Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Лексическая синтагматика и средства ее описания 2 страница




lend [_, NP, NP/PP]

(Агенс, Пациенс, Цель)


146 Раздел И. Лексическая семантика


Глава 7. Лексическая синтагматика и средства ее описания 147


 


Очевидно, что G-решетка представляет собой аналог модели упра­вления — способ задания соответствия между синтаксическими и семан­тическими валентностями.

7.3. Сочетаемость лексемы

Сочетаемость слова А — это информация о требованиях, которые предъявляет слово А к слову В, синтаксически связанному со словом А.

В качестве синонимов термина «сочетаемость» используются терми­ны «ограничения на сочетаемость» и «сочетаемостные ограничения».

В [Апресян 1974] выделяется три типа сочетаемости.

Морфо-синтаксическая сочетаемостьслова А: — информация о части речи слова В и о его грамматической форме.

Если слово В заполняет семантическую валентность слова А, то морфо-синтаксические ограничения на сочетаемость А с В, или, что то же самое, морфологические способы реализации валентностей фикси­руются в модели управления этого слова. Так, морфо-синтаксическая сочетаемость слова победа отражена в МУ:

 

(кто победил) 2 (кого победил) 3 (вид борьбы)
Ьрод -"прит над STB ^ ^предл А

Семантическая сочетаемость слова А — информация о том, какими семантическими признаками должно обладать слово В, синтаксически связанное со словом А. О семантическом характере ограничения можно говорить только в тех случаях, когда любое слово В, имеющее требуемый семантический признак, способно сочетаться с А.

Семантическую сочетаемость слова А по его валентностям удобно записывать при модели управления в виде условий, которым должно удовлетворять слово, претендующее на замещение определенной семан­тической валентности.

Так, у слова снимать вторая валентность (пациенс) может быть запол­нена только словом, обозначающим 'помещение'; слово агрессия требует от слова, заполняющего его первую валентность (агенс), семантическо­го признака 'государство', независимо от морфологического оформления валентности (Sp0fl, со стороны Sp(W, А). Семантическое ограничение может накладываться на слово, связанное с исходным определенным семанти­ческим отношением, которое выражено определенным морфологическим способом. Например, если валентность контрагента слова долг выраже­на способом в SBHH, то S должно содержать семантический компонент 'учреждение, хранящее деньги': долг в банк, в кассу взаимопомощи.


В известной семантической теории Дж. Катца [Катц 1975] семан-шческая сочетаемость лексемы описывается с помощью селекционныхiti риничений,которые в словарной статье лексемы задаются в виде множе-11 на семантических маркеров(= семантических признаков), заключаемого и угловые скобки. Так, селекционные ограниченияслова honest «честный», представляемые как <(человек) & -> (младенец)>, показывают, что слово honest сочетается только с такими словами, которые обозначают челове­ческих существ, но при этом не младенческого возраста.

Лексическая сочетаемостьслова А — информация о том, каким иолжно быть слово В (или класс слов В^Вг, Вз,... ,В„), находящееся is определенной синтаксической связи с А.

Лексическую сочетаемость слова А по его валентностямудобно за­писывать при модели управления в виде списка слов, которые могут претендовать на замещение данной валентности.

Чаще всего лексическое ограничение на сочетаемость по некоторым иплентностям связано с определенным морфологическим способом ее реализации. Например, отношение мотивировки при долге может быть иыражено родительным падежом, но тогда оно может связать слово долг юлько со словами, которые должны задаваться списком: дружба, госте­приимство, приличие, честь, вежливость, но не скромность, бережливость, иобовь.

В рамках лексической сочетаемости можно выделить два подтипа (см. [Котелова 1975]): абсолютную сочетаемостьи относительнуюсочетае­мость.

Абсолютная сочетаемость слова — информация о том, что данное слово сочетается только с одним-двумя другими словами: опрометью (броситься), навытяжку (стоять), потупить (глаза, взор), заживо (похо­ронить), заклятый (враг).

Относительная сочетаемость — информация о том, что если при данном слове нужно выразить некоторое значение, то подойдет не любое слово, имеющее это значение, а только одно или несколько слов из опре­деленного списка. Иначе говоря, это регламентация сочетаемости при необходимости выразить при данном слове некоторое значение, вообще i оворя, свойственное целому ряду слов в языке.

Описание относительной лексической сочетаемости слова можно представить себе как заполнение некоторой анкеты, вопросами кото­рой являются названия типовых значений, а ответами — способы их лексического выражения. Способ такого описания впервые предложен и МСТ. Это лексические функции-параметры.

Стандартная лексическая функция-параметр(ЛФ-П) — это абстракт­ное типовое значение, которое, подобно грамматическому, выражается мри достаточно большом числе слов; однако в отличие от грамматиче­ского, при разных словах оно выражается разными средствами, причем способ его выражения зависит от того, при каком именно слове оно выражается.



Раздел И. Лексическая семантика


Глава 7. Лексическая синтагматика и средства ее описания 149


 


Описание лексической сочетаемости слова X с помощью ЛФ-П имеет следующий общий вид:

f(x) = {yi}, где х — ключевое слово, аргумент лексической функ­ции f, f — символическое обозначение некоторого типового смысла, например, Magn ( = 'высокая степень'), Sing ( = 'единичность'), Caus ( = 'причина'), Incep ( = 'начинаться') и др.

Перечень ЛФ-П и примеры описания лексической сочетаемости конкретных лексем содержатся в работах [Мельчук 1974], [Апресян 1974], [ТКС 1984].

7.4. Взаимосвязь между лексической синтагматикой и парадигматикой

Рассматривая проблему описания значения слова, мы пришли к вы- i воду о том, что в общем случае невозможно правильно, адекватно описать значение слова, изъяв его из типового синтаксического контекста. Таким образом, описание значения (парадигматического свойства слова) требует учета его синтагматических свойств.

Далее, перейдя непосредственно к рассмотрению синтагматичес­ких свойств слова, мы выделили такие его свойства, как семантические валентности. При этом данная синтагматическая семантическая характе­ристика слова оказывается неотделимой от его толкования. А ведь тол­кование слова строится на основе описания парадигматических свойств лексических единиц. Опять синтагматика и парадигматика оказались неразрывно связаны.

Далее мы ввели в рассмотрение такое понятие лексической синтаг­матики, как сочетаемость и показали, что можно выделить три разновид­ности сочетаемостных свойств слова: морфо-синтактическая, лексическаяи семантическая сочетаемость.Рассмотрим, как эти синтагматические свойства соотносятся с парадигматическими свойствами слова.

Возьмем морфо-синтаксическую сочетаемость слова, или его син­таксическую дистрибуцию,и зададим такой вопрос: связаны ли между собой такие два аспекта слова, как его денотативно-сигнификативное значение и его синтаксическая дистрибуция, или же они независимы друг от друга? Тот факт, что эти две характеристики часто коррелируют между собой, несомненен. Слова, близкие по значению, имеют и сходные синтаксические свойства:

1. Они входят в одни и те же синтаксические конструкции.
Например, считать и находить в значении 'полагать' могут упра­
влять придаточным изъяснительным или именем в винительном падеже. '

2. Они допускают одни и те же трансформации.


Так, глаголы считать и находить допускают следующие трансфор-ппии:

< I) >С V, что NL Cop {NL./A„m.} <=> КмУ NBH.{NT3B./ATB.}

(Он считает / находит, что Петр интересный собеседник «=>• Он считает /находит Петра интересным собеседником);

<') NiM. v, что не S <=^> Nj,M. не V, что S

(Он считает/находит, что Петр не изменился <=> Он не счита­ет/находит, что Петр изменился).

Подобные факты позволили в начале 60-х гг. тем, кто стремился <■ инедрению в лексикологию передовых для того времени структурных чс годов анализа, выдвинуть гипотезу: различие между любыми двумя лишениями, если оно релевантно в данном языке, отражается в суще-* i пенных синтаксических различиях.

Если бы эта гипотеза была верна, то можно бы„.о бы получать i массы семантически близких лексем, т.е. семантические поля, на чисто формальном основании, исходя из анализа одних только синтаксических i иойств, а затем на основе полученной таким образом классификации проводить компонентный анализ значений. Иначе говоря, можно было (ил описать семантику через синтаксис.

Ю.Д.Апресян, придерживавшийся этой гипотезы в 60-е гг., посвя-i ил ее проверке несколько работ, наиболее известной из которых является монография «Экспериментальное исследование семантики русского гла-юла» [Апресян 1967]. Мы рассмотрим методику анализа лексического шачения через синтагматику, которая приводится в одной из более ран­них его работ.

Дистрибутивная методика.Описание дистрибуции лексемы основано па следующих допущениях: а) мы умеем относить каждое слово фразы к одному из выделенных в данном языке грамматических классов слов (N, V, A, D) и знаем все служебные элементы (как слова, так и морфемы); я) мы умеем устанавливать в любой правильной фразе все синтаксические снязи слов. Дистрибуция лексемы описывается с помощью процедуры, состоящей из нескольких шагов.

На первом шаге строится ориентированная фраза— любая правиль­но построенная фраза с данным словом превращается в новую фразу, ориентированную относительно интересующего нас слова, которое явля­ется в этом случае ядром. Ориентированная фраза — это конечная цепочка слов, каждое, из которых синтаксически непосредственно свя­зано с ядром. См. примеры фраз, ориентированных относительно слов сделался и зеленым:

а) Он сделался зеленым от страха (Он сделался зеленым);

б) Он сделался зеленым от страха (сделался зеленым от страха);


150 Раздел II. Лексическая семантика


Глава 7. Лексическая синтагматика и средства ее описания 151


 


'действие или со­стояние': (в про­тивоположность 'движению') '+выраженность':
'+направленность': '-объектная ори-с итированность':
'превращение':

На втором шаге строится дистрибутивная формула.

Дистрибутивная формула — ориентированная фраза, в которой все элементы, за исключением ядра, представлены в терминах классов слов (ядро представлено конкретным словом). Так, дистрибутивная формула, соответствующая ориентированной фразе (36), имеет вид (4):

(4) V зеленым от Np(W..

На третьем шаге строится конструкция,равная ориентированной фразе, все элементы которой представлены в терминах классов слов. Так, из дистрибутивной формулы (4) получается конструкция (5):

(5)

Каждой конструкции, согласно гипотезе, соответствует некоторое обобщающее значение. Каждая конструкция определяет один класс экви­валентных лексем (= семантическое поле): все те лексемы, которые могут занимать в ней ядерные позиции.

Дистрибутивная методика дополняется трансформационной.Основ­ной принцип использования трансформационного анализа для разграни­чения классов эквивалентных лексем (= семантических полей): если две или более фразы, которым соответствует одна конструкция, допускают трансформацию Т, это является признаком того, что их ядерные лексемы относятся к одному семантическому классу (полю), если одна из них допускает Т, а другая нет, то это признак того, что ядерные лексемы относятся к разным семантическим полям.


дистрибуция

N,

„N„,

NAN * им "пред'■род (воздух полон копоти; он достоин награды) К,: полон, достоин ...

им^тред-"дат (костюм мал мне; книга непонятна читателям; А. равно В)


трансформируемое^

=ь N и N А f "им " " лпред. мн. ч 2 1 =*-N A N ^ им пред дат К21: эквивалентен, тож­дественен, синонимичен, подобен, равен

NHMAnPea для Np<» N1 А ±,им "пред

К22: мал, непонятен, приличен

Поясним сказанное на примере.


Так, на основе чисто синтаксического анализа строится иерархия семантических классов слов (семантических полей), а с построением 1пкой иерархии можно в свою очередь связать компонентный анализ шачений слов (разложение значений на составляющие их семанти­ческие компоненты — семы). Действительно, если мы считаем, что ш каждым синтаксическим признаком стоит семантический признак, то мюбому слову, входящему в класс, характеризующийся некоторым на­бором синтаксический свойств, можно поставить в соответствие набор семантических компонентов, служащих интерпретацией этих свойств. Гак, например, применение дистрибутивно-трансформативного анализа к множеству русских глаголов позволяет представить значение глагола молоть {Мельник молол зерно) в виде набора из шести сем:

' ^транзитивность':

вхождение в конструкцию Nj,M V NbHH и Т: => Л*. Уся N1, (зерно мололось мельником)

невозможность Т из Nj,M VCb N?b в Nj,M Vcb N„ (ср. дети перебежали поле и дети перебежали полем)

возможность развертывания позиции N„

N1

V N N

* ^дат 1^вин

(мельник молол соседу зерно)

возможность разверывания позиции цели на N'„H (молоть зерно на муку)

невозможность трансформации факультативной пози-

для NL

ции на Щ

(ср. шил костюм на (для) мальчика; молол зерно на му­ку I *для муки)

NJL Уся N' из N;

NjM V NL„ в/на К\т

(он молол зерно в I на муку =*• мука мололась им из зерна)

Ясно, что такое компонентное определение не является исчерпы­вающим определением денотативно-сигнификативного значения, т. е. не позволяет отличать друг от друга лексемы одного и того же конеч­ного класса иерархии слов, основанной на их синтаксических свойствах. Молоть не отличается от резать, рубить, свертывать, косить. И даже семантические поля дистрибутивно-трансформационным методом выде­ляются не точно.

В теории трансформационных порождающих грамматик взаимодей­ствие парадигматической семантики и синтаксиса отражалось в поня­тии синтаксического аргумента: то или иное сочетаемостное ограниче­ние или возможность трансформации рассматривались как свидетельства «за» или «против» приписывания предложению определенной глубинной


152 Раздел II. Лексическая семантика


1лава 7. Лексическая синтагматика и средства ее описания



 



структуры (и семантического представления). Синтаксический аргумент в лексической семантике использовала и А. Вежбицка.

По прошествии многих лет уже на новом витке всплывает старая проблема соотношения синтагматики и парадигматики в работе Е. В. Па-дучевой: «Глаголы действия: толкование и сочетаемость.» [Падучева 1992]. Исходя из того, что связь между толкованием и сочетаемостью несомнен­на, она показала, что сочетаемостные свойства глаголов действия (прежде всего физического) могут быть выведены из общих компонентов в их тол­ковании. Для этого потребовалось уточнение понятия «действие». С точки зрения традиционной грамматики «действие» — все, что выражается гла­голом или отглагольным именем, но это не соответствует обыденному употреблению слова «действие». Чтобы понять семантическую специ­фику «действий», рассмотрим толкование типичного глагола действия открыть, точнее его англ"йского эквивалента open [Wierzbicka 1988]:

(6) X opened the door «X открыл дверь»:

1) 'X хотел, чтобы дверь открылась';

2) 'X делал что-то с Y-ом (дверью) по этой причине (= 'по причине того, что Г);

3) 'дверь открылась по этой причине' ('по причине того, что 2').

Компоненты, присутствующие в этом толковании, можно сформу­лировать в более общем виде и показать, что:

а) эти компоненты есть в толковании любого действия, т. е. соста­
вляют в своей совокупноеги определение понятия «действие»;

б) все важнейшие сочетаемостные свойства любого действия можно
представить как семантическое следствие тех или иных компонентов
такого толкования.

Е. В. Падучева подчеркивает, что в толковании слова обязательно должен быть выделен семантический компонент, определяющий ближай­шее родовое понятие. В толковании предметных слов этот принцип обыч­но соблюдается, а в толковании глагольных лексем — нет. Родовое поня­тие, под которое подводится значение глагольной лексемы предлагается указывать в явном виде, используя семантическую классификацию пре­дикатов типа той, которую разработал 3. Вендлер [Vendler 1967] (см. схему на следующей странице).

По данной классификации глаголы типа open «открывать», kill «уби­вать» относятся к особой семантической категории, или роду ДЕЙ­СТВИЙ.

В свое время на страницах лингвистических журналов развернулась дискуссия по поводу правомерности толкования глагола kill как 'cause to die' (= 'каузировать умирать'), которое имело широкое хождение в работах по компонентному анализу значений.

Противники этого мнения (в том числе и А. Вежбицка) обращали внимание на то, что это толкование не содержит главного компонента


 

Действия
События

Процессы

 

деятельность инактивный процесс достижение происшествие целенаправ­ленные предельный переход

 

гулять, беседовать и т.п. течь, гореть, изменяться и т.п. приходить/ прийти, говорить/ сказать и т.п. раздаваться/ раздаться, находить/ найти и т.п. делать, открывать и т.п. сделать, открыть и т.п.

и семантике глагола — компонента, который бы выражал его принад­лежность к классу глаголов физического действия. А. Вежбицка включает и толкование глагола kill компонент 'is doingsmth tosmth' ('делать что-либо с чем-либо').

Приведем перечень семантических компонентов глагола открыть, общих у него с другими глаголами физического действия. Данный набор характеризует класс физических действий в целом. Это схема толкования любого физического действия.

1) Компонент «деятельность»: ДЕЛАТЬ или ДЕЙСТВОВАТЬ. 'X де­лает нечто' — общий компонент для всех глаголов действия или дея­тельности (противопоставленный компоненту 'с Х-ом нечто происходит', общим для ИНАКТИВНЫХ ПРОЦЕССОВ и компоненту 'с Х-ом нечто случилось', общим для ПРОИСШЕСТВИЙ).

2) Компонент «изменение»: СТАЛ — обязательная для действия идея перехода объекта действия в новое состояние: 'Y стал из не Z-ового Z-овым'.

(1) и (2) задают родовое понятие ДЕЙСТВИЕ.

3) Каузативный компонент: 'Изменение, которое претерпел Y, есть
следствие деятельности Х-а'.

Следует отметить, что аргументы предиката 'каузировать' по Веж-бицкой — положения вещей, а не лица, как в ТКС [Мельчук, Жолков­ский 1980].

4) Компонент «контакт»: 'X и Y находятся в некоторый момент t
в физическом контакте друг с другом'.



Раздел II. Лексическая семантика


Глава 7. Лексическая синтагматика и средства ее описания 155


 


Контакт требуется потому, что речь идет о физическом воздействии Х-а на Y. Для открывать идея контакта выражается в компоненте (2) 'X делал что-то с Y-ом (дверью)'.

Ср. X opened the door «X открыл дверь» и

X made the door open «X сделал так, что дверь открылась»,

где вместо компонента 'X делал что-то', имеется компонент 'X ничего не делал с дверью'.

5) Компонент «намеренность»: 'X действовал по своей воле'.

См. для открыть компонент (1), где намеренность сведена к жела­нию.

6) Компонент «единство места»: 'X и Y находятся в некоторый момент в одном и том же месте (U)'.

7) Компонент «единство времени»: 'деятельность Х-а и переход Y-a в новое состояние происходят в одном и том же временном интервале (Т)'.

Схема толкований позволяет сделать следующие предсказания о син­таксических свойствах любого глагола действия:

А. О семантических актантах.

1. X — «Субъект действия» — переходящий признак предиката ДЕЙСТВИЯ. Из естественного согласования между характером деятель­ности и субьектом, способным ее выполнять, следует, что большинство действий в нормальных условиях может выполнять только человек (се­мантическая сочетаемость). Человек — естественный исполнитель для большинства действий, хотя свить гнездо может и птица, а построить плотину могут и бобры.

2. Y — «Объект действия». Наличие этого семантического актанта вытекает из компонента «переход»: 'Устал Z-овым'. Y — объект, который претерпевает изменения в результате деятельности Х-а. Таким образом объясняется связь акциональности с переходностью.

3. Компоненты «деятельность» и «контакт» вместе создают возмож­ность для семантического актанта «Инструмент».

Б. О семантических сирконстантах.

4. Употребление в целевых конструкциях — следствие компонента
«намеренность».

Ср. Он учит английский язык, чтобы эмигрировать и *Он знает английский язык, чтобы эмигрировать.

5. Компоненты «единство места» и «единство времени» объясняют
хорошую сочетаемость с обстоятельствами места и времени. Эти компо­
ненты порождают переменные «Место» (U) и «Время» (Т).

Таким образом анализ показывает, что разработка единой схемы толкования для любого глагола действия может быть основой системного описания их сочетаемости.

Сравнивая ранние попытки вывести парадигматические семанти­ческие характеристики лексемы из синтагматических с позднейшими


попытками объяснить синтагматические свойства лексемы ее парадигма­тическими семантическими свойствами, можно сказать, что и те и другие базируются на объективно существующей связи лексико-семантической парадигматики с синтагматикой. Вместе с тем указанные аспекты слова обладают достаточной степенью автономности, что не позволяет ни вы­нести семантику лексемы из ее синтактики, ни полностью объяснить ее синтактику, исходя из семантики.

Литература

1. Апресян Ю.Д. Экспериментальное исследование семантики русского глагола. М., 1967.

2. Апресян Ю.Д. Лексическая семантика. 1\'., 1974. С. 119-163.

3. Мельчук И. А. Опыт теории лингвистических моделей «Смысл <==> Текст». М., 1974. С. 52-140.

4. Падучева Е. В. Глаголы действия: толкование и сочетаемость // Логический анализ языка. Модели действия. М., 1992.

5. Филлмор Ч. Дело о падеже // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. X. М., 1981.

6. Шаляпина 3. М. Семантические элементы, семантические отношения и их взаимосвязь в системе элементарных семантических единиц // Представление знаний и моделирование процессов понимания. Новосибирск, 1980.


Глава 8. Моносемия, полисемия, омонимия 157


Глава 8

Моносемия, полисемия, омонимия

Рассматривая выше типологию значений, мы установили, что од­ним из ее параметров является степень обобщенности значения (см. раз­дел 1.3.2). Применительно к уровню слов мы выделили ряд семанти­ческих единиц, как односторонне семантических, так и двусторонних (знаковых), которые различаются именно своим положением на оси обобщенности. Нижеследующая таблица упорядочивает соответствую­щую терминологию:

 

 

 

  Речь (язык в действии) Язык (как система, языковая способность)
Тип единицы Уровни обобщенности
Минимальный Промежуточный Максимальный
двусторонняя единица (знаковая) словоупотребление (слово в его упот­реблении в данной ситуации) лексико-семанти-ческий вариант слова (ЛСВ) слово как едини­ца лексико-семан-тической системы, слово-лексема
семантическая единица актуальное, оккази­ональное значение слова узуальное значе­ние, узема виртуальное значе­ние, семема
     

моносемия полисемия омонимия

Ответ на вопрос о том, сколько значений имеет данное слово, зависит от того, о значениях какого уровня обобщенности — актуальных, узуальных или виртуальных — идет речь.

Если речь идет об актуальных значениях словоупотреблений, то их у слова бесконечно много, если об узуальных — то от одного до несколь­ких десятков, если о виртуальных — то одно, представляемое либо в виде системы узуальных значений (семемы), либо в виде их семантического инварианта.


8.1. На пути от актуальных значений к узуальным: моносемия vs полисемия

Семантические различия между употреблениями слова могут быть связаны с социальными, психологическими различиями между исполь-)ующими это слово людьми. Для каждого человека то или иное сло-ио связано со специфической системой ассоциаций, с индивидуальной системой знаний о мире, с индивидуальным опытом. Так, например, человек, не являющийся специалистом в соответствующей области тех­ники, связывает со словом золотник примерно следующее содержание: «какая-то деталь машины», а для специалиста то же слово несет гораздо более богатую информацию благодаря тому, что оно связано для него со знаниями об устройстве и принципах действия механизмов, частью которых является золотник.

Даже один и тот же человек, употребляя одно и то же слово применительно к однотипным ситуациям, но в разное время, может вкладывать в него не вполне тождественную информацию. Так, чувства, варажаемые словом люблю в признании Я тебя люблю, произносимом одним и тем же лицом и обращенном к одному и тому же адресату в два разных момента времени — в период влюбленности и через 20 лет после женитьбы — вряд ли будут во всем совпадать. В риторическом вопросе Куда, куда, куда вы удалились? каждое новое куда отличается от предыдущего по своей семантике тем, что передает все более высокую степень выведенное™ говорящего из состояния душевного равновесия (пример А. И. Смирницкого).

Во всех подобных случаях мы имеем дело с варьированием означае­мого у одного и того же означающего, связанное с экстралингвистически­ми факторами — конкретной обстановкой и конкретными участниками речевого акта. Такие различия не только не мешают носителям языка признавать соответствующие словоупотребления одним и тем же словом, но и позволяют считать, что слово во всех подобных случаях выступает в одном и том же значении. Действительно, при всех денотативных, сигнификативных и прагматических различиях в семантике таких упо­треблений, они сохраняют неизменной некоторую общую часть, которая и составляет значение данного слова как единицы языка.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных