Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Трилогия Трауна-III: Последний приказ 3 страница




Скайуокер поднял взор на резные башни, они были красно-оранжевые и на фоне белых облаков, которые ветер приносил с моря, смотрелись очень красиво.

— А что ты скажешь, если я скажу, что клоны, которые атаковали нас на «Катане», были выращены меньше чем за год?

Каррде пожал плечами.

— Зависит от того, насколько меньше.

— Полный цикл — от пятнадцати до двадцати дней.

Каррде обернулся настолько стремительно, что Люк даже испугался.

— Что?

— От пятнадцати до двадцати дней, — повторил Скайуокер.

Томительно долгое время Каррде смотрел на него, потом отвернулся и возобновил прогулку.

— Невозможно, — сказал он. — Тут какая-то ошибка.

— Хочешь копию отчета?

Каррде рассеянно кивнул; взгляд его бесцельно блуждал по толпе, ни на ком в частности не останавливаясь.

— По крайней мере, это объясняет Юкио…

— Юкио? — нахмурился Люк. Коготь бросил на него косой взгляд.

— Да, правильно… ты, вероятно, еще не в курсе. Два дня назад имперцы устроили массированную атаку в секторах Абрион и Дуфильвиан. Серьезно повредили базу на Орд Пардрон и взяли систему Юкио.

Скайуокер нервно сглотнул. Юкио снабжала продуктами чуть ли не всю Новую Республику. Хватит и одного сектора Абрион…

— Юкио сильно пострадала?

— Судя по всему, цела и невредима. Мои источники сообщают, что ее взяли со всей системой дефлекторов и наземными орудиями.

Пустота в животе стремительно расширяла границы.

— Я думал, такое невозможно…

— В гранд-адмиралы обычно попадают за то, что осуществляют невозможное, — сухо сказал Каррде. — Деталей я пока не знаю. Было бы занятно выяснить, как ему удалось провернуть такой трюк.

Итак, у Трауна есть «Дредноуты» Катаны; экипаж для них он клонировал, а теперь способен снабжать свою армию провиантом.

— Это не просто набег, — медленно сказал Скайуокер. — Империя готовится к основному удару.

— Похоже на то, — согласился Каррде. — Экспромтом я бы сказал, что вам предстоит работа, просто созданная для вас.

— Экспромтом?

— Это значит: без предварительной подготовки.

Люк подозрительно уставился на него. И лицо, и голос торговца информацией были, как обычно, невозмутимы, но вот то, что Каррде прятал за маской, было далеко от спокойствия.

— И все это не заставило тебя передумать?

— Я уже вырос из слюнявчика и пеленок, Скайуокер. Новая Республика в качестве заботливой мамочки меня не интересует, — Коготь покачал головой. — По многим причинам. И одна из них — я не доверяю кое-кому в вашем правительстве.

— А я думал, Фей'лиа достаточно себя дискредитировал, — последнее слово Люк произнес по слогам; услышал он его недавно, но оно ему очень нравилось.

— А кто здесь говорит о Фей'лиа? — хмыкнул Каррде. — Тебе не хуже меня известно, как мон каламари обожают контрабандистов. А поскольку адмирал Акбар вновь угнездился в кресле верховного главнокомандующего, всем моим коллегам опять приходится нервно оглядываться через плечо.

— Ой, не надо! — Люк даже зафыркал от восторга. — Ты же не думаешь, что у Акбара есть время, чтобы гоняться за контрабандистами?

Каррде суховато улыбнулся.

— Не совсем так. Но не намерен поручиться собственной жизнью. Тупик.

— Ну ладно… Тогда давай по-деловому, — предложил Скайуокер.

Коготь посмотрел на него с веселым изумлением, но промолчал.

— Нам нужно знать намерения и ходы Империи, — упрямо продолжал Люк. — Это ты можешь отследить? Можем мы купить у тебя информацию?

Каррде тщательно обдумал вопрос. Сейчас он больше, чем когда-либо, напоминал своих ручных ворнскров. Такой же поджарый, стремительный, хладнокровный. И на редкость опасный.

— Возможно, — в конце концов последовал краткий ответ. — При условии, что за мной остается последнее слово. Мне не нравится превращение моей группы в имплант вашей разведки.

— Согласен, — быстро сказал Люк.

Меньше, чем он надеялся, но больше, чем ничего.

— Как только я вернусь, я открою счет на твое имя.

— Обычно я беру аванс, — Каррде стал любоваться одним из зданий. — Можешь в качестве него рассказать, чем вас так привлекает Калиус.

— Могу рассказать даже больше. — В голове давно уже звенел звоночек. Это ощущение в паутине Силы он ни с чем бы не перепутал. — Что скажешь, если я подтвержд… подтверд… дам подтверждение, что здесь есть клоны?

— Где? — деловито спросил Каррде.

— Где-то там, — Люк махнул рукой. — Может, полкилометра… трудно сказать.

— Внутри одной из башен, — определил Каррде. — Если хочешь спрятаться от посторонних глаз, лучше места не придумаешь.

— Погоди-ка… они передвигаются, — Люк нахмурился, пытаясь не оборвать слабый контакт. — Направляются… почти к нам, только не совсем.

— На посадочную площадку, скорее всего, — Каррде указал направо. — И идут они вон по Маврилли… два квартала в том направлении.

Скайуокер рванул бы туда со всех ног, да Каррде удержал. Но даже размеренным шагом — чтобы не привлекать к себе внимания — они преодолели расстояние минуты за три.

— Вероятнее всего, они воспользуются легким транспортником или грузовиком, — предположил Каррде, когда они отыскали себе местечко, откуда можно было просматривать всю улицу и не попадать под местный транспорт. — Что-либо более армейское отпадает.

Люк кивнул. Насколько он помнил карту города, улица Маврилли была специально предназначена для основного транспортного потока.

— Жаль, что нет бинокля, — вздохнул он.

— Поверь мне, ты и без того достаточно подозрительно выглядишь, — с усмешкой заверил его спутник; сам Каррде пытался разглядеть хоть что-нибудь поверх голов. — Видишь их?

— Они определенно шли в эту сторону…

Скайуокер вновь потянулся к невидимой паутине, пытаясь в океане чужих мыслей и настроений выловить те, что принадлежали клонам.

— Их, наверное, двадцать… или тридцать.

— Или сорок. Тогда — точно лайба, — постановил Каррде. — Вон одна подходящая… сразу за грузовичком.

— Вижу, — со Скайуокера пот тек ручьем, так он напрягся, взывая к Силе. — Это они.

— Ладно, — мрачно отозвался Коготь. — Теперь смотри внимательнее, вдруг они забыли закрыть парочку вентиляционных панелей.

Грузовая лайба величественно плыла к ним на антигравитационных двигателях, когда грузовичок перед ней вдруг резко затормозил, потому что водитель сообразил, что пропустил поворот. Грузовичок попытался вырулить и заблокировал весь поток. Лайба, столь же царственно, чуть было не вписалась в корму торопыги.

— Жди здесь, — бросил Каррде и нырнул в людской поток.

Скайуокер принялся озираться по сторонам в попытке удостовериться, что никто не видел и не узнал ни его, ни контрабандиста. Если все происходящее — хитроумная ловушка для инопланетных шпионов, то самое время кричать: «Сюрприз, сюрприз!»

Самое загадочное, это то, что грузовичок все-таки развернулся, а лайба проследовала дальше. Она проплыла мимо Скайуокера и скрылась за одной из красно-оранжевых башен. Джедай на всякий случай укрылся в боковой улице и стал ждать в надежде, что Каррде сообразит, где его искать. Действительно, через пару минут появился и сам Коготь.

— Две панели отодвинуты, — доложил он, отдуваясь. — Но ничего разглядеть не удалось. А тебе?

Признаваться или нет, что он даже не попытался заглянуть внутрь? Или сослаться на джедайское всеведение?

— Я тоже ничего не разглядел, — сказал Люк. — Но это они. Я уверен.

Каррде со странным выражением посмотрел на него. Потом коротко мотнул головой.

— Ладно. Теперь что?

— Хочу узнать, сумею ли убраться с планеты раньше них, — сказал Люк. — Если смогу проследить вектор входа в прыжок, может, можно будет вычислить, куда они направятся. Два корабля лучше справятся с этой задачей.

У Каррде дернулся уголок рта.

— Простишь мне, если я отклоню столь любезное предложение? — проговорил Коготь. — Лететь в паре со шпионом Новой Республики… я несколько иначе понимаю сохранение нейтралитета, знаешь ли.

Он посмотрел через плечо Люка на улицу, а Скайуокер в очередной раз поклялся на любые переговоры с Каррде брать робота-переводчика. С общегалактического на общегалактический, но доступный.

— В любом случае, — продолжал Тэлон, — я предпочел бы поискать следы здесь. Увидим, сумею ли я узнать, откуда взялись эти ребятки.

— Здорово, — от души сказал Люк. — Тогда я, пожалуй, пойду посмотрю, готов ли мой корабль.

— Я буду на связи, — пообещал Каррде. — И не забудь, что денег у меня на счету должно быть очень много.

 

* * *

 

Стоя у открытого окна правительственной башни за номером один, губернатор Стаффа с удовлетворением фыркнул и опустил макробинокуляр.

— Все в порядке, Фингаль, это действительно он, — сообщил он маленькому человечку, вьющемуся подле него. — Сомнений быть не может. Сам Люк Скайуокер.

— Полагаете, он видел спецтранспорт? — спросил собеседник, нервно подкручивая винт настройки собственного бинокля.

— Разумеется, он его видел, — раздраженно рыкнул губернатор. — Или вы думаете, что он прогуливается по Маврилли, стремясь к здоровому образу жизни?

— Я лишь подумал…

— Не стоит, Фингаль, — оборвал помощника Стаффа. — Вам нечем.

Он догулял до стола, бросил макробинокуляр в ящик и вывел на экран персональной деки директивы от гранд-адмирала Трауна. По абсолютно личному и ни с кем неделимому мнению губернатора, приказ был еще более жуткий, чем переброс через Калиус таинственных войск. Но при нынешних обстоятельствах оставалось только признать, что гранд-адмирал знает, что делает.

В любом случае, он сам все это придумал, а не Стаффа, и это очень важно.

— Я хочу, Фингаль, чтобы вы послали депешу на Звёздный разрушитель «Химера», — распорядился губернатор, аккуратно опуская массивный зад в кресло и толкая деку по столу к помощнику. — Зашифруйте, как здесь указано. Проинформируйте гранд-адмирала Трауна, что Скайуокер прибыл в Калиус и что я лично был свидетелем, как он увидел спецтранспорт. А также то, что по особому приказу гранд-адмирала Скайуокеру будет позволено беспрепятственно покинуть город.

— Слушаюсь, господин губернатор, — сказал Фингаль, делая заметки в собственной деке.

Если карлик и разглядел нечто необычное в том, что республиканскому шпиону позволено свободно разгуливать по имперской территории, то свое мнение он оставил при себе.

— А как быть с его спутником? — полюбопытствовал он. — Тот, с которым Скайуокер только что разговаривал?

Стаффа задумчиво выпятил пухлые губы. Цена за голову Тэлона Каррде выросла уже до пятидесяти тысяч — сумма весьма хорошая, даже для человека на зарплате губернатора планеты. Стаффа всегда знал, что когда-нибудь наступит день, когда, исходя из личных интересов, ему придется разорвать негласные связи с Когтем. Наверное, такой день в конце концов пришел.

Нет. Нет, война в Галактике еще не окончена. Возможно, позднее, когда победа будет близка и снабжать себя можно будет более легально. Но не сейчас.

— Это мой человек, — сказал губернатор. — Специальный агент, которого я послал следить за шпионом. Забудьте о нем. Идите же… зашифруйте и отошлите депешу.

— Слушаюсь, сэр, — поклонился Фингаль и попятился к дверям.

В тот момент, когда они открылись, Стаффе почудилось, будто он заметил в глазах своего помощника необычный блеск. Несомненно, игра света. Если не считать безграничной верности своему губернатору, Фингаль был знаменит равнозначно безграничным отсутствием воображения.

Стаффа глубоко вздохнул и перестал думать и о помощнике, и о шпионах повстанцев, и даже о самом гранд-адмирале. Он откинулся на спинку удобного кресла и стал размышлять, как бы ему поудачнее распорядиться грузом, который прямо сейчас люди Каррде выгружали из трюма его корабля.

 

 

Медленно, очень медленно, словно карабкаясь по длинной и крутой лестнице, Мара Джейд заставила себя пробудиться от глубокого сна. Она открыла глаза и огляделась. Интересно, куда это ее занесло?

Она была в больничной палате — об этом определенно говорили многочисленные биомониторы, мягкий свет и складные ширмы, разделявшие больничные койки. Но это не был один из медицинских комплексов Каррде — по крайней мере, не один из тех, в которых ей доводилось бывать.

Зато обстановка была уж слишком знакома. Это была стандартная имперская послеоперационная палата.

На данный конкретный момент, кроме нее, в палате никого не было, но Мара понимала, что долго так продолжаться не будет. Она бесшумно скатилась с кровати и приземлилась на корточки. Заодно и проверила, насколько она в форме. Болей не было — никаких. Головокружения тоже. Ран не наблюдалось.

В ногах кровати обнаружились халат и больничные тапочки. Мара облачилась и на цыпочках двинулась к двери — в полной готовности обездвижить и обеззвучить все, что ей встретится за порогом. Она провела рукой над сенсором замка, дверь послушно скользнула в сторону, Мара прыгнула через порог… И озадаченно застыла.

— А, привет, Мара, — поздоровался Гент. Он мельком взглянул на нее поверх компьютерного терминала, над которым колдовал, и тут же вернулся к своему занятию. — Как себя чувствуешь? — из вежливости поинтересовался он.

— Сносно, — буркнула Джейд, уставившись на пацана во все глаза и остервенело перетряхивая собственную память.

Гент работал на Каррде и был, наверное, лучшим ледорубом в Галактике. А то, что сейчас он сидел, ссутулившись над компьютерным терминалом, означало, что они не в плену. Если только, конечно, тот, кто их пленил, не был таким беспросветным кретином, что не придумал ничего лучше, чем подпустить ледоруба ближе, чем на расстояние полета плевка к компьютеру.

Но разве она сама не отослала Гента в штаб Новой Республики на Корусанте? Отослала. Точно отослала, по распоряжению Каррде. Как раз перед тем, как собрать часть команды и отправиться прямиком в эту заварушку с «Катаной».

А там она врезалась на своем Z-95 в имперский Звёздный разрушитель и ей пришлось катапультироваться и она снайперски угодила со своим катапультированным креслом прямиком под луч ионной пушки, который поджарил все ее системы жизнеобеспечения. И предоставил ей увлекательную возможность дрейфовать в межзвездной пустоте до конца вечности.

Мара огляделась по сторонам. Что ж, похоже, вечность оказалась короче, чем она думала.

— Где это мы? — спросила она, хотя теперь уже у нее появилась одна догадка на этот счет. И догадка подтвердилась.

— В старом Императорском дворце на Корусанте, в медицинском секторе, — ответил Гент, озабоченно нахмурившись. — Пришлось немного подремонтировать твои нервишки. Разве не помнишь?

— Малость невнятно, — призналась контуженная.

Но на самом деле, когда первая пелена с рассудка спала, потихоньку начала вырисовываться и вся картина в целом. Разрушенные системы жизнеобеспечения, странная, головокружительная неопределенность, которая навалилась на нее, когда она дрейфовала в пустоте навстречу смерти. Должно быть, прежде чем ее нашли, она пострадала от кислородного голодания.

Нет. Не нашли. Нашел. Только один человек мог разыскать одинокое катапультированное кресло среди пустоты и обломков. Люк Скайуокер, последний рыцарь-джедай.

Человек, которого она собиралась убить.

«Ты убьешь Люка Скайуокера».

Слова Императора эхом отдались в голове. Она шагнула назад, прислонилась спиной к дверному косяку. Колени внезапно ослабели. Она была здесь тогда, в ту минуту, когда он погибал у Эндора. Но она все видела. Видела, как Люк Скайуокер сразил его и тем разрушил всю ее жизнь.

— Вижу, вы очнулись, — раздался новый голос.

Мара открыла глаза. К ней через всю комнату энергичными шагами приближалась женщина в форменной тунике врача. Сзади еле поспевал меддроид.

— Как вы себя чувствуете?

— Отлично, — Мара поймала себя на остром желании наброситься на врача с кулаками. Эти люди — враги Империи — не имели права расхаживать здесь, в Императорском дворце…

Она осторожно перевела дух и затолкала эмоции поглубже. Врач резко остановилась, на лице ее появилось профессионально-озабоченное выражение. Гент оторвался от своего возлюбленного компьютера и посмотрел озадаченно.

— Простите, — пробормотала Мара. — Похоже, я еще не вполне опомнилась.

— Это неудивительно, — кивнула врач. — В конце концов, вы ведь месяц пролежали в постели без сознания.

— Месяц?!

— Ну, почти месяц, — поправилась врач. — И еще некоторое время провели в ванне с бактой. Не волнуйтесь, проблемы с кратковременной памятью — нормальное явление после восстановления нейронных цепей, но в ходе лечения они обычно проходят.

— Понятно, — машинально кивнула Мара. Месяц. Она провалялась тут целый месяц. А в это время….

— Вам отвели комнату для гостей этажом выше. Вы можете переселиться туда, когда вам будет удобно, — продолжала врач. — Хотите, я проверю, все ли там готово?

Мара заставила себя вернуться к реальности.

— Да, будьте так добры, — сказала она. Врач достала комлинк. Пока она говорила, Мара занялась Гентом.

— Ну, что произошло за этот месяц на фронте?

— Да ничего особенного, — ответил ледоруб. — Обычные проблемы с Империей, — он махнул рукой куда-то на потолок. — Ну, во всяком случае, народ они взбудоражили хорошо. Акбар с Мадиной все время что-то там шустрят, пытаются то ли протолкнуть, то ли урезать, типа того.

М-да. И это все, что из этого художника компьютерных сетей можно вытянуть. Кроме компьютерного взлома Гента в этой жизни интересовало только одно — байки контрабандистов.

Мара нахмурилась, запоздало вспомнив, зачем, собственно, Каррде направил Гента на Корусант.

— Погоди, — сказала она. — Акбар снова при делах? Хочешь сказать, ты его полностью очистил от подозрений?

— Да конечно, чего там, — скромно отмахнулся тот. — Этот банковский депозит, по поводу которого советник Фей'лиа развел такую шумиху, оказался чистейшей воды лажей. Какие-то ребята проникли в банковскую систему, организовали Акбару кругленькую сумму на счету и были таковы. Наверное, имперская разведка — чувствуется их стиль работы. Было бы о чем говорить — я доказал это через пару дней, как приехал.

— Представляю, как они обрадовались, — хмыкнула Мара. — А что ты, в таком случае, до сих пор здесь делаешь?

— Э… — Гент, казалось, немного смутился. — Ну, меня ж никто не отозвал отсюда, для начала. И вообще… Ну, короче, тут есть один хитрый шифр, который кто-то из здешних использует, чтобы передавать информацию Империи. Генерал Бел Иблис говорит, что имперцы зовут его «Источник Дельфа» и что из-за этой Дельфы им тут придется паковать вещички и съезжать из Дворца.

— И Бел Иблис попросил тебя взломать этот код для них, — кивнула Мара, чувствуя, как дергаются уголки губ. — Я правильно понимаю, что об оплате он и не заикался?

— Э… — снова принялся мямлить Гент. — Ну, может, и заикался. Да не помню я!

Врач закончила говорить по комлинку и повернулась к Маре.

— Вас проводят в вашу комнату в самое ближайшее время.

— Спасибо, — вежливо поблагодарила Мара, подавив желание внятно и четко объяснить, где она видела всех провожатых, учитывая, что она, и не просыпаясь, нашла бы дорогу в любой уголок Дворца. Вежливость и корректность — только так она сможет добраться до корабля, погрузить туда Гента и отправиться подальше от этой войны.

Дверь за спиной врача скользнула в сторону, и в комнату грациозной походкой вошла высокая женщина с белоснежными волосами.

— Здравствуйте, Мара, — сказала она с профессионально-сдержанной улыбкой. — Меня зовут Винтер, я — помощник принцессы Леи Органы Соло. Рада, что вы снова в добром здравии.

— Я сама рада, что я в нем, — брякнула Мара, из последних сил стараясь не нахамить. Еще одна из компании Скайуокера. Самое то, чего не хватало. — Я так понимаю, вы и есть мой провожатый?

— Ваш провожатый, ваш помощник и все, что понадобится вам в ближайшие несколько дней, — ответила Винтер. — Принцесса Лея просила меня позаботиться о вас, пока она и капитан Соло не вернутся с Фильве.

— Мне не нужен помощник и не нужна забота, — очень вежливо огрызнулась Мара. — Что мне действительно требуется, так это корабль.

— Я уже начала работать над этим, — обнадежила ее Винтер. — Надеюсь, в ближайшее время мы вам что-нибудь подыщем. А пока позвольте вам показать ваши комнаты.

Мара подавила гримасу. Узурпаторы из Новой Республики милостиво предлагают ей свое гостеприимство в доме, который когда-то был ей родным.

— Вы очень любезны, — выдавила она, надеясь, что прозвучало не слишком саркастически.

— Гент, ты идешь?

— Я тебя потом догоню, — рассеянно отозвался тот. — Посижу тут еще немного.

— Все в порядке, пусть остается, — заверила ее Винтер. — Сюда, пожалуйста.

Они вышли из вестибюля послеоперационного отделения, и Винтер повела ее в глубь Дворца.

— Комнаты Гента рядом с вашими, — сообщила Винтер на ходу. — Но я сомневаюсь, что он бывал там чаще, чем раза два за последний месяц. Он оборудовал себе временное рабочее место у вашей палаты, чтобы можно была присматривать за вами.

Мара против воли улыбнулась. Гент, который девяносто процентов своего времени совершенно безразличен к внешнему миру, с трудом подходил на роли сиделки или телохранителя. Но мысль была интересная.

— Я признательна вам за заботу, — сказала она.

— Это самое меньшее, что мы могли сделать, чтобы отблагодарить вас за помощь в битве за флот Катана.

— Это была идея Каррде, — резко сказала Мара. — Его и благодарите.

— Мы благодарны и ему тоже, — спокойно сказала Винтер. — Но ведь вы рисковали ради нас своей жизнью. Мы не забудем этого.

Мара исподтишка покосилась на блондинку. Она читала все досье Императора на лидеров Альянса, но имя Винтер ей решительно ничего не говорило.

— Как давно вы работаете с Органой Соло? — спросила Мара.

— Мы с ней росли вместе — при дворе на Алдераане, — печальная улыбка тронула ее губы. — В детстве мы дружили, а когда принцесса Лея стала делать свои первые шаги в галактической политике, ее отец назначил меня ее помощницей и референтом. С тех пор мы и работаем вместе.

— Я что-то не помню, чтобы слышала о вас что-нибудь во времена Альянса, — осторожно продолжала прощупывать почву Мара.

— Большую часть войны я летала от планеты к планете, работала на группу материального обеспечения, — ответила Винтер. — Если моим коллегам удавалось под каким-то предлогом внедрить меня на склад или в ангар, я составляла для них подробную карту, где находятся нужные нам предметы. Это делало последующие рейды более быстрыми и безопасными.

Мара кивнула — она начинала понимать.

— Так вы Наводчик, обладатель абсолютной памяти.

Винтер слегка наморщила лоб.

— Да, вы правы, это одно из моих кодовых имен. У меня их было немало за эти годы.

— Ясно, — сказала Мара.

В отчетах, относящихся к периоду до битвы у Явина, ей попадалось великое множество ссылок на таинственного агента по кличке Наводчик, аналитики жарко спорили о его/ее подлинной личности. Интересно, подумала Мара, приходило ли хоть кому-нибудь из них в голову, кто это был на самом деле.

Они подошли к шахтам турболифтов в глубине Дворца. Это было одно из ведущих усовершенствований Императора в стилизованной под старину планировке здания. Турболифты позволяли сберечь массу времени, которое иначе тратилось бы на беготню вверх и вниз по винтовым лестницам, — и успешно маскировали еще кое-какие доработки Императора.

— Так что там за проблемы? — спросила Мара, когда Винтер нажала кнопку вызова кабины. — Почему так трудно раздобыть мне корабль?

— Проблема в Империи, — сказала Винтер. — Они начали массированное наступление на нас, и это оттягивает практически все наши ресурсы, до последнего фрахтовика.

Мара озадаченно сдвинула брови. Массированное наступление на превосходящие силы противника — это совсем не похоже на гранд-адмирала Трауна.

— Все так плохо? — спросила она.

— Хорошего мало, — подтвердила Винтер. — Не знаю, известно ли вам, но они опередили нас с флотом Катана. Когда наши силы прибыли на место, они уже захватили сто восемьдесят «Дредноутов». В сочетании с новоявленными практически бездонными людскими ресурсами Империи это существенно изменило баланс сил.

Мара кивнула. Во рту резко стало кисло. И на душе тоже. Да, с учетом обстоятельств это все-таки было похоже на Трауна.

— Значит, меня чуть не убили — зря?

Винтер натянуто улыбнулась.

— Если это вас утешит, великое множество людей погибло именно зря.

Подошел лифт. Они вошли в кабину, Винтер набрала на панели код представительского крыла Дворца.

— Гент упоминал, что Империя осложняет вам жизнь, — вспомнила Мара. — Мне следовало бы сразу догадаться, что он потому и напускал туману, что все серьезно.

— «Серьезно» — это еще слабо сказано, — вздохнула Винтер. — За последние пять дней мы с успехом потеряли контроль над пятью секторами. И еще тринадцать вот-вот потеряем. Самой большой потерей была пищевая промышленность на Юкио. Имперцы каким-то образом умудрились захватить ее, не затронув систему планетарной обороны.

— Кто-то заснул у пульта? — предположила Мара.

— Согласно предварительным отчетам, все сложнее, — Винтер замялась. — Ходят слухи, что имперцы использовали новое супероружие, которое оказалось способно пробить планетарные щиты юкион.

Мара почувствовала, как к горлу подкатывает тугой ком. Перед глазами всплыли спецификации старой Звезды Смерти. Только представить себе, что будет, если подобное оружие попадет в руки столь блестящего стратега, как Траун…

Она прогнала прочь эти мысли. Это не ее война. Каррде обещал, что они будут соблюдать нейтралитет.

— Думаю, мне лучше связаться с Каррде, — сказала она вслух. — Может, он кого-нибудь пришлет за нами.

— Возможно, это будет быстрее, чем дожидаться, пока освободится один из наших кораблей, — согласилась Винтер. — Он оставил вам инфочип — на нем имя связного, через которого вы можете передать ему сообщение. Он сказал, что вы знаете, какой код использовать.

Турболифт доставил их на этаж для избранных гостей, один из немногих уголков Дворца, в котором Император оставил все в точности так, как было до его прихода к власти. Гулять по здешним коридорам, с их старинными дверьми — не раздвижными, а подвешенными на петли, со стенными панелями и предметами обстановки, покрытыми искусной резьбой ручной работы, — это было все равно что отправиться на тысячу лет назад, в прошлое. Комнаты на этом этаже Император обычно оставлял для тех, кто питал слабость к былым дням, или для тех, кому импонировала такая преемственность эпох.

— Капитан Каррде оставил вам кое-что из одежды и личных вещей, — сказала Винтер, отпирая одну из покрытых резьбой дверей. — Если он что-нибудь упустил, дайте мне знать, я попробую помочь вам найти недостающее. Вот чип, о котором мы говорили.

— Спасибо, — Мара взяла у нее из рук инфочип и глубоко вздохнула.

Комнаты, которые ей отвели, были отделаны в основном привезенным с Кардуина деревом фиджиси. Тонкий аромат окутал ее, и мысли вновь вернулись к прошлому, к славным дням расцвета и величия Империи.

— Могу я вам еще чем-нибудь помочь?

Воспоминания сдуло. Перед ней стояла Винтер и вежливо улыбалась. А дни славы Империи давно миновали.

— Нет, спасибо. Все в порядке.

Блондинка кивнула.

— Если вам что-нибудь понадобится, обращайтесь к дежурному, — она указала на панель связи. — Со мной можно будет связаться чуть позже — скоро начинается заседание Совета и мне необходимо на нем присутствовать.

— Ступайте, — устало сказала Мара. — И спасибо за помощь.

Винтер еще раз официально улыбнулась на прощанье и удалилась. Мара снова глубоко вдохнула аромат фиджиси и усилием воли прогнала будоражащие воспоминания прочь. Осталось только здесь и сейчас. И, как частенько вдалбливали ей в голову императорские инструкторы, первое, что необходимо предпринять в любом деле, — это приспособиться к обстановке. То есть для начала было бы неплохо одеться поприличнее. А то она до сих пор выглядит как беглянка из больницы.

Каррде оставил ей целую гору одежды. Тут было и полуофициальное платье, и пара трудноописуемых нарядов, в которых можно было ходить по улицам сотни миров и не особенно бросаться в глаза, и пара рабочих комбинезонов, которые она обычно носила на борту его корабля. Мара выбрала один из комбинезонов, переоделась и принялась разбирать прочий багаж, оставленный Каррде. Если повезет, а шеф, в свою очередь, проявит некоторую предусмотрительность…

Вот оно — кобура для скрытого ношения ее крошечного бластера в рукаве. Сам бластер, конечно, был безвозвратно утерян — его конфисковал капитан «Адаманта», и вряд ли стоит рассчитывать, что имперцы соизволят в ближайшее время вернуть ей оружие. И столь же безнадежным делом было бы пытаться отыскать ему замену в арсеналах Новой Республики — хотя Мара пообещала себе, что обязательно поддастся соблазну и спросит об этом Винтер, просто чтобы посмотреть на ее реакцию.

Но ведь был и иной путь.

На каждом представительском этаже Императорского дворца была обширная библиотека. И в каждой из этих библиотек обязательно был толстенный набор инфочипов, озаглавленный «Полная история Малого Корвиса». Поскольку история Малого Корвиса была редким образцом заурядности, шансы на то, что кому-нибудь из гостей придет в голову снять этот фолиант с полки, были предельно малы. А учитывая, что там были вовсе не инфочипы и тем более не история Малого Корвиса, как раз любопытствующим гостям тут и искать было нечего.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных