Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Лексическая синтагматика и средства ее описания 3 страница




Джон Лайонз по этому поводу пишет: «Утверждение, что все "по­нимают" одно и то же несколько по-разному, является, вероятно, спра­ведливым, но довольно бессмысленным. Семантика занимается объяс­нением степени единообразия в "употреблении" языка, которая делает возможным нормальное общение» [Лайонз 1977: 435].

Когда мы рассматриваем слово в отвлечении от конкретной ситуации его употребления — в составе предложения, изолированного от контекста, т. е. на промежуточном уровне обобщения, мы сталкивается с проблемой отождествления разных употреблений слова как реализаций одного и того же или разных узуальных значений.


158 Раздел II. Лексическая семантика


Глава 8. Моносемия, полисемия, омонимия 159


 


Узуальное значение слова,или узема,есть абстракция от в прин­ципе бесконечного ряда актуальных значений словав речи, инвариант актуальных значений, все различия между которыми могут быть объяс­нены действием экстралингвистических факторов. Руководствуясь этим принципом, рассмотрим следующие примеры:

(1) (а) Увидев, что офицер, с которым ей давно хотелось познакомиться, приближается, она уронила платок. (б) В спешке укладывая чемодан, она уронила платок.

В (1) представлены два употребления ронять с несовпадающими означа­емыми:

ронять (а) = 'X намеренно перестает держать Y, и по этой причине

Y падает';

ронять (б) = 'X ненамеренно перестает держать Y, и по этой причине

Y падает'.

Два этих употребления могут быть сведены и обычно сводятся к од­ному языковому узуальному значению: 'X перестает держать Y и по этой причине Y падает'.

И хотя одно и то же предложение Она уронила платок в двух разных контекстах получает разную интерпретацию ('намеренно'/'ненамеренно'), для объяснения этого феномена достаточно считать, что в обоих случаях слово ронять выступает в одном и том же значении 'X перестает держать Y и по этой причине Y падает', а семантический компонент ('намерен­но'/'ненамеренно') вносится в интерпретацию в результате умозаключе­ния, опирающегося на экстралингвистические знания:

1) знания о принятых в некотором сообществе правилах знакомства;

2) знания о воздействии спешки на степень контроля субъекта над совершаемым действием.

Неоднозначность слов, подобную только что рассмотренной, т. е. неоднозначность в пределах одного ЛСВ слова, Ю. Д. Апресян называет речевой многозначностью[Апресян 1974: 176].

Речевая многозначность — это представленность узуального значе­ния в речевом употреблении двумя или более вариантами, выбор между которыми обусловлен экстралингвистическим контекстом, в частности, знаниями о мире. Речевая многозначность слова не ведет к признанию его многозначным (полисемичным) как единицы языка.

С явлением речевой многозначности связан и так называемый прин­цип диффузности значения.Д. Н. Шмелев считал принцип диффузности значений многозначного слова решающим фактором, определяющим его семантику [Шмелев 1977: 86]. А. А. Уфимцева также характеризует содер­жательную сторону многозначного слова как непрерывный (т. е. недис­кретный) ряд лексико-семантических единиц (см. [Уфимцева 1986: 32]). Действительно, узуальное значение диффузно, коль скоро оно покрывает ряд очень близких, но не полностью совпадающих означаемых. Иначе го­воря, множество употреблений, которому сопоставляется одно узуальное


шачение, один инвариант,является нечетким, размытым множеством. I стественно поэтому, что проблема сведения класса однородных упо-феблений к инварианту является одной из сложнейших в лексической семантике и лексикографии, где от ее решения зависит, сколько и каких именно значений будет выделено у данного слова.

Так, если вернуться к нашему слову ронять и его значению в пред-иожениях (2): (2) (а) Доставая книгу с верхней полки, он уронил стоявшую на ней вазу.

(б) Пробегая через комнату, он уронил этажерку. мы встаем перед проблемой: считать ли, что здесь мы имеем дело с особыми актуализациями того же самого инвариантного узуального шачения, что и в контекстах (а) и (б), или же здесь представлено другое узуальное значение, другой инвариант?

Если считать все эти употребления ронять однородными и сопо­ставлять им единый инвариант, то он должен формулироваться иначе: компонент 'X перестает держать Y' уже не может войти в толкование *)того значения, но и просто выбросить его нельзя, так как формула 'X делает нечто, и по этой причине Y падает' — это уже толкование, которое не позволяет отличить ронять от бросать, сталкивать, валить и т. п.

В толковых словарях русского языка этот вопрос решается по-разному:

1) Ожегов: одно значение 'непроизвольно, нечаянно давать выпасть или упасть откуда-нибудь';

2) MAC: три разных оттенка одного значения

а) 'нечаянно выпустить из рук';

б) 'давать выпасть откуда-то';

в) 'нечаянно задевая, толкая, вызывать падение чего-либо';

3) БАС: два разных значения.

Семантические теории, в которых узуальное значение задается в виде списка необходимых и достаточных условий, способных охватить все случаи употребления слова, признаваемые однородными (большинство формализованных теорий семантического описания является именно такими) должны признать здесь наличие двух ЛСВ слова ронять: X роняет\ Y = 'X перестает держать Y и по этой причине Y падает'; Хроняетг Y = 'X ненамеренно прилагает силу к Y-y и по этой причине Y падает'.

В последнее время в когнитивной семантике была предложена но­вая трактовка диффузности, размытости лексического значения, опи­рающаяся на результаты исследований когнитивного психолога Э. Рош. Пропонентами этой новой концепции, называемой прототипной теорией значения,являются Дж. Лакофф, Ч. Филлмор, Д. Герартс и многие другие сторонники когнивного подхода к языку.



Раздел II. Лексическая семантика


Глава 8. Моносемия, полисемия, омонимия 161


 


Главным для этой теории является понятие прототипа.Мы знаем, что значение слова многослойно, многоаспектно, оно раскладывается на де­нотат и сигнификат. Соответственно, мы можем говорить о прототипи-ческом денотате и прототипическом сигнификатеслова. Прототипический денотат — типичный, эталонный представитель класса, или категории сущностей, обозначаемых данным словом. Так, например, типичный представитель класса объектов, обозначаемых словом птица, по данным экспериментов когнитивных психологов — это воробьи и малиновки, но не орлы, куры, страусы, пингвины, типичный фрукт — яблоко.

Прототипический сигнификат — это набор свойств, характери­зующих прототипический денотат. Так, прототипический сигнификат слова птица складывается из признаков: 1) имеет крылья, перья; 2) кла­дет яйца; 3) имеет клюв, пару лапок; 4) умеет летать; 5) не хищник; 6) не домашний; 7) умеет петь и т. д.

Множество объектов, которые обозначаются словом птица, раз­мыто. Оно имеет центр, представленный прототипическими птицами, и периферию, на которой находятся менее характерные представители данного класса, обладающие только некоторыми из свойств, присущих' центральным членам категории.

В чем же идея прототипной семантики? Не пытаться определить .' значение слова в виде конечного списка признаков — критериев, кото­рым должны удовлетворять все без исключения объекты, обозначаемые данным словом (в данном типе контекстов), а описать значение сло­ва как прототипический каркас, т. е. набор свойств прототипического денотата, допуская при этом, что слово можно применять и к другим денотатам, разделяющим с прототипом не все, а лишь часть свойств. В ка­честве примера Филлмор приводит английский глагол climb «карабкаться, подниматься», в прототипическое значение которого входят два призна­ка: 'движение вверх' и 'цепляясь ногами и руками'. Как показывают примеры:

(3) (a) The monkey climbed up / down a flagpole.

Обезьяна карабкалась вверх/вниз по шесту.

(б) The snail is climbing up a flagpole.

Улитка ползет (буквально карабкается) вверх по шесту.

(в) *The snail is climbing down a flagpole.
*Улитка карабкается вниз по шесту.

Теория прототипов исходит из того, что употребления, которые отклоняются от прототипической семантической структуры, представля­емой центральными случаями употребления данного слова, по тому или другому признаку, не образуют отдельных узуальных значений. Так, зна­чение слова мать в контексте предложения (4):

(4) Эта женщина не родила меня, но она моя настоящая мать,потому
что она вырастила и воспитала меня.


не образует какого-то особого узуального значения наряду с узуальным шачением 'женщина, которая родила ребенка', под которое подводятся центральные случаи употребления этого слова. Употребления, подоб­ные (4), не дают оснований считать слово мать многозначным (по-писемичным), если принять, что таким узуальным значением является прототип, представленный кластером (пучком) семантических компонен­тов (5):

(5) [прототипическая] мать = 'женщина, которая родила ребенка, отда­
ла свою половину генов будущему ребенку, вынянчила его, является
женой его отца, принадлежит к поколению, непосредственно пред­
шествующему поколению ребенка и является законным блюстителем
интересов ребенка' [Лакофф 1988: 42]

отдельные компоненты которого могут отсутствовать у периферийных, нетипичных случаев употребления этого слова.

Попробуем применить принцип прототипной семантики к ронять. Прототипическая ситуация роняния характеризуется следующими призна­ками:

A. 'до t,- X держал Y';
Б. 'в t,- X делает нечто';

B. 'в результате этого (Б) Y падает';

Г. 'падение Y-a не входило в намерения Х-а'.

Всем условиям удовлетворяет пример (16), (1а) отклоняется от про­тотипа по признаку Г; (2а) и (26) отклоняются по признаку А. Нельзя описать ситуацию как роняние, если одновременно нарушаются усло­вия А и Г, например, если кто-то намеренно задел стул, чтобы вызвать его падение, то это нельзя описать, как Он уронил стул.

Еще один случай различения означаемых, которым можно сопо­ставить один инвариант на уровне узуальных значений, иллюстрирует пример (6) из [Апресян 1974]:

(6) (а) Лампы погасли ('перестали светить').

(6) Дрова в камине погасли ('перестали гореть').

Имеем ли мы в (2а) и (26) два разных значения или одно, которое можно представить в виде включительной дизъюнкции [А V В = 'либо А, либо В, либо А и В одновременно]:

Xгаснет = "X перестает гореть или светить'.

Тест на подобную организацию значений — возможность употре­блений, в которых одновременно реализуются оба компонента:

Дрова в камине и неоновые лампы на улице погасли почти одновременно.

Если А и В — два разных узуальных значения слова, то их употре­бление в подобном контексте создает каламбур, типа знаменитого Шел дождь и два студента.



Раздел II. Лексическая семантика


1лава 8. Моносемия, полисемия, омонимия 163


 


Попробуем применить данный тест к ронять. Сравним следующие предложения:

(7) (а) Он ухитрился одновременно уронить вазу с полки и поднос из рук.
(б) Он ухитрился одновременно уронить вазу с полки и свой авторитет.
Из двух предложений (7) только (76) воспринимается как каламбур.

Значит значения ронять, представленные в (1а) и в (7а) можно свести к одному узуальному значению, имеющему дизъюнктивную организацию: 'нечаянно выпустив из рук или задев, вызвать падение чего-либо'.

Естественно, что трудности, связанные с диффузностью значений, заставляли лексикологов искать более твердую опору при решении во­проса о том, ■ являются ли некоторые употребления слова носителями одного и того же узуального значения или нескольких разных значений, и для определения количества узуальных значений.

В лексической семантике эти основания детально проанализирова­ны. Решая вопрос о том, представляют ли два употребления слова одно и то же его узуальное значение или два разных значения, семасиологи учитывают следующие пять факторов: 1) степень различия (виртуаль­ных) денотатов и сигнификатов словоупотреблений; 2) их семантичес­кую сочетаемость; 3) их синтаксическую сочетаемость; 4) парадигмати­ческие отношения словоупотреблений; 5) грамматические ограничения на употребления. Рассмотрим эти факторы последовательно.

Первый фактор — решающий. Если два употребления сильно раз­личаются до своим денотатам и сигнификатам (сохраняя при этом су­щественную общую часть означаемого), то ясно, что перед нами разные значения одного слова. Так, поскольку денотатом слова язык в (8):

(8) Петя посмотрел в зеркало на свой язык и увидел, что он белый. является физический объект, а в (9):

(9) Язык есть важнейшее средство человеческого общения.

— идеальная сущность, хотя и связанная с этим объектом, нам ясно, что
здесь мы имеем два разных значения. Поскольку денотатом слова язык
в (8) является неодушевленный объект, а в (10):

(10) Иванов отвел языка в штаб отряда.

— одушевленный, то здесь опять мы имеем дело с разными значениями.

Однако, если денотативно-сигнификативные различия употребле­ний слова не столь значительны, как в (8), (9) и (10), то возникает вопрос: достаточны ли они для постулирования разных узуальных зна­чений? Сравним означаемые употреблений слова язык в (8) и (11), (12) и (13) соответственно:

11) На второе подали отварной язык с горошком.

12) 'орган во рту Х-а, способствующий пережевыванию и глотанию пищи и участвующий в образовании звуков речи'.

(13) 'орган во рту Х-а, способствующий пережевыванию и глотанию пищи'.


Они совпадают, за исключением того, что в (12) есть компонент 'участву­ющий в образовании звуков речи'. Причем осмысление (12) выбирается югда и только тогда, когда X является человеком, а (13) — когда X — жи-иотное. Большинство ученых сходится на том, что здесь нужно говорить не о разных значениях, а о разных вариантаходного и того же значения.Говоря точнее, когда одно и то же слово может сочетаться со словами, имеющими разный тип денотатов, причем каждый тип денотата требует определенной незначительной модификации толкования исходного сло­на, то мы имеем дело с вариантами одного и того же узуального значения слова.

Как мы уже сказали, второй фактор, связанный с разграничением (начений — это семантическая сочетаемость. Только что мы показали, что различие в семантической сочетаемости употреблений одного и того же слова может не вести к постулированию у этого слова разных значе­ний. Но чаще различия в сочетаемостных свойствах словоупотреблений связаны с разграничением узуальных значений слова. Причем значения многозначных слов и их сочетаемость настолько тесно взаимообусло-илены, что между теоретиками семантики даже ведутся споры о том, что же первично: одни считают, что значение слова предопределяет его сочетаемостные свойства, другие — что значение слова определя­ется исключительно его сочетаемостью с другими словами. А истина тключается в диалектическом характере связи узуального значения с со­четаемостью. То есть, с одной стороны, узуальное значение — это есть «лишь отвлечение от бесконечного количества» употреблений данного слова в сочетаниях с другими словами, но с другой стороны, данное слово появляется именно в таких сочетаниях, а не в других как раз бла­годаря своему значению. Как бы то ни было — важен факт связи между узуальным значением слова и его сочетаемостью, благодаря которому мы можем понять, в каком из нескольких узуальных значений употреблено слово в данной фразе даже тогда, когда мы рассматриваем эту фразу изолированно, ничего не зная о конкретных условиях, в которых она была произнесена или написана.

Так, мы понимаем, что хотя у слова язык есть значение 'органа', но во фразах (10), (14) или (15):

(14) Он знает пять языков.

(15) Он в совершенстве владеет канцелярским языком.

он выступает не в этом, а в каком-то другом значении, и знаем мы это благодаря семантической сочетаемости самого слова язык и бла­годаря знанию сочетаемостных свойств тех слов, валентности которых заполняет слово язык. Так, глагол отвести, который, конечно, также мно­гозначен, в основном своем значении накладывает семантическое огра­ничение на слово, заполняющее его объектную валентность — оно долж­но обладать семантическим компонентом 'живое существо, способное


164 Раздел II. Лексическая семантика

к самостоятельному перемещению'. Этому ограничению удовлетворяет только одно из узуальных значений слова язык — значение (16):

(16) 'лицо из состава войск противника, взятое в плен с целью получения
от него сведений о положении и состоянии противника'.

Глагол владеть требует от своего объекта либо признака 'физический объ­ект, рассматриваемый как достаточно большая материальная ценность', либо 'инструмент', либо 'средство', либо 'способность, умение'. То есть в качестве объекта владеть может выступать только язык в значении (17):

(17) 'система знаков, используемая некоторой общностью людей как
средство общения'.

В связи с подобными явлениями принято говорить об обусловлен­ности узуальных значений слова контекстом их употребления. На этом принципе базируется работа семантической теории Дж. Катца [Катц 1985]. При построении семантической интерпретации предложения каждому слову приписываются все узуальные значения в терминах семантичес­ких компонентов (маркеров и различителей), которые перечислены при данном слове в словаре модели. Некоторые из значений имеют в своем составе семантические ограничения на сочетаемость с их синтагмати­ческими партнерами — селекционные ограничения. Правила проекции, объединяющие значения слов в единую интерпретацию предложения, не могут объединить значения двух слов, если одно из них не удовле­творяет сочетаемостному ограничению, предъявляемому другим словом. В нашем случае мы не могли бы объединить значение 'сопроводить' глагола отвести и значение 'орган' слова язык из-за сочетаемостного ограничения, свойственного глаголу отводить в значениии 'сопрово­ждать'.

Однако не все узуальные значения многозначного слова в равной степени обусловлены контекстом. Традиционно значения многозначного слова подразделяются на свободные (или прямые, основные, первич­ные, главные) значения слова и связанные (вторичные, переносные). Свободные, основные значения— это значения, наименее обусловленные синтагматическим контекстом слова. Связи между основными значения­ми слова и его словесным окружением определяются связями, в которых обозначаемое словом явление, предмет или свойство вступают с явлени­ями, предметами или свойствами в действительности.

Следующим по порядку показателем возможного различия в зна­чении между двумя употреблениями слова является (морфо-)синтакси-ческая сочетаемость. В принципе, для целей разбиения употреблений слова на классы, соответствующие одному узуальному, значению можно применить те же дистрибутивные и трансформационные методы, кото­рые рассматривались в разделе П.7.4 применительно к задаче выделения семантических полей.


Глава 8. Моносемия, полисемия, омонимия__________ Ш)

Сначала на основе ориентированной фразыс данным словом получим дистрибутивные формулы.Гипотеза состоит в том, что разным формулам будут соответствовать разные значения.

1) N„m._Nb„h. Он роняет слова (листья, слезы, книгу, авторитет...);

2) N„m._Nb„„. из NjU. Он роняет книгу из рук (слезы из глаз...);

3) NiM._Nj„„. на Nb„„. Он роняет книгу на пол (голову на грудь...);

4) N„M._Ne„„. с Ы^д. Он роняет вазу с полки;

5) NiM._Nj„H. в NnpaM. Он роняет авторитет в глазах кого-либо;

6) N„M._S Он роняет: «Оставьте меня!».

В таком виде эта методика не дает желаемых результатов: интуитивно одна формула скрывает несколько значений (например (1)-(3)); разные формулы — интуитивно одно и то же значение (например (2)-(3)).

Можно усилить разграничительный потенциал методики, вводя бо­лее узкие подразделения в функциональные классы слов, например, раз­граничив Noaym.H Инеодуш.- Тогда дистрибутивная формула (1) расщепится на две:

•a) Njj,,,,. „„._Nj„„. Оля роняет слова, слезы, книгу; птица роняет оперение...; 16) NHKMyill. им.—Nbhh. Лес роняет листья; колокол роняет звон.

Но это опять мало что дает, так как интуитивно в Лес роняет листья и Птица роняет оперение имеем одно значение при разности формул, и наоборот, формула (1а) покрывает разные значения.

Усовершенствуем дистрибутивную методику, построив на основе дистрибутивных формул развернутые дистрибутивные формулы с запол­нением факультативных синтаксических позиций. Предположительно, разным развернутым формулам будут соответствовать разные значения.

1) N„m._Nb„„. из Nj^. на Nb„h, Он роняет чашку из рук на пол;

2) N„m._Nb„„. с NpM. на Nb,,,,. Он роняет горшок с подоконника на землю;

3) NHM._Nj„H. — на Nb„h. Он роняет голову на грудь (плечо) / теле-

визор (стулья) на пол; Облако (дерево, колос) роняет дождь (листья, зерно) на землю;

4) 1Чадуш. им._NBIIH. — в Ипр^д,. Он роняет чей-либо авторитет (достоинство)

в глазах кого-либо;

5) Nhm_Nb„h. Он роняет волосы (перья, рога); Колокол роняет

звон;

6) Кмш. им. -NLh. : S Он роняет: «Я не пойду».

Кажется, здесь мы достигли предела дистрибутивно-трансформаци­онной методики разграничения значений. Выделено 6 дистрибутивных формул. Из них 2, 4, 6 выделяют употребления, которые мы интуитив­но признаем однородными, но 1, 3, 5 скрывают интуитивно различные узуальные значения.


166 Раздел П. Лексическая семантика


Глава 8. Моносемия, полисемия, омонимия 167


 


Что делать? Обратимся к семантическим валентностям и семантичес­кой сочетаемости, т. е. информации о принадлежности синтагматических партнеров нашего слова к определенным семантическим полям.

Попытаемся одновременно учесть как можно больше факторов, упомянутых выше: морфосинтаксическую, лексическую и семантическую сочетаемость лексемы по ее валентностям; парадигматические связи (кор­реляции) лексемы; грамматические ограничения. В результате для слова ронять мы получим 10 узуальных значений, которым будут соответство­вать интуитивно удовлетворительные классы действительно однородных употреблений:

ронятъ\ (книгу из рук) — Syn выпускать {из рук), выронить; Anti удерживать (в руках)

 

Кто роняет 1-Sub Что роняет 2-Obj (Откуда роняет) (3-АЬ) (Куда роняет) (4-Ad)
N1 N2 из N3^,, на Km. в NBliH,

[+одуш.] [+физ. объект] [+вместилище] или руки

[-часть тела N1]

ронятъ-i {книгу с полки) — Syn сталкивать, смахивать

 

1-Sub 2-Obj (3-АЬ) (4-Ad)
N1 1,1 им. N2 1^ВИН. с N3 на Km. в N4 ° 1'вин.

[+одуш.] [+физ. объект] [+поверхность]

[-часть тела N1] [-вместилище] [-часть тела'М1]

ронять} {этажерку) — Syn сталкивать, опрокидывать, повалить

 

1-Sub 2-Obj
N1 N2 14 ВИН.

[+одуш.]

ронять^ {шапку с головы) — Syn терять

 

1-Sub 2-Obj (3-АЬ) (4-Ad)
N1 14 ИМ. N2 ^ВИН. cN^. на К««. в вин.

ронять5 {волосы, перья) — Syn линять

 

1-Sub 2-Obj
N1 14 ИМ. N2 х^вин.

[+одуш.] [-олуш.]

[+часть тела N1]

ронять^ {слюну из пасти, слезы из глаз) — Syn плакать (для Obj — слезы)

 

1-Sub 2-Obj (3-АЬ) (4-Ad)
N1 1,1 им. N2 А^ВИН. с N3 на Km. в ^"вин.

[+одуш.] [+выделение] [+часть тела N1]

ронять {листья, зерна) — Conv опадать (для Obj — листья)

 

1-Sub 2-Obj (3-Ad)
N1 N2 х,|вин. на Km. в ^"вин.

[-одуш.] [+4acTbN'] ронять^ {голову на грудь, на подушку) — Quasi Syn опускать

 

1-Sub 2-Obj 3-Ad
nL. N2 111 ВИН. на Km.

[+одуш.] [+часть тела N1] ронять^ {клекот, звон, слова, вопросы) — Quasi Syn цедить, издавать, произносить

 

1-Sub 2-Obj 3-Cont
N1 N2 111 ВИН. N3 S (прямая речь)

[+звучание] или [+речь]

— 2 или 3 обязательны, но одновременно реализоваться не могут;

— не имеет форм совершенного вида

ронять^ {авторитет, честь и т. п.)

 

1-Sub 2-Obj З-Сар
х,им. свой N2H. г ГОПВозвр. вин. в глазах N3^.

 


[+одуш.] [+физ. объект] [+физ. объект]

[ - часть тела N' ] [+часть тела N' ]


[+одуш.] свою честь/достоинство/авторитет / доброе имя I себя


168 Раздел II. Лексическая семантика


Глава 8. Моносемия, полисемия, омонимия 169


 


8.2. От узуальных значений к виртуальным: полисемия vs омонимия

Получив набор узуальных значений, соответствующих некоторому словесному означающему, мы, сравнивая их, увидим, что некоторые узуальные значения связаны между собой благодаря наличию в них существенной общей части, под которой следует понимать неэлементар­ный, нетривиальный семантический компонент или набор компонентов. Так, все рассмотренные выше узуальные значения слова ронять связаны между собой сетью отношений сходства. Большинство из них связаны через компонент 'Y падает', а ронять как обозначение разновидности говорения связано с прототипическим ронять более сложным способом: через перенос соответствующего ему понятия из одной семантической области (манипулирования физическими объектами) в другую (действий, связанных с передачей информации) — перенос, называемой метафорой (подробнее см. ниже, раздел 8.3). Наличие таких связей ощущается носи­телями языка и позволяет лингвистам, двигаясь дальше по оси обобщен­ности, объединить связанные между собой узуальные значения одного словесного означающего как представляющие виртуальное значение од­ного и того же, хотя и многозначного слова, или, в другой терминологии, объединить их в одну семему. Такие случаи трактуются как полисемия. Впрактике составления толковых словарей отождествление сходных узу­альных значений как представляющих одно слово, производится в форме объединения их в одну словарную статью — вокабулу.

При отсутствии сколько-нибудь существенной общей части у узу­альных значений одного и того же словесного означающего носители языка, вопреки тождеству формы, воспринимают соответствующие сло­воупотребления как реализации разных слов. Лингвисты говорят в таких случаях об омонимии, а лексикографы заводят для каждого из омони­мов отдельную словарную статью, помечая соответствующую вокабулу числовым индексом, например, КОСА 1, КОСА 2, КОСА 3.







Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2021 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных