Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Трилогия Трауна-III: Последний приказ 6 страница




Не бойтесь, изо всех сил старалась внушить она им, не бойтесь. Все будет хорошо. Я тут. Мы скоро будем вместе.

На самом деле она не ждала ответа. Близнецы были пока еще не способны понимать такие абстрактные понятия, как слова, а тем более — представления о будущем. Но она упорно продолжала попытки, изо всех сил стараясь окутать их своей любовью, лаской, теплом. Очередной спазм еще немного подтолкнул их навстречу страшному и незнакомому внешнему миру…

И вдруг, к несказанной радости Леи, один из близнецов потянулся к ней в ответ — так, как дети ни разу не делали этого раньше, когда она пыталась мысленно приласкать их. Его испуг чуть ослаб или, по крайней мере, почти перестал нарастать, когда пришло это ощущение, и ей вдруг представился малюсенький кулачок, который цепко держал ее за палец.

Да, потянулась она к нему в ответ, да, это я, твоя мама.

Крошечный человечек у нее в животе, казалось, задумался над этим. Лея продолжала внушать ему, что она их любит, что все будет хорошо. А потом внимание младенца вроде бы на что-то переключилось. Добрый знак, решила Лея. Если он уже может отвлечься от происходящего с ним…

И тут, к ее изумлению, стал спадать и страх второго близнеца. Насколько она чувствовала, второй пока что вообще не ощущал ее…

Потом, оглядываясь назад, она поняла, что это было естественно или даже совершенно неизбежно. Но в тот миг озарение потрясло ее до глубины души. Между близнецами еще в утробе зародилась связь через Силу. Глубинная связь, которую Лея никогда не сможет полностью разделить.

Это была одновременно и одна из самых радостных, и одна из самых горьких минут ее жизни. На мгновение ей открылось будущее — ее близнецы будут расти и крепнуть, и Сила всегда будет с ними, и Лея будет гордиться ими и мучиться от знания того, что часть их жизни всегда останется недоступной для нее.

Схватки немного отпустили, великое и горькое видение будущего поблекло, сморщилось до маленького комочка боли в самой глубине души. Боли, которая саднила еще сильнее от чувства стыда за то, что под наплывом своих эгоистичных чувств она даже не подумала о том, что Хану еще в меньшей степени, чем ей, будет дано разделить эту часть жизни их детей.

Внезапно перед ее внутренним взором сверкнула яркая вспышка. Лея бессознательно еще крепче вцепилась в руку Хана.

— Что?

— Идет, — Хан в ответ крепче сжал ее ладонь. — Первый уже наполовину выкарабкался.

Лея сморгнула. Когда ее контакт с детьми чуть ослаб, яркий свет под веками тоже исчез.

— Выключите свет, — задыхаясь, выговорила она. — Он слишком ярок для детских глаз…

— Все нормально, — заверил ее врач, — их глаза приспособятся. Ну, еще разок поднатужимся…

И вдруг, совершенно для нее неожиданно, оказалось, что первая часть работы сделана.

— Один есть, — благоговейно произнес Хан. — Это… — он вытянул шею, — это девочка. Наша дочь, — он посмотрел на Лею, пряча переполнявшие его чувства за хорошо знакомой ей кривой усмешкой. — Джейна.

— Джейна, — эхом повторила Лея. Имя, которое они выбрали для дочери, прозвучало как-то по-особенному, как никогда раньше. — А где же Джейсен?

— Уже на подходе, — сообщил врач. — Ему не терпится присоединиться к сестренке. Приготовьтесь натужиться — а то, он, похоже, не прочь выкарабкаться самостоятельно. Хорошо… тужьтесь!

Лея набрала полную грудь воздуха. Наконец-то. Десять часов родов. Девять месяцев беременности. И вот конец уже близок…

Нет. Не конец. Начало.

Спустя несколько минут она уже держала близнецов на руках. И когда, налюбовавшись на них, она подняла глаза на Хана, то почувствовала, как ее охватывает безграничное умиротворение. Там, далеко, среди звезд, может, и бушует война, но здесь и сейчас все было хорошо.

 

* * *

 

— Десят-чий — лидеру, осторож-жно, — прощелкал в головных телефонах голос Проныры-10. — Ты прихват-чил одного на хвост.

— Понял, — буркнул Антиллес, который ничего не понял, но повисшего у себя за спиной «Косого» уже и сам увидел.

Посмотрим, умеют ли СИД-перехватчики делать кореллианскую карусель. Не умеют. «Косой» пронесло мимо, хотя имп попался упорный — даже не вписываясь в маневр, он пытался плюнуть в Веджа поприцельнее. Следом проплыл хищный вытянутый силуэт «Креста», и перехватчик превратился в облако пылающих обломков.

— Спасибо, Силе, — перевел дух Ведж.

Некоторое время он занимался тем, что пытался сдуть капельки пота с кончика носа и разглядывал экран радара. Кажется, отведенный им участок пространства понемногу очищался от СИДок. Ведж запустил машину в облет, чтобы убедиться собственными глазами. Приборам Антиллес традиционно не верил, поддерживая репутацию сверх всякой меры подозрительных кореллиан.

Все было еще хуже, чем он боялся. Хуже, чем было пять минут назад. Из гиперпространства появились еще две «Победы» и с ходу принялись обстреливать звездные крейсера Каламари — те, что еще остались на ходу и в действии. А если добавить сюда еще и плотный турболазерный огонь…

— Проныра-лидер — Разбойной эскадрилье, меняем курс на двадцать-два-точка-восемь, — распорядился Антиллес, разворачиваясь к очередному перехватчику и задавая в сотый, наверное, раз вопрос: каким это образом, хотелось бы знать, имперцам удалось провернуть этот фокус?

И при идеальных обстоятельствах очень сложно выполнить столь точный прыжок. А в боевых условиях — и вовсе невозможно. Что-то там такое болтали о том, что Империя открыла у себя новый талант? Они теперь так координировали передвижения своих войск, что оставалось только завидовать и сыпать проклятиями от полного бессилия.

Ну, про бессилие это он загнул, положим.

Встревоженно расщебетался астродроид.

— Чего тебе, Шибер?

Оказывается, он где-то отыскал крупный источник гравитации и опасно с ним сблизился. Где он тут отыскал источник в открытом космосе? Ведж хмуро оглядел пространство и, в конце концов, заметил заградитель, который, не ввязываясь в сражение, висел в некотором отдалении от свалки. Очевидно, Империя не хотела, чтобы республиканцы раньше времени покинули вечеринку.

Тем временем один из Звёздных разрушителей уже организовал комитет по встрече.

— В клин, — приказал своим пилотам Антил-лес. — И следите за флангами.

Не хмыкнуть при воспоминании он все равно не сумел. Кое-кто из пилотов называл этот строй по имени Йека Поркинса «хрюшкой», а кое-кто «гаморреанцем».

— Проныра-лидер — «Ортавану», вступаем в бой.

— «Ортаван» — Проныре-лидеру, стой где стоишь. Их слишком много. Вы не сможете нам помочь, — судя по предельному фатализму в голосе, командовал звездным крейсером мон каламари.

— Проныра-лидер — «Ортавану», идите к черты. Нам плевать.

Еще немного, и можно будет стрелять.

— Разбойная эскадрилья! — прорезался новый голос. — С вами говорит Бел Иблис!

— И что? — нелюбезно поинтересовался Антиллес сквозь зубы, вылавливая в рамку прицела первую СИДку.

— Прервите атаку. По моей команде — разворот на тридцать градусов на левый борт.

С колоссальным усилием Ведж удержался и не произнес в эфире нескольких фраз, после которых с полным правом загремел бы под трибунал. По личному мнению комэска, пока корыто держит воздух и плавает в пространстве единым куском, есть надежда его спасти. Очевидно, великий генерал Гарм Бел Иблис считает иначе.

— Понял вас, генерал, сэр, — процедил Ведж сквозь зубы. — Проныры, слушай его команду.

— Проныры, пошли!

Покорно, хотя и крайне неохотно, Ведж бросил «Крест» на левую плоскость. СИД-истребители откорректировали курс, приободрившись…

… И с ревом, который был слышен, кажется, даже сквозь вакуум межпланетного пространства, точку, в которой только что находились Проныры, проскочила ударная группа «Остриёв». СИДки, которые в тот момент подлаживались под маневр «Крестов», такой подлости не ожидали и весьма удивились. Воспользовавшись растерянностью противника, «Острия» прошмыгнули за спинами у импов и со всей мощи двигателей рванули к находящемуся под ударом крейсеру.

— Ладно, Проныры, — услышал Ведж голос Бел Иблиса. — Ваша очередь. Приберитесь тут.

Антиллес криво ухмыльнулся. Уж кому-кому, а ему следовало лучше думать о соотечественнике. Но с другой стороны: кто же верит кореллианину?

— Понял вас, генерал. Эй, Проныры, побудка! Пошли разберемся с наглецами…

— А затем, — добавил Бел Иблис, — приготовьтесь к отступлению.

Ведж от неожиданности чуть собственным свистом не подавился. Отступлению? Да нет, он ослышался… Разворачивая машину к «Глазастикам», Антиллес улучил минутку и быстренько оглядел поле боя на предмет оценки ситуации.

Если несколько минут назад ситуация складывалась аховая, то теперь дела шли хуже некуда. Еще не катастрофа, но ее преддверие. Из пятнадцати больших крейсеров у Бел Иблиса оставалось хорошо если две трети, и практически все они сейчас в спешке выстраивались в жалкое подобие обороны. А вокруг них, словно обожравшиеся нетопырки над тушей издохшего банты, роились штук двадцать «Дредноутов» и Звёздных разрушителей, и все они пытались продолбить брешь в объединенных дефлекторных щитах.

Чтобы хоть немного прийти в себя и не предаться унынию, Ведж стал смотреть на приближающихся «Глазастиков». То же, нашел себе зрелище! Позади СИДок с наглым видом прогуливался крейсер-заградитель. Пальцы так и чесались всадить пару протонных торпед прямо в брюхо скотине, из-за чьих гравипроекторов он не мог разогнаться для гиперпрыжка.

А затем вокруг него оказались сплошные СИДки, и времени на грустные мысли не осталось совсем. Впрочем, на веселье тоже. Драка получилась ожесточенная, только очень короткая. Внезапное явление «Острий», которые до поры до времени прятались за спиной «Крестов», поубавило импам спеси и бодрости. Три минуты — ну, может, четыре, — и Разбойная эскадрилья вновь оказалась не при деле.

— Что теперь, босс? — светским голосом полюбопытствовал Проныра-2, пока эскадрилья выбиралась из облака обломков и выстраивалась в строй типа «стадо».

Вот уж кто даже не запыхался и не вспотел, так это «двойка». Ведж даже нос наморщил от одного воспоминания о запахе дорогого одеколона. И откуда Селчу пополняет запасы? Вот у него лично в кабине воняет смазкой, перегретым металлом, изоляцией, ну, и пилотом, само собой разумеется…

Антиллес помянул в мыслях удачу добрым словом и оглянулся на «Ортаван». Если блеф Бел Иблиса не сработает…

Но блеф сработал… Удар «Острий» отвлек внимание «Побед» как раз настолько, чтобы звездный крейсер пришел в себя и возобновил атаку. «Ортаван» задействовал все имеющиеся на борту орудия, одновременно обрабатывая и электронные системы корабля, и броню. На глазах у Антиллеса из средней секции Звёздного разрушителя вырвался мощный гейзер перегретого газа; корабль грузно накренился. Звездный крейсер вышел из боя и направился к заградителю.

— Меняем курс, — распорядился Ведж. — «Ортавану» может понадобиться наша помощь.

Он еще договаривал приказ, когда вблизи звездного крейсера из гиперпространства вывалились два «Дредноута». Ведж поперхнулся дважды за одно сражение, счел это недобрым знаком, но «Ортаван» двигался так быстро, что вновь прибывшие сумели только пальнуть в него пару раз наудачу. Крейсер прошел мимо них, не задерживаясь, а когда оба «Дредноута» развернулись, собравшись в погоню, в игру вновь вступили «Острия», повторив удачный маневр. И, как и раньше, они скорее оттягивали внимание, чем пытались причинить реальный вред. К тому времени, как легкие истребители оставили в покое имперцев, «Ортаван» был так далеко, что догнать его не светило. А с кормы на них накатывали обозленные Проныры с Антиллесом во главе.

Импы дали тягу.

За спиной Веджа обеспокоенно крякнул Шибер: искусственно наведенное гравитационное поле исчезло. Заградитель заглушил проекторы, собираясь в бега.

Заградитель…

От досады Ведж стукнул кулаком по краю приборной панели. От запоздалого объяснения хотелось то ли бессильно ругаться, то ли столь же результативно плакать. Он ошибался. «Победам» вовсе не нужно было полагаться на полумистическую координацию действий, чтобы выйти в реальное пространство так близко к звездному крейсеру. Всех дел — лететь на сверхсветовых скоростях по вектору, который передал им заградитель, и ждать, когда гравитационная ловушка выдернет их из прыжка.

Ведж даже почувствовал, как у него краснеют уши. Он давно зазубрил нехитрый урок, переоценивать способности противника столь же опасно, как недооценивать их. Кажется, самое время припомнить кое-какие первые уроки.

— Гравитационный конус отключен, — прозвучал в головных телефонах голос Бел Иблиса. — Всем подразделениями, подтвердить получение приказа и приготовиться к отступлению по моей команде.

— Проныра-лидер, вас понял…

Ведж развернулся на вектор отхода, оглянулся на то, что осталось от основного соединения, и кисло скривился. Сомнений не оставалось — их разбили, им дали по морде, им начистили дюзы, да так основательно, что только вошедший в поговорку военный гений Бел Иблиса спас их от полного уничтожения.

И цена их жизням — потерянная система.

— Проныры, все, пошли!

— Понял вас, — выдохнул Ведж и активировал мотиватор гипердрайва.

Вообще-то он любил смотреть, как растягивается в тонкие нити свет звезд, как сплетается кокон туннеля… но сейчас даже это мгновение было испорчено. Веджу в голову пришла отрезвляющая мысль.

О том, что на обозримое будущее недооценка Империи — не самая крупная из проблем Разбойной эскадрильи.

 

 

Занятно: столько раз доводилось наблюдать, как яркие полосы превращаются в звезды, а все равно забавно смотреть. «Дикий Каррде» вывалился в реальное пространство. Прямо по курсу висела искорка белого карлика системы Чазва, почти неразличимая на жарком фоне звездного костра. Пройдет совсем немного времени, и можно будет разобрать узкий полумесяц планеты. А еще через некоторое время станут видны ионные выхлопы входящих и уходящих кораблей. По большей части это будут фрахтовики и тяжелые фуры дальнобойщиков, которые просто заскочили сюда дозаправиться, перекусить и размять ноги, воспользовавшись удобным расположением системы. Но кое-кто будет нести опознавательные знаки Империи. И не будет предназначен для перевозки грузов.

— Ну, вот и мы, — возвестил, обращаясь к экранам, Авес. — Слушай, босс, если ты не против, то прошу внести в бортжурнал, что я говорю: это безумная идея.

— Наверное, — флегматично согласился Каррде, подправил курс и сверился с приборами.

Хорошо; все остальные успешно вышли из прыжка.

— Но если Империя действительно возит клонов через сектор Орус, то гарнизон на Чазве должен это фиксировать. А если среди них есть хотя бы один недотепа, то в файлах будет и порт убытия.

— О деталях рейда я умалчиваю, — буркнул Авес, подстраиваясь под манеру начальства говорить. — Я имел в виду, что мы сдвинулись по всем координатам, если вообще решили ввязаться во все это. Пусть Республика воюет, мы-то при чем? Босс, ну ты же сам говорил…

— Если бы я мог доверить им это дело… — Коготь глянул в иллюминатор правого борта; к «Дикому Каррде» медленно скользил еще один фрахтовик. — Но я не уверен, что они справятся.

Авес хрюкнул.

— Меня вот вычисления Скайуокера не убедили. По мне, если бы можно было так быстро ростить клоны…

— Растить.

— Чего?

— Нужно говорить: «растить». В лучшем случае — «выращивать».

— Да хоть так… то клонеры так бы и делали.

— Можешь поручиться, что они так не делали? Не думаю, что сохранилась хоть какая-то документация по технике клонирования. Все, что мне доводилось видеть, относилось к довоенным экспериментам.

— Ага, н-ну… — Авес тряхнул крупной, седеющей головой. — Все едино. Я бы лучше отсиделся в сторонке.

— Может так получиться, что у нас не будет выбора, — Каррде указал на фрахтовик, который по-прежнему шел на сближение. — Кажется, у нас посетитель. Не выяснишь его ID?

— Угу, — Авес бросил быстрый взгляд на грузовик, потом опять уставился на приборную доску. — Никогда о таком не слышал, нет регистрации… подожди-ка… — забормотал он себе под нос. — Есть! Ага, номерок-то они себе подчистили… Простенько, но не работает. Давай-ка глянем, сможет ли магия Гента распутать этот узелок.

Каррде кивнул. Упоминание о ледорубе заставило подумать о далеком Корусанте, где ему пришлось оставить двоих помощников — под опекой Новой Республики. Если время, которое ему сообщили врачи, верно, то Мара уже должна поправиться. Значит, скоро попытается выйти на связь. Тэлон сделал в уме пометку: проверить послания на личном терминале, как только покончит с текущими делами.

— Нащупал, босс, — триумфально сообщил Авес. — Так-так… думаю, это один из твоих старых дружков. «Гордость Керна» тебе ничего не говорит? Менее чем достопочтенный Самуел Томаз Гиллеспи. Собственной персоной.

— Это точно, — Каррде с любопытством разглядывал фрахтовик, до которого оставалось несколько сотен метров, не более. — Наверное, стоит узнать, что ему от нас понадобилось.

Он включил узконаправленный передатчик.

— Тэлон Каррде вызывает «Гордость Керна»… Гиллеспи, перестань играть в прятки и скажи: «привет».

— Привет, Коготь, — раздался в ответ знакомый голос. — Надеюсь, ты не возражаешь, если я сначала выясняю, с кем говорю, а лишь потом здороваюсь?

— Отнюдь. Между прочим, прелестная подчистка в ID.

— Кажется, могла быть и получше, — сухо отозвался Гиллеспи. — Мы даже еще не прорубили твой «лед». Что ты здесь делаешь?

— Какое совпадение — собирался задать тебе точно такой же вопрос! Я почему-то пребывал в убеждении, что ты планировал уйти на покой.

— Так и есть, — мрачно пожаловался Гиллеспи. — Ушел вчистую, спасибо всем. Купил себе порядочный участок земли на… как ты там говоришь, прелестной заштатной планетке. Собирался наблюдать, как растут деревья и предаваться безделью вдали от всего, что воняет неприятностями. Вот только местечко называется Юкио, слышал о таком?

Авес неприлично заржал, но смолк под взглядом капитана.

— Кажется, слышал о нем недавно, да, точно. Ты был там, когда в гости нагрянули имперцы?

— Я был там и во время атаки, и во время сдачи и даже успел захватить чуток оккупации, — рыкнул Гиллеспи. — Если честно, бомбардировку я наблюдал чуть ли не из первых рядов. Впечатляющее зрелище, должен тебе сказать.

— А какое полезное, — подхватил Каррде; голова Когтя работала на полную мощность. Насколько он знал, Новая Республика еще не выяснила, что в точности произошло на Юкио, их тактики и стратеги отдали бы душу за данные наблюдения. Или деньги. — Я так понимаю, что ты не вел записей во время атаки?

— Откуда? — буркнул Гиллеспи и вдруг замолчал. — Разве что данные с макробинокуляров, — осторожно сказал он. — А что?

— Есть шанс, что могу найти для тебя покупателя, — отозвался Каррде. — Может быть, компенсируешь потери хотя бы немного.

— Сомневаюсь, что твой покупатель может столько потратить, — фыркнул Гиллеспи. — Ты не поверишь, Каррде… ты просто не поверишь. То есть мы тут, конечно, не о Свиврене говорим, но даже одной Юкио надолго хватит.

— Империя специализируется на подобных планетах, — напомнил ему Каррде. — Вообще-то тебе повезло, что ты сумел выбраться.

— В точку, — согласился старый контрабандист. — Фон и Раппапор подобрали меня в полпрыжке из-под носа у штурмовиков. И примерно настолько же отстали от рабочих, которых послали, чтобы превратить мой участок в доходную ферму. Говорю тебе, их новая система клонирования — это что-то. У меня мороз по коже до сих пор.

Каррде бросил быстрый взгляд на Авеса.

— Как так?

— Что ты хочешь сказать своим «как так»? Мне еще не приходилось видеть, чтобы люди были так похожи друг на друга, спасибо, конечно. А поскольку они все на одно лицо, то я уверен, как минокк, присосавшийся к энергосистеме, что парни вышли с имперской фабрики. Они пекут этих ребят, как лепешки.

— Не сомневаюсь. Чем планируешь заняться после того, как улетишь с Чазвы? — — У меня и до того никаких планов не было, — кисло пробурчал Гиллеспи. — Надеялся связаться тут с одним парнем. Вдруг наклевывается что-нибудь интересное? А что, можешь предложить что получше?

— Возможно. Давай начнем с того, что отошлем данные по атаке моему покупателю, а деньги получим через счет, который он для меня открыл. А еще у меня есть пара мыслей, которые могут нам обоим показаться весьма интересными…

— Мы не одни, — подал голос Авес. — Два имперца, идут на сближение. И очень напоминают фрегаты типа «Улан».

— Ух ты! — восхитился Гиллеспи. — Кажется, мы не настолько чисто ушли с Юкио, как я думал. Или это за тобой?

— Похоже на то, — пальцы Каррде проворно забегали по клавиатуре пульта. — Было приятно поболтать с тобой, Гиллеспи. Если хочешь продолжить разговор, ищи меня через восемь дней на Трогане, ты место знаешь.

— Я буду там, если ты будешь, — Гиллеспи помолчал. — Если не сможешь, сделай так, чтобы они вспотели.

Коготь разорвал связь.

— Едва ли, — пробормотал он. — Ладно, взялись. Полегоньку…

Он бросил корабль в боковой разворот, как будто только и мечтал прошмыгнуть мимо планеты и уйти в новый прыжок.

— Предупредить остальных? — спросил Авес.

— Рано, — Каррде быстро сверился с приборами и запустил навигационный компьютер на расчет прыжка. — Я предпочитаю прервать миссию и вернуться попозже, чем связываться с двумя «Уланами», которые намерены всерьез подраться.

— Ага… — Авес помолчал. — Босс, а они курс не сменили.

Каррде поднял голову от приборов. Второй пилот был прав: ни один из фрегатов даже на сантиметр не отклонился от изначального вектора.

Они шли прямиком на «Гордость Керна».

Каррде посмотрел на Авеса — тот смотрел на него.

— И что будем делать?

Коготь опять взглянул на имперские корабли. «Дикий Каррде» никто не назвал бы беззащитной скорлупкой, а в своих людях Тэлон был уверен на сто процентов. Но два «Улана» против группы, которую он привел на Чазву… имперцы сотрут их в порошок и не заметят.

И тут внезапно «Гордость Керна» сделал свой ход. Изобразив нечто вроде маневра Койограна, она на полной мощности маршевых двигателей рванула куда-то вдаль под острым углом к своему изначальному курсу. Только вот «Уланы» не купились и потрусили следом.

Оставив «Дикого Каррде» на произвол судьбы. Можно было высадиться на Чазве, перестрелять весь гарнизон и убраться восвояси, прежде чем фрегаты вернутся. Быстро, чисто и, в понятиях Новой Республики, обоснованно.

Вот только по личной шкале Тэлона Каррде старый знакомый и почти друг стоял гораздо выше любого межзвездного правительства.

— Похоже, Гиллеспи не настолько чисто ушел с Юкио, как думал, — пробормотал Коготь, разворачивая корабль и включая интерком. — Лахтон, Чин, Корвис — на турболазеры. Мы играем.

— А остальные корабли? — полюбопытствовал Авес в промежутке между активацией дефлекторных щитов и тактического дисплея.

— Сначала нужно заинтересовать собой «Уланов», — буркнул Каррде.

Он получил подтверждения от ребят, набрал в легкие побольше воздуха и врубил маршевый двигатель.

Командиры фрегатов были кем угодно, но только не идиотами. Когда «Дикий Каррде» набрал скорость, один из «Уланов» развернулся навстречу новой угрозе.

— Кажется, мы привлекли их внимание, — нервно сообщил Авес. — Можно я вызову остальных, а?

— Валяй, — разрешил Каррде, вновь включая направленный передатчик. — Гиллеспи, это я…

— Вижу. Как по-твоему, чем ты занят, а?

— Протягиваю тебе руку помощи.

Все двадцать счетверенных пушек «Улана» одновременно открыли огонь. С борта «Гордости» должно было казаться, будто «Дикий Каррде» летит сквозь море зеленого пламени. Стрелки не заставили себя упрашивать, турболазеры контрабандиста достойно ответили имперцу.

— Ладно, этого мы прижали. Гиллеспи, лучше катись отсюда ко всем чертям, пока второй не решил пострелять.

— Ты прижал его? — хмыкнули на «Гордости Керна». — Не наоборот? Слушай, Каррде…

— Я сказал: проваливай, — рявкнул Коготь. — Мы его не сможем удерживать вечно. Не беспокойся обо мне… я тут не совсем один.

— А вот и подмога, — пробормотал Авес.

Каррде улучил секунду, чтобы посмотреть на дисплей. Да, порядок, вот и подмога: пятнадцать фрахтовиков, и все нацелились на фрегат, который вдруг оказался в меньшинстве. В динамике изумленно присвистнули.

— Так ты не шутил…

— Как видишь. Слушай, уйди ты отсюда, а?

Гиллеспи расхохотался.

— Коготь, дружище, открою тебе один секрет. Я тоже тут не один.

Сквозь всполохи перестрелки сосчитать было трудно, но в армии контрабандистов вдруг оказалось кораблей на двадцать больше. С яростью обозленного барабела они кинулись на второй фрегат.

— Итак, Коготь, — светским голосом сказал Гиллеспи. — Я бы сказал, что некоторое время ни ты, ни я не будем вести дела на Чазве. Что скажешь, если мы продолжим беседу в другом месте? Скажем, дней через восемь?

Каррде улыбнулся.

— Жду не дождусь.

Он оглянулся на «Улан», и улыбку с его лица словно стерло. Обычно экипаж такого фрегата насчитывает восемьсот пятьдесят душ, и насколько Каррде мог судить по маневрам, сейчас они шли в полной комплектации. Интересно, сколько из них недавно покинули фабрику гранд-адмирала?

— Между прочим, Гиллеспи, — добавил он, — если вдруг наткнешься на кого-нибудь из наших, пригласи и их тоже. Думаю, им будет интересно послушать.

— Для тебя — все, что угодно, Коготь, — хрюкнули в ответ. — Увидимся через восемь дней.

Тэлон выключил передатчик. Дело сделано. Гиллеспи замолвит словечко каждой крупной группировке. А зная Гиллеспи, можно твердо сказать, что обычное приглашение быстро превратится в приказ быть всем, без исключения. Они будут на Трогане — все или практически все.

Оставалось только понять, что же он им всем скажет.

 

* * *

 

Гранд-адмирал Траун откинулся на спинку кресла.

— Что ж, господа, — он обвел взглядом четырнадцать человек, которые стояли полукругом перед ним. — Вопросы есть?

Тот, кто стоял на левом фланге, какой-то помятый, взъерошенный человек, точно так же посмотрел на своих подчиненных. Удовлетворенно кивнул.

— Никак нет, адмирал, сэр, — по-уставному четкий голос не вязался с гражданским, неуклюжим видом своего обладателя. — График действий?

— Транспорт будет подготовлен в ближайшее время, — сообщил ему Траун; в полумраке каюты глаза гранд-адмирала пылали, точно угли в непрогоревшем костре. — Отправляетесь, как только он будет готов. Когда, по вашим расчетам, вы сумеете проникнуть на объект?

— Не раньше шести дней, начиная с сегодняшнего, сэр, — сказал взъерошенный офицер. — Я бы хотел зайти в два-три порта до того, как направиться на Корусант. Пройти проверку будет легче, если у нас будут законные записи в бортжурнале. Если только вам не терпится получить результат раньше, сэр.

Обычно Гилад Пеллеон не мог сказать, о чем размышляет начальство, но сейчас это было вовсе не сложно. Мара Джейд в самом центре Альянса. Возможно, именно в этот самый миг дает показания, выбалтывая координаты императорского хранилища на Вэйленде…

— Время критично, — сказал Траун командиру группы. — Но сама по себе скорость бессмысленна, если может поставить под удар всю операцию. Майор Химрон, вы проводите операцию. Я полагаюсь на вашу оценку и суждения.

Взъерошенный офицер коротко и четко кивнул.

— Слушаю, сэр. Благодарю вас, адмирал. Мы вас не подведем.

Траун улыбнулся краем рта.

— Я знаю, майор. Можете идти.

Четырнадцать человек отдали честь, развернулись и вышли в коридор.

— Вы чем-то удивлены, капитан, — не поворачивая головы, заметил Траун, когда дверь за командиром группы плотно закрылась.

— Так точно… да, сэр, — признался Пеллеон. — Был, — добавил он торопливо. — Просто не обдумал операцию до конца.

— Нужно готовиться к любому повороту событий, — наставительно произнес Траун, активируя пульт.

Свет в каюте стал еще приглушеннее, а на стенах возникли голограммы картин.

— Мрисст, — сжалился над Гиладом гранд-адмирал. — Один из наиболее любопытных примеров оплошностей, какой можно отыскать в цивилизованной Галактике. До тех пор пока Десятая алдераанская экспедиция не наладила с ним контакт, мрисси даже не подозревали о третьем измерении.

— Интересно, — с осознанием долга сказал Пеллеон, разглядывая шедевры с видом таунтауна, узревшего ворота в новое стойло. — Какой-нибудь изъян в восприятии цветов?

— Многие специалисты поддержат ваше мнение, — светски кивнул гранд-адмирал. — Но мне совершенно ясно, что дело тут скорее в комбинации «слепых пятен» их культуры и очень тонкой и одновременно весьма мощной гармонизации их общества. И нам представился шанс исследовать этот вопрос детально.

Пеллеон с трудом оторвал изумленный взгляд от картины, которая, по его скромному мнению непросвещенного профана, изображала в фиолетово-зеленой гамме остаточную радиацию в заглушенном реакторе.

— Мы атакуем Мрисст?

— Его давно уже пора взять. Это база, которая даст нам возможность нанести удар в самое сердце Альянса.

Капитан забеспокоился. Если вредный старик все-таки сумел вколотить в голову начальства мысль о нападении на Корусант, он, Гилад Пеллеон, лично придушит магистра. Он пока не знает как, но что-нибудь обязательно придумает.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных