Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Трилогия Трауна-III: Последний приказ 8 страница




Лэндо Калриссиан стоял у окна своего контрольного центра и со смесью облегчения и холодной ярости смотрел в ночь. Все кончено. Облачный город на Беспине, а теперь вот Кочевье на Нкллоне. Империя снова забрала все, что ему удалось создать — потом, кровью и взятками чиновникам, — и стерла в порошок.

С пульта раздался сигнал. Лэндо шагнул ближе и включил комлинк. Рукой стер со лба пот.

— Калриссиан, — сказал он.

— Сэр, это Багитт из центральной аппаратной, — послышался усталый голос. — Только что отказал последний мотиватор наших двигателей.

Лэндо болезненно поморщился, но после всего того, что натворили на его разработках имперцы, отказу последнего мотиватора удивляться не стоило.

— Есть шансы починить достаточно мотиваторов, чтобы заставить нас снова двигаться? — спросил он.

— Нет, если не прилетит фрегат, набитый запчастями, — уныло ответил Багитт. — Простите, сэр, но тут слишком много всего разбито и расплавлено.

— Понял. В таком случае лучше перебрось всех людей на починку системы жизнеобеспечения.

— Да, сэр, — инженер замялся. — Э… сэр, тут ходят слухи, что у нас отказала дальняя связь…

— Это временно, — заверил его Лэндо. — Над этим сейчас работают. И запчастей хватило бы, чтобы построить два новых передатчика, так что все будет нормально.

— Да, сэр, — Багитт немного повеселел. — Ну… думаю, мне стоит заняться системой жизнеобеспечения.

— Держи меня в курсе, — сказал Лэндо и отключил комлинк.

Он снова подошел к окну. Двадцать дней. Всего лишь двадцать стандартных дней осталось у них, прежде чем медленное вращение Нкллона вынесет обездвиженное Кочевье с ночной стороны планеты на самый солнцепек. А как только они окажутся на солнце, будет уже не важно, работают ли двигатели, передатчики или даже система жизнеобеспечения. Когда солнце начнет карабкаться вверх по небосклону, всем выжившим обитателям кочующего города останется только ждать неминуемой, очень скорой и очень жаркой смерти.

Двадцать дней.

Лэндо поднял взгляд на ночное небо. В небе, складываясь в причудливые созвездия, заманчиво сияли далекие звезды. В редкие свободные минуты, которые выпадали в работе, у него была привычка придумывать этим созвездиям названия.

Если в ближайший день-другой им удастся починить передатчик, можно будет послать на Корусант просьбу о помощи. Что бы ни сотворили имперцы с базой экранопланов на внешних границах системы, техники Новой Республики сумеют заставить по крайней мере один из них снова взлететь. Должны суметь. Хотя бы дотащить его до Нкллона. Это будет нелегко, но если повезет…

Он не сразу понял, что его отвлекло, — там, прямо над головой, одна из звезд быстро увеличивалась в размерах. Экраноплан.

Лэндо машинально шагнул к пульту, чтобы вызвать боевые посты. Если окажется, что это имперцы вернулись довершить начатое…

Нет. Не будет он никого вызывать. Все равно у него не осталось истребителей. Вообще ничего не осталось. Кочевье беззащитно. Незачем лишний раз поднимать на ноги людей.

И тут ожил комлинк.

— Кочевье, — донеслось сквозь оглушительный шорох помех. — Говорит генерал Бел Иблис, — пробасил хорошо знакомый голос. — Вы слышите? Кочевье…

Лэндо смело от окна и швырнуло к пульту.

— Это Лэндо Калриссиан, генерал, — ответил он, стараясь, чтобы голос звучал как можно более бесстрастно. — Это вы там, наверху?

— Мы, — подтвердил Бел Иблис. — Мы были на Кат Кристак, когда поймали ваш сигнал бедствия. Мне жаль, что мы прибыли слишком поздно.

— Мне тоже, — сказал Лэндо. — На что похожа наша база экранопланов?

— Боюсь, сейчас она больше всего напоминает свалку, — признался Бел Иблис. — Эти ваши экранопланы слишком огромные, чтобы их можно было легко уничтожить, но имперцы не пожалели сил. На данный момент только тот, что вы видите, хоть немного на ходу.

— Что ж, все равно это уже не имеет почти никакого практического значения, — сказал Лэндо. — Кочевье мертво.

— И никак нельзя заставить его снова двигаться? — уточнил Бел Иблис.

— За те двадцать дней, что нам остались до терминатора, — никак, — сказал Лэндо. — Мы могли бы зарыться достаточно глубоко под землю, чтобы переждать там, пока не уйдет солнце, но у нас нет необходимого оборудования.

— А если вывезти Кочевье с планеты целиком и отправить на ремонт? — предложил Бел Иблис. — Ударный фрегат и пара мощных лифтеров справились бы с этой задачей, если бы нам удалось привести в рабочее состояние еще один экраноплан.

— И если бы мне удалось уговорить Акбара на время одолжить мне ударный фрегат, — скептически добавил Лэндо.

— Резонно, — признал Бел Иблис. — Полагаю, мне стоит выслушать и остальные дурные вести. Чем разжились имперцы?

Лэндо вздохнул. Сердце его обливалось кровью.

— Всем, — честно ответил он. — Все наши запасы на складах. Хфредиум, каммрис, доловит — все. Назовите любой металл. Если мы его добывали, значит, теперь он у них есть.

— И сколько?

— Выработка примерно за четыре месяца. Немногим меньше трех миллионов по текущим рыночным ценам, — сообщил Лэндо.

Бел Иблис помолчал.

— Я и не знал, что ваши разработки настолько производительны, — сказал он наконец. — Тем больше оснований убедить Корусант помочь вам вывезти комплекс с планеты и снова запустить в действие. Сколько у вас людей?

— Меньше пяти тысяч, — ответил Лэндо. — Но некоторые из них не в лучшей форме.

— У меня большой опыт по эвакуации раненых, — мрачно утешил его Бел Иблис. — Не волнуйтесь, мы возьмем на борт всех. Выберите тех, кто останется на базе экранопланов и попробует починить, что еще подлежит ремонту. Остальных мы отвезем на Кат Кристак. Это место не хуже любого другого подойдет вам, чтобы послать на Корусант официальный запрос о помощи.

— Генерал, мне почему-то кажется, что в Галактике вряд ли найдется достаточно подходящее место для подобных запросов, — сказал Лэндо.

— Да, они там весьма себе на уме, — признал Бел Иблис. — Более того, велика вероятность, что ваш запрос завязнет в инстанциях.

Лэндо покусал губу.

— Хорошо, тогда давайте обойдемся без инстанций, — решительно сказал он. — Отвезите меня на Корусант и дайте поговорить лично с теми, кто решает.

— Это займет лишних пять дней, — напомнил Бел Иблис. — У вас они есть?

— Лучше провести эти пять дней в пути, чем сидя на Кат Кристак и гадая, дошло ли мое сообщение хотя бы до диспетчера, — возразил Лэндо. — Пять дней до Корусанта, еще день-другой, чтобы переговорить с Леей и добиться того, чтобы к нам перенаправили фрегат и лифтеры, и еще дней десять, пока они сюда доберутся и все сделают.

— Семнадцать дней. Почти на пределе.

— Не могу придумать ничего лучше, — сказал Лэндо. — Что скажете?

Бел Иблис негромко фыркнул.

— Что ж, я все равно собирался слетать на Корусант. Почему бы не теперь?

— Спасибо, генерал, — искренне поблагодарил Калриссиан.

— Не за что. Вам, наверное, уже стоит начинать готовить людей к эвакуации — мы вышлем челноки, как только войдем в тень.

— Верно. До встречи, генерал.

Лэндо отключил комлинк. Да, он отдавал себе отчет, что это будет нелегко. Но, если подумать, других шансов у него и вовсе не было. А кроме того, усмехнулся он про себя, путешествие на Корусант само по себе обещает кое-какие радости. Можно будет повидать Хана, и Лею, и новорожденных близнецов. Может быть, даже Люка, а еще лучше Веджа каким-нибудь космическим ветром занесет в столицу. Он взглянул на развалины своего Кочевья за окном и непроизвольно дернул усом. А еще на Корусанте можно не бояться, что в любой момент на голову свалятся имперцы.

Он включил комлинк и стал отдавать приказы по эвакуации.

 

 

Джейсен по ходу очередного обеда заснул, но Джейна еще продолжала утолять голод. Лежа на боку, Лея немного подвинулась, насколько можно было двигаться с дочкой у груди, и дотянулась до деки. По ее собственным не слишком-то точным подсчетам, она уже раза четыре пыталась одолеть эту страницу.

— Пятый раз — счастливый, — сообщила она Йайне, ласково поглаживая дочку по головке.

Джейна, занятая делом более насущным, ничего не ответила. Лея не могла отвести глаз от дочки, сквозь усталость упорно пробивалось ощущение чуда. Крошечные ручки, шапочка темных волос на головке, маленькое личико, на котором застыло неимоверно серьезное выражение, когда девочка сосредоточенно поглощала положенное ей молоко. Новая жизнь, еще такая хрупкая, но уже такая упорная.

И это они с Ханом дали начало этой жизни.

На другом конце спальни скользнула в сторону дверь.

— Привет, солнышко, — тихо окликнул Хан. — Как вы тут?

— Все хорошо, — шепнула она в ответ. — Просто у нас очередной обед.

— Они едят прямо как оголодавшие вуки, — Хан пересек комнату и опытным взглядом быстро оценил обстановку. — Джейсен уже наелся?

— Думаю, это у него был просто перекус, — сказала Лея, вытягивая шею, чтобы взглянуть на малыша, сладко посапывающего рядом. — Где-то через час проснется и продолжит.

— Хорошо бы у них расписание обедов совпадало, — Хан осторожно присел на край кровати и погладил кончиком пальца ладошку Джейсена.

Крошечная ручка немедленно ухватила его за палец. Лея подняла взгляд на мужа как раз вовремя, чтобы полюбоваться на его фирменную кривую ухмылку.

— Сильный парень растет…

— Ты еще этой хватки не пробовал, — Лея снова посмотрела на дочку. — Лэндо все еще внизу?

— Угу. Они с Бел Иблисом все никак не могут договориться с адмиралом Драйсоном.

Хан сел поближе и обнял жену за плечи. Тепло его рук согрело ее сквозь тонкий халатик. Так же, как его любовь и забота, которую она ощущала, согревала ее сердце.

— Пытаются убедить его перенаправить пару кораблей к Нкллону.

— И как?

— Да не так чтоб очень, — признался Хан. Он осторожно высвободил свой палец из кулачка спящего сына. — Чтобы оторвать Кочевье от поверхности, нужно что-то размером не меньше штурмового фрегата. А Драйсон не слишком горит желанием отзывать от дел насущных что-то настолько внушительное.

— А вы обратили его внимание на то, как нам необходимы металлы, которые добываются на копях Лэндо? — спросила Лея.

— Да, я говорил об этом. Адмирала не впечатлило.

— Ну, уж ты-то должен знать, как разговаривать с Драйсоном, — Лея посмотрела на дочку. Джейна все еще упорно продолжала сосать ее грудь, хотя глазки у нее уже слипались. — Может быть, когда Джейна заснет, я спущусь и попробую поддержать Лэндо.

— Угу, — сухо согласился Хан. — Милая, не обижайся, но ты вряд ли кого-то в чем-то убедишь тем, что заснешь прямо на столе. Лежачие забастовки нынче не в моде.

Лея изобразила мужу обиженную мину, которую он сам состроил ей давеча в родильной палате.

— Спасибо, но я не настолько устала, — сказала она. — И вообще, я уж точно спала не меньше тебя.

— Ничего подобного, — Хан перестал поглаживать Лею по плечу только ради того, чтобы погладить Йайну по щечке. — Я-то как раз благополучно дремал в промежутках между этими ночными кормлениями.

— Тебе вообще не надо было вставать, — сказала Лея. — Я или Винтер не хуже тебя справились бы с тем, чтобы взять близняшек из кроватки.

— Блеск, — притворно возмутился Хан. — Значит, пока они не появились на свет, я был очень полезен в хозяйстве, а теперь тви'лекк сделал свое дело, тви'лекк может отдыхать?

— Что ты, дорогой, конечно, ты мне очень нужен, — утешила его новоиспеченная мамаша. — По крайней мере, когда детишкам надо сменить пеленки, а все дроиды заняты в охране, ты просто незаменим.

— Класс, — проворчал Хан. — Уж лучше бы я был тем самым тви'лекком.

— Об этом мечтать уже поздно, дорогой, — Лея ласково погладила его по руке и снова посерьезнела. — Хан, я знаю, что ты хочешь помочь, и очень благодарна тебе. Правда. Просто я чувствую себя виноватой.

— И зря, — Хан накрыл ее руку своей. — Не забывай, на нас, старых контрабандистов, всегда можно положиться в смутные времена, — он покосился на дверь в комнату Винтер. — Винтер уже спит?

Лея потянулась Силой к комнате, но, по ее ощущениям, там никого не было.

— Нет, она еще не вернулась, — сказала она. — Она пошла вниз, у нее была какая-то задумка, не знаю, какая именно.

— Я знаю, — сказал Хан, внезапно погрузившись в раздумья. — Она в библиотеке, просматривает старые архивы Альянса.

Лея извернулась, чтобы заглянуть ему в лицо.

— Что-то не так?

— Не знаю, — медленно произнес Хан. — Винтер особенно не делилась своими идеями, по крайней мере со мной. Но что-то ее тревожит.

Принцесса-советник уловила присутствие своей помощницы за дверью.

— Вот и она, — сказала Лея. — Посмотрим, не смогу ли я ее разговорить.

— Удачи, — пожелал Хан. Он еще раз стиснул ее руку на прощанье и поднялся. — Думаю, мне лучше снова отправиться вниз. Посмотрим, не смогу ли я помочь Лэндо умаслить Драйсона.

— А вы подбейте его сыграть с вами в сабакк, — поддела жена. — На корабли, как в тот раз, когда Лэндо проиграл тебе «Сокол». Глядишь, и выиграете штурмовой фрегат.

— Что, играть с Драйсоном? — фыркнул Хан. — Спасибо, солнышко, но на фига нам с Лэндо личный флот? Увидимся.

— Хорошо. Я люблю тебя, Хан.

Он одарил ее очередной кривой усмешкой.

— Я знаю.

Хан ушел.

Лея вздохнула, уперлась локтем в подушку и кое-как умудрилась повернуться в сторону дверей в комнату Винтер.

— Винтер! — окликнула она.

После короткой заминки дверь тихонько открылась.

— Да, ваше высочество? — Винтер шагнула через порог.

— Хотелось бы с тобой поговорить, если ты не занята, — сказала Лея.

— Конечно, — блондинка скользнула в комнату с удивительным изяществом, которое всегда вызывало у Леи дикую зависть. — Кажется, Джейсен заснул. Положить его в кроватку?

— Да, пожалуйста, — кивнула молодая мать. — Хан сказал мне, что ты занималась поисками в старых архивах Альянса.

На лице Винтер не дрогнула ни единая черточка, но движения ее стали чуть менее плавными, и Лее удалось уловить, как что-то изменилось в ее душе.

— Да, — спокойно признала Винтер.

— Можно спросить, зачем?

Винтер бережно взяла Джейсена на руки и отнесла его в кроватку.

— Кажется, мне удалось обнаружить агента Империи во Дворце, — сказала она. — Я пыталась найти этому подтверждение.

Лея почувствовала, как волосы у нее встают дыбом.

— Кто это?

— Я действительно не хотела бы выдвигать никаких обвинений, пока не найду доказательства, — сказала Винтер. — Я легко могла ошибиться.

— Винтер, твоя щепетильность вполне уместна и оправдана, — сказала Лея, — но если у тебя есть какие-то мысли насчет того, кто может быть этим источником Дельфа, который организует утечку информации, нам нужно это знать.

— Это не связано с источником Дельфа, — покачала головой Винтер. — По крайней мере, прямой связи тут быть не может. Она лишь недавно оказалась здесь.

Лея нахмурилась, пытаясь прочитать мысли своей помощницы. Ей удалось почувствовать сильную тревогу и не менее сильное нежелание спешить с выводами.

— Ты говоришь о Маре Джейд? — напрямик спросила Лея.

Винтер заколебалась.

— Да. Но, повторяю, у меня нет никаких доказательств.

— А что у тебя есть?

— Не так уж и много, — Винтер аккуратно подоткнула Джейсену одеялко. — На самом деле, только наш короткий разговор, когда я провожала ее из медицинского сектора к ее комнате. Она спросила, что я делала во времена Альянса, и я рассказала, как работала на группу материального обеспечения. Она опознала во мне агента по кличке Наводчик.

Лея порылась в памяти. За время работы в Альянсе у Винтер было множество кодовых имен, всех и не упомнишь.

— Она ошиблась?

— Нет. Одно время я действительно работала под этим именем, но очень недолго, — сказала Винтер. — В том-то все и дело. Меня знали как Наводчика только в течение нескольких недель на Авераме. Пока имперская разведка не раскрыла нашу ячейку.

— Ясно, — задумчиво кивнула Лея. — А Мары среди аверамцев не было?

— Я не знаю, — покачала головой Винтер. — Я встречалась лишь с несколькими членами той группы. Именно поэтому я и решила проверить в архивах. Надеялась, что где-то сохранился полный список.

— Вряд ли, — сказала Лея. — Подобные местные ячейки почти никогда не заводили личных досье. Если бы они попали в руки имперцам, это означало бы смертный приговор для всей группы.

— Я знаю, — Винтер посмотрела на нее, оторвав взгляд от детской кроватки. — Так что мы по-прежнему в тупике.

— Возможно.

Лея попыталась собрать воедино все, что ей было известно о Маре Джейд. Насколько она знала, Мара никогда не заявляла о своей приверженности Альянсу, что косвенно подтверждало подозрения Винтер. С другой стороны, меньше двух месяцев назад ей понадобилась помощь Люка, чтобы вытащить Каррде из заключения на борту флагмана гранд-адмирала Трауна. Если бы она была имперским агентом, в этом было бы очень трудно найти хоть какую-то логику.

— Мне кажется, — тщательно подбирая слова, сказала она, — на какой бы стороне ни была Мара в прошлом, сейчас она хранит верность разве что Каррде.

Винтер сдержанно улыбнулась.

— Это вам подсказывают ваши чувства джедая или опыт бывалого дипломата, ваше высочество?

— Всего понемножку, — ответила Лея. — Не думаю, что нам стоит опасаться неприятностей с ее стороны.

— Надеюсь, вы правы, — вежливо кивнула Винтер. — Хотите, я уложу и Йайну в кроватку?

Лея взглянула на дочку. Глазки девочки были плотно закрыты, крошечный ротик во сне продолжал двигаться, словно она все еще продолжала сосать грудь.

— Да, пожалуйста, — она напоследок ласково погладила дочь по щечке. — Там, внизу, все еще идет прием делегации сарканов? — Лея откинулась на подушках и с наслаждением потянулась, разминая затекшие мышцы.

— Когда я проходила, он еще продолжался, — ответила Винтер, укладывая Йайну рядом с братом. — Мон Мотма просила меня передать вам, что было бы хорошо, если бы вы заглянули туда на пару минут, если у вас будет возможность.

— Да уж конечно, — проворчала Лея. — Так я и знала, что она попросит.

Она сползла с кровати и потащила себя к гардеробу. Одним из небольших побочных плюсов рождения близнецов было то, что теперь у нее было железное оправдание, чтобы не участвовать во всей этой официозной показухе, которая занимала гораздо больше времени, чем заслуживала И вот теперь Мон Мотма хочет снова втянуть ее в эту безумную круговерть. Ну уж нетушки.

— И я очень сожалею, что мне придется разочаровать ее, — безмятежно закончила Лея. — Боюсь, у меня есть более неотложное дело. Присмотришь за близнецами, пока меня не будет?

— Конечно, — сказала Винтер. — Можно узнать, куда вы собираетесь?

Лея выбрала наряд, более приличествующий для появления в общественных местах, чем домашний халатик, и принялась переодеваться.

— Собираюсь посмотреть, что мне удастся разузнать о прошлом Мары Джейд, — сообщила она, сражаясь с застежкой

Она через всю комнату ясно уловила, как напряглась Винтер.

— А можно узнать, каким образом? — ровным голосом спросила та.

Лея натянуто улыбнулась.

— Пойду и спрошу у нее самой.

 

* * *

 

Он стоял прямо перед ней. Его лицо было наполовину скрыто в тени капюшона, но она отчетливо видела его желтые глаза, пронзительные и яркие, словно он тоже видел ее — через бесконечность, которая пролегла между ними. Его губы двигались, но рев аварийных сирен заглушал слова, наполняя ее душу невыносимым мучительным желанием куда-то бежать. Между нею и Императором появились два силуэта: темная, внушительная громада Дарта Вейдера и маленькая траурная фигурка Люка Скайуокера. Эти двое встали в дуэльную позицию и активировали световые мечи. Сияющие клинки — ослепительно-алый и пронзительно-зеленый — скрестились.

И вдруг клинки разошлись, из двух глоток вырвался неистовый рев ненависти, который не могли заглушить даже сирены, и они оба шагнули к Императору.

Мара слышала крик и не сразу поняла, что кричит она сама. Она страстно желала броситься на помощь своему покровителю, но их разделяла пропасть световых лет, а тело ватное, не слушается…

Она кричала как безумная, проклинала их, вызывала на бой — чтобы хотя бы отвлечь их. Но ни Вейдер, ни Скайуокер, казалось, не слышали ее. Они разошли в стороны, окружая Императора, клинки лазерных мечей взмыли…

И в этот момент Император поймал ее взгляд. Она смотрела на него, отчаянно мечтая отвернуться, не видеть того, что сейчас произойдет, но не в силах пошевелиться. Тысячи мыслей и чувств обрушились на нее в этом взгляде — страшная смесь боли, страха и гнева, но все это пронеслось как бы сквозь нее, слишком быстро, чтобы она успела что-то уловить по-настоящему.

Император поднял руки, с кончиков его пальцев на врагов обрушились каскады обжигающих искр бело-голубого огня. Враги дрогнули. Мара неотрывно смотрела на них, лелея безумную надежду, что, может быть, все еще кончится хорошо. Но нет. Вейдер и Скайуокер выпрямились, снова яростно взревели и снова занесли над ним свои мечи…

И тут раздался отдаленный раскат грома…

Мара вздрогнула и вывалилась из сна, чуть не вывалившись заодно и из кресла.

Она сделала глубокий, прерывистый вдох. Мысли и чувства из сна еще владели ею — смесь боли, злости и одиночества. Но на этот раз ей не дано было разобраться со своими эмоциями в уединении. Снаружи, за дверью, чувствовалось чужое присутствие. Еще не проснувшись окончательно, она на полном автоматизме приняла низкую боевую стойку. Гром, который разбудил ее, — тихий и деликатный стук в дверь — раздался снова.

Она замерла на несколько секунд, рассчитывая, что тот, кому приспичило к ней ломиться, решит, что никого нет дома, и пойдет своей дорогой. Но потом она сообразила, что под старомодной дверью ее комнаты виден свет, а если там, за порогом, тот, о ком она думала, то его вообще не одурачишь подобными штучками.

— Входите, — сказала она.

Дверь отворилась — но это оказался не Скайуокер.

— Здравствуй, Мара, — приветливо сказала Лея Органа Соло. — Я не помешала?

— Вовсе нет, — учтиво ответила Мара, подавив гримасу. Вообще-то ей сейчас меньше всего на свете хотелось общения, тем более с кем-либо, кто так или иначе связан со Скайуокером. Но раз уж они с Гентом тут застряли, было бы неразумно выражать свое нежелание общаться со столь влиятельной персоной, как Органа Соло. — Я просто читала последние новости с фронта, — сказала она. — Входи, прошу.

— Спасибо, — Органа Соло вошла, аккуратно прикрыв за собой дверь. — Я тоже только что просматривала эти сводки. Гранд-адмирал Траун определенно оправдывает высокое доверие, которым он пользовался у покойного Императора.

Мара бросила на нее резкий взгляд. Интересно, о чем ей успел разболтать Скайуокер? Но Органа Соло смотрела в окно, на вечерние огни этой части Центра Империи, раскинувшегося внизу. И насколько могла разглядеть Мара, она и не думала издеваться.

— Да, Траун был одним из лучших, — согласилась она. — Блестящий и передовой стратег с почти непреодолимым стремлением к победе.

— Возможно, он стремился доказать, что он не хуже остальных гранд-адмиралов, — предположила Органа Соло. — Учитывая его происхождение и чувства, которые Император испытывал к нечеловеческим расам.

— Уверена, это сыграло свою роль, — кивнула Мара.

Органа Соло подошла ближе к окну. Мара по-прежнему не видела ее лица.

— Ты хорошо знаешь Трауна? — спросила она.

— Не очень, — рассеянным тоном сказала Мара. — Он несколько раз при мне связывался с Каррде и однажды побывал на базе на Миркре. Миркр его одно время очень волновал — Каррде как-то обмолвился, что они там выловили тысяч пять-шесть исаламири…

— Я имела в виду, знала ли ты его во время войны, — Органа Соло наконец повернулась к ней лицом.

Мара хладнокровно выдержала ее взгляд. Если Скайуокер проболтался… но если он проболтался, почему она, Мара, сейчас нежится в апартаментах для гостей, а скучает не в тюремной камере? Нет. Органа Соло явно блефует.

— А почему я должна была знать Трауна во время войны? — поинтересовалась Мара.

Органа Соло независимо пожала плечами.

— Есть предположение, что ты раньше работала на Империю.

— И ты хочешь в этом убедиться, прежде чем упечь меня за решетку?

— Я хочу выяснить, не знаешь ли ты о Трауне чего-либо такого, что мы могли бы использовать против него, — возразила Органа Соло

Мара фыркнула.

— Такого попросту не существует в природе, — сказала она. — Против Трауна — не существует. У него нет штампов Нет излюбленных тактических приемов. Нет видимых слабостей. Он изучает психологию своих противников и планирует атаку так, чтобы ударить по их слабым местам. Он не переоценивает свои силы и не стесняется отступить, если видит, что проиграл. Что бывало не слишком часто. Что вам сейчас и предстоит познать на собственном опыте, — она подняла бровь — Что-нибудь из того, что я сказала, тебе поможет? — спросила она с сарказмом.

— Поможет, — спокойно ответила Органа Соло — Если мы сумеем определить, какие наши слабости он планирует использовать, мы сможем предсказать направление основного удара.

— Это будет не так-то просто, — предупредила Мара

Органа Соло чуть улыбнулась.

— Знаю. Но зато, по крайней мере, нам есть с чего начать. Спасибо за помощь.

— Всегда пожалуйста, — машинально ответила Мара — Что-нибудь еще?

— Пожалуй, нет, — Органа Соло отошла от окна и шагнула к дверям — Мне нужно вернуться и немного поспать, прежде чем снова проснутся близнецы. Да и тебе, наверное, тоже вскоре захочется прилечь.

— И я по-прежнему могу свободно ходить по Дворцу?

Органа Соло снова улыбнулась.

— Конечно. Что бы ни было за тобой в прошлом, совершенно ясно, что сейчас ты на Империю не работаешь. Спокойной ночи, — она повернулась к двери, взялась за ручку…

— Я собираюсь убить твоего брата, — ровным голосом сказала Мара ей в спину. — Он тебе не говорил?

Органа Соло застыла На мгновение Маре удалось почувствовать ее потрясение под внешним хладнокровием хоть и немного, но обученного джедая. Ее рука соскользнула с дверной ручки и бессильно упала.

— Нет, он не говорил, — спокойно сказала она, не оборачиваясь. — Можно спросить, почему?

— Он разрушил мою жизнь, — сказала Мара. Застарелая боль снова комом подкатила к горлу. Интересно, зачем она вообще начала этот разговор с Органой Соло? — Ты ошибаешься. Я никогда не работала на Империю. Я работала лично на Императора. Я была его персональным агентом. Он привез меня сюда, на Корусант, во Дворец. Он обучил меня, чтобы я могла нести его волю во все уголки Галактики. Я могла слышать его голос в любом конце Империи. И я знала, как передать его приказ кому угодно — от наряда штурмовиков до гранд-моффа. У меня была сила, власть и цель в жизни. Меня знали как Руку Императора и уважали так, как уважали его. Твой брат лишил меня всего этого.

Органа Соло обернулась и посмотрела ей в глаза.

— Мне жаль, — сказала она. — Но выбора не было. Жизнь и свобода биллионов разумных существ Галактики…

— Я не собираюсь обсуждать это с тобой, — перебила ее Мара. — Ты и представить себе не можешь, через что мне пришлось пройти.

Тень боли на миг исказила лицо Органы Соло

— Ошибаешься, — тихо сказала она — Я это очень хорошо себе представляю.

Мара снова взглянула на нее — пристально, но уже без ненависти. Лея Органа Соло с Алдераана, которую заставили смотреть, как первая Звезда Смерти разносит в пыль весь ее мир.

— У тебя, по крайней мере, оставалось чем жить, — буркнула Мара в конце концов. — У тебя был целый Альянс, друзья и союзники, которых ты едва могла сосчитать и даже не всех помнишь по именам. У меня не было никого.

— Должно быть, тебе пришлось нелегко.

— Я выжила, — отрезала Мара. — Так что, теперь ты отправишь меня в кутузку?

Брови, выщипанные на алдераанский манер, чуть дернулись вверх,

— Ты все время предлагаешь мне арестовать тебя. Ты этого хочешь?

— Я уже сказала тебе, чего хочу. Я хочу убить твоего брата.

— Правда? — спросила Органа Соло. — Ты действительно этого хочешь?

Мара ядовито улыбнулась.

— Приведи его сюда, и я докажу тебе.

Органа Соло некоторое время молча смотрела на нее. Мара даже смогла уловить своими зачаточными способностями джедая едва заметное прикосновение к своему разуму.

— Из того, что Люк мне рассказывал, — заметила Органа Соло, — выходит, что тебе уже не раз выпадал шанс убить его. Ты им не воспользовалась.

— Вовсе не потому, что мне не хватало желания убить его, — сказала Мара. Но именно эта мысль и ей самой уже давно не давала покоя. — Просто пока обстоятельства все время складывались так, что он был нужен мне живым. Но так не будет продолжаться вечно.

— Возможно, — обронила Органа Соло, продолжая изучать лицо Мары. — А возможно, на самом деле вовсе не ты сама хочешь убить его.

— Как прикажешь это понимать? — ощетинилась Мара.

Органа Соло отвела глаза и стала смотреть в окно. Мара почувствовала, как та напряглась.

— Я была на Эндоре пару месяцев назад, — проговорила Органа Соло.

Ледяные когти продрали Мару по позвоночнику. Она сама тоже побывала там, встречалась с гранд-адмиралом Трауном. И она надолго запомнила это ощущение — словно все пространство вокруг планеты пропитано предсмертными муками Императора.






Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных