затянувшейся первоапрельской шутки.

— Когда твоя карма хорошая, Вселенная просто помогает тебе, — бормотала мама на другом конце провода. — Когда твой отец и я встретились с последователями этого дара, я почувствовала от него такие чудесные вибрации, и все, что он говорил в статьях настолько глубоко отзывалось во мне…

Мне было больно разрушать мамины счастливые фантазии, особенно, если учесть, что всю свою жизнь она провела чистя, скобля и жертвуя всем, чтобы я получила лучший шанс в жизни, нежели тот, что она смогла дать мне, но я не могла врать ей.

— Ну, это не так… это не совсем так, мама, это… послушай, слишком сложно, возможно, ты могла бы перезвонить мне позже…

— Да, позже однозначно все будет менее сложным, — с усмешкой сказала Кейт. Я показала ей язык.

— Что происходит, тыковка? — спросила мама. — Ты куда-то пропадаешь.

— Я говорю, может, ты перезвонишь мне позже…

— Позвонить поставщику провизии?! Оооо, ты имеешь в виду того, который обслуживал свадебную церемонию Ли и Бека? С мороженым для вегетарианцев? О, какая чудесная мысль, милая! Ты хочешь сделать такую же свадьбу или…

— Что! Нет? Я сказала, ЧТО ПЕРЕЗВОНЮ ПОЗЖЕ…

— Ты должна распределить обязанности, Лэйси Спейси! Я позвоню этому поставщику и дам тебе знать, что он скажет! Мы будем в городе на следующей неделе, и хотели бы встретиться с этим парнем Грантом! Ой, узнай, кто он по знаку зодиака, и о состояние его чакр! Ммм, люблю тебя, пока!

Какого черта я ввязалась во все это?

Мой мозг наконец-то начал понимать всю реальность происходящего, я оторвала взгляд от телефона. Пока я разговаривала с мамой, Кейт села на маленькую кушетку, словно в командный центр, рассортировав газеты по какой-то только ей ведомой системе, пролистывая на своем телефоне блок последних новостей, будто бы военный главнокомандующий, ожидающий получения новой тактической информации.

— Ну, раздел светской хроники пышет злобой, но этого и стоило ожидать, ты же знаешь, какие они на самом деле. Хорошие новости можно прочитать в небольшой заметке в разделе бизнеса, они говорят, что увидели признак повышения стабильности, и «потенциал, который свидетельствует о зрелости владельца, о чем никто до сих пор даже и не подозревал». — Кейт скорчила гримасу. Не понимаю, если они немного добавят красот в свои стать, это что убьет их? Их статьи похожа на бланк налоговой декларации. Попробуй вникнуть в это: «Курс акций вырос по счастливой случайности после официального заявления, и достигнет своего пика в полдень…»

В полдень. Полдень...Полдень!

— Ах ты, черт! Полдень?

— Лейси? — Кейт выглядела немного смущенной. Ты имеешь что-то против полдня? Я хочу сказать, что у меня нет такого сильного чувства, но…

— Полдень! повторяю я, судорожно вбегая в спальню, и по пути снимая вчерашнее платье, хватив первый же попавшийся мне наполовину чистую одежку. Я причесала пальцами свои волосы перед зеркалом, стараясь, чтобы она выглядели растрепанными, находясь в артистическим беспорядке, нежели от спанья восьми часов.

— Я совсем забыла!

— Что забыла? Есть что-то большее, что ты забыла? — Кейт последовала за мной в спальню, и начала умело накладывать макияж мне на лицо, даже не зная, куда я собралась. Ты, что обручилась с другим парнем? Ты беременна? Грант является тайным Бэтменом, да?

— Мой ланч с крестной и будущей свекровью! сказала я, мягко останавливая Кейт за руку, собирающуюся нанести мне подводку на глаза. Подводка была необходима, но я уже опаздывала, и я не могла позволить себе опоздать еще больше или могла позволить себе припоздниться, все равно крестная Гранта собирается убить меня. — Порция, черт возьми, зверь, помнишь? Я должна была встретить с ней за ланчем в полдень!

— Крестная? спросила Кейт, закатив глаза. — Она что разобьет твои хрустальные туфельки, если ты опоздаешь?

— Если бы это было так, то мне не сказано повезло бы, — пробормотала я, хватая свою сумочку и проверяя бумажник, телефон, помаду и еще одну дополнительную помаду. Я бросила свои ключи Кейт. — Закрой дверь, когда будешь уходить, люблю тебя, спишемся позже, пока!

Звук протестов Кейт становился все слабее, пока я выбежала на улицу, ловя такси, и мы уже сворачивали за угол на машине.

Возможно, если я действительно поспешу, то Порция только слегка выпотрошит меня.

 

 

3.

 

— Я закажу для вас, хорошо?

Ледяной, снисходительный голос Порции разрезал воздух и пронзил мою голову, как копье. Я с трудом удержалась, чтобы не вздрогнуть, кивая.

Похмелье уже почти прошло, когда я увидела адрес, видимо, написанный в 11:45 утра, Порцией (слишком поздно, чтобы я успела за пятнадцать минут вовремя добраться в ресторан, поэтому я ощущала себя немного менее виноватой, но при этом беспокойство по поводу нее у меня никуда не пропало), от одного взгляда ее прищуренных голубых глаз, моя головная боль вернулась на прежнее место.

С такой властью и силой, которой она действительно обладала, ей стоит принять во внимание, что она становится супер-злодеем.

Она уже даже выглядела сверху до низу, как супер-злодей — бледный серебряный ободок, сдерживал ее туго сплетенный пучок, тускло мерцающая шаль из высококачественной ангоры прикрывала ее, словно плащ, отливающий стальным оттенком платье. Она представляла собой интересное сравнение/контраст в сверкающем интерьере ресторана «Cask of Amontillado», который выглядел так, словно кто-то вернул царя Мидаса и сказал ему ни в чем себе не отказывать, превращая каждый элемент интерьера в золото, и пообещал, что после этого он получит дополнительный стейк на ланч с бокалом от знаменитого дома красного вина.

Здесь кругом было только одно золото — золотые колонны, золотые скатерти, даже золотая униформа официантов. Клиенты не были буквально одеты в золото (кроме конечно своих дизайнерских часов и браслетов, естественно), но они красовались в дизайнерских явно сшитых на заказ смокингах и платьях, и мне кажется, им, наверное, было бы гораздо дешевле просто одеть костюмы и платья, сшитые из стодолларовых купюр и украсить это все бриллиантами.

...и с чего это я решила, что буду восторгаться оранжевым сарафаном, состоящим из сатин-полиэстера?

Черт побери, но мне придется отклонять приглашения от богатых людей, в первую очередь не проверив дресс-код.

Порция окидывала меня взглядом через стакан с гранатовым соком, края которого были засахарены, затем повернулась к официанту, сказав:

— Весенний салат нам двоим, Жак. И сначала проверьте французский ли лук-шалот используете вы на этот раз. И немного соусов, так как мисс Ньюман, конечно, не может позволить себе лишних калорий.

Она улыбнулась, и ее улыбка меньше всего походила на человеческую, а скорее напоминала тигра, обнажившего клыки.

— Я собираюсь иметь ваше свадебное фото у себя на каминной полке, и я точно не хочу смотреть на моржа, превращающегося в тюленя. И нет ничего более ужасного платья, которое трещит по швам, когда вы двигаетесь по проходу, и в этом никого нельзя обмануть. Вы заказали уже что-нибудь для свадьбы?

— Нет, — сказала я, будучи не уверенной, что смогу произнести больше одного слова, без того чтобы не ввернуть ей: «Вы невероятная сука, пожалуйста, пусть найдутся какие-нибудь летающие обезьяны, которые смогут унести вас далеко-далеко, или девушка с ведром волшебной воды, которая превратит вас в грязную лужу на месте».

Порция схватила свой ежедневник.

— Из цветов вам потребуется что-то традиционное и классическое, — начала она, пролистывая исписанные страницы и говоря больше для себя, чем для меня.

— На самом деле, я…

— Мы обратимся к флористу Зильберштейну, конечно… но вы его не знаете, потому что полностью не ваш ценовой диапазон. Итак, место проведения: отель «Fairmont» является надежным выбором, правда немного предсказуем, «Presidio» или «Jardiniere» могут быть более оригинальными. Это должно выглядеть со стороны, как будто Грант прикладывает определенные усилия в этом.

— Послушайте, вам не придется об этом беспокоиться, — перебила я ее, уязвленная последним предложением, как будто Грант вытащил меня из мусорного контейнера по пути за кофе. Это…, — я покусывала губу долю секунды, неуверенная, следует ли мне рассказывать ей. Но если я не смогу доверить крестной Гранта сохранить это в секрете, то тогда, кому я могу доверять? — Это не настоящая свадьба, поэтому не нужно ничего фантастического. Это просто деловое соглашение.

— Ну, конечно, это деловое соглашение, вы дешевая проститутка, — ответила Порция, не поднимая глаз от своего ежедневника, в котором она обводила и вычеркивала некоторые имена. — Все шлюхи так наивны, как и вы сейчас, или вы ударились головой несколько раз в детстве?

Она перевернула страницу, и начала аккуратно писать очередной список великих имен. Тем временем, моя кровь стала закипать, но Порция, похоже, даже не обратила внимания.

— Учитывая ваше полностью отсутствие внешнего вида, только ремесло, совершенно очевидно, сделало ваше бракосочетание решающим компонентом в некоторой легкомысленной финансовой сделки, придуманной Грантом в отчаянной попытке спасти компанию от собственной безответственности.

Ее стервозность и умственные способности, два в одном. Видимо, я ошибалась ранее. Порция уже была супер-злодеем. Она вычеркнула имя в списке с особой горячностью, словно пыталась проткнуть его насквозь.

— Но только из-за того, что ты больше всего подходишь для брака с разведенным бывший зеком, живущем на пособие по безработице, это не оправдание официально зарегистрировать брак, словно ты невидимый гражданский служащий, который что-то скрывает.

— Но если это не по-настоящему, тогда зачем нужна эта церемония? протестовала я. — Мы просто официально распишемся, и совершенно не обязательно никакой свадьбы. Я до сих пор не понимаю, почему кругом из-за этого такая шумиха.

— Конечно, нет, — пробормотала Порция почти про себя. Затем подняла на меня глаза. Если бы Грант позволил мне найти ему подходящую девушку — красивую, соответствующую по уровню и образованию, и они бы влюбились друг в друга, и вместе прошли бы по жизни, у них была бы свадьба, которую они достойны иметь. И все в городе, кто имеет какой вес в обществе, прекрасно знают об этом.

— Сейчас же, если угодно, ваша маленькая бизнес сделка непременно сорвется, если вы выйдете замуж по системе «Быстро, легко и без заморочек», заключив брак в Лас-Вегасе, со свидетелями в виде проститутки и дешевого фокусника. Но если вы хотите, чтобы Джедайда Дженнингс на самом деле поверил в вашу маленькую шараду (честно говоря, все это больше похоже на фарс какого-то водевиля), то ваша свадьба должна быть устроена по Девлин стандартам.

Порция бросила на меня взгляд, который сообщал (нет смысла, что-либо объяснять, стоявшему на вершине горы), когда дело касалось стандартов Девлина, я была так далеко внизу, что даже не могла увидеть древо их поколений.

— Девлин — гордое имя. Грант является прямым предком О’Девелин Годфрайда, который доблестно сражался в битве при Даунпатрике. Генеалогическое древо их семьи состоит из пэров, поэтов и великих политических лидеров.

— Ну, мое древо состоит только из фермеров, архитекторов и операционистов банка, — ответила я, — Но сейчас, в Америке мы не почиваем на лаврах славы, доставшихся от наших предков. Мы создаем свое собственное имя.

— Что за вдохновляющая речь, — сказала Порция. — Ты выучила ее еще в четвертом классе обычной школы?

Она сделала большой глоток гранатового сока, окрасившего ее губы в красный цвет, словно кровь.

— Если бы родители Гранта были живы, то они бы объяснили вам, в чем вы ошибаетесь. Это была полностью их работа, направлять Гранта и обеспечивать его безопасность, но…, — на минуту мне показалось, что я фактически заметила мелькнувшие человеческие эмоции на ее лице ее губы плотно сжались, а глаза заблестели в свете освещения... а потом бац, и все исчезло. – Теперь это моя работа, следить за тем, чтобы вы оправдали надежды общества, нося имя Девлин, хотя бы даже фиктивно. Никому даже и не придет в голову, вы же понимаете.

На последних предложениях у нее слегка задрожал голос, но затем снова стал уверенным.

— Жаль, что вы настолько непривлекательны и не соблазнительны, потому что это делает мою работу пиара вашей маленькой шарады намного сложнее.

Я хотела ударить ее. Я хотела схватить ее стакан с гранатовым соком и выплеснуть ей в лицо. Я хотела вскочить и крикнуть на весь зал, какой сукой она была, и уйти, хлопнув дверью.

Но я не могла сделать ни того, ни другого.

Потому что тогда бы, я точно доказала ее правоту, что отношусь совершенно к низшему классу. Потому что тогда бы, я бы уже вызывала бы отвращение из-за своей тайной причины брака, и все бы защищали Гранта, но не меня. Ведь тогда бы уже никто не помогал мне спланировать свадьбу, а мои собственные попытки потерпели бы неудачу, так же, как и сделка с Дженнингсом.

Грант очень рассчитывает на меня, что я смогу помочь ему спасти компанию, и я не могу подвести его.

Поэтому я просто сидела за столом, чувствуя себя невероятно дерьмово. Как это я раньше не поняла, во что ввязалась? И может существует какой-нибудь способ выбраться из всего этого? Есть ли хоть кто-нибудь, кто мог бы меня спасти?

— Две мои любимые дамы!

Грант появился, как сказочный Принц с своим австралийским акцентом, с сексуальной небритостью, выросшей за день, и грязью на своих тысяче долларовых трекинговых ботинках.

— Грант, дорогой, где ты был? спросила Порция. — Ты оставляешь грязь абсолютно везде.

— Пусть это будет моим маленьким секретом, — ответил он с ухмылкой, целуя меня в щеку, а затем пытаясь обнять Порцию.

Порция остановила его своим ледяным взглядом, он просто расхохотался, отступая и продолжая говорить:

— Ты же знаешь, я не могу не позволить себе не вспомнить, хотя бы намекнув про подарок на твой день рождения. Вспомни, стальной капкан и решимость ищейки.

Я отметила про себя, что он забыл упомянуть про кровожадность большой белой акулы, но в интересах сохранения мира за столом, я позволила ему это явное упущение.

Между тем, Порция в очередной раз меня поразила, отобразив на своем лице хоть какие-то человеческие эмоции, хотя для большинства людей, скорее всего, отразившиеся эмоции были бы не существенными, они были еле заметными, слегка уловимыми, я бы сказала, но для нее они явно равнялись страстному порыву — ее губы слегка приподнялись и слабый румянец появился на ее щеках.

— Льстец.

— Ах, ты застукала меня, — сказал он, пододвинув стул, и садясь с ней рядом. Мне следовало лучше узнать тебя, прежде чем попытаться прошмыгнуть мимо! Я всего лишь хочу тебя умаслить, разрешив мне позаимствовать у тебя Лейси, чтобы посетить твоего портного, у которого имеется очень много хороших идей по поводу нарядов, более подходящих для ее новой остановки.

Новой остановки? Я собиралась взять Гранта на новую остановку и столкнуть его под идущий поезд на этой новой остановки, если он присоединился к Хулиганке Лейси, Которая Не Имеет Никаких Денег Для Вечеринки.

Порция явно сидела, разрываясь между желанием согласиться с необходимостью, что мне действительно нужна новая одежда, и желанием лишить меня этого и при этом понимая, что ей хочется успокоить Гранта.






Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных