Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Мы поговорим об этом завтра, спокойной ночи, до свидания! 4 страница




— Шшш, — прошептал Грант, — они поймают нас!

— Ты оставляешь следы в дюйм глубиной в грязи! — в ответ прошипела я, хихикая над тем, как мы петляли между сосен и выехали на кромку поля. – Они не смогут обратиться к Тонто за советом, чтобы найти нас.

— Лучше сохранять таинственность!

И прежде чем я успела задать хоть еще один вопрос, он въехал прямо в ручей, разбрызгивая воду во все стороны. Я визжала от холодной воды, а потом не могла перестать смеяться от вьющихся локонов, появившихся на идеально прилизанных волосах Гранта, сзади. Он поехал вниз по течению, не обращая внимания на нелепые вьющиеся локоны, и, вероятно, также не обращая внимания на воду намочившую его рубашку на груди, подчеркивая его мышцы.

— Я имел обыкновение делать это все время, пока был ребенком! — сказал он в полный голос.

— Я надеюсь, ты уже усовершенствовал свои навыки с тех пор! — сказала я.

— Нет, но я все же думаю, что смогу забраться на этот холм! — и он запустил двигатель.

— Ты сумасшедший!

— Это вызов?

Я вскрикнула снова, когда гольф-кар взлетел вверх на холм, продержавшись на нескольких футах в воздухе, прежде чем вернуться на землю. Грант поймал меня за руку мгновенно, прежде чем я вывалилась наружу, мое сердце пробегало милю за минуту, и совершенно не замедлилось от его руки. Я не могла удержаться от смеха, я никогда не чувствовала себя такой счастливой.

— Это удивительно! — ахнула я, подставляя ему пять. Он смеялся, как сумасшедший, и вытащил с длинным горлышком бутылку из-под сиденья.

— Наше лучшая частная винтажная марка, — сказал он, хлопая пробкой и вручая мне.

Не было никаких стаканов, поэтому я выпила из горла, богатое красное вино было мягким и сладким, я передала бутылку ему. Он взял ее и налил в горло, прежде чем покачал головой от удивления.

— Говорят, что австралийские девушки умеют праздновать!

— Ты ставишь на кон честь моей страны? — спросил я. Вино плюс адреналин и близость Гранта были всем, что заставляли мою кровь закипеть, чувствуя себя непобедимой. —Двигай свой зад, парень, и позволь мне показать тебе, как мы пьяные ведем гольф-кар по земле свободы и родине храбрых.

Он уступил, и двигатель замурлыкал, гораздо более мощнее, чем должен быть у гольф-кара.

— Ты внес какие-то изменения?

Грант сверкнул зубами, широко улыбаясь и подзадоривая меня.

— Смысл владеть чем-то, что не может быстро передвигаться.

— Золотые слова..., — пробормотала я. — Давай посмотрим, сколько лошадей ты загнал под этот капот!

К сожалению, я не была готова точно сказать сколько лошадей, и я не так уж хорошо была знакома с местностью. Ком грязи стал причиной заноса, и я едва успела отклониться в сторону от большого валуна, прежде чем мы зачерпнули еще больше грязи, и врезались в дерево.

— Кто посадил это дерево? — глупо хихикала я, вытаскивая себя вверх на берег ручья, грязную и всю в траве.

— Мой дед, — сказал Грант, подойдя ко мне столь же растрепанный. Ох, эти взъерошенные волосы...

— Прости за гольф-кар, — сказала я.

— Ничего, — рассеянно ответил Грант, пытаясь найти что-то в кармане. Чтобы он там не искал, видно это было для него очень важно, потому что он весь сосредоточился на этом, но потом расслабился, и поднял другой рукой бутылку вина. — Смотри, что я нашел!

— Мой герой, — сказала я, плюхаясь задом на траву и открыв рот. — Спаси меня, добрый господин, и утоли мою жажду.

— Да, миледи, — ответил он, наливая изрядное количество теплого вина в мой открытый рот. — Если вы сами спасете своего рыцаря...

— Воистину, — сказал я, смеясь (клянусь, в этот вечер я смеялась больше, чем за всю мою предыдущую жизнь), случайно толкнув его руку, вино выплеснулось изо рта Гранта, только немного попало в горло.

Ну, ничего не поделаешь.

Я прошлась губами по его горлу, целуя, чувствуя сладость его кожи.

Он с трудом сглотнул.

— Лейси...

— Оно восхитительное, — ответила я, целуя его шею, мои губы с любопытством исследовали его кожу, находя оставшиеся капли вина, и чувствуя собственный вкус Гранта — соли от пота и однозначно чем-то его личным...

Грант приподнял мою голову и поцеловал меня в губы, долгим и медленным, умопомрачительным нежным поцелуем.

— Ты тоже довольно вкусная.

Не знаю сколько часов или минут мы просто лежали и целовались, ощущая наши тела, прижавшиеся друг к другу на траве, и медленно зажигающееся горячее желание, словно лава. Моя голова кружилась, сердце стучало. И в какой-то момент Грант взял меня за руку, помогая подняться. Его глаза были настолько голубые, даже в полутьме.

— Давай линять от сюда.

Мы оставили наши модные туфли, как совершенно никчемные для путешествия, и пошли рука об руку через виноградник, листья шуршали от полночного бриза, темнота мерцающей мантией трепала по нашей коже и заставляла мое сердце усиленно биться или это было связано с Грантом, который держал мою руку в своей?

В темноте очертания деревьев и холмов, казались, внушали торжественную безмятежность красоты своей мощью. Совы тихо ухали в отдалении, пели цикады, светлячки танцевали в воздухе. Я вглядывалась в темную ночь и взглянула на Гранта, подумав: «Ох, я могу привыкнуть к этому».

Мы набрели на небольшой домик, срубленный из бревен красной сосны. Он был очаровательно деревенским снаружи, но едва мы шагнули внутрь, я увидела мраморный камин, мраморные столешницы и подлинные античные восточные ковры.

Сквозь приоткрытую дверь, я увидела кровать.

Бабочки запорхали в моем животе, и впервые я действительно задумалась о словах, которые всплыли из моего подсознания с того момента, как я поцеловала горло Гранта: «Мы собираемся заняться сексом».

Четыре маленьких слова, которые вызвали дрожь по моей спине, заставили покалывать мои руки, губы и кожу там, где он прикасался и целовал.

Он чувствует то же самое? Словно маленькие пузырики от нервного возбуждения поигрывают, как шипучка на коже? Я подняла на него взгляд и заметила, что он тайком поглядывает на меня, почти застенчиво. Он улыбнулся в ответ, а я хихикнула. В этом вине было явно что-то еще.

Грант повел меня в ванную комнату, в которой сама ванна была выполнена из слюды в крапинку розового мрамора, и наполнялась горячей водой с ароматическим маслом, пахнувшим розами.

Мы собираемся заняться сексом.

О Боже. И я готова на это пойти? Конечно, я могла на это пойти. Наоборот, я не могла не сделать этого, не могла лишиться магии его прикосновений, тепла, исходящего от его тела, находящего так близко к моему. Я хотела иметь воспоминания об этом ярком событии в своей жизни. В конце концов, это было всего лишь маленькая забава.

Я видела, как его сильные руки закручивали кран, пар, поднимающийся между нами, он повернулся ко мне лицом, в его глазах был дикий голод, как у льва.

Я собираюсь заняться сексом со своим боссом.

Я почти кончила лишь от одной этой мысли, такой шальной и такой запретной. Я испытывала сильную нервозность, словно пузырики от шампанского танцевали у меня в животе, стоя перед ним и перетаптываясь с ноги на ногу, Грант наклонился вперед и захватил меня своим мощным поцелуем.

И тогда я забыла обо всем, кроме него.

Смотря в самую глубину моих глаз, он медленно расстегнул мое платье, давая ему свободно упасть к моим ногам. Его руки бродили по моей спине и расстегивали лифчик, тонкий шелк вспорхнул в воздухе, мои соски затвердели, как только он слегка дотронулся до них пальцами. Он потянулся вниз, спуская мои розовые шелковые трусики по ногам. Его руки двигались медленно, лениво, соблазнительно, он обхватил меня и аккуратно посадил в теплую воду, я подперла голову рукой и продолжала смотреть на него, он не сводил с меня глаз.

Было многое, что я хотела сказать. Запомни его взгляд, Лейси, не проявляй заинтересованности. Сохраняй спокойствие.

— Леди хотела бы увидеть тоже шоу, — пробормотала я, и его зрачки расширились.

Его тонкие пальцы пропутешествовали по мятой рубашке, расстегивая перламутровые пуговицы до самого конца, обнажив скульптурную грудь и мощные плечи, редкие шрамы на мощных руках лишь подчеркивали их совершенство. Светло-золотистые волосы покрывали его загорелую кожу, и мне так хотелось прикоснуться к нему, почувствовав его шероховатость шрамов и гладкость кожи.

Его штаны и трусы сползли вместе одним плавным движением, и о Боже, его бедра и икры напоминали ожившую греческую статую, его член, как я и помнила, был длинным, большим и уже жестким, он совершенно бессознательно провел по нему рукой, напряженно уставясь на меня, мой рот наполнился слюной.

— Ты собираешься оставить меня здесь в одиночестве? — тихо спросила я.

Его глаза сверкнули, и он ступил в воду, нависая надо мной.

Он скользил мочалкой, нежно намыливая мою грудь, затем скользнул вниз проводя по моим ногам и бедрам. Я закусила губу, чтобы не заскулить от восторга, пытаясь всеми силами не дать ему понять, насколько потрясающе я ощущала себя и как сильно я его хотела, жаждала его...

О Боже, это действительно происходит со мной, его рука действительно проходилась по моим бедрам, поднимаясь вверх к моему ноющему центру, его пальцы действительно скользнули внутрь, это была мечта, несбыточная мечта...

Мои руки блуждали по его мускулистой спине без задней мысли, перебираясь вперед поглаживая его широкую грудь, опускаясь ниже намыливая его мощные ноги, я ухватилась за основание его члена.

Он застонал, зажмурившись, как удовлетворенный кот, позволяя голове опуститься на выемку моей шеи, и замедленно фантастически целуя мою кожу, как только я начала двигаться рукой по его члену, он тяжело задышал.

— Ты так чертовски сексуальна, — прорычал он мне в ухо, покусывая мою мочку, мои бедра непроизвольно сжались, я почти не кончила от его слов.

— Ты красивый, — прошептала я в ответ, он таким и был. Словно ангел, склонившийся надо мной, его кожа мерцала от воды, а волосы поблескивали в мягком свете.

Он приподнял голову и посмотрел мне в глаза с выражением удивления, потом потянулся вниз и остановил мою руку.

— Подожди, — сказал он, когда я попыталась протестовать. — Есть кое-что, что мы… я хочу кое-что показать тебе сначала.

Оставаясь немного одурманенными от близости, мы помогали друг другу выбраться из ванной, иногда хихикая и как бы случайно дотрагиваясь до друг друга. Он взял меня за руку и потянул в спальню, приподнял и опустил на кровать прежде, чем я успела даже вскрикнуть от неожиданности. Но он не залез за мной на кровать.

Он нашел свои грязные брюки и выудил из кармана маленькую черную коробочку, у меня перехватило дыхание.

— Это…

Он открыл ее. Это было...

Кольцо из белого золота, незатейливо украшенное бриллиантами и изумрудами, окаймленными виноградной лозой. Дизайн и восприятие этого кольца подтверждали то, что собирался сказать Грант:

— Это мамино обручальное кольцо, которое перешло к ней от ее матери, а той от своей матери. Эта традиция — передавать его новой невесте, которая входит в семью. Если бы моя мать была здесь, она бы передала бы тебе его только в день свадьбы, но..., — он взял меня за руку и одел его на мой палец. — Я не могу ждать ни минуты дольше, чтобы не увидеть его на тебе.

Я не могла остановить слезы, наполнившие мои глаза.

— О, Грант. Огромное спасибо. Я никогда не предполагала…

Он остановил меня, дотронувшись нежно пальцем до моих губ.

— Ты значишь для меня больше, гораздо больше, чем я могу выразить словами, — сказал он. — Я хотел бы попробовать показать тебе это.

Что еще я могла сделать, кроме как не поцеловать его?

Я потянула его за собой на кровать, он возвышался надо мной и потянулась к нему, но он смутил меня, перевернув нас, он оказался на спине, приподняв и сжимая мою грудь.

Я громко всхлипнула, когда его рот жадно стал ласкать мою правую грудь, посасывая набухший сосок, а пальцы не переставая играли с моей левой грудью. Его правая рука медленно опускалась вниз по моему животу, пальцы начали подразнивать клитор. Мне так сильно нравилось, как он прикасался ко мне, как его руки исследовали каждую частичку моего тела.

Я всхлипывала, пока его пальцы медленно кружили, дразня, мучая, заставляя меня хныкать и умолять о большем, и тут он резко вошел в меня, по-прежнему уделяя повышенное внимание моим грудям и почти-не-дотрагиваясь до моего клитора. Он замер.

— Хорошо так? — спросил он, его голос был одновременно заботливым и страстным.

— Ммм.

Я потеряла счет времени, как только он вошел в настойчивый жесткий ритм. Я никогда в жизни не была настолько чертовски мокрой. Он трахал меня пальцами, пока не нашел место, которое никто никогда вообще не находил, кружа и дразня его, поглаживая и теребя, нажимая на эту точку и о Боже, О Боже! О Боже…

Электрический разряд прошелся по моему телу, искры танцевали у меня перед глазами, мое тело напряглось до предела, и весь мир взорвался вокруг меня, я закричала…

Я кончила с такой силой, за всю свою чертову жизнь я ни разу так не кончала.

Я упала ему на грудь, полностью расплавившаяся, не чувствуя своих собственных костей и ощущая только слабость от охватившего оргазма, сотрясающего мое тело.

— Дай мне...минутку... — задыхалась я.

Никто никогда не прикасался ко мне подобным образом. Никто никогда не заставлял меня так чувствовать себя раньше. Как он это сделал? Он смог пролезть в мой мозг и душу, и увидеть там, чего именно я хотела?

Не думай об этом, Лейси. Это просто маленькая забава. Хотя немного рискованно заниматься сексом со своим боссом. Мурашки пробежались по моей коже от острых ощущений.

— Ты можешь иметь уйму минут, если тебе это необходимо, — промурлыкал Грант. — Я буду не менее…, — он резко повернулся, и его длинный жесткий член уперся мне в бедро, — я устанавливаю границу час.

Я почувствовала новый прилив желания и приподнялась на руках, покусывая и проводя языком по его шеи, которую я уже исследовала в лесу.

Да, ты мой. На данный момент, ты только мой.

Я начала прокладывать дорожку из поцелуев вниз по его груди, получая удовольствие от вздохов Гранта, которые становились все короче и резче, а из его горла вырывались упоительные хрилые стоны.

Ох, ты мой теперь. И я собираюсь насладиться каждой секундой.

Я достигла до низа его торса и несколько садистских секунд лизала и нежно прикусывала его кожу, прежде чем двинуться вниз, утоляя его невысказанную мольбу. Я кружила языком вокруг головки его члена, а затем резко захватила его ртом почти до основания, сильно посасывая его и стона. Я никогда так сильно не хотела ни одного члена, как его.

Я лизала его, как мороженое, стараясь запомнить его форму и запах, такой сильный, такой мужской. Все фантазии, которые я когда-либо представляла, заиграли полными красками перед моими слегка опушенными веками, погружая его все глубже в свое горло.

Сдавайся, Грант. Уступи мне. Кончи для меня. Кончи мне в рот и посмотри, как я оближу губы от удовольствия, и отшлепай меня за то, что я такая похотливая маленькая шлюха…

Я заглатывала его все глубже и глубже, урча и постанывая, пока пожирала его великолепный член. Его дыхание становилось все более отрывистым, и я чувствовала несомненный всплеск страсти, который в любой момент мог излиться мне в рот. Он начал осторожно двигать своими бедрами, я ускорила ритм своих движений.

Я посмотрела ему в глаза, желая увидеть его взгляд, пока он трахал мой рот, его глаза были потемневшими, словно море в полночь.

— Ты нужна мне, — прорычал он. — Мне необходимо быть внутри тебя. Мне необходимо трахнуть тебя, пока ты не будешь умолять остановиться. Мне необходимо…

Мои бедра непроизвольно сжались, и я потянулась к нему, мои губы резко опустились на его, столкнулись зубы, языки и страсть. Он схватил меня за бедра и насадил на свой толстый член. Я вскрикнула, как только он погрузился в меня, сильно растягивая своим размером, у меня такого еще не было, и я чувствовала себя просто потрясающе.

— Ох, ох, ох, трахни меня, ну пожалуйста, Грант, сильнее, пожалуйста, трахни меня…

Он твердой и уверенной рукой удерживал меня за задницу, толкаясь сильно и глубоко, я скакала на нем. Он приподнялся торсом вверх, чтобы лизать и сосать мою грудь, я млела и таяла от его прикосновений, ухватившись за его сильные плечи, чувствуя движение бугрящихся мышц, будто началось землетрясение.

Никогда раньше я не чувствовала ничего подобного, паря так высоко и с такой страстью, нуждаясь в нем, и безумно желая, чтобы он никогда не останавливался, черт побери, испытывая умопомрачительную потребность, чтобы он трахал не переставая, даже если мы кончим, я опять нуждаясь в его толстом твердом члене, заполняющем меня еще на немного больше, единственное, что мне нужно это еще немного больше, чтобы...

— Трахни меня, — стонала я. — О Боже, Грант, мне нужно жестче, мне необходимо чувствовать тебя глубже, мне нужно, чтобы ты трахнул меня жестко.

Он перевернул меня на спину, оставаясь внутри, замешкавшись на секунду, прежде чем стал вбивать меня в матрас, его скорость и сила возрастали с каждым толчком, придерживая меня за задницу, он погружался в меня, беря меня и принимая все, что я была в состоянии дать, Бог мой, я была такой мокрой, я была уже готова, но хотела поглотить все, что он собирался мне дать…

— Кончай, Лэйси, — приказал он, низким хрипатым голосом, пот стекал по его груди. – Кончи для меня, ты самая сексуальная, черт побери…

Он толкнулся в меня в последний раз и кончил, и ощущая его оргазм, который обрушился на меня с такой силой, вызывая у меня ответный, выплескивающийся из меня, как природная неуправляемая стихия.

 

 

8.

 

Я медленно просыпалась, словно поднимаясь из теплого облака. Я лежала, распластавшись, на широкой груди Гранта, обнимающим меня за плечи, и я чувствовала себя настолько умиротворенно, словно в безопасном убежище в его объятиях. Как я могла с этим бороться? В руках этого мужчины я чувствовала себя так, словно была его собственностью. Все согласовывалось с миром.

— Хорошо спала? — пробормотал он, сексуально низким рокотом.

— Ммм, отлично, — сказала я. Я посмотрела на него, выглядевшим таким восхитительным спросони, взлохмаченные волосы и отпечаток подушки на щеке. Он был таким сексуальным и растрепанным и это все, все было моим.

Он убрал прядь волос с моего лица и скорчил рожицу.

— Непослушные волосы. Не дают мне увидеть твое прекрасное лицо.

Я покраснела.

— Это у тебя прекрасное лицо.

— Ну, это однозначно что-то новенькое для меня, — сказал он, ухмыляясь. — Позволю себе не согласиться с этим. Твое прекраснее. Эти прекрасные темные глаза…, — он коснулся моих век слегка, — милый маленький носик, — он дотронулся до носа, — и совершенно грешные уста.

Его большой палец очертил край моих губ, и я слегка прикусила его, он зарычал и из-за этого звука мои ноги превратились в желе.

— И у тебя эта прекрасная мягкая кожа. На самом деле, у тебя прекрасная бархатная кожа абсолютно везде, — его руки начали медленно бродить по моей груди, слегка сжимая ее. — Мне особенно нравится чувствовать ее здесь…

И в этот момент зазвонил телефон.

Я застонала и плюхнулась лицом вниз на его грудь.

— Тебе нужно ответить.

Я не смотрела на него, но в его голосе проскальзывали детские нотки, и я смогла представить выражение его лица.

— Но это, наверное, неинтересно!

Я откатилась от него и растянулась на шелковых простынях.

— Хорошо, это цена за нашу подделку-работать-со-мной, мистер. Вам придется делать много скучных, неинтересных, взрослых, ответственных вещей. Это потребует к себе очень много внимания. Думаете, вы сможете справиться с этим?

— Я предпочел бы справиться с тобой, — проворчал он, наклоняясь, чтобы выразить свое полное пренебрежение мне на ухо. Я чувствовала его растущую улыбку на своей коже. — Я думаю, что могу возможно принести такую жертву. Только для тебя.

Я повернула свою голову в его сторону, и он тут же оставил быстрый поцелуй на моих губах. Он просто воспользовался возможностью, чтобы продлить его подольше, но я отстранилась, игриво дав ему толчок в бок, и взяла с прикроватной тумбочки телефон, сунув ему в руку. Он скорчил мне такую рожицу, словно я насыпала соль в его какао, потом ответил.

— Да, это Грант Девлин. Послушай, вечеринка волочилась своим ходом, а я хотел показать Лейси окрестности… ну, я же ответил на сотовый, это, наверное, где-то на полпути вниз по течению на пути в Мексику, а теперь… послушай, что было такого важного, что ты пролистал все свои телефонные контакты и остановился именно на этом номере?

На другом конце провода что-то говорили, и лицо Гранта побелело. Весь задор исчез с его лица моментально. Он стал давать односложные ответы.

— Да. Понятно. Я понимаю это. Нет. Я разберусь. Да. До свидания.

Он положил трубку и уставился куда-то вдаль, совершенно забыв, что происходило до этого телефонного звонка.

— Грант, что случилось? — спросила я, приподнявшись, сжимая одеяло вокруг себя. Кнопка тревоги начала пульсировать у меня где-то внутри. — Все хорошо? С кем-то что-то случилось? Что-то с компанией?

— Плохие новости, — он прочистил горло. Почему он не смотрит мне в глаза? На несколько секунд я подумала, что он не собирался мне ничего объяснять, но вдруг он начал говорить, и каждое слово застревало у него в горле. — Видео. Там…видео. Одного секса. Оно просто просочилось в медиа.

— Нас?! — Как, черт возьми, это могло случиться? Мы занимались сексом только в эту ночь, и тогда один раз в его коридоре… у него был фотоаппарат… кто-то шпионил за нами…

— Нет, нет. Нет. Девушка и я... тогда... в прошлом году.

— Ох, — сказала я.

Я почувствовала, как пол уходит из-под моих ног.

— Вернее, — слова, продолжали выплескивать у Гранта изо рта. — Ну, две девушки, с которыми я... встречался... одновременно.

— Ты можешь сказать слово «трахал», Грант, — огрызнулась я. — Я не упаду в обморок.

Он отшатнулся назад, с болью взглянув мне в глаза, словно этим словом я ударила его. Я была к нему несправедлива, ох, Господи, я знала, что я была к нему несправедлива, и я ощущала чувство чертовой вины, видя, его взгляд, как у потерянного щенка, но я не могла позволить ему увидеть, насколько была шокирована и не уверена в себе. Я не могла такого позволить.

Я крепче прижала одеяло к своей пышной фигуре, интересно, как эти две девушки выглядели. Вероятно, глянцевые блондинки, с хорошим загаром. Вероятно, тоненькие.

Конечно, тоненькие.

У них явно была смелость и предприимчивость, и они постоянно не требовали, чтобы он находил время работать, выполнял свои обязательства, нес ответственность, и мог даже не любить…

Нет, нет, нет. Для жалости к себе не оставалось времени. Была работа, которую необходимо было сделать.

— Не смотри на меня этим взглядом щенка, — сказал я. Я встала, повернулась к нему спиной, и начала отыскивать свою одежду. — Для этого нет времени. Что они сказали? Сколько людей об этом знают?

— Видео... на YouTube, — сказал Грант позади меня. — Каждый раз, когда они изымают его, видео появляется снова. — Добавил он почти застенчиво, словно задабривая меня, — Там уже есть пародийная озвучка.

Если он думал меня рассмешить этим, в конце концов, то он ошибся…

Я нашла свое платье и натянула его через голову. После сегодняшней ночи, мое тело для него уже не представляло никакой тайны, поэтому я совершенно не беспокоилась о том, что делаю, тем более сейчас.

— А Дженнингс? Он знает? — я услышала, как Грант сглотнул. Его нога постукивала по полу.

— Он звонит в компанию каждые пять минут.

Я прижала руки ко лбу, сделав глубокий вдох. О Боже мой.

Это видео может свести к нулю все затраченные усилия.

 

 

* * *

 

Я не могла встретиться лицом к лицу со всем офисом, не сейчас, со всеми, кто однозначно знал об этом видео, поэтому Грант согласился вернуться в «наш» пентхаус и попробовать оттуда исправить причиненный ущерб, направленный на выживание.

Как только я переоделась в бесформенные джинсы и широкую футболку (я хотела спрятать свое тело, хотела спрятать его даже от себя самой, чтобы не думать о том, что оно вытворяло), я начала просматривать новостные сайты и блоги со сплетнями.

Я слышала, как Грант разговаривал по телефону, находясь на кухне… заказывал еду? Еще один примирительный жест в мой адрес. Черт побери этого мужчину за его любезность ко мне именно в этот момент. Я так сильно злилась на него за его недальновидность.

Не то, чтобы кто-нибудь выносил ему неоправданный приговор… по крайней мере, не устраивая прошлогодний суд. Комментарии почти во всех разделах пестрели фразами типа: «черт лайкет стойку на ту блондинку» и «Что за черт он трахает эту страшную бабу, когда он может толкнуть хвост в ту дуреху».

Весь интернет, казалось, смеялся надо мной. Курсор моей мышки остановился на видео. Не кликай, сказала я себе. Не делай этого. Тебя совершенно не волнует, что он делал с ними. Тебя совершенно не волнует, что ему нравилось в них. Не…

Я нажала.

 

 

* * *

 

Я услышала шаги Гранта и быстро покинула страницу, смахнув слезы с моих глаз. Я разрывалась между облегчением, что видео только-только началось, и злость на себя за то, что щелкнула на «Play». О чем я думала черт побери? Что это будет какое-то смешное прикольное недоразумение?

Они были именно теми девушками, которых Грант и хотел. Не меня.

— С тобой все в порядке? — Грант опустился на диван рядом со мной и обнял за плечо. — Не позволяй этому добираться до тебя, Лейси.

— Я в порядке, — ответила я сухо.

— Вздор, — сказал Грант, мягко поглаживая мою руку. — Прости. Ты несчастна, и это все моя вина, что я втянул тебя в такую ситуацию. Я никогда не хотел оскорбить и причинить тебе боль.

— Я знаю, — сказала я. Забавно, я все равно позволила ему это сделать.

— Послушай человека, который перенес не один скандал, а намного больше, — его губы скользили по моей щеке, и я само собой начала улыбаться, потому что он явно пытался подлизаться ко мне. — Для начала, нужно отпустить все это и пусть оно идет своим чередом. Мы пока ничего не сможем сделать, что не сделает еще хуже. Единственное, что мы сможем сделать, это позаботиться о себе. Так что... позволь мне позаботиться о тебе.

Его голос был таким мягким, таким успокаивающим. Мне захотелось положить голову на его плечо и заснуть, забыть даже само слово «проблема». Он прижал меня ближе к себе.

— Так, позволь мне увезти тебя туда, где мы могли бы просто ни о чем не думать, хотя бы некоторое время.

Его пальцы рисовали восьмерку на моем плече, и в этот момент, я бы согласилась пойти на пикник даже в сам ад, если бы он доставил туда сэндвичи и лимонад.

 

 

* * *

 

Пляж на берегу океана может не самое лучшее место для серфинга или загара, но я всегда любила его. Я почувствовала, как мое сердце стало колотиться медленнее, как только мы вышли из машины, и казалось, что беспокойство отпускает нас, как только мы сняли нашу обувь и пошли вдоль берега, увязая пальцами в мягком теплом песке.

День был ветреным и пасмурным, который загнал многих посетителей пляжа в помещение, но спокойное голубое и серое небо вместе с морем действовали на меня успокаивающе. Словно этот окружающий мир говорил, что жизнь продолжается, что мы так малы в масштабах вселенной со своими мизерными маленькими злоключениями, океан всегда все вынесет. Или что-то в этом духе.

Грант пошевелил ногой выброшенные водоросли, и среди серо-буро зеленой массы мелькнуло что-то белое, он достал целый доллар, выброшенный океаном, и вручил его мне с застенчивой улыбкой, от которой мое сердце, по-моему, увеличилось на несколько размеров и стало слишком большим для моей грудной клетки.

— Чувствуешь себя лучше? — спросил он.

— Намного, — сказала я, пытаясь улыбнуться ему в ответ. — Откуда ты узнал, что я люблю этот пляж?

— Я же слушаю тебя, когда ты что-то говоришь, Лейси, — сказал Грант. — Хотя все доказывает и обратное.

Я даже не помню, когда сказала ему об этом.

Мы добрели до красивого места, находящегося высоко в песчаных дюнах и защищенного от ветра, он расстелил одеяло для пикника и достал нашу еду… (неприятности обычно предполагают еду на вынос, но это даже забавно, с какой скоростью, достаточно одной лишь яркой улыбки Гранта Девлина, и ему готовы выдать все из-под полы, полностью меняя свою политику, обслуживания клиентов).

Он выложил кокосы с сделанными дырочками в них, чтобы можно вставить соломинку и посасывать сладкий сок, перед тем как вы сможете воспользоваться вилкой, поедая мякоть. И тосты, намазанные арахисовым маслом, медом, и…

— Вот попробуй это, — сказал Грант, поднося кусочек тоста к моему рту.

Сладкая корица заставила взорваться мои вкусовые рецепторы, мне пришлось зажмуриться от экстаза, я застонала.

— Черт, это словно наркотик.

— Если ты будешь так реагировать каждый раз, когда будешь это есть, то мне придется приносить тебя это каждое утро, — сказал Грант. — Подожди… ты замерзла.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных