Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Трилогия Трауна-III: Последний приказ 9 страница




— И? — поторопила она Органу Соло и сама удивилась, как искаженно прозвучал ее голос. Та тоже заметила это.

— Ты ведь знаешь, о чем я, правда? — спросила она, не отрывая взгляда от огней Корусанта. — Некая тень присутствия Императора до сих пор витает там. Словно последний всплеск ненависти и гнева. Словно… нет, не знаю, как описать это.

— Словно пятно крови, — тихо сказала Мара. Образ сам вдруг возник у нее перед глазами. — На том месте, где он умер.

Она подняла взгляд на Органу Соло и обнаружила, что та снова пристально на нее смотрит.

— Да, — сказала Органа Соло. — Именно так. Очень похоже.

Мара глубоко вздохнула, прогоняя черный озноб.

— Так какое отношение это имеет ко мне?

Органа Соло спокойно изучала ее лицо.

— Думаю, ты это знаешь.

ТЫ УБЬЕШЬ ЛЮКА СКАЙОКЕРА.

— Нет, — выдавила Мара. Во рту внезапно пересохло. — Ты ошибаешься.

— Разве? — мягко удивилась Органа Соло. — Ты говорила, что могла слышать голос Императора в любом уголке Галактики.

— Я слышала его голос, — не сдержавшись, рявкнула Мара. — Не более того.

Органа Соло чуть пожала плечами.

— Тебе, конечно, лучше знать. Быть может, тебе стоит еще над этим подумать.

— Подумаю, — неласково пообещала Мара. — Если это все, можешь идти.

Органа Соло кивнула, ничем не проявив своих чувств по поводу того, что ее выгоняют, словно горничную.

— Спасибо за помощь, — сказала она. — Мы с тобой еще поговорим — позже.

Улыбнувшись на прощанье, она толкнула старомодную дверь и удалилась.

— Как же, жди, — прошипела ей вслед Мара и вернулась к терминалу компьютера.

Так, хватит. Все это зашло слишком далеко. Если Каррде слишком занят, чтобы объявиться на горизонтах своего связного, пусть этот связной сам позаботится о том, чтобы вытащить отсюда нас с Гентом. Мара вызвала свой кодовый файл и запросила доступ к системе дальней связи.

Ответ поступил мгновенно.

ДОСТУПА НЕТ, высветилось на дисплее. СИСТЕМА ДАЛЬНЕЙ СВЯЗИ ВРЕМЕННО НЕ РАБОТАЕТ.

Мара буркнула под нос словцо из тех, от которых краснели даже пьяные штурмовики.

— Когда она снова начнет работать?

ВОПРОС НЕКОРРЕКТЕН. ПОВТОРЯЮ: СИСТЕМА ДАЛЬНЕЙ СВЯЗИ ВРЕМЕНННО НЕ РАБОТАЕТ.

Мара еще раз по-черному обложила терминал и отключила его. Похоже, сегодня вечером вся вселенная решила ополчиться против нее. Она схватила деку, которую читала перед тем, как заснуть, снова отбросила ее, вскочила на ноги. Уже поздно, очень поздно, ее уже один раз сморило прямо перед терминалом, и если у нее есть хоть капля здравого смысла, надо плюнуть на все и отправляться спать.

Она шагнула к окну, прислонилась лбом к прохладной деревянной раме и стала смотреть на городские огни, уходящие за далекий горизонт. И попыталась обдумать.

Нет. Невозможно. Невозможно, нелепо, немыслимо. Органа Соло может разводить свои умствования до потери сознания. Прожив с этим пять долгих лет, уж Мара-то должна была разобраться в своих мыслях и ощущениях. Должна была знать, что правда, а что нет.

И все же…

Видение из недавнего сна стояло у нее перед глазами. Император, который смотрит на нее с невыносимой горечью, пока Дарт Вейдер и Скайуокер сходятся к нему. И невысказанный, но почти осязаемый упрек в этих желтых глазах: что это была ее вина, ведь она не смогла позаботиться о Скайуокере в логове Джаббы Хатта. И бессильная ярость, когда два лазерных меча готовы были опуститься на него. И последний крик, который вечно будет звучать у нее в ушах:

ТЫ УБЬЕШЬ ЛЮКА СКАЙОУКЕРА!

— Прекрати!!! — зарычала Мара и со всего размаху вписалась виском в косяк окна. Искры из глаз и вспышка боли мгновенно изгнали голоса и видения.

Некоторое время она просто стояла так, слушая, как глухо и учащенно отдаются в висках удары сердца. В душе остервенело грызлись противоречивые чувства. Конечно, Император хотел, чтобы Скайуокер умер, но Органа Соло все равно не права. Это она, Мара, лично хотела убить Скайуокера, а не какой-то призрак из прошлого.

Разноцветная рябь прокатилась по дальним городским огням и облакам над ними и вырвала Мару из раздумий. Часы в старинном Зале собраний отбили половину часа, как они делали это уже три столетия. Огни за окном снова неуловимо изменились и мигнули.

Половина второго ночи. Погрузившись в тяжкие думы, Мара и забыла, что уже так поздно. И все равно все это бессмысленно. С тем же успехом она могла бы отправиться в постель и потратить это время на то, чтобы выкинуть из головы все лишнее и попытаться заснуть. Мара тяжело вздохнула, оттолкнулась от окна.

И замерла. Где-то в бедной раскалывающейся голове раздался тихий тревожный звоночек.

Где-то поблизости притаилась опасность.

Бластер сам скользнул ей в руку из кобуры в рукаве. Мара напряженно прислушалась. Ничего. Покосившись на окно — не следит ли за ней кто-нибудь сквозь поляризованный пластик? — Мара бесшумно подкралась к двери, приложила ухо и снова прислушалась.

Поначалу все было тихо. Потом сквозь толстое дерево двери ей удалось разобрать звук осторожных приближающихся шагов. Тот, кто шел по коридору, двигался почти бесшумно и целенаправленно. Жизненный опыт говорил, что так могут ходить только профессионалы рукопашного боя. Она напряглась, но шаги без остановок миновали ее дверь и затихли в дальнем конце коридора.

Мара выждала, чтобы они ушли достаточно далеко, потом приоткрыла дверь и осторожно выглянула.

Четверо. Одеты они были в униформу службы безопасности Дворца и шли узнаваемым строем: один впереди, за ним двое, прикрывают с флангов, и четвертый — замыкающий. Они дошли до вестибюля и замедлили шаги. Ведущий окинул холл быстрым цепким взглядом, и, повинуясь едва заметному жесту, остальные вслед за ним свернули за угол. Они шли к лестнице, которая вела к центральным секциям Дворца внизу и долговременным представительским апартаментам наверху, в башне.

Мара смотрела им вслед. Строй ромбом, очевидное стремление остаться незамеченными, команда, отданная жестом, и, наконец, ее собственное предчувствие опасности — все говорило об одном.

Имперская разведка проникла во Дворец.

Она повернулась к компьютерному терминалу и едва сдержала проклятье. Конечно же, первое, о чем позаботится команда профессионалов при проникновении на вражеский объект, — взлом систем связи. Любая попытка поднять тревогу будет перехвачена и только вспугнет их.

Значит, если им вообще суждено быть остановленными, ей придется заняться этим самостоятельно. Мара осторожно двинулась вслед за имперцами с бластером наизготовку.

Она добралась до вестибюля и уже собиралась осторожно заглянуть за угол, когда над ухом раздался тихий, но отчетливый щелчок предохранителя.

— Тихо, Джейд, — прошептал кто-то. — Все кончено.

 

 

Адмирал Драйсон откинулся в кресле и покачал головой. — Мне жаль, Калриссиан, генерал Бел Иблис, — повторил он, наверное, уже в десятый раз, — но мы не можем пойти на такой риск.

Лэндо глубоко вздохнул, собирая остатки своего терпения воедино. Решался вопрос жизни и смерти того, что ему удалось создать потом и кровью, но Драйсону на это было решительно наплевать.

— Адмирал… — начал он.

— Не такой уж это и риск, адмирал, — мягко перебил его Бел Иблис. В голосе генерала было гораздо больше учтивости, чем Лэндо в данный момент имел в своем распоряжении. — Я уже перечислил вам по меньшей мере десять участков обороны, откуда мы могли бы временно отозвать ударный фрегат, и вся операция заняла бы не больше десяти дней.

Драйсон неприлично фыркнул.

— Если Траун и дальше будет продвигаться такими темпами, как нынче, в ближайшие десять дней он может захватить еще три сектора. Хотите подарить ему шанс на четвертый?

— Адмирал, речь идет об одном-единственном ударном фрегате, — попытался воззвать к здравому смыслу Лэндо, — а не о десятке звездных крейсеров или боевой космической станции. Ну что может Траун предпринять такого, чтобы один отдельно взятый фрегат мог решить исход сражения?

— А что он мог предпринять против хорошо защищенных верфей с одним-единственным модифицированным фрахтовиком? — возразил Драйсон. — Поймите, господа: когда сталкиваешься с таким стратегом, как Траун, все обычные правила игры перестают действовать. Он может сплести сеть настолько тонкую, что мы не заметим ничего, пока не будет слишком поздно. Он уже доказал, что способен на это.

Лэндо подавил желание взвыть и вцепиться Драйсону в глотку. На самом деле он понимал, что не имеет права винить адмирала за подобные умонастроения. Меньше двух месяцев назад, когда их с Ханом впервые привезли на секретную базу Бел Иблиса, Лэндо сам был на три четверти уверен, что все вокруг — часть гигантской и страшно изощренной ловушки, которую Траун приготовил лично для них. И только битва за Катану убедила его в обратном. Лэндо тогда получил хороший урок.

— Адмирал, никто не собирается спорить с тем, что Траун — блестящий стратег, — сказал он, осторожно подбирая слова. — Но мы же не можем исходить из того, что все, происходящее в Галактике, — часть его хитроумных планов. Он забрал все, что было у меня на складах, и вывел Кочевье из строя. Он получил преимущество, которое ему требовалось, вот и все.

Драйсон покачал головой.

— Боюсь что, «вот и все» в данном случае — не самый сильный аргумент, Калриссиан. Предоставьте мне доказательства, что Империя не пыталась добиться того, что на фронте станет одним штурмовым фрегатом меньше, и тогда, я, так и быть, одолжу вам его.

— Послушайте, адмирал…

— И я бы на вашем месте, — назидательным тоном продолжал Драйсон, деловито собирая со стола свои инфочипы, — не выпячивал бы тот факт, что вы вообще имеете какое-то отношение к рудным разработкам на Нкллоне. Многие из нас еще не забыли, что именно ваши «копалки» Траун использовал при нападении на верфи Слуис Ван.

— И именно благодаря компетенции Лэндо это нападение окончилось неудачно, — спокойно напомнил Бел Иблис. — Многие из нас не забыли и это.

— Это только если предположить, что Траун действительно намеревался украсть корабли, — ничуть не смутившись, парировал Драйсон и поднялся из-за стола. — А теперь прошу меня извинить, джентльмены. Меня ждут военные дела.

Он вышел. Лэндо позволил себе тяжелый вздох проигравшего.

— Все напрасно, — пробормотал он, собирая со стола собственные инфочипы.

— Не переживайте так, — Бел Иблис встал и устало расправил плечи. — Тут дело не столько в вас и вашем Кочевье, сколько во мне. Драйсон всегда был одним из тех, кто был склонен считать несогласие с Мон Мотмой как почти что работу на Империю. Очевидно, он до сих пор придерживается той же точки зрения.

— Я думал, вы с Мон Мотмой помирились, — Лэндо тоже поднялся из-за стола.

— Да, мы помирились, — Бел Иблис пожал плечами. Он обогнул стол и пошел к двери. — Более или менее. Она пригласила меня присоединиться к Новой Республике, я признал ее главенство, и формально все хорошо. Но старое забывается медленно, — его губы чуть изогнулись в горькой усмешке. — И мне пришлось признать, что мой уход из Альянса после Алдераана мог бы быть обставлен более дипломатично. Вам на президентский этаж?

— Да, а вам?

— Мне тоже. Пойдемте, я вас провожу.

Они вышли из конференц-зала и зашагали по коридору с высокими сводчатыми потолками к турболифтам.

— Полагаете, он передумает? — спросил Лэндо.

— Драйсон? — Бел Иблис покачал головой. — Ни в коем случае. Если только нам не удастся выманить Мон Мотму из командного штаба и заставить ее выслушать вас. В противном случае вся надежда на то, что Акбар все-таки вернется на Корусант в ближайшие дни. Не говоря уже о стратегической важности самих разработок Кочевья, мне кажется, он вам немного обязан.

Лэндо вспомнил, как объявлял Акбару, что слагает с себя генеральские полномочия. Не самое приятное было воспоминание.

— Обязан он мне или нет — не будет иметь никакого значения, если он согласится, что все это — часть плана Трауна, — сказал он вместо этого. — После того как Акбар ожегся со Слуис Ван, он будет осторожен.

— Верно отмечено, — согласился Бел Иблис.

По пути к площадке турболифтов они пересекли другой коридор. Бел Иблис мельком посмотрел по сторонам, и Лэндо показалось, что он заметил легкую тревогу на лице генерала.

— К сожалению, все упирается в источник Дельфа, который Траун внедрил во Дворец, — сказал Бел Иблис. — Если у Трауна на настоящий момент и нет никаких коварных планов относительно Нкллона, это не значит, что они у него не возникнут, как только он узнает том, что мы собираемся предпринять.

— Если узнает, — поправил Лэндо. — Источник Дельфа не всеведущ. Хану и Лее уже удавалось скрывать от него важные операции

— Что лишний раз доказывает эффективность небольших групп. И все же чем быстрее мы найдем и устраним утечку, тем лучше.

Они миновали еще один боковой коридор. Бел Иблис и ему уделил внимание и на этот раз не стал скрывать тревоги.

— Что-то не так? — спросил Лэндо.

— Я не уверен, — проговорил Бел Иблис. — Разве в этой части Дворца нам не должны были бы время от времени встречаться охранники?

Лэндо тоже добросовестно огляделся. Они действительно были почти одни. Охраны не наблюдалось.

— Может, на этот вечер их всех перебросили в ту часть Дворца, где идет прием делегации сарканов? — предположил он.

— Но ведь раньше охрана здесь была, — возразил Бел Иблис. — Когда мы шли на встречу с Драйсоном, я сам видел по крайней мере двоих.

Лэндо посмотрел в дальний конец пустынного коридора. В воздухе отчетливо запахло большими неприятностями.

— Так куда же они подевались? — глупо спросил он, чтобы что-нибудь сказать.

— Не знаю, — Бел Иблис глубоко вздохнул. — Вы, конечно, не вооружены? Лэндо покачал головой.

— Я оставил бластер у себя в комнате. Не думал, что он мне понадобится.

— Возможно, и не понадобится, — Бел Иблис снова оглядел по сторонам и невзначай полез правой рукой за пазуху. — Возможно, у всего этого есть простое и совершенно безобидное объяснение.

— Конечно, — охотно согласился Лэндо, доставая комлинк. — Сейчас все узнаем.

Он включил комлинк — и тут же выключил его, когда из динамика раздался пронзительный вой помех.

— Кажется, простые объяснения теперь можно отбросить, — мрачно сказал он.

Правая рука отчаянно заскучала по бластеру. Даже зачесалась.

— И что теперь?

— Нужно каким-то образом сообщить в службу безопасности, — сказал Бел Иблис. — Так. Те турболифты, что впереди, нам не годятся — они обслуживают только представительские этажи. Но в дальнем конце коридора есть лестница. Она ведет прямо в центральную диспетчерскую Дворца. Попробуем пройти там.

— Звучит неплохо, — кивнул Лэндо. — Только сначала заскочим ко мне — захватим мой бластер.

— Хорошая мысль, — согласился Бел Иблис. — Пойдем мимо турболифтов — лестница там.

Лестница оказалась столь же безлюдной, как и коридоры. Но едва шагнув через порог двери, ведущей на нужный этаж, Бел Иблис предостерегающе поднял руку. Лэндо подался чуть в сторону и посмотрел ему через плечо.

Впереди, спиной к ним, кто-то крался по коридору. Стройная женщина с золотисто-рыжими волосами. В руке она сжимала маленький бластер.

Мара Джейд.

Бел Иблис почти бесшумно достал свое оружие, жестом скомандовал Лэндо не отставать и двинулся следом за крадущейся женщиной.

Когда Мара добралась до поворота, они ее почти догнали. Там она приостановилась, чтобы осторожно выглянуть за угол.

Бел Иблис поднял бластер.

— Тихо, Джейд, — сказал он. — Все кончено.

В первое мгновение Лэндо показалось, что Мара с этим не согласится. Категорически и больно. Она чуть повернула голову, покосилась назад, словно прикидывая, как ловчее добраться до противников.

— Калриссиан! — выдохнула она, и в шепоте ее отчетливо прозвучало облегчение. Впрочем, как и сдерживаемая тревога. — Во Дворце имперцы, переодетые охранниками. Я только что видела четверых.

— Интересно, — проговорил Бел Иблис, пристально ее разглядывая. — И куда же вы направлялись?

— Мне показалось, что было бы неплохо выяснить, что они замышляют, — ядовито сообщила Мара. — Вы поможете, или как?

Бел Иблис опустил бластер и осторожно выглянул за угол.

— Я никого не вижу, — сказал он. — Наверное, они уже пошли вниз. Скорее всего, в командный штаб либо к делегации сарканов.

И тут все встало на свои места.

— Нет, — поспешно сказал Лэндо. — Они пошли не вниз. Наверх. Они пришли за близнецами Леи.

Мара глухо выругалась себе под нос.

— Верно. Траун обещал их этому чокнутому Се’бейоту.

— Возможно, вы правы, — сказал Бел Иблис. — Где ваша комната, Калриссиан?

— Здесь, рядом, — Лэндо кивнул через плечо на вторую от угла дверь.

— Берите свой бластер, — скомандовал Бел Иблис, снова заглядывая за угол, — отправляйтесь с Джейд в ту сторону, найдите главную лестницу и поднимайтесь. Посмотрите, есть ли там кто-либо, может быть, успеете предупредить Лею и Соло. А я спущусь вниз и соберу подкрепление, какое удастся.

— Будьте осторожны, — предупредила Мара. — Они могли оставить прикрытие на одной из нижних площадок.

— Наверху они его точно оставили, — возразил Бел Иблис. — Вы тоже соблюдайте осторожность.

Он еще раз напоследок выглянул в боковой коридор, потом скользнул за угол и скрылся.

— Подожди здесь, — сказал Лэндо Маре, оглядываясь на дверь своей комнаты. — Я сейчас вернусь.

— Поторопись, — бросила она ему вслед.

— Хорошо.

Он побежал назад по коридору и, уже на пороге, украдкой покосился на нее. Она стояла все там же, бдительно сканируя пространство за утлом. Странное напряженное и какое-то отстраненное выражение с ее лица никуда не делось — по крайней мере, с того профиля, который был ему виден.

Профиль. Где-то он его уже видел. Как и фас. Где-то и когда-то это лицо уже мелькало на краю поля зрения, просто он тогда не обратил на нее особого внимания. Вот только ему никак не удавалось вспомнить, где и когда.

Лэндо выкинул эту головоломку из головы. Кем бы ни была Мара где-то и когда-то, сейчас было совершенно неподходящее время гадать об этом. Хан и Лея с детьми в смертельной опасности, и им с Марой выпало их выручать. Лэндо тряхнул головой и бросился искать бластер.

 

* * *

 

Лея Органа Соло. Лея Органа Соло. Проснись. Ты влипла. Проснись. Лея Органа Соло, проснись…

Лея рывком вывалилась из сна, хватая ртом воздух. Отзвуки настойчивого голоса эхом отдавались в тяжелой спросонок голове. Несколько мгновений она не могла сообразить, где находится, потом глаза и чувства джедая немного прояснили ей действительность. Я дома, поняла она, прогоняя остатки сна, в своих комнатах во дворце. Рядом Хан что-то буркнул во сне и перевернулся на другой бок. На другом конце спальни посапывали в кроватке близнецы. В смежной комнате спала Винтер — конечно, видела во сне образы, которые навсегда запечатлелись в ее абсолютной памяти. А за внешней дверью…

Лея насторожилась. За внешней дверью, в коридоре, кто-то был. Причем не один. Их там по крайней мере пятеро или даже шестеро, и все они столпились у ее дверей. Нехорошо.

Она соскользнула с кровати, машинально подобрав лежащие на полу под рукой бластер и световой меч. Возможно, тревога ложная — скорее всего, это просто патрульные из службы безопасности остановились поболтать о пустяках, прежде чем продолжить обход. Но если так, они нарушали ряд важных и обязательных правил дежурной охраны. Пожалуй, стоит придумать, как бы так вежливо, но твердо указать им на это.

Лея осторожно прокралась по мягкому ковру спальни и двинулась через комнаты к внешней двери, на ходу задействовав технику джедаев для обострения чувствительности. Если бы ей удалось расслышать и опознать голоса охранников за дверью, она бы утром вынесла предупреждение конкретно этим деятелям в частном порядке.

До двери она так и не дошла — застыла посреди прихожей, когда ее обостренный слух уловил слабый шум впереди. Она прислушалась, стараясь не обращать внимания на удары сердца, которые вдруг загрохотали в ушах. Звук был совсем тихий, но очень знакомый. Ей несомненно уже доводилось его где-то слышать.

Наконец она вспомнила, что это: жужжание электронной отмычки. Кто-то пытался вскрыть дверь.

Лея на мгновение ошарашенно застыла на месте, и тут раздался щелчок — замок поддался.

Бежать было некуда и некогда, но, к счастью, создатели башни предусмотрели подобную возможность. Оставалось только надеяться, что механизм еще действует. Лея подняла бластер и дважды выстрелила в дверь.

Древесина, из которой были сделаны двери в башне, была одной из самых прочных в Галактике, так что ее выстрелы не прожгли доски и на четверть толщины. Но этого и не требовалось — встроенные датчики засекли опасность, и тяжелая металлическая дверь опустилась поверх деревянной еще до того, как обостренный слух Леи оправился от грохота ее собственных выстрелов.

— Лея? — встревоженный голос Хана едва пробивался сквозь звон в ушах.

— Кто-то пытался вломиться к нам, — она поспешила назад, в спальню, по-прежнему с бластером в руке. — Я опустила аварийную дверь, но вряд ли это их надолго задержит.

— Ненадолго, — согласился Хан, разглядывая дверь. — Давай в спальню и вызывай охрану, а я посмотрю, как бы их тормознуть.

— Хорошо. Будь осторожен — похоже, они настроены серьезно.

Не успела она договорить, как вся комната содрогнулась — нападающие, наплевав на осторожность, просто взорвали внешнюю дверь в щепки.

— Да, они не шутят, — признал Хан. — Собери Винтер, C-ЗPO, хватай близнецов в охапку. Надо срочно что-то придумать.

 

* * *

 

Отдаленный треск, который они услышали, когда добрались до изящного изгиба ведущей в башню лестницы, вполне мог быть выстрелом, но Мара не могла сказать точно. Зато второй, несколько мгновений спустя, определенно таковым являлся.

— Ого, — присвистнул Калриссиан. — Ребята не шутят.

Еще один выстрел.

— Похоже на тяжелый бластерный карабин, — сказала Мара, напряженно прислушиваясь. — Должно быть, им не удалось вскрыть дверь по-тихому.

— Или им нужны только близнецы, — мрачно предположил Калриссиан и стал по шажочку подтягиваться к углу, за которым они прятались. — Пошли!

— Погоди, — свободной рукой Мара крепко ухватила его за запястье.

Первый марш лестницы был широким, открытым со всех сторон и заканчивался парадной площадкой с изящной балюстрадой из тесаного камня. Дальше наверх вели две более узкие винтовые лестницы с каждой стороны от площадки. С балюстрады на эти лестницы выходили два прохода, которые оттуда, где стояла Мара с Калриссианом, были едва видны.

— Вон та площадка — весьма удобное место для прикрытия, — объяснила она Калриссиану. — Не хотелось бы ненароком словить разряд.

Калриссиан, которому не терпелось наверх, что-то пробормотал себе под нос, но покорно остался, где был. Через мгновение он этому очень обрадовался.

— Ты права, там наверху, у левой лестницы, кто-то есть, — прошептал он.

— Значит, и у правой тоже, — сказала Мара, ощупывая взглядом каждую трещинку каменной балюстрады. Сверху донесся новый залп. Разведчики любят прятаться в тени. — И еще по одному с каждой стороны от главного пролета, — добавила она. — Примерно в паре метров от ступенек.

— Вижу, — Калриссиан оглянулся на лестничный марш, который они миновали. — Бел Иблис скоро приведет подмогу.

— Лучше бы ему поторопиться, — сказала Мара, пытаясь уследить за всеми четырьмя имперцами разом и припоминая план башни. — Двери долго не продержатся.

— Их группа прикрытия сможет сдерживать нас здесь гораздо дольше, — согласился Калриссиан, зашипев сквозь зубы от досады. — Погоди-ка. Будь здесь — у меня идея.

— Куда это ты? — спросила Мара.

— В главный ангар, — пояснил Калриссиан, отступая вниз по лестнице — Чуи был там, работал над «Соколом». Если он все еще там, мы взлетим и сможем вытащить Лею с Ханом из башни

— Каким образом? — не поняла Мара. — Там же транспаристиловые окна, взрывом, который их возьмет, убьет всех, кто внутри.

— А и не надо ничего взрывать, — Калриссиан выдавил из себя хитрую улыбку и даже попытался подмигнуть. — У Леи же есть световой меч. Займи пока чем-нибудь этих ребят, чтобы не скучали, хорошо?

И он умчался вниз по лестнице.

— Хорошо, — прошипела ему вслед Мара и вновь переключилась на имперцев.

Интересно, засекли ли они наше с Калриссианом приближение? Вполне возможно. Значит, тот парень у левой лестницы высунулся так далеко из укрытия просто выманить меня. Ну что ж, скажем мальчику спасибо.

Она перехватила бластер в левую руку, осторожно завела запястье за угол, прицелилась..

Разряд, прилетевший со стороны правой лестницы, ударил в стену над ее рукой.

— Чтоб тебя!

Мара отпрянула назад за угол и отряхнула с руки каменное крошево. Так, ребята хотят играть по-взрослому? Замечательно. Будем играть по-взрослому, сами напросились. Мара снова перехватила бластер и стала подбираться к углу.

Жизнь ей спасло только внезапно сработавшее чувство опасности. Она упала на колено, и пара бластерных разрядов ударила в каменную облицовку стены точно там, где мгновение назад была ее голова.

Она отпрянула назад, упала на бок, выцеливая новых действующих лиц. Их оказалось двое — подобрались по коридору с другой стороны ее лестничной площадки. Мара перекатилась на живот, попутно дважды выстрелив в ту сторону, но оба раза никого не задела. Она уперлась локтями в пол и, стараясь не обращать внимания на новые выстрелы противников, которые ложились все ближе, прицелилась в крайнего справа и выстрелила по нему дважды. Тот дернулся и рухнул на пол. Палец имперца продолжал давить на спусковой крючок, разряды уходили в потолок.

Новый разряд прожужжал у Мары над ухом, когда она сместила прицел на второго противника, еще один прошел совсем впритирку, он уже навел на нее бластер.

И тут над головой Мары ударил шквал бластерного огня. Имперец по ту сторону площадки осел на пол и затих.

Мара обернулась. Снизу по лестнице поднимались полдюжины охранников. За ними шел Бел Иблис.

— Вы целы? — спросил он.

— Да, — Мара откатилась подальше от угла.

Как раз вовремя — имперцы наверху, сообразив, что их сюрприз провалился, начали палить из всех стволов. Мара поднялась на ноги, но пришлось тут же пригнуться, чтобы не попасть под дождь каменной крошки.

— Калриссиан отправился в главный ангар, — сообщила Джейд Бел Иблису.

— Я знаю, — сказал он. — Мы встретили его по дороге. Что здесь произошло?

— Пара ребят опоздали на вечеринку, — объяснила Мара. — Должно быть, возвращались из центра связи. Их приятели наверху пытались отвлечь меня, пока эта парочка подкрадывалась по коридору. Признаться, у них почти получилось.

— Рад, что почти, а не вполне, — сказал Бел Иблис, глядя ей через плечо. — Лейтенант?

— Это будет нелегко, сэр, — громко сказал командир охранников, перекрикивая пальбу. — Из арсенала скоро должны принести тяжелый лучемет, тогда мы сможем вытеснить их с балюстрады. А до тех пор мы можем только не давать им расслабиться и надеяться, что они совершат какую-нибудь глупость.

Бел Иблис медленно кивнул. Его губы сжались в тонкую линию, а в глазах появилось выражение, которое Маре приходилось видеть нечасто и только у командиров, которым приходилось принимать самое трудное решение — решение послать людей на верную смерть.

— Мы не можем ждать, — сказал он. Мучительное выражение в его глазах никуда не делось, но голос звучал твердо. — Двери в комнатах Соло не выдержат раньше. Нам придется брать их сейчас.

Командир напряженно вздохнул.

— Понятно, сэр. Так, ребята, вы слышали, что сказал генерал. Давайте-ка подыщем какое-то укрытие и займемся делом.

Мара шагнула ближе к Бел Иблису, чтобы никто больше не мог их слышать.

— Они все равно не успеют, — тихо сказала она.

— Я знаю, — сказал он. — Но чем больше нападающих нам удастся устранить сейчас, тем меньше их будет, когда они начнут спускаться, — он снова посмотрел куда-то через плечо Маре. — Когда, — тихо добавил он, — у них будут заложники.

 

* * *

 

Раздался очередной залп из тяжелых бластеров, металлический грохот — и наступила тишина.

— Ох, беда, — простонал C-ЗPO из дальнего угла, где он упорно старался прикинуться очень-очень маленьким и незаметным. — Кажется, аварийная дверь не выдержала.

— Хорошо, что ты с нами, а то б никто не догадался, — огрызнулся Хан, не переставая шарить глазами по спальне Винтер.

Лея понимала, что занимается он этим скорее по инерции. На самом деле все, что в их апартаментах можно было приспособить для обороны, они уже передвинули, опрокинули и присобачили. Одну дверь забаррикадировали кроватью Винтер, другую — комодом, гардероб передвинули к окну и положили на бок, чтобы он мог служить еще одним укрытием при перестрелке. Теперь оставалось только ждать, когда нападающие покончат с внешними дверями.

Лея глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться. Сердце бешено колотилось. Во время предыдущих попыток похищения — начиная с той первой, на Биммисаари, — она еще могла притворяться перед собой, что имперцы охотятся за ней, и только за ней. Мысль, конечно, не слишком приятная, но за годы войны она к ней более или менее привыкла.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных