Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Трилогия Трауна-III: Последний приказ 7 страница




— А повстанцы, конечно, ни о чем не догадываются, — хрюкнул он раздраженно. — Да они выставляют массированный заслон, стоит нам лишь покоситься в сторону столицы.

Кроме того, добавил Гилад про себя, после недавних действий в том секторе на Мриссте не осталось ни одного целого здания. Что не сумели взорвать десантники Империи, то заминировали повстанцы. Иногда полезно заглядывать в сводки, а не только любоваться цветными картинками.

— Удивительно точно подмечено, — Траун в сумрачном удовлетворении улыбался. — А это значит, что когда мы, в конце концов, будем готовы заманить в ловушку флот Центрального сектора, лучшей приманки, чем Мрисст, не придумаешь. Если они пойдут нам навстречу, мы разобьем их там и тогда. А если каким-то образом пронюхают о ловушке и откажутся от сражения, у нас останется база. В любом случае Империю ждет триумф.

Он вновь потянулся к клавиатуре. Картины погасли, центр комнаты заняла сложная, понятная и красивая в своей структуре тактическая разведка сектора.

— Но это — в будущем, — сказал гранд-адмирал. — А сейчас нас ждет другая задача. Мы должны собрать достаточно сил для решительного удара. И для удержания завоеваний.

Пеллеон кивнул. Кто же спорит?

— Удар по Орд Мантелл — не самый быстрый способ выполнить задачу, — тем не менее возразил он.

— Определенно, — согласился Траун. — Но он посеет страх в близлежащих системах. А кроме того, отвлечет внимание повстанцев от наших путей снабжения и верфей.

— Хорошо бы, — проворчал капитан. — В последнем рапорте с Билбринджи говорится, что они почти исчерпали запасы тибанна. Еще им нужен хфредиум и каммрис.

— Я уже приказал гарнизону на Беспине увеличить добычу тибанна, — гранд-адмирал что-то отстучал на клавиатуре. — С металлами дело обстоит хуже. Но разведка недавно доложила, что обнаружила их запасы, и совсем под рукой.

Он указал на экран. Пришлось подойти и прочитать рапорт.

— И это разведка называет подходящими запасами?!

— Я так понимаю, что вы с ними не согласны, — меланхолично промурлыкал Траун.

Гранд-адмирал не одобрял неуставной лексики, поэтому пришлось оставить при себе мнение, которым Гилад был готов потрясти слушателя. Чтобы хоть немного успокоиться, капитан еще раз просмотрел доклад. Тщетные усилия, только раскипятился еще больше. Империя с подачи Трауна уже устраивала налет на передвижной горноразрабатывающий комплекс на Нкллоне — чтобы разжиться дроидами для диверсии на Слуис Ван, — и это стоило более миллиона человеко-часов. Сначала надо было подготовить «Вершитель» для прохода близко к звезде системы, а потом — ремонтировать повреждения крейсера.

— Все зависит от того, — сказал капитан, — сколько мы собираемся потерять на этом рейде Звёздных разрушителей. И кого именно.

— Ценное замечание, — откликнулся Траун с серьезным выражением на бледно-синем лице. — К счастью для нас, нет особой нужды посылать на этот раз Звёздный разрушитель. Трех «Дредноутов» будет вполне достаточно, чтобы нейтрализовать силы безопасности Нкллона.

— Не слышал, чтобы «Дредноуты» были дешевле в… — капитан оборвал фразу. — Ага. Они небольшие и поместятся за экранопланом. Если, конечно, удастся убедить эскорт проводить нас.

— Нам не придется никого убеждать, — кивнул Траун. — Мы просто захватим экраноплан. Это нетрудно. Шесть челноков при полной загрузке, и дело сделано.

Пеллеон кивнул, все еще не отрываясь от доклада. Он еще не успокоился.

— А если Калриссиан продаст металл раньше, чем мы туда доберемся?

— Не продаст, — успокоил его Траун. — Рыночные цены только начали подниматься. Человек вроде Калриссиана всегда будет ждать, когда они подскочат еще чуть-чуть.

А если Калриссиан воспылает горячей братской любовью к своим друзьям из верхов Новой Республики и решит сделать им подарок?

— Со всем моим уважением, сэр, я по-прежнему рекомендовал бы организовать атаку как можно раньше.

— Ваша рекомендация принята, капитан, — Траун едва заметно улыбался. — И, признаюсь, я уже ей последовал. Дредноуты ушли к Нкллону десять минут назад.

Пеллеон изобразил приличествующую моменту улыбку. Наверное, когда-нибудь он научится не предпринимать попыток угадывать действия и намерения начальства.

— Так точно, сэр.

Траун откинулся на спинку кресла.

— Возвращайтесь на мостик, капитан, и приготовьтесь к разгону для гиперпрыжка. Орд Мантелл нас заждался.

 

 

Предупредительный сигнал приборной панели вырвал Скайуокера из состояния легкой дремоты. Проморгавшись спросонок, он быстро оглядел дисплеи.

— R2? — окликнул он, пытаясь, насколько это было возможно в тесноте кабины, потянуться и размять затекшие мышцы. — Мы почти на месте. Приготовься.

Сзади раздалось несколько встревоженное подтверждение.

— Брось, R2, расслабься, — в который уже раз принялся увещевать дроида Люк.

Он сжал пальцы на рычаге гипердрайва и погрузился в Силу. Еще немного… пора! Светлые линии прочертили хаос гиперпространства, сжались и превратились в звезды.

Прямо по курсу их ждал Хоногр, родной мир ногри.

R2-D2 тихо присвистнул.

— Да, я тоже заметил, — согласился Люк.

Ему самому было немного не по себе. Лея рассказывала ему об этом мире, так что, казалось бы, он знал, что увидит. Но, даже несмотря на предупреждение, вид планеты, раскинувшейся под «Крестом», вызывал шок. Вся суша, которую не закрывали редкие клочья облаков, была равномерного бурого цвета. Кхолм-трава, вспомнил Люк слова Леи. Местное растение, которое имперские генные инженеры изменили так, чтобы окончательно закрепить результаты их планомерного уничтожения природного равновесия планеты. Благодаря этой уловке и последовавшей позднее строго дозированной помощи Вейдера, а потом — Трауна, Империя на четыре десятилетия купила себе верную службу ногри. Даже сейчас по Галактике было разбросано множество отрядов воинов ногри, которых превратило в рабов хладнокровное предательство и фальшивое сочувствие.

R2-D2 что-то защебетал, и Люк оторвал взгляд от молчаливого памятника жестокости Империи.

— Я не знаю, — сказал он, когда перевод появился «бегущей строкой» у него на дисплее. — Для того чтобы говорить об этом, надо сначала привезти сюда команду экологов и специалистов по окружающей среде. Хотя на это надежды не много, верно?

Дроид прощебетал то, что на его языке заменяло пожатие плечами, и это пожатие плечами в его исполнении вдруг плавно перешло в перепуганный свист.

Над колпаком кабины мелькнула вспышка выстрела с борта маленького быстроходного и скорострельного патрульного корабля. Люк едва успел вскинуть голову, чтобы заметить его.

— Думаю, они нас засекли, — прокомментировал он как можно более легкомысленным тоном. — Остается надеяться, что это ногри, а не имп…

— Истребитель, немедленно назовите себя, — раздалось в динамике характерное мяуканье.

Люк включил передачу и потянулся при помощи Силы к патрульному кораблю, который как раз разворачивался для атаки. Если бы пилот был человеком, он бы почувствовал это даже на таком расстоянии. Так что, похоже, там и в самом деле был ногри. По крайней мере, джедай на это очень надеялся.

— Это Люк Скайуокер, — представился он. — Сын господина вашего Дарта Вейдера, брат Леи Органы Соло.

Комлинк долго хранил молчание.

— Зачем ты явился? — раздалось в конце концов.

Элементарное благоразумие подсказывало Люку, что не стоит заводить разговор о топливе, пока не утрясется вопрос с политическим подходом к нему, Скайуокеру, лидеров местных кланов. Но он вспомнил рассказы Леи о том, как ее потрясла удивительная честность и искренность ногри.

— На моем корабле повреждены топливные баки, — сказал он. — Я думал, что вы сможете мне помочь.

Из динамика раздалось тихое шипение.

— Ты подвергаешь нас большой опасности, сын господина нашего Дарта Вейдера, — сказал ногри. — На Хоногр летают имперские корабли. Всегда неожиданно. Если они узнают, что ты здесь, пострадают все.

— Я понимаю, — сказал Люк.

У него немного отлегло от сердца. Если ногри беспокоились о том, что его могут обнаружить имперцы, значит, по крайней мере, не все уговоры Леи восстать против Империи пропали втуне.

— Если вы считаете, что так будет лучше, я покину вашу систему.

Он затаил дыхание. R2-D2 жалобно тренькнул. Если ногри поймают его на слове, весьма сомнительно, что у него хватит горючего добраться куда-нибудь еще.

Очевидно, пилот ногри рассуждал сходным образом.

— Дочь господина нашего Дарта Вейдера рисковала большим ради народа ногри, — сказал он. — Мы не можем позволить тебе подвергать опасности свою жизнь. Следуй за мной, сын господина нашего Дарта Вейдера, и я приведу тебя в самое безопасное укрытие народа ногри.

 

* * *

 

По рассказам Леи, на планете было одно-единственное место, где еще могло расти что-то, кроме мутированной кхолм-травы. Хабаракх и майтракх из клана Кихм'бар держали ее, Чубакку и C-ЗPO в хижине. С помощью сноровки и немалой доли везения им удавалось довольно долго скрывать их от назойливых глаз Империи.

Лея внесла в навигационный компьютер не только координаты системы Хоногра, но и местоположение Чистой Земли. И сейчас, следуя за патрульным кораблем вниз, к поверхности, Люк не мог не заметить, что летят они совсем не туда.

— Куда мы направляемся? — спросил он у пилота ногри, когда они опустились ниже уровня облачности.

— К будущему нашего мира, — исчерпывающе объяснил ногри.

— А-а, — протянул Люк, понимая, что подробностей не последует. Впереди показался двойной ряд зубчатых утесов, чем-то напоминающих спинные гребни крайт-драконов с Татуина. — Ваше будущее — в этих горах? — предположил Люк.

Динамик снова зашипел.

— Ты тоже читаешь в душах ногри, сын господина нашего Дарта Вейдера, — сказал ногри. — Как читала в наших душах дочь господина нашего Дарта Вейдера, а до нее — сам господин наш Дарт Вейдер.

Люк пожал плечами. На самом деле это была просто удачная догадка.

— Куда мы летим? — снова попробовал уточнить он.

— Тебе покажут, — сказал пилот. — Здесь я должен оставить тебя. В добрый путь, сын господина нашего Дарта Вейдера. Моя семья будет хранить память об этом дне, как о великой чести, которой мы удостоились.

Патрульный корабль круто ушел вверх, и почти сразу же, словно из ниоткуда, рядом с «Крестом» слева и справа материализовались два атмосферных кара.

— Приветствуем тебя, сын господина нашего Дарта Вейдера, — раздался из динамика новый голос. — Для нас большая честь сопровождать тебя. Следуй за нами.

Один из каров ушел вперед, чтобы указывать направление, другой немного приотстал и пристроился в арьергард. Люк держался в построении и старался разглядеть, куда же они все-таки нацелились. Пока что утесы казались ему столь же безжизненными, как и большая часть планеты. R2-D2 чирикнул, Люк взглянул на дисплей, по которому поползла строчка перевода.

— Река? — он уставился вперед сквозь колпак кабины. — А, вижу! Там, между скал, да?

Дроид пропищал утвердительно. Аведь это прелестная горная речка, решил Люк, разглядывая белые пенистые струи и скалистые островки. У него всегда была слабость к воде. Наверное, это из-за реки ущелье между двух горных хребтов было таким узким, а склоны его — отвесными.

Через несколько минут они миновали ближайший хребет. Ведущий кар нырнул в ущелье, взял влево, плавно скользнул над предгорьями и скрылся за одной из самых высоких скал. Люк последовал за ним, натянуто улыбаясь собственным воспоминаниям.

Вы должны попасть точно в эту шахту…

Обогнув предгорья, они с «Крестом» попали в тень скал. И в совершенно другой мир. Все узкое побережье реки, от воды до самых скал, было покрыто сплошным зеленым ковром.

R2-D2 изумленно защебетал.

— Это растения, — сказал Люк. И только после того как слова сорвались с языка, он понял, как же смешно и глупо это звучит. Конечно, это были растения. Но встретить растительность на Хоногре…

— Это — будущее нашего мира, — сказал один из сопровождающих. В голосе его отчетливо прозвучала мрачная гордость. — Будущее, которое даровала нам дочь господина нашего Дарта Вейдера. Следуй за нами дальше, сын господина нашего Дарта Вейдера, посадочная площадка прямо по курсу.

Посадочная площадка оказалась плоской вершиной огромного валуна, возвышающегося над водой прямо посреди бурного потока в двух километрах дальше по ущелью. С опаской посматривая на горную стремнину внизу, Люк осторожно посадил «Крест» на площадку. К счастью, на самом деле она оказалась больше, чем виделось ему с высоты в полсотни метров. Кары дождались, пока он совершит посадку, после чего развернулись и умчались назад по ущелью. Люк отключил системы корабля и огляделся.

Растительность, которую он видел с высоты полета, оказалась вовсе не равномерно-зеленой — тут было по меньшей мере четыре разных оттенка, и то, как они чередовались, наводило на мысль, что посадки производились отнюдь не наобум. Люк разглядел трубу, которая одним концом уходила в воду, а большей частью терялась где-то в траве. Должно быть, они используют напор быстрого здешнего течения, чтобы поднимать воду в орошающую систему на берегу, подумал он. В нескольких метрах ниже по течению, скрытая от любопытных глаз огромной нависшей над рекой скалой, лепилась небольшая лачуга. У дверей ее стояли двое ногри — у одного из них кожа была серо-стального оттенка, другой был гораздо темнее. Увидев, что Люк их заметил, они двинулись в его сторону.

— Здорово напоминает комитет по торжественной встрече, — прокомментировал Люк, обращаясь к R2-D2 . Он откинул колпак кабины и полез наружу. — А ты замри здесь. Я сказал — замри! А то если ты опять свалишься в воду, как на Дагоба, на этот раз нам придется здорово потрудиться, чтобы найти хотя бы пару обломков.

Второй раз предупреждать не понадобилось. R2-D2 нервно согласился и столь же тревожно что-то спросил.

— Да, я совершенно уверен, что они настроены дружелюбно, — заверил его Люк, стаскивая шлем. — Не бойся, я далеко уходить не буду.

Он спрыгнул на землю и пошел навстречу хозяевам.

Двое ногри подошли к кромке посадочной площадки, остановились и теперь молча смотрели на него. Люк потянулся к ним Силой и внутренне поморщился, жалея, что его умения не хватает, чтобы прочитать хоть какие-то чувства и мысли этой расы.

— Приветствую вас от имени Новой Республики, — сказал он, когда подошел достаточно близко, чтобы можно было не слишком надсаживаться, перекрикивая рев бурной реки. — Я — Люк Скайуокер, сын господина вашего Дарта Вейдера, брат Леи Органы Соло, — он протянул вперед левую руку, ладонью вверх, как учила Лея.

Старший ногри подошел и ткнулся носом ему в ладонь. Люк еле удержался, чтобы не дернуться от щекотки.

— Приветствую тебя, сын господина нашего Дарта Вейдера, — сказал ногри, отступив от руки Люка. Оба местных жителя синхронно опустились на колени и развели руки в жесте, который Лея упоминала, как выражение почтения. — Я — Овкхевам из клана Бакх'тор. Я служу народу ногри здесь, в будущем нашего мира. Ты оказал нам честь, посетив нас.

— Для меня большая честь пользоваться вашим гостеприимством, — ответил Люк, когда оба его собеседника поднялись с колен. — А твой спутник?

— Я — Хабаракх из клана Кихм'бар, — ответил младший ногри. — Это уже второй случай, когда клан Вейдера уже удостоивает меня своим доверием.

— Хабаракх из клана Кихм'бар, — эхом повторил Люк, совсем другими глазами глядя на него. Значит, это тот самый молодой ногри, который рисковал всем ради Леи — сначала, когда привел ее к своему народу, а потом — когда защищал ее от гранд-адмирала Трауна. — Я благодарю тебя за службу, которую ты сослужил моей сестре Лее. Я и моя семья в долгу перед тобой.

— Нет, сын господина нашего Дарта Вейдера, — сказал Овкхевам, — не вы в долгу перед ногри. Это на народе ногри по-прежнему лежит долг перед кланом Вейдера. То, что делал Хабаракх, — только начало его возврата.

Люк кивнул, толком не зная, что на это ответить.

— Вы называете это место будущим вашего мира? — спросил он, чтобы сменить тему.

— Это будущее, которое даровала нам дочь господина нашего Дарта Вейдера, — сказал Овкхевам, широким жестом обведя долину. — Благодаря ее дару мы очистили эту землю от ядовитых имперских трав. Когда-нибудь здесь будет достаточно пищи для всех нас.

— Это вы здорово все придумали, — вполне искренне простодушно восхитился Люк. На открытом пространстве зелень бросалась бы в глаза на фоне кхолм-травы, как банта в семействе йавов. Но здесь, в ущелье между двумя скалистыми хребтами, которые перекрывали почти весь обзор, были хорошие шансы, что имперцы, корабли которых время от времени посещают этот мир, даже не заподозрят о существовании плодородной долины. Благодаря реке в долине не было проблем с водой, а относительно низкая широта обеспечивала несколько большую продолжительность плодородного сезона, чем в Чистых Землях. И в самом худшем случае можно было при помощи грамотно заложенной взрывчатки запрудить реку или обрушить скалы, чтобы полностью уничтожить улики тайного заговора против Империи.

И на все про все — чтобы спланировать, продумать и построить это — у местных жителей ушло не больше месяца. Да, неудивительно, что Вейдер, а позднее — Траун считали ногри в высшей степени толковыми слугами.

— Это стало возможно благодаря дочери господина нашего Дарта Вейдера, — снова сказал Овкхевам. — Мы можем предложить тебе весьма скромное гостеприимство, сын господина нашего Дарта Вейдера. Но все, что у нас есть, — твое.

— Спасибо, — кивнул Люк. — Но, как справедливо указал пилот вашего патрульного корабля, мое присутствие на Хоногре подвергает вас опасности… — на то, чтобы построить такую вычурную фразу, у сына небезызвестного господина ушли все скудные запасы хорошего тона. — Если вы сможете достать сменные топливные баки для моего корабля, я покину вас как можно скорее. Конечно, я могу заплатить.

— Мы не можем принять платы от сына господина нашего Дарта Вейдера, — Овкхевам, казалось, был потрясен до глубины души самой идеей об этом. — Это будет просто еще одна часть возврата долга народа ногри.

— Понимаю, — сказал Люк, подавив вздох.

Все, конечно, замечательно, но с этим их чувством вины за то, что их народ служил Империи, пора было завязывать. Гораздо более искушенные расы и существа попадались на удочку имперцев.

— Наверное, для начала мне нужно знать, есть ли у вас сменные топливные баки для моего корабля. Как мы с этим поступим?

— Все уже сделано, — сказал Хабаракх. — Кары сообщат о твоей нужде в космопорт Нистао. Топливные баки и техники, которые их установят, будут здесь к ночи.

— А до тех пор мы просим тебя быть нашим гостем, — перебил Овкхевам, неодобрительно покосившись на своего напарника. Наверное, намекал, что младшему лучше помолчать и не мешать старшему вести беседу.

— Сочту за честь, — сказал Люк. — Ведите.

Хижина под скалой оказалась крошечной, как и казалось с корабля. Большую часть места внутри занимали две походные койки, низкий стол и нечто, сильно напоминающее кухонный модуль, снятый с небольшого космического корабля. Зато здесь, по крайней мере, было немного спокойнее, чем снаружи, — грохот воды не так доносился сквозь стены.

— Здесь будет твой дом, пока ты на Хоногре, — объявил Овкхевам. — Мы с Хабаракхом будем стоять на страже снаружи. Чтобы защищать тебя до последней капли крови.

— В этом нет необходимости, — заверил его Люк, оглядывая комнату.

Хижина явно была рассчитана на долгое пребывание.

— А можно спросить, что вы двое тут делаете?

— Я — смотритель этого места, — сказал Овкхевам. — Я обхожу окрестности и слежу за тем, чтобы с растениями было все хорошо. А Хабаракх из клана Кихм'бар… — Овкхевам покосился на молодого ногри, и Люк отчетливо уловил в этом взгляде долю мрачного юмора, — Хабаракх из клана Кихм'бар — беглец народа ногри. Множество кораблей даже сейчас все еще разыскивают его.

— Разумеется, — буркнул Люк.

Еще бы. Учитывая, что сам гранд-адмирал Траун грозился подвергнуть Хабаракха допросу третьей степени, ничего удивительного, что юноша предпочел самовольно покинуть место заключения и забиться в щель. Это был просто вопрос жизни и смерти. И точно так же вопросом жизни и смерти было донести весть о предательстве имперцев до многочисленных отрядов ногри, разбросанных по всей Галактике. Обе цели были тесно взаимосвязаны.

— Нужна ли тебе пища? — осведомился Овкхевам. — Или отдых?

— Нет, спасибо, — вежливо отказался Люк. — Я думаю, я сейчас лучше вернусь к своему кораблю и начну вытаскивать эти несчастные топливные баки.

— Можно, я помогу тебе? — спросил Хабаракх.

— Да, было бы здорово, — благодарно откликнулся Люк. На самом деле никакая помощь ему была не нужна, но чем раньше ногри отработают свой пресловутый долг, тем лучше. — Пойдем, набор инструментов у меня на корабле.

 

* * *

 

Люк сидел на земле, устало откинувшись спиной на опору шасси «Креста», и любовался на узкую полосу звезд меж темных скал. Неслышный и невидимый в темноте, подошел Хабаракх.

— Пришло новое сообщение из Нистао, — сказал он. — Капитан имперского корабля решил остановиться там, чтобы провести незначительный ремонт. Он рассчитывает закончить за два дня, — ногри замялся. — Династы приносят тебе свои извинения, сын господина нашего Дарта Вейдера.

— Не стоит извиняться, — заверил его Люк, продолжая смотреть на звезды. Вот, значит, как. Он застрял здесь еще на двое суток. — Когда я направился сюда, я понимал, что это может случиться. Мне просто жаль, что я буду обременять вас своим присутствием еще два дня.

— Твое присутствие для нас необременительно, — мяукнул ногри.

— Спасибо на добром слове, — кивнул Люк звездам над головой. — Пока нет никаких признаков, что они засекли мой «Крест»?

— А разве сын господина нашего Дарта Вейдера не узнал бы об этом, если это случится? — удивился Хабаракх.

Люк позволил себе улыбнуться в темноте.

— Даже джедаи не всемогущи, Хабаракх. Далекую угрозу уловить нелегко.

И все же, напомнил он себе, Сила явно хранила меня. Этот ударный крейсер там, наверху, мог объявиться в гораздо более неподходящий момент — когда команда техников направлялась в долину или возвращалась в космопорт или когда сам Люк был на пути сюда. При любом из этих раскладов капитан объявил бы тревогу, и все было бы кончено в ту же минуту.

Рядом раздался едва слышный сквозь грохот реки шорох — Хабаракх уселся рядом.

— Этого недостаточно, верно? — тихо спросил он. — Это место. Династы называют его нашим будущим. Но это не так.

Люк печально покачал головой.

— Нет, — вынужден был признать он. — Вы проделали здесь огромную работу, и это, конечно, поможет накормить ваш народ. Но будущее Хоногра… Я ведь не специалист, Хабаракх. Но судя по тому, что я здесь видел, мне не кажется, что Хоногр можно спасти.

Ногри зашипел сквозь зубы — длинные и острые, как иглы зубы. Зашипел так громко, что Люк, не напрягаясь, расслышал его сквозь шум воды.

— Ты говоришь то, что думают большинство ног-ри, — сказал он. — Наверное, почти никто не верит, что Хоногр еще оживет.

— Мы поможем вам найти новый дом, — пообещал Люк. — В Галактике множество миров. Вы отыщете тот, где сможете начать заново.

Хабаракх снова зашипел.

— Но это будет не Хоногр.

Люк с трудом сглотнул.

— Нет.

С минуту оба молчали. Сердце Люка разрывалось от жалости и сочувствия к ногри. Но то, что сделали с Хоногром, ему было не по силам изменить. Джедаи и в самом деле не всемогущи.

Легкое движение воздуха подсказало, что Хабаракх поднялся на ноги.

— Ты голоден? — спросил он. — Если да, то я могу принести еду.

— Да, спасибо, — согласился Люк.

Ногри ушел. Люк подавил вздох и устроился поудобнее у своей посадочной опоры. Всегда неприятно, когда сталкиваешься с задачей, которая тебе не по плечу. А сидеть здесь два дня, видеть все это и сознавать, что ничего не можешь поделать, — еще ужаснее.

Он снова погрузился в созерцание узкой цепочки звезд. Интересно, что об этом думает Лея? Она тоже понимает, что Хоногр обречен? Или у нее есть идея, как вернуть его к жизни?

А может быть, она так занята своими неотложными делами, что ей просто не до того?

Люк поморщился, ощутив очередной укол совести. Где-то там, далеко, на Корусанте, Лея вот-вот родит на свет своих близнецов. А может, уже родила. Конечно, с ней Хан, но ведь Люк тоже хотел бы быть рядом.

Но если он не может присутствовать при этом лично…

Он глубоко вздохнул и позволил телу расслабиться. Однажды, на Дагоба, ему удалось прозреть будущее. Люк увидел своих друзей и то, что должно было с ними произойти. Тогда его направлял учитель Йода… но он чувствовал, что сам знает, как это делается, что может уловить проблески жизни своих племянников. Тщательно сосредоточившись и настроившись, он погрузился в Силу…

Тьма… Лея скорчилась в этой темноте, в одной руке — световой меч, в другой — бластер. Ее сердце бешено колотится от страха и решимости. Позади нее Винтер прижимает к груди два теплых живых комочка, хрупких и беспомощных… Откуда-то раздается голос — голос Хана, — звенящий от злости и той же решимости. Чубакка где-то рядом — кажется, наверху — и с ним Лэндо. Перед ними маячат темные силуэты, излучающие угрозу и хладнокровное намерение убить. Разряд бластера пронзает тьму… еще один… дверь распахивается…

— Лея!!! — закричал Люк.

Транс лопнул как мыльный пузырь, тело Скайуокера свело в жестокой судороге. Перед глазами стоял последний образ — кто-то безликий приближается к сестре и ее детям из наполненной злобой тьмы. Кто-то, кому было дано управлять Силой…

— Что такое? — мяукнул над ухом голос ногри.

Люк открыл глаза и увидел склонившихся над ним Хабаракха и Овкхевама. Небольшой бездымный факел тускло освещал их кошмарные физиономии.

— Я видел Лею, — сказал он дрожащим голосом. — Она и ее дети в опасности, — джедай прерывисто вздохнул, пытаясь изгнать избыток адреналина из крови. — Мне нужно вернуться на Корусант.

Овкхевам и Хабаракх переглянулись.

— Но если беда случилась сейчас…

— Не сейчас, — Люк покачал головой. — Я видел будущее. Я не знаю, когда это произойдет.

Хабаракх тронул Овкхевама за плечо, и пару минут ногри переговаривались на своем языке.

Все в порядке, твердил себе Люк, пытаясь успокоиться при помощи комплекса упражнений джедаев. Все в порядке. Там был Лэндо. Он твердо помнил, что видел Лэндо. Но, насколько ему было известно, Лэндо сейчас на своих рудных разработках в Кочевье на Нкллоне. А значит, у Люка еще есть время вернуться на Корусант, прежде чем на Лею нападут.

Или это уже произошло? Действительно ли он видел будущее? Или все еще может пойти иначе, чем ему привиделось. Всегда в движении будущее, — говорил мастер Йода, — зависит оно от того, как посмотришь ты. И если даже мастер Йода, который знал о Силе так много, не мог преодолеть неопределенность…

— Если желаешь, сын господина нашего Дарта Вейдера, наши воины захватят имперский корабль, — сказал Овкхевам. — Если его люди будут уничтожены достаточно быстро, они не успеют никому сообщить о вине ногри.

— Я не могу этого допустить, — Люк покачал головой. — Это слишком опасно. Нельзя быть уверенным, что никто не успеет послать сообщение.

Овкхевам торжественно выпрямился.

— Когда дочь господина нашего Дарта Вейдер в опасности, народ ногри готов пойти на этот риск.

Люк поднял глаза. На него нахлынуло странное ощущение. Кошмарные физиономии ногри, склонившихся над ним, не изменились. Но как-то мгновенно, за один удар сердца, изменилось его восприятие. Теперь это были не физиономии каких-то там чужаков, а лица друзей.

— В прошлый раз, когда у меня было подобное видение, — медленно проговорил Люк, — я бросился на выручку, не задумываясь ни на минуту. И в результате не только не помог моим друзьям, но чуть было не лишил их шансов на спасение, — он машинально покосился на свою искусственную правую руку и снова ощутил эхо той боли, когда клинок светового меча Вейдера рассек запястье. — И еще кое-чего лишился сам, — он снова посмотрел в глаза ногри. — Я не хочу повторять эту ошибку. Тем более рисковать жизнями народа ногри. Я подожду, пока уйдет имперский корабль.

Хабаракх протянул руку и мягко тронул его за плечо.

— Не бойся за них, сын господина нашего Дарта Вейдера. Твою сестру не так легко победить, ведь на ее стороне вуки Чубакка.

Люк снова поднял глаза на звезды. Да, с ней Чуи, Хан и целый Императорский дворец, битком набитый охраной. С такой подмогой Лея справится с любым обычным противником.

Но та бесформенная фигура, которую он видел в конце… некто, умеющий пользоваться Силой.

Магистр Се’бейот на Йомарке совершенно определенно дал Люку понять, что хочет заполучить Лею и близнецов. Неужели его желание столь сильно, что может заставить его самому отправиться на Корусант?

— Они справятся, — повторил Хабаракх. Люк заставил себя кивнуть.

— Я знаю, — сказал он, стараясь, чтобы голос не выдал его.

Ни к чему волновать друзей, если они ничем не могут помочь.

 

* * *

 

Последние пожары были потушены, последние микротрещины заделаны, последние раненые доставлены в лазарет.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных