Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Трилогия Трауна-III: Последний приказ 5 страница




Люк вывернул голову, спасаясь от хлещущего по глазам ветра, и посмотрел вниз. Конец пути приближался с пугающей скоростью. Все ближе и ближе… в последний момент джедай изменил угол скольжения острия клинка и вывел свой путеводный желоб в горизонталь.

Минуту-другую он просто висел, выжидая, пока восстановится дыхание и сердце перестанет бешено колотиться. В последних лучах заходящего солнца он увидел свой желобок, уходящий влево и вверх. На сотню метров влево, как он рассчитывал. Оставалось только надеяться, что этого расстояния будет достаточно, чтобы вырваться за пределы кордонов.

Что ж, очень скоро он это узнает.

Осторожно, стараясь не вывихнуть растянутые пальцы, Скайуокер принялся вырезать отверстие в ветроломе.

 

* * *

 

— Доклад от штурм-команды, адмирал, — сообщил Пеллеон; хмурое рубленое лицо капитана от недовольства стало еще мрачнее, чем было обычно. — Внутри кордона Скайуокер не появлялся.

— Я не удивлен, — откликнулся гранд-адмирал. По мнению капитана, Траун пытался взглядом расплавить приборную консоль.

— Я предупредил разведку о способностях Скайуокера чувствовать подвох, — продолжал чисс. — Совершенно очевидно, что они не вняли.

Это ясно даже ку-па. Пеллеон пожалел разведчиков, но не сильно. На флоте существовала традиция относиться к разведке в лучшем случае снисходительно, а капитан чтил традиции.

— Так точно, сэр. Но нам известно, что он там был, а значит, не мог уйти далеко. Штурмовики установили второй кордон и начали обыск всех зданий.

Траун горько вздохнул.

— Нет, — в ровном звучании голоса можно было угадать легкую досаду, но для этого нркно было достаточно долго общаться с гранд-адмиралом. — Он не стал заходить ни в одно из зданий. Только не Скайуокер. Та маленькая диверсия… — Траун посмотрел на Пеллеона. — Вверх, капитан. Он забрался на крышу.

— Их тоже обыскивают. Если он там, его засекут.

— Хорошо, — Траун вызвал голографическую карту. — Вон то возвышение на западном краю. Там можно залезть наверх?

— Наши люди говорят, что нельзя, — Пеллеон качнул головой. — Слишком гладкая поверхность и слишком большой угол наклона, а внизу нет ни уступа, ничего. Если Скайуокера понесло туда, он все еще там. Или у подножия горы.

— Возможно… Все равно отрядите туда людей, пусть осмотрят местность. А что с кораблем Скайуокера?

— Разведка все еще пытается его идентифицировать, — не без тайной радости сообщил Пеллеон. — У них какие-то проблемы с записями. Но утверждают, что через несколько минут все сделают.

— Благодаря их беспечности, у нас нет этих минут! — рявкнул Траун. — Виновного понизить в звании, — так же быстро успокоившись, добавил он.

Занося приказ в деку, Пеллеон решил, что не стоит слишком уж явно демонстрировать злорадство. В конце концов, несчастный шпик еще легко отделался. Наказание могло быть гораздо серьезнее. Покойный Дарт Вейдер попросту задушил бы беднягу.

— Вокруг летного поля выставлена охрана.

Траун задумчиво потер подбородок.

— Вероятно, пустая трата времени, — медленно произнес он. — С другой стороны…

Он повернул голову к обзорному экрану, на котором неторопливо проворачивалась планета.

— Отзовите солдат, капитан, — приказал гранд-адмирал. — Всех, кроме клонов. А они пусть охраняют возможные подходы к кораблю Скайуокера.

Пеллеон удивленно мигнул.

— Сэр?

Пылающий красным огнем взгляд обратился к нему.

— Капитан, у штурмовиков не хватит исаламири, чтобы остановить джедая. Так зачем тратить силы? Позволим Скайуокеру вернуться на корабль. Пусть выйдет в космос, мы перехватим его на «Химере».

— Слушаюсь, сэр, только… — Пеллеон собрал лоб в складки.

— … зачем оставлять клонов? — закончил за него Траун. — Скайуокер представляет для нас ценность, капитан, чего нельзя сказать об его астродроиде, — чисс мимолетно улыбнулся. — Если только героические попытки Скайуокера покинуть Подерис не убедят дроида, что здесь находится настоящая лаборатория.

Гранд-адмирал подождал, когда в голове Пеллеона все разложится по полочкам. Ждать пришлось недолго.

— Ага, — сказал капитан. — И в этом случае мы позволим дроиду вернуться к повстанцам?

— Точно, — Траун указал на консоль. — Приказы, капитан, — напомнил он.

— Так точно, сэр.

Пеллеон вернулся на свое место. Передавая распоряжения наземным войскам, он подумал, что, может быть, на этот-то раз им удастся захватить Скайуокера. Очень хотелось избавиться от нытья зануды-магистра.

 

* * *

 

Когда Люк, наконец, взлетел по трапу маленького фрахтовика и задраил за собой все, что можно было задраить, R2-Д2, разумеется, тревожно затарахтел.

— К старту все готово? — на бегу окликнул дроида Люк, по пути в кокпит.

R2-D2 в ответ выдал утвердительную трель. Люк рухнул в кресло пилота и мельком оглядел приборы, пока пристегивался.

— Порядок, — крикнул он. — Поехали!

Люк подал энергию на репульсоры, оторвал корабль от поверхности и резко бросил его на правый борт. Вместе с ним стартовала пара ракетных лодок класса «проблеск», аккуратно пристроившись позади, когда он направил корабль к кромке столовой горы.

— Присмотри за «проблесками», R2, — сказал Люк, пытаясь одновременно уследить за быстро приближающимся городским обрывом и пространством над кораблем.

Бой с теми солдатами-клонами у выхода на взлетное поле был жестоким, но, если уж говорить честно, слишком уж коротким. Либо имперцы поставили командовать операцией кого-то абсолютно несведущего, либо ему неспроста дали добраться до корабля. И теперь гонят его в настоящую западню.

Внизу мелькнул обрыв столовой горы, на которой стоял город. Люк покосился на экран заднего обзора, чтобы убедиться, что город остался далеко позади, и врубил основные досветовые двигатели. Корабль взмыл в небо, как ошпаренный минокк, оставив «проблески» далеко позади.

Из динамиков раздавались казенные приказы остановиться. Люк протянул руку и выключил комлинк. Приказы перешли в удивленный визг и смолкли.

— R2? Как ты там?

Дроид чирикнул утвердительно, и по дисплею на панели Люка пополз вопрос.

— Верно, это были клоны, — мрачно подтвердил Люк.

Его передернуло. Вблизи странная аура новых человеческих дубликатов Империи была куда более омерзительна.

— Я тебе даже больше скажу, — добавил он. — Они знали, кто я. У этих штурмовиков были исаламири.

R2-D2 задумчиво присвистнул, потом издал вопросительный звук.

— Да, это все штучки Дельфы, — согласился Люк, прочитав комментарий дроида. — Лея говорила мне, что, если мы быстро не отыщем утечку, она будет рекомендовать перенести работу прочь из Императорского дворца. А может быть, и прочь с Корусанта.

Хотя если источник Дельфа — это человек или другой разумный шпион, а не просто хитроумно запрятанное и невидимое для детекторов подслушивающее устройство, переезд вряд ли поможет. Красноречивое молчание R2, по-видимому, надо было понимать так, что дроид тоже додумался до этой нехитрой мысли.

Далекий горизонт — та почти невидимая черта, где темная планета сливалась с темным же звездным небом, — уже стал заметно изогнутым.

— Лучше займись расчетами прыжка на скорость света, — попросил Люк, оглянувшись через плечо. — Наверно, нам не стоит тут задерживаться.

Дроид прогудел подтверждение, и Люк снова уставился на горизонт впереди. Там, по другую сторону планеты, вне поля досягаемости его приборов, можно было спрятать целый флот Звёздных разрушителей. Возможно, они затаились там и ждут, пока он отойдет на достаточное расстояние от планеты.

Стоп! Вне досягаемости приборов, но, быть может, в пределах досягаемости его способностей джедая? Люк прикрыл глаза, погрузился в Силу и мысленно потянулся туда, за темный диск Берчеста. Он засек их за секунду до того, как по ушам резанула испуганная трель R2-D2 . Так и есть, имперский Звёздный разрушитель. Но двигался он не наперерез фрахтовику, чего опасался Люк, а настигал его сзади, сойдя с орбиты в верхних слоях атмосферы — это позволяло наращивать скорость, не теряя возможности уйти под прикрытие планеты.

— Держись! — крикнул Люк маленькому дроиду и подал на двигатели предельную мощность.

Это было бессмысленно, что прекрасно понимал и сам Люк, и его преследователи. Звёздный разрушитель неумолимо приближался, его системы захвата были уже активированы и нащупывали его корабль. Еще несколько секунд, и они его сцапают.

Или, по крайней мере, сцапают фрахтовик. Люк отстегнул ремни безопасности, откинул верхнюю — подставную — контрольную панель и щелкнул тремя скрытыми под ней переключателями.

Первый тумблер включил автопилот с довольно ограниченными возможностями. Второй разблокировал кормовую торпедную установку и принялся палить протонными торпедами вслепую — назад, в направлении Звёздного разрушителя.

Третий запустил механизм самоликвидации фрахтовика.

«Крест» Люка был заклинен в грузовом отсеке, сразу позади кокпита. Его нос торчал наружу, словно нос странного металлического животного, которое решило высунуться из своей норы. Люк потянулся, чтобы откинуть колпак кабины, и крепко приложился головой о низкий потолок грузового отсека. У R2-D2 , конечно, таких проблем не возникло — он уже уютно устроился в своем гнезде астродроида и тихо насвистывал сам с собой, проводя предстартовую подготовку. Когда Люк пристегнулся и натянул шлем, дроид просигналил, что можно лететь.

— Отлично, — сказал Люк, примеряясь к нестандартному дополнительному рычагу на контрольной панели «Креста». — Самое время проверить, сработает ли это. Приготовься.

Он снова закрыл глаза и позволил Силе течь сквозь собственный разум. Однажды, когда он первый раз пытался разыскать джедая Се’бейота, он точно так же, как сейчас, сцепился с имперцами — «Крест» против Звёздного разрушителя. Это тоже была тщательно спланированная засада, только тогда Люк этого не понимал, пока не раскрылся неблаговидный союз Се’бейота с импами. В той битве его выручили мастерство, удача и Сила. На этот раз, если специалисты на Корусанте сделали все как надо, удача, по идее, была уже вмонтирована в конструкцию корабля.

По-прежнему слившись с Силой, джедай ощутил, как корабль попадает в плен луча захвата. На долю секунды раньше, чем это произошло, его рука сама щелкнула тумблером. И как только фрахтовик оказался в мертвой хватке систем Звёздного разрушителя, его внешняя оболочка разлетелась облаком металлических осколков. Мгновение спустя «Крест», получив хороший импульс от стартовой установки, промчался сквозь облако блестящей трухи. На одно жуткое мгновение Люку показалось, что лучу захвата все же удастся удержать его, несмотря на экранирующее облако частиц. Но хватка внезапно разжалась и исчезла совсем.

— Мы свободны! — завопил Люк, словно вырвался из долгого заточения, развернул «Крест» и направил его в открытый космос. — Придется немного по-петлять, держись, R2!

Он снова круто развернул «Крест». Над колпаком кабины пространство прошили две ослепительные зеленые вспышки. Похоже, потерпев неудачу с лучом захвата, имперцы решили, на худой конец, просто подстрелить его. Люк едва уклонился от следующего залпа. Позади взвизгнул R2-D2 — вражеский выстрел прошел сквозь щиты и разрушил что-то из начинки истребителя. Люк снова погрузился в Силу и позволил ей направлять его руки, занятые управлением «Крестом». И вот, почти без предупреждения, момент настал.

Люк потянулся к рычагу гипердрайва и потянул его на себя.

 

* * *

 

Звездное небо пошло рябью, и «Крест» нырнул в безопасность гипертуннеля, а турболазеры «Химеры» еще пару секунд без особого смысла обстреливали участок пространства, где только что был истребитель. Потом батареи замолчали. Гилад Пеллеон перевел дыхание. Он боялся оглянуться на гранд-адмирала. Вот уже второй раз Скайуокер выскальзывал из ловушки… и в прошлый раз из-за ушлости фермера с Татуина умер один из их команды.

И все, кто находился сейчас на мостике, этого не забыли. Тишина стояла такая, что когда гранд-адмирал поднялся на ноги, скрип обивки кресла был слышен всем.

— Что же, — протянул Траун необычно спокойным голосом. — Надо отдать повстанцам должное. Весьма изобретательно. Я уже видел подобный фокус, но тогда дело закончилось несколько иначе.

— Да, сэр, — поддакнул Пеллеон, безуспешно пытаясь скрыть напряжение.

Ему вовсе не нравилось перебирать в уме имена сопляков из сегодняшней вахты и решать, кого именно из них он потеряет. Краем глаза Гилад перехватил внимательный взгляд Трауна.

— Вольно, капитан. Скайуокер был бы занятным добавлением к подарку, но его побег едва ли стоит волнений. Целью упражнения было убедить Альянс в том, что им повезло отыскать фабрику клонов. Цель достигнута.

Боль потихоньку уходила из груди; можно было даже попробовать осторожно вдохнуть…

— Тем не менее, — голос Траун окреп, — это не значит, что действия экипажа «Химеры» следует проигнорировать. Идемте со мной, капитан.

Между ребер вновь всадили раскаленный кол. Пеллеон удивился, что спокойно поднимается на ноги.

— Слушаюсь, сэр.

Траун спустился в вахтенную «яму» правого борта. Он неторопливо шагал мимо офицеров, сидящих за приборами. Люди напоминали ледяные скульптуры. Прогулка закончилась возле контрольного пульта установок захвата.

— Ваше имя? — негромко поинтересовался Траун у молодого человека, окаменевшего в стойке «смирно».

— Энсин Миттель, сэр.

Лицо у мальчишки было белое, точно снег, и сдержанное. Парень готовился к смерти.

— Расскажите мне, что произошло, энсин.

На шее мальчишки нервно дернулся кадык. Миттель жалобно посмотрел на капитана.

— Сэр, я только установил захват на мишени, когда… когда она сбросила помехи. Система наведения была сбита, потому что попыталась зафиксировать сразу все обломки, то есть множественные мишени. Мог произойти обвал всей системы.

— И что вы сделали?

— Я… сэр, я знал, что если ждать, когда обломки рассеятся обычным путем, то мишень выйдет из зоны досягаемости. Тогда я перевел луч захвата в рыскающий режим.

— И ничего не получилось.

Энсин судорожно вздохнул и переступил с ноги на ногу.

— Так точно, сэр. Система наведения… не смогла, она… она зависла, сэр.

— Да, — гранд-адмирал склонил голову набок. — Сейчас у вас есть время обдумать ваши действия, энсин. Можете придумать альтернативное решение?

Миттель заполошенно глянул на капитана. Тот хранил сумрачное спокойствие.

— Нет, сэр… прошу прощения, сэр, но не могу, — отчаянно выговорил мальчишка посиневшими губами. — Я не могу вспомнить, чтобы в инструкции была описана подобная ситуация.

Траун кивнул.

— Верно, — согласился он. — В инструкции ничего подобного нет. За последние десять лет было предложено несколько методов противодействия, но ни один из них не испытывали на практике. Вы сказали новое слово в тактике применения установки захвата и сумели сделать это в очень короткий срок, учитывая, что у вас не было времени на размышления. И тот факт, что у вас ничего не вышло, не умаляет ваших действий.

В глазах ошеломленного юнца мелькнуло недоверие.

— Сэр? — осторожно спросил Миттель задумавшегося Трауна.

— Империи нужны быстрые и творческие умы, энсин. Настоящим вы производитесь в лейтенанта, и вашим первым заданием будет отыскать способ пробиться сквозь помехи. Поскольку фокус удался, Альянс не преминет взять его на вооружение. Капитан, позаботьтесь, чтобы был подготовлен приказ.

— Слушаюсь, сэр, — кивнул Пеллеон.

— Слушаюсь, сэр, — придушенным эхом пискнул новоиспеченный офицер.

На щеки мальчишки медленно возвращался цвет. У капитана дернулся уголок рта.

— Я… спасибо, сэр.

— Примите мои поздравления, лейтенант Миттель, — кивнул недавнему энсину Траун и повернулся к Пеллеону. — Мостик в вашем распоряжении, капитан. Продолжайте идти прежним курсом. Если понадоблюсь, я буду у себя.

— Так точно, сэр, — отчеканил Гилад.

Он стоял возле новичка-лейтенанта и ощущал ужас оцепенелого экипажа, который украдкой провожал осторожными взглядами удаляющегося гранд-адмирала. Сам капитан продолжал смотреть на дисплей контрольного пульта установки захвата. Вчера экипаж «Химеры» уважал гранд-адмирала и доверял ему. Завтра они будут готовы отдать за него жизнь.

Пеллеон вздохнул и посмотрел на лейтенанта Миттеля. Еще немного, и молокосос от восторга начнет пускать пузыри. И впервые за пять лет Гилад Пеллеон пришел к окончательному выводу, что прежней Империи больше нет. И что она никогда не вернется. Потому что рождалась новая Империя — с гранд-адмиралом Мит'трау'нуруодо во главе.

 

* * *

 

«Крест» неподвижно висел посреди непроглядной пустоты на расстоянии многих световых лет от любой твердой массы крупнее частицы космической пыли. Совсем как тогда, подумал Люк, когда после приснопамятного столкновения со Звёздным разрушителем я оказался беспомощно болтающимся в глубоком космосе. В тот раз все кончилось знакомством с Тэлоном Каррде, Марой Джейд и планетой Миркр.

К счастью, это было просто совпадение. Почти. Из гнезда астродроида донеслась недовольная и тревожная трель.

— Брось, R2, расслабься, — отмахнулся Люк. — Все не так уж и плохо. Все равно мы бы не смогли долететь прямо до Корусанта или его окрестностей без дозаправки. Просто нам стоит позаботиться о ней немного раньше, вот и все.

В ответ послышалось что-то вроде возмущенного похрюкивания.

— Нет, R2, я не издеваюсь. Честно, — терпеливо сказал Люк, отправляя дроиду список, который был у него на дисплее навигационного компьютера. — Вот. Здесь перечислены все места, куда мы можем долететь с полупустыми баками. Видишь?

Дроид, казалось, погрузился в изучение списка. Во всяком случае, он промолчал, и Люк воспользовался возможностью самому еще раз обдумать маршрут. Да, выбор был широк, ничего не скажешь. Проблема состояла только в том, что на большинстве планет из этого списка одинокому «Кресту» Новой Республики показываться не рекомендовалось, если, конечно, его пилот дорожит своим здоровьем. Половина из них находилась под прямым управлением Империи, другие склонялись к этому, а третьи пока не спешили определяться.

Но все же даже в имперском мире интервалы между околопланетными датчиками так велики, что «Крест» мог и проскочить. Люк мог бы опуститься на поверхность где-нибудь в укромном уголке, оставить там «Крест», на своих двоих добраться до космопорта и купить сменные топливные баки за имперские деньги, которые у него еще оставались. Протащить баки обратно на «Крест» будет уже сложнее, но не настолько, чтобы им с R2-D2 это было не по плечу.

R2-D2 тем временем выдвинул предложение.

— Да, Кессель вполне подойдет, — согласился Люк. — Как вариант. Хотя что-то я сомневаюсь — помнится, мне кто-то говорил, что там все еще заправляет Морут Доол, а Хан ему всегда не доверял. Думаю, лучше нам отправиться на Фвилльсвинг или… — он вдруг замолчал, потому что ему на глаза попалась еще одна планета…

Планета, которую Лея внесла в его навигационный компьютер чуть ли не в последнюю минуту перед стартом, когда он вылетал на это задание.

Хоногр.

— R2, у меня есть идея получше, — задумчиво проговорил Люк. — Давай-ка мы с тобой навестим ногри.

Сзади немедленно поступил визгливый, перепуганный и недоверчивый протест.

— Да брось ты, — принялся увещевать R2-D2 Скайуокер. — Лея с Чуи там побывали и вернулись обратно, верно? И C-ЗPO тоже, — добавил он. — Ты же не хочешь, чтобы C-ЗPO хвастался, что он не побоялся побывать там, куда мы с тобой лететь испугались?

R2-D2 снова сердито хрюкнул.

— А не важно, что у него не было выбора, — настаивал Люк. — Важно, что он туда летал.

Маленький астродроид выдал печальную, но покорную трель.

— Это воодушевляет, — принялся утешать его Люк. — И вообще, Лея давно меня просила побывать на этой планете. Вот мы и убьем двух песчанок одним махом.

Дроид как-то неуверенно свистнул и смолк. Да и сам Люк, хотя и вполне доверял мнению сестры о ногри, про себя признал, что, возможно, на этот раз он не слишком-то обнадеживающе выразился.

 

 

На дисплее деки высветились результаты анализа боя в системе Вустри.

— До сих пор не могу поверить, — Лея отложила деку. — Если бы у Империи было супероружие, способное прострелить планетарный щит, она бы использовала его во всех нападениях на системы. Должно быть, это какой-то трюк или иллюзия.

— Согласна, — кивнула Мон Мотма. — Вопрос в том, как нам убедить в этом остальных членов Совета и Сената. Я уже не говорю про сами отдаленные системы.

— Мы должны разгадать загадку того, что произошло на Юкио и Вустри, — голос адмирала Акбара прозвучал глухо и мрачно. — И мы должны разгадать ее быстро.

Лея снова схватила со стола деку, украдкой покосившись на мон каламари. Акбар сидел, ссутулившись больше обычного, опустив отекшие веки, даже его оранжево-розовая кожа казалась сегодня какой-то поблекшей. Он устал, безмерно устал. И пока Империя не прекратит наступление по широкому фронту, отдохнуть ему не придется.

Впрочем, как и всем присутствовавшим.

— Нам уже известно, что Траун обладает даром предсказывать ход мыслей своих противников, — напомнила Лея. — Возможно, он предвидел, как быстро сдадутся юкионцы и вустри?

— В отличие от, скажем, фильвиан? — подхватила ее мысль Мон Мотма. — Интересное замечание. Это может означать, что иллюзию, о которой мы говорим, невозможно поддерживать в течение долгого времени.

— Или что она требует чрезвычайно высоких затрат энергии, — добавил Акбар. — Предположим, что имперцы научились концентрировать невидимую мощь, что позволяет им ослабить секцию планетарного щита на время, достаточное для залпа турболазеров. Но на подобную операцию ушел бы океан энергии.

— А кроме того, это проявилось бы как сбой в работе щита, — сказала Мон Мотма. — Согласно нашим данным, ничего подобного не наблюдалось.

— Наши данные могут быть ошибочны, — возразил Акбар. Потом скосил один глаз на советника Фей'лиа и с напором добавил: — Или намеренно искажены Империей. Подобное уже бывало.

Лея тоже посмотрела на Борска Фей'лиа — последует ли закономерная и вполне предсказуемая реакция на не слишком тонкий намек? Не воспоследовала. Неугомонный ботан как самоустранился с самого начала совещания, так и сидел истуканом — молча, не шевелясь и даже не топорща мех, уставившись в пространство перед собой невидящим взором. Лею скрутило от бессильного раздражения — излюбленный ботанский принцип «все или ничего» опять играл против Новой Республики. Когда ему представилась возможность подсидеть Акбара, энтузиазму Фей'лиа не было границ. Зато теперь, когда наступили тяжелые времена и от каждого — и от него в том числе! — требовалось все, на что он способен, советник разыгрывал мученика, добровольно принявшего на себя обет молчания.

Со временем, конечно, к нему вернутся и его энтузиазм по части пламенных речей, и былое политическое влияние. Однако сейчас, когда у всех в памяти еще был свеж его поклеп на Акбара, Фей'лиа предпочитал сидеть тихо и не высовываться, так что толку от него не было никакого.

Бывали дни — и особенно долгие, темные ночи, — когда Лея вконец теряла надежду, что им удастся хотя бы просто удержать Новую Республику от распада.

— Вы, безусловно, правы, адмирал, — сказала Мон Мотма. — Нам необходимо получить больше информации. И как можно скорее.

— Лучше всего воспользоваться помощью организации Тэлона Каррде, — сказала Лея. — У них есть связи и здесь, и среди имперцев. И судя по тому, что передал Люк в своем последнем сообщении, Каррде заинтересован в сотрудничестве.

— Мы не можем зависеть от контрабандистов, — рыбьи усики Акбара дрогнули от отвращения. — А что с генералом Бел Иблисом? Он несколько лет в одиночку боролся с Империей.

— Генерал уже предоставил в наше распоряжение свои разведывательные каналы, — сказала Мон Мотма. Уголок ее рта непроизвольно дернулся при упоминании о Бел Иблисе. — В настоящее время наша разведка еще не в полной мере включила их в свою систему.

— Я хотел спросить не о связях генерала, а о нем самом, — уточнил мон каламари. — Почему его нет с нами в настоящий момент?

Лея тоже посмотрела на Мон Мотму, чувствуя, как внутри ворочается неприятное чувство. Генерал Бел Иблис был одним из тех, кто стоял за объединением разрозненных отрядов сопротивления режиму Палпатина в Альянс за восстановление Республики. Первые годы за всеми действиями Альянса стояли трое: он, Мон Мотма и ее муж, приемный отец Леи, Бэйл Органа. Но после того как Органа погиб вместе со своим народом, когда первая Звезда Смерти уничтожила Алдераан и Мон Мотма стала собирать в своих руках все больше и больше власти, Бел Иблис ушел из Альянса. С тех пор он вел свою собственную войну с Империей — пока, почти случайно, судьба не свела его с давно знакомым ему кореллианином Ханом Соло.

Именно по настоянию Хана Бел Иблис и шесть его «Дредноутов» пришли на помощь Новой Республике в битве за флот Катана. Мон Мотма тогда сказала много красивых слов о том, что прошлые разногласия остались позади, и пригласила Бел Иблиса снова присоединиться к своим бывшим соратникам.

А потом спохватилась и отправила его укреплять оборону Внешних миров — как можно дальше от Корусанта.

Лея не была уверена, что решение Мон Мотмы было продиктовано лишь мстительностью. Но среди тех, кто руководил Новой Республикой, были и те, кто помнил Бел Иблиса как гениального тактика и вовсе не считал Мон Мотму непогрешимой.

— Опыт и компетенция генерала необходимы на фронте, — ровным голосом произнесла Мон Мотма.

— Его опыт и компетенция необходимы нам здесь, — возразил Акбар, но Лее послышалось облегчение в его голосе.

Акбар сам только что вернулся из поездки на оборонительные рубежи Фаррфина и Доломара, а утром ему предстояло лететь на Дантуин. Когда военная машина Империи работала на полную мощность, Новая Республика не могла позволить себе роскошь использовать военачальников лишь в тихой кабинетной работе.

— Я понимаю вашу обеспокоенность, адмирал, — чуть мягче сказала Мон Мотма. — Как только мы справимся с ситуацией, я намерена отозвать генерала с дальних рубежей и возложить на него стратегическое планирование.

Если мы справимся с ситуацией, мысленно поправила ее Лея. Внутри опять что-то заворочалось. А пока что наступление имперцев проходит в полном соответствии с их планами…

Лея внезапно забыла обо всех размышлениях и умствованиях разом. Это вовсе не что-то ворочалось у нее внутри…

Адмирал что-то снова говорил.

— Прошу прощения, — перебила его Лея, медленно и осторожно поднимаясь из-за стола. — Извините, что прерываю вас, но мне нужно в медицинский сектор.

— Близнецы? — затаив дыхание, спросила Мон Мотма.

Лея кивнула.

— Кажется, они собрались появиться на свет.

 

* * *

 

Стены и потолок родильной палаты были выкрашены в теплый золотисто-желтый цвет. По ним в унисон с волнами энцефалограммы Леи плясали пятна света. По идее, это должно было помочь ей расслабиться и сосредоточиться. На практике, за те десять часов, которые она на них любовалась, Лея пришла к выводу, что идея себя оправдывать перестала.

Снова пошли схватки, еще сильнее, чем прежде. Стало не до идей. Лея безотчетно призвала Силу, пытаясь с помощью техники, которой обучил ее Люк, отогнать боль в истерзанных мышцах. Что ж, по крайней мере, роды предоставили ей неплохую возможность потренировать навыки джедая. И не только для того, чтобы подавить боль. Все хорошо, пыталась она успокоить своих близняшек, все хорошо, маленькие, мама с вами.

Помогало не особенно. Совсем не помогало, если честно. Непостижимые для них силы упрямо стискивали двух крошечных человечков, выпихивали их в неведомое. Им было страшно.

Хотя справедливости ради надо заметить, что их папа в настоящий момент трясся от страха ничуть не меньше.

— Как ты? — опять спросил Хан.

С тех пор как они оказались в этой палате, Хан задавал этот вопрос уже, наверное, раз эдак тысячу. И каждый раз стискивал ее руку и обнимал за плечи, изнемогая от беспомощного сочувствия.

— Все… хорошо, — выдавила Лея. Схватки опять ненадолго отпустили ее, она перевела дыхание и откинулась на подушках. — А вот ты что-то плоховато выглядишь.

— Просто мне уже давно пора на боковую, — сообщил Хан, скорчив обиженную мину.

— Наверное, — согласилась Лея. — Извини.

На самом деле Хан дрожал, как перепуганный таунтаун, с тех самых пор, как начались роды, но изо всех сил старался не подать виду. И Лея подозревала, что держится он скорее ради нее, чем ради поддержания собственного бесстрашного имиджа.

— Да ничего, — Хан покосился на медика и двух меддроидов 2-1Б, топтавшихся в ногах кровати. — Похоже, дело продвигается, солнышко.

— Да уж… хотелось бы надеяться… — новые схватки заставили Лею задохнуться на полуслове. — Ох…

Показатель тревоги Хана тут же снова зашкалило.

— Как ты? — в тысяче первый раз спросил он. Лея кивнула, в тот миг ей было не до разговоров.

— Держи меня, Хан, — выдохнула она, когда смогла говорить, — просто держи меня.

— Я здесь, — шепнул он, поудобнее обнимая ее за плечи.

Она едва расслышала его. Там внутри два крошечных живых существа, которым они с Ханом дали начало, двинулись наружу, навстречу неизвестности… и их обуял уже не страх, а настоящий ужас.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных