Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Трилогия Трауна-III: Последний приказ 10 страница




На сей раз все было иначе. На сей раз они пришли не за ней и ее нерожденными близнецами — нет, теперь они пришли за ее детьми. Они могли просто-напросто вырвать их у нее из рук, увезти и спрятать там, где она их больше никогда не увидит.

Она покрепче стиснула рукоять светового меча. Нет. Этого не произойдет. Она им не позволит.

Снаружи что-то оглушительно затрещало — судя по звуку, что-то деревянное.

— Так, диван накрылся, — прокомментировал Хан.

Хрясь!

— Ага, а вот и кресло, — продолжал наблюдения Хан. — Я и не думал, что это сможет их задержать.

— Но попытаться все же стоило, — заметила Лея.

— Ну да, — фыркнул Хан. — Говорил же я тебе, нам нужно побольше мебели в этой конуре.

Лея улыбнулась и сжала его руку. Это было так похоже на Хана — он изо всех сил пытался разрядить обстановку.

— Нет, не говорил, — ответила она. — Ты вообще тут раньше не был, — она обернулась к Винтер, которая сидела на полу под транспаристиловым окном, укачивая на каждой руке по близнецу. — Как они?

— Кажется, проснулись, — шепнула в ответ Винтер.

— Да, — подтвердила Лея, настроившись на детей и изо всех сил пытаясь внушить им ощущение покоя и безопасности.

— Постарайся, чтобы они не расплакались, — прошептал Хан. — Ни к чему помогать этим ребятам снаружи.

Лея кивнула, и тут же тревога с новой силой сдавила ее сердце. Двери обеих спален — супругов Соло и Винтер — выходили в один и тот же холл, так что теперь была равная вероятность, ошибутся нападающие дверью или нет. Конечно, учитывая их вооружение, это задержало бы их не больше чем на несколько минут, но в подобном положении несколько минут могли оказаться вопросом жизни и смерти.

Грянул новый залп, треск дерева раздался со стороны их спальни, и Лея облегченно перевела дыхание.

Но в следующее мгновение оказалось, что радоваться было рано, — следующий залп ударил в дверь, за которой они прятались. Оказавшись перед выбором, имперцы решили прорываться в обоих направлениях. Она в смятении повернулась к Хану.

— Это все равно немного их задержит, — напомнил он. — Им придется разделиться. У нас еще есть пара минут.

— Толку-то, если мы срочно что-нибудь не придумаем, — вздохнула Лея.

Она беспомощно оглядела скромную обстановку комнаты. Долгие годы работы на группу материального обеспечения, когда приходилось мотаться по всей Галактике, приучили Винтер путешествовать налегке и обходиться малым. В комнате просто не было ничего такого, что можно было бы хоть как-то использовать.

Снова залп, снова треск дерева. Деревянные двери скоро не выдержат, останется только аварийная бронированная дверь.

Лея еще раз осмотрелась, ее начало охватывать отчаяние. Гардероб, кровать, комод — и все. Ну, еще металлическая дверь, транспаристиловое окно и голые стены.

Голые стены.

Она внезапно осознала, что все еще сжимает в руке световой меч. В сердце робко затеплилась надежда.

— Хан! — окликнула она мужа. — Почему бы нам не выбраться отсюда? Я могу прорубить нам путь в соседний номер. И не обязательно там оставаться — мы можем половину номеров пройти, прежде чем они взломают дверь.

— Угу, я думал об этом, — тяжело вздохнул Хан. — Беда в том, что и они наверняка об этом подумали.

Лея сглотнула. Да, конечно же, имперцы не могли не учесть, что они могут попытаться уйти этим путем.

— А если пойти вниз? — не сдавалась она. — Или наверх? Как думаешь, они учли, что мы можем выбраться через потолок?

— Ты же видела Трауна в действии, — возразил Хан. — Сама как думаешь?

Лея вздохнула. Проблеск надежды померк окончательно. Хан был прав. Если гранд-адмирал лично разрабатывал операцию, то можно открывать двери и сдаваться прямо сейчас. Что бы они ни придумали, он уже это предвидел и предусмотрел ответный ход на каждый их шаг.

Лея яростно тряхнула головой.

— Нет, — громко сказала она. — Он тоже не всеведущ. Нам удавалось переиграть его раньше, выкарабкаемся и сейчас.

Она оглянулась туда, где под окном смирно сидела Винтер с близнецами.

Окно…

— Ладно, — медленно проговорила она. — А если через окно?

Хан посмотрел на нее, как будто всерьез опасался за ее рассудок.

— Через окно — куда?

— Да хоть куда-нибудь, — отмахнулась она. Выстрелы уже били во внутреннюю бронированную дверь. — Вверх, вниз, вбок — не важно.

Выражение лица Хана не изменилось.

— Солнышко, — мягко сказал он, — может, ты забыла, но стены тут гладкие, как задница Золотника, даже Чуи слабо по ним ползать без альпинистского снаряжения.

— Вот как раз поэтому они и не могли предусмотреть, что мы уйдем этим путем, — Лея снова посмотрела на окно. — Может, у меня получится вырезать мечом упоры для рук и ног… — она замолчала на полуслове и снова пристально посмотрела в окно. Это не было игрой света, отражением светильников в комнате. Это были габаритные огни. И они приближались. — Хан…

Тот резко повернулся и тоже уставился в окно.

— Звездец, — прошипел он. — И тут они.

— А может, это спасатели? — неуверенно предположила Лея.

— Вряд ли, — Хан покачал головой, не сводя глаз с приближающихся габаритов. — Стрельба началась всего несколько минут назад. Погоди-ка…

Лея тоже обернулась к окну. Огни начали ритмично мигать. Ритм определенно что-то значил. Лея стала припоминать все известные ей коды…

— Капитан Соло! — взволнованно заговорил C-ЗPO, о котором все забыли. — Как вам известно, я в совершенстве владею более чем шестью миллионами форм общения…

— Это Чуи, — перебил его Хан. Он вскочил на ноги и принялся размахивать руками перед окном.

— …и в этих сигналах, по-видимому, используется один из кодов, которые применяют игроки в сабакк, когда сталкиваются…

— Надо проделать лазейку в этом окне, — Хан оглянулся на дверь. — Лея?

— Верно, — Лея отбросила бластер и встала с световым мечом наготове.

— … с мошенничеством со стороны третьего или четвертого игрока…

— Заткнись, Золотник, — рявкнул на него Хан, помогая встать Винтер с детьми на руках.

Огни за окном быстро приближались, и Лея уже могла различить в слабых отблесках уличного освещения контуры «Сокола». В памяти сразу же всплыла попытка похищения, которую ногри предприняли на Бфасше, когда хотели заманить их на поддельный «Сокол». Но не могли же имперцы додуматься использовать шифр игроков в сабакк! Или могли?

Ей было уже почти все равно. уж лучше встретиться с врагом на борту корабля, чем сидеть и ждать, когда они придут и отберут у нее детей. А кроме того, она сможет почувствовать, Чубакка ли там или нет, еще до того как они поднимутся на борт. Она шагнула к окну, активировала световой меч, занесла его…

И тут позади нее с грохотом рухнула взорванная бронированная дверь.

Лея резко развернулась, успела увидеть две мелькнувшие в дыму мужские фигуры, которые пропихивались в обход комода, а потом Хан схватил ее за руку и дернул вниз. Она деактивировала меч и подобрала свой бластер, в то же мгновение залп разрядов ударил в окно и стену. Хан, невзирая на риск, уже вел ответный огонь из-за поваленного гардероба. В дверном проеме показались еще четверо имперцев и внесли свой вклад в дело скоростного разнесения многострадального гардероба в щепки. Лея сжала зубы и принялась отстреливаться, насколько позволяла ей богатая практика и Сила. Но она прекрасно понимала, что это бесполезно. Даже хуже — чем дольше продолжается перестрелка, тем больше шанс, что шальным разрядом заденет детей.

И вдруг, совершенно неожиданно, она почувствовала, что кто-то пытается достучаться до ее сознания, настойчиво предлагает что-то, что-то.

Она набрала полную грудь воздуха.

— Не стреляйте! — закричала она, пытаясь перекрыть грохот пальбы. — Не стреляйте! Мы сдаемся.

Выстрелы стали реже, потом прекратились.

Она положила бластер на полурасстрелянный гардероб, подняла руки. Двое имперцев настороженно поднялись с пола и двинулись к ним. Не обращать внимания на потрясенного Хана, который с ужасом, не в силах поверить, смотрел на нее, было очень трудно.

 

* * *

 

Охранникам из службы безопасности, наконец, удалось совместными усилиями и сосредоточенным огнем бластеров справиться с балюстрадой у крайней лестницы справа. Когда балюстрада рухнула, разлетевшись облаком пыли и щепок, ответный огонь с лестничной площадки задел одного из охранников — тот опрокинулся назад и больше не подавал признаков жизни. Мара осторожно, не привлекая нежелательного внимания, высунулась из-за угла, чтобы посмотреть, удалось ли охране ценой таких усилий и потерь свалить хоть одного имперца.

Удалось. Сквозь облако дыма и постепенно оседающей пыли ей удалось разглядеть обугленный силуэт на полу.

— Один есть, — доложила она Бел Иблису. — Осталось трое.

— Плюс те, кто наверху. Кто знает, сколько их там? — Бел Иблис был явно не склонен радоваться. — Остается надеяться, что легендарное везение Соло распространится и на Лею, детей, и остальных заложников там, наверху.

— Вы уже второй раз упоминаете заложников, — сказала Мара.

Бел Иблис сдержанно пожал плечами.

— У них есть единственный способ выйти отсюда живыми — захватить заложников и использовать их в качестве живого щита. И они это знают. Единственная альтернатива — это путь наверх, а я уже сказал Калриссиану, чтобы он поднял по тревоге истребители и перекрыл воздушное пространство над Дворцом. Турболифты блокированы. Так что эта лестница — их единственная надежда.

Мара уставилась на него, по спине вдруг пробежала дрожь. С тех пор как началась вся эта заварушка, у нее, среди пальбы и сумятицы, ни разу не было времени остановиться и обмозговать кое-какие нюансы сложившейся ситуации. Но сейчас слова и Бел Иблиса, и кое-какие ее старые воспоминания внезапно сложились, как фрагменты головоломки.

Несколько мгновений она стояла, пытаясь додумать эту мысль до конца, понять, реальность это или очередная игра воображения. Но все сходилось, фирменный стиль гранд-адмирала Трауна — все логически выверено и блестяще разработано с тактической точки зрения. Вот и ответ.

И это сработало бы, если бы не одно малюсенькое упущение. Очевидно, Траун не знал, что она будет здесь. Или просто не верил, что она действительно когда-то была Рукой Императора.

— Я вернусь, — бросила она Бел Иблису и поспешила назад по коридору.

Она свернула за угол, в боковой коридор и пошла чуть медленнее, вглядываясь в резной фриз под потолком. Где-то здесь должна была быть неприметная зарубка.

Ага, вот она. Мара остановилась перед более ничем не примечательной стенной панелью и покосилась по сторонам. Может, Скайуокера и Органу Соло и не тревожат ее прошлые связи, но она сильно сомневалась, что в Новой Республике найдется еще кто-нибудь столь же великодушный. Но коридор был пуст. Мара встала на цыпочки и вложила пальцы в нужные детали резьбы, чтобы скрытые сенсоры почувствовали тепло руки.

Раздался чуть слышный щелчок, и стенная панель скользнула в сторону. Мара вошла, закрыла за собой потайную дверь и огляделась. Тайные пути Императора шли более или менее параллельно шахтам турболифтов и вынужденно были узкими и тесными. Но они были изолированы от пыли и звуков и хорошо освещены. И, что гораздо более важно, они могли привести ее на лестничную площадку представительского этажа — минуя имперцев.

Спустя пару минут и три лестничных марша Мара уже стояла перед выходом на этаж Органы Соло. Она несколько раз глубоко вздохнула, внутренне собралась перед дракой и шагнула вперед.

После пальбы тремя пролетами ниже она предполагала застать здесь группу прикрытия и не ошиблась. Два человека в уже хорошо знакомой униформе службы безопасности Дворца стояли, пригнувшись, спиной к ней и не сводили глаз с дальнего конца коридора. Грохота выстрелов внизу было более чем достаточно, чтобы заглушить звук ее шагов. Вряд ли кто-нибудь из них понял, кто же выстрелил им в спины. Быстро убедившись, что оба больше опасности не представляют, Мара осторожно двинулась по коридору к апартаментам Органы Соло.

Она нашла их и пыталась перебраться через обломки взорванных дверей, когда выстрелы изнутри комнаты обрушили еще один кусок отделки коридора.

Мара стиснула зубы. Звуки выстрелов защитников смешались с пальбой нападающих. Если она напрямик рванется вперед, это будет верное самоубийство. А если будет действовать осторожнее, кто-нибудь из заложников может пострадать, прежде чем она выйдет на позицию, пригодную для стрельбы.

Если только…

Лея Органа Соло, мысленно позвала она, обратившись к Силе, как ей уже приходилось делать, когда Калриссиан пошел за бластером. Ни тогда, ни сейчас у нее не было никакой уверенности, что Органа Соло ее услышит. Это Мара. Я здесь, на подходе, у них за спиной. Сдавайтесь. Слышишь? Сдавайтесь. Сдавайтесь. Сдавайтесь.

И когда она подобралась к внешним дверям, раздался голос Органы Соло — едва слышимый сквозь грохот разрядов.

— Не стреляйте! Не стреляйте! Мы сдаемся.

Мара осторожно заглянула внутрь. Вот они: четверо имперцев стояли прямо или на коленях у обугленных дверных косяков, еще двое напротив двери поднимались из лежачего положения. И никто из них не обращал на нее ни малейшего внимания.

Чуть улыбнувшись самой себе, Мара прицелилась и открыла огонь.

Двоих она успела свалить, прежде чем кто-либо из нападающих вообще осознал, что происходит. Третий упал в развороте, безуспешно пытаясь взять ее на прицел. Четвертому почти удалось выйти на позицию для стрельбы, когда его сразил выстрел из глубины помещения.

Через пять секунд все было кончено.

 

* * *

 

Одному удалось выжить. Но с трудом.

— Полагаем, что это и есть командир группы, — сообщил Гарм Бел Иблис Хану, пока они на пару быстро шагали по коридору в лазарет. — Предварительно идентифицирован как майор Химрон. Хотя пока он не придет в себя, сказать наверняка невозможно, — он подумал и добавил с сомнением: — Если придет.

Хан рассеянно кивнул, покосившись на еще одну пару охранников. Солдатики настороженно и строго поглядывали по сторонам, всем своим видом выражая готовность служить отечеству и Республике. Понадобился скандал, чтобы служба безопасности соизволила оторвать задницы от стульев и заняться делом. Самое время.

— Как они внутрь попали, кто-нибудь знает?

— Это будет мой первый вопрос, — отозвался Бел Иблис — Майор в реанимации, нам сюда.

Возле двери их ждали Лэндо Калриссиан и один из медиков.

— Все в порядке? — спросил Лэндо, быстро производя визуальный осмотр друга; было ясно, что он горит желанием ощупать Хана на предмет повреждений, но не решается. — Я послал Чуи, но мне сказали, что я должен остаться с пленным.

— Все в порядке, — заверил Калриссиана Соло. — Чуи помогает Леи и Винтер перебраться в другие комнаты. Кстати, спасибо, что пришел за нами.

Бел Иблис тем временем отозвал медика в сторону и о чем-то его расспрашивал.

— Не за что, — откликнулся Лэндо. — Особенно если учесть, что нам оставалось только смотреть. Что, не мог устроить свой маленький фейерверк на две минуты позже?

— Не смотри на меня, приятель, — фыркнул Хан. — Это Мара у нас отличилась, а вовсе не я.

По темному лицу Калриссиана промелькнула еще более темная тень.

— Верно. Мара.

Хан насторожился.

— И что это должно значить?

— Понятия не имею, — сознался Лэндо. — Что в ней не то, я никак не могу уловить. Помнишь, у Каррде на Миркре Траун решил прогуляться по твердой земле, а нам в результате пришлось нюхать цветочки в лесу и наслаждать природой?

— Ты сказал, что, кажется, ее лицо тебе знакомо, — Хану не пришлось напрягать память, чтобы процитировать почти дословно: замечание Калриссиана прочно там засело. — Выяснил что-нибудь?

— Пока нет, — разочарованно буркнул Лэндо. — Но я уже близко. Я уверен.

Хан оглянулся на Бел Иблиса и медтеха, думая о словах, которые Люк произнес по дороге с Миркра. О том, что Мара ясно дала понять, что намерена убить его.

— Когда бы ты с ней ни сталкивался, — пробормотал он, — теперь она, похоже, на нашей стороне.

— Вот именно, — мрачно вздохнул Калриссиан. — Похоже.

Бел Иблис поманил их к себе.

— Врачи попытаются привести пленного в сознание, — сообщил он. — Идем.

Их впустили внутрь. Вокруг кушетки скопились полдюжины врачей и меддроидов плюс три офицера безопасности из службы Акбара. Хану немедленно захотелось освободить помещение. По знаку Бел Иблиса один из медиков ввел раненому какой-то препарат в капельницу. Пока Хан и Лэндо искали себе свободное место, веки пленного майора едва заметно дрогнули, попытались приподняться. Раненый вдруг закашлялся.

— Майор Химрон? — произнес один из офицеров Акбара. — Вы слышите меня, майор?

Сиплый выдох можно было счесть за утвердительный ответ. Имперец повел мутным взглядом по лицам склонившихся над ним и Хан мог поклясться, что майор вдруг словно подобрался, если такое слово применимо к распростертому на кушетке человеку.

— Да, — повторил майор отчетливее и определенно увереннее.

— Ваша атака не удалась, — сказал ему офицер. — Все ваши люди погибли, и мы не уверены, сумеете ли выкарабкаться вы сами.

Химрон вздохнул без сожаления и закрыл глаза. Но не перестал от этого казаться менее готовым к бою.

— Военное счастье, — пробормотал он. Бел Иблис решительно отодвинул штабиста.

— Как вы попали во Дворец, майор?

— Полагаю, теперь можно, — дыхание Химрона стало затрудненным. — Черный ход. Предназначен для отступления в случае опасности. Заперто изнутри. Она нас впустила.

— Кто-то впустил вас? — настойчиво продолжал спрашивать Бел Иблис, не обращая внимания на яростную жестикуляцию медиков. — Кто?

Химрон открыл глаза.

— Связной. Джейд.

Бел Иблис бросил косой взгляд на Соло.

— Мара Джейд? — уточнил он.

— Да. — Химрон опять устало опустил веки, попытался вздохнуть поглубже. — Специальный агент Империи. Когда-то называлась Рукой Императора.

Он замолчал, черты лица его заострились.

— Попрошу вас уйти, генерал, — твердо заявил старший медик. — Я не могу позволить вам беспокоить раненого. Ему нужен отдых, а нам нужно стабилизировать его. Через день-два он осилит больше вопросов.

— Да все в порядке, — бодро откликнулся один из штабистов, пока Бел Иблис искал достойные возражения. — Он сказал достаточно для начала.

— Эй, минуточку! — вылез Хан, устремляясь следом за офицерами. — Куда это вы?

— А вы как думаете? — хмыкнул штабист. — Собираюсь арестовать Мару Джейд.

— Со слов имперского офицера?

— У него нет выбора, Соло, — негромко произнес Бел Иблис, положив ладонь Хану на плечо; контрабандист даже не заметил, как тот подошел. — После такого серьезного обвинения необходимо предварительное заключение. Не беспокойся, мы все выясним.

— Да хорошо бы, — рыкнул Хан. — Имперский агент, еще чего придумаете?

Он замолчал, потому что подошел Калриссиан со странным выражением лица, и это выражение совсем Хану не понравилось.

— Лэндо?

Его друг не сразу очнулся от тяжких дум.

— Точно, — негромко сказал он. — Вот где я ее видел! Она была среди новых танцовщиц во дворце Джаббы Хатта. На Татуине, когда мы тебя спасали.

Хан потер щетинистый подбородок.

— У Джаббы, э?

— Да. И я не уверен, но, по-моему, когда все собирались к провалу Каркун, я слышал, как она выпрашивала у Джаббы разрешение поехать вместе со всеми. Даже не просила, правильнее будет сказать — канючила.

Хан оглянулся на майора Химрона; тот, кажется, все-таки потерял опять сознание. Рука Императора, говорите? И Люк сказал, что она хочет его убить. Х-ха!

— Плевал я, где ее носило, — решительно сказал Соло. — Она застрелила импов. Пошли, приятель, надо помочь Лее уложить спать близнецов. А потом выяснить, что тут творится.

 

 

Забегаловка «У стукача на покое» была ярчайшим примером, какой только доводилось видеть Каррде, того, как неспособность обдумать план целиком сводит на нет грандиозные замыслы. Расположенная на самом густонаселенном континенте Трогана, забегаловка была возведена вокруг естественного образования под названием Питьевая чашка — почти идеально круглого углубления в скале, с одной стороны открытого морю. Шесть раз за сутки высокий прилив наполнял эту Чашку, закручивая воду в пенный бурун, поэтому заведение когда-то так и называлось «Водоворот». Столы были расставлены вокруг водоема; получался потрясающий контраст между безопасной роскошью и впечатляющей бурной природой. А заодно — приманка для миллиардов потенциальных посетителей. Вернее, так думали те, кто обустраивал заведение, и те, кто давал на это деньги. К несчастью, они не учли трех вещей. Во-первых, Питьевая чашка сама по себе была аттракционом для туристов, которые не хотели платить деньги, чтобы любоваться тем, что раньше было бесплатно. Да и туристический бизнес весьма капризен, и то, что считается модным курортом сейчас, совсем не обязательно будет им завтра. Во-вторых, очарование «Водоворота» потихоньку пошло на убыль, и хозяева стали понемногу перепрофилировать свое заведение под иной тип развлечений. А в-третьих, даже в этом случае их затея была обречена на провал из-за грохота воды в Чашке.

Жители Калиуса сай Лиелу на Берчесте превратили свой выдохшийся аттракцион в коммерческий центр. Жители Трогана просто перестали посещать «Водоворот».

— Я все жду, когда кто-нибудь купит его и перестроит, — сказал Каррде, оглядываясь по сторонам.

Когда они с Авесом пересекли островок по направлению к забегаловке и человеку, который, как надеялся Тэлон, ждал их там, и вошли внутрь, их встретили пустые столы и перевернутые стулья. Годы забвения, несомненно, сказывались, но сама закусочная не так уж и обветшала.

— Сам всегда точил на него зубы, — согласился Авес. — Тут немножко шумно, но где сейчас тихо в наши дни?

— Зато никто не подслушает, что говорят за соседним столиком, — рассудительно заметил Каррде. — Хотя бы поэтому тут есть смысл встречаться. Привет, Гиллеспи.

Старый контрабандист кивнул в ответ, поднимаясь из-за стола, и протянул руку.

— А я уж было задался вопросом, появишься ли ты вообще.

— Встреча только через два часа, — нелюбезно ощерился Авес, обидевшись на всякий случай за начальство.

— Ой, брось! — Гиллеспи хитровато улыбнулся. — С каких это пор Коготь Каррде куда-то приходил вовремя, а? Хотя мог не трудить ноги, приятель, мои люди уже все проверили.

— Премного благодарен, — Тэлон флегматично отряхнул прилипший к штанине клочок мха.

Не то чтобы он собирался при этом отзывать своих людей, которые сейчас выполняли ту же работу. Когда в затылок дышит Империя, а гарнизон всего в двадцати километрах отсюда, дополнительные меры безопасности не повредят. Более того, язык просто не повернется назвать их излишними.

— Список гостей у тебя?

— Держи, — Гиллеспи протянул ему портативную деку. — Боюсь только, что он не такой длинный, как я надеялся.

— Ничего, — заверил его Каррде, пробегая взглядом колонку имен.

Действительно, коротковат, зато отбирал Гиллеспи тщательно. Какие имена! Браск, Пар'тах, Эллор, Дравис, так это группа Биллея, сам патриарх едва ли покажется. Маззик, куда ж без него? Клинганн зеХетбра, Феррье…

Каррде вскинул голову.

— Феррье? — переспросил он. — Нильс Феррье, угонщик?

— Ну да, — Гиллеспи сдвинул брови. — А что? Он и контрабандой не брезгует.

— А еще он работает на Империю.

— Как и мы, — пожал плечами Гиллеспи. — И, как я слышал, ты тоже не воротишь от них свой породистый нос.

— Я не говорю о заказах из имперских миров, — сказал Тэлон. — Я говорю о том, что он напрямую работает на гранд-адмирала Трауна. Он у него мальчик на побегушках. А иногда помогает отыскать нужные вещи. Например, парня, который рассказал гранд-адмиралу о флоте Катана.

Старый контрабандист так стиснул челюсти, что на скулах туго натянулась пергаментная, в темных веснушках, кожа. Наверняка вспомнил, где в последний раз видел «Дредноуты» Катаны и что за тем последовало.

— Так это Феррье потрудился?

— И весьма тем доволен, — Каррде выудил комлинк. — Лахтон?

— Здесь я, — донеслось издалека.

— Как дела в гарнизоне?

— Как в морге в выходной день, — послышался мрачный ответ. — За последние три часа никакого шевеления.

Каррде удивленно приподнял бровь.

— Как интересно, а полеты? Наземная активность в самом гарнизоне?

— Вообще ничего, — доложил Лахтон. — Я не шучу, босс, тут все словно вымерло. Должно быть, получили новые учебные записи и смотрят всем составом.

Коготь быстро улыбнулся.

— Да, наверное, что-нибудь в этом роде. Ну хорошо, присматривай там. И дай мне немедленно знать, если даже чихнет фелинкс на кухне.

— Понял тебя. Конец связи, босс.

Каррде повесил комлинк на пояс.

— Имперцы сидят у себя, — сообщил он остальным. — На прогулку не собираются.

— Разве нам это не на руку? — удивился Гиллеспи. — Если они парятся у себя в бараках, то не сорвут нам вечеринку.

— Согласен, — кивнул Каррде, задумчиво пиная носком сапога отвалившуюся глазурованную плитку. — С другой стороны, мне еще не приходилось слышать, чтобы имперский гарнизон отдыхал целый день напролет.

— Дело говоришь, — признал Гиллеспи. — Если только Траун не забрал солдат с третьестепенных планет.

— Тем больше причин для демонстрации силы и мощи, — возразил Тэлон. — гранд-адмирал из тех, кто рассчитывает произвести впечатление на противника, чтобы те не заметили, что войск у него на самом деле — с ноготь.

— Может, отменим собрание? — влез Авес, обеспокоенно поглядывая на вход, как будто ожидал, что импы начнут стройными рядами и колоннами ломиться в закусочную прямо сейчас. — Может, они тут ловушку устроили?

Он смотрел мимо собеседника на сбивающуюся в ступе Чашки воду. Через два часа уровень упадет до минимума, и станет достаточно тихо, поэтому он и назначил встречу на это время. Если отменить ее, все равно что признаться всем крупным фигурам в мире контрабанды, что «Коготь» Каррде шарахается от любой тени. Не к месту всплывшие воспоминания о гауптвахте «Химеры» не предавали уверенности, скорее, вгоняли в нервную дрожь. Вновь туда Тэлону не хотелось.

— Нет, — медленно сказал он. — Остаемся. В конце концов, наши гости — не безобидные детишки, сумеют за себя постоять, если что. А если власти предпримут что-нибудь против нас, мы получим предупреждение, — он улыбнулся, надеясь, что ухмылка получается бесшабашная, даже граничащая с беспечной. — Я бы рискнул, лишь бы узнать, что у них на уме.

Гиллеспи пристально смотрел на него из-под мохнатых бровей

— Может, они вообще ничего не планируют? Может, мы так ловко запудрили мозги их разведке, что они о нас и думать забыли?

— При условии, что ожидается Нильс Феррье? — усомнился Каррде. — Это так не похоже на имперскую разведку, которую мы все знаем и любим. Ладно, у нас еще два часа. Давайте глянем, можно ли тут хоть что-нибудь привести в порядок.

 

* * *

 

Пока он закидывал пробные камни, все сидели молча, каждый за своим столом, а когда закончил и огляделся, то понял, что никого не смог убедить.

Первым высказался Браск.

— Умеешь ты говорить, «Коготь», — тонкий раздвоенный язык брубба все время высовывался из пасти, будто пробуя воздух на вкус, отчего казалось, что Браск постоянно поддразнивает окружающих. — С-страс-сти тебе не с-санимать, ес-сли это с-слово вообще к тебе применимо. Но не убедительно.

— Обижаешь? — насмешливо возразил Каррде. — Или мне не удалось одолеть вашу лень, опасения и нежелание выступить против Империи?

Выражение на пятнистой серо-зеленой морде брубба не изменилось, оно вообще никогда не менялось, а вот цвет морда приобрела несколько иной. Больше в серую гамму.

— Империя хорошо платит-с, — прошипел Браск.

— Ка-ак и за ра-абов? — пропела на своем языке Хо'Динка Пар'тах. — От возмущения она даже тряхнула длинными, напоминающими лианы отростками на голове. — И за-а же-ертвы похищиени-ий? Ты не-е лу-учше хаттов.

Один из телохранителей Браска нервно заерзал на стуле. Насколько Каррде было известно, этому парню повезло вместе со своим нынешним нанимателем сбежать из дворца Джаббы Хатта, когда Скайуокер со своими приятелями устроили там погром.

— Никто, кто знает хаттов, так не скажет, — для большей убедительности парень даже ткнул пальцем в стол.

— Мы собрались не спорить, — успел перехватить инициативу Каррде, прежде чем Пар'тах или кто-нибудь из ее свиты ответил.

— А зачем мы здесь? — заговорил Маззик, развалившийся на стуле между рогатым готалом и художественно оформленной девицей с пустым взглядом и мертвым лицом; волосы ее были хитроумно заплетены в косички, накрученные на непонятные, длинные иглы, покрытые узорной эмалью. — Прости меня, Коготь, но твои речи удивительно напоминают агитки Новой Республики.

— Ага, вот и Соло говорил на те же темы, — вставил Дравис, воздвигая ноги на столешницу. — А Биллей ответил, что ему не интересно.

— Слишком опасно, — добавил Клинганн, встряхивая косматой черно-белой гривой. — Слишком, слишком опасно.

— Неужели? — довольно натурально удивился Каррде. — А почему это раньше было просто опасно, а теперь — слишком-слишком?




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных