Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Курсом модернизации. 24 страница




- Кое-что уже сделано, - уклончиво ответил Миками, - но это лишь мои желания. Сейчас осуществить задуманное вряд ли получится. Вообще считаю, что за расшифровку послания необходимо посадить целый специально созданный для этого институт. Пусть люди в нем собравшиеся занимаются только оной этой проблемой. Узкая специализация института позволит максимально сконцентрироваться на решаемой проблеме, что должно сократить сроки расшифровки посланий.

- Не слабо Вы просите, - язвительно поддел японца Шарль Пере. – Этак, на Вас никаких ресурсов не напасешься.

- В чем дело, Шарль? - вступился за лингвиста Карамзин. – У Вас есть, что добавить по существу?

- Разумеется, - пламенно улыбнулся француз. – Пока некоторые просят на помощь целые институты и ждут появления на свет новых технологий, я вот, к примеру, разобрался в одном прелюбопытнейшем явлении.

- Каком же? – мигом заинтересовался Эдуард Сергеевич. Полковник, судя по всему, забыл, что Шарль совсем недавно перебил его достаточно грубым образом.

- В видеофрагменте, предоставленном нам доблестными разведчиками, мы можем неоднократно наблюдать, как люминесцирует само пространство, и при этом нет ни одного ярко выраженного источника света. Объект вообще не имеет ламп, светильников и чего-то подобного, однако свет есть! Откуда же он берется?! - Что и говорить, француз любил покрасоваться. - Я провел расчеты, и готов предоставить собравшимся рабочую модель системы освещения помещений объекта.

Петроградский усмехнулся. Безусловно, Эдуард Сергеевич понял, что француз всячески пытается ему угодить, и при любых других обстоятельствах поставил бы Шарля на место, но сейчас физик мог предоставить какую-никакую полезную информацию для размышления, что значило многое.

- Ну, давайте поглядим на Вашу эту модель. Нам всем, признаться, очень интересно.

Шарль положил на стол свой планшет, поводил пальцами в воздухе над его экраном, и членам совета предстала объемная картина, которую физик тут же принялся объяснять. Изображение показывало несколько шариков, совершавших хаотичное движение друг относительно друга.

- Это обыкновенные молекулы воздуха, - пояснил Шарль, тыча пальцем в один из шариков.

Картинка остановилась, шарик увеличился в размерах, представ перед собравшимися уже в виде молекулы.

- Орбитальная структура молекулы как нельзя лучше подходит для объяснения этого феномена, - прокомментировал физик. – Смотрите внимательней. До сей поры все было обычно.

Изображение еще немного увеличилось, орбитальная модель атома сменила укрупненный вид молекулы. Стали заметны вращающиеся по своим орбитам электроны, а еще непонятные кругляши, облепившие атомное ядро.

- Что это? – изумился сразу ряд физиков.

- Превосходно! – прошептал вслух Михаил Петрович, кажется уже догадавшийся об идее Шарля.

- Обратите внимание на лишние компоненты, друзья мои, - продолжил красоваться Шарль. – Эти объекты искусственного происхождения, и это уже не нанофизика, это гораздо тоньше - фемтоуровень. Хотя, учитывая тот факт, что Хозяева способны воздействовать на сам вакуум, то есть вести архитектуру на планковских масштабах, подобные технологии с атомами воздуха – это для Них макромасштаб. Естественно, перед Вами упрощенная, статическая модель, не учитывающая квантовых эффектов, но это не важно. Однако к делу, а то я отвлекся. Итак, все знают, что электрон способен испускать свет при переходе с одного энергетического уровня на другой. Так вот, необходимые в моей модели дополнительные части созданы для нескольких целей. Во-первых, они заставляют электроны перескакивать с уровня на уровень, что обеспечивает испускание квантов света. Сейчас покажу более детально.

Изображение вновь сменилось. Теперь оно показывало лишь пару отдельно взятых орбит определенных электронов и их движение по ним. Орбиты имели три точки, обозначенные буквами A,B и C с соответствующими орбитам индексами 1 и 2, при этом точки A и C совпадали, а точка В отстояла от них ровно на половину оборота орбиты. Электрон начинал свое движение из точки A, благополучно добирался до точки B и прыгал на соседнюю орбиту, при этом испускался световой квант. Но после этого происходила одна любопытная вещь: электрон не желал долго оставаться на соседней орбите и мигом отправлялся назад в той же точке B, повинуясь некоей силе. Получалось, что в этой точке он словно бы раздваивался и присутствовал на двух орбитах одновременно.

- Как Вы можете наблюдать на моей модели, - начал пояснять Шарль, - воздействие фемточастицы Хозяев не только позволяет перебрасывать электрон с орбиты на орбиту, что в свою очередь приводит к высвобождению кванта света, но и мгновенно отправляет его назад, по сути не нарушая структуру атома. Каждый атом воздуха испускает свет согласно этому механизму, таким образом, каждая молекула воздуха в независимости от его химического состава является своеобразной лампочкой.

Физик картинно развел руки в стороны, наслаждаясь схемой.

- Вопросы?

Не сказать, что на француза обрушилась волна вопросов, однако их было немало.

- Как такая модель пришла Вам в голову? – первым спросил Кристоф Баум.

- С чего Вы взяли, что электрон прыгает туда-сюда мгновенно? – вслед за ним обратился с вопросом коллега Шарля, Антонио Спецци. – Разве такие процессы в природе встречаются?

- Каким образом эти самые фемточастицы Хозяев оказывают воздействие на электроны? – поинтересовался Карамзин. – Каков механизм этого воздействия?

Еще несколько физиков желали узнать больше о модели, предложенной их коллегой, однако Шарль остановил их жестом.

- Пожалуйста, не все сразу, - наигранно взмолился он. – Я отвечу на все Ваши вопросы, но пусть они будут заданы по очереди.

- Как же он меня бесит! – негодующим тоном прошептала Каролина.

- Не обращай на него внимания, - ответил ей Федор. – Лучше послушаем, что он скажет. Информация действительно любопытная.

Французский физик действительно принялся тщательно и подробно отвечать на каждый заданный ему вопрос. Делал он это в порядке очереди, чтобы никому не было обидно.

- Все, что я вам только что рассказал, не является плодом моей неуемной фантазии, - заявил Шарль, непрестанно рисуясь. – Используя современные средства наноскопии и вычислительный комплекс, не имеющий на моей памяти себе равных, я обнаружил фемточастицы Хозяев в образцах воздушной среды, доставленных на борт «Содружества» исследовательской группой. Уже после этого более тщательные исследования позволили мне понять некоторые аспекты взаимодействия частиц Хозяев со структурой атома, поэтому утверждать, что я все только придумал и не имею никаких реальных доказательств – неверно. Не буду утверждать, что мне удалось понять все, за такой короткий срок это просто невозможно, но на рабочую модель, которую теперь необходимо тщательно изучить и рассмотреть под всевозможными углами, мне удалось насобирать необходимое количество данных. Отвечая же на Ваш, коллега вопрос, - обратился Шарль к своему напарнику по лаборатории Антонио Спецци, - могу сказать, что я сам был удивлен получению такого результата. Думаю, что этой проблемой надлежит заняться в первую очередь. Честно признаться, разумных объяснений этому феномену мне пока не удалось найти. Но, коллега, мы можем сделать это совместно. Думаю, изучение механизма эффекта Пере-Спецци по достоинству оценит Нобелевский комитет по науке.

- Вон Вы куда уже замахнулись, - ухмыльнулся Карл Штайнер.

- А что? Здесь на всех хватит. Это же золотая жила для ученых. Бери и исследуй непознанные проблемы. Они тут на каждом шагу.

- Что верно, то верно, - пробурчал себе под нос Академик Карамзин. – Но, господин Пере, как насчет моего вопроса? Что уже сейчас Вы можете нам сообщить о механизме воздействия фемточастиц на электроны?

- Кое-что могу,- обрадовался Шарль внезапной поддержке со стороны главы исследовательской группы. – Переброс электрона однозначно происходит под действием некоего поля, назовем его Фемтополем, по имени частиц его инициирующих. Насчет эффекта Пере-Спецци могу лишь предположить, что при достижении электроном нового энергетического уровня и высвобождении кванта света, Фемтополе либо трансформируется в иное поле, либо появляется еще одно, которое отправляет электрон обратно. Говорю же, этот механизм необходимо изучить пристальнее всего. Ясно одно, все три процесса – переброска, испускание света, обратная переброска - происходят одновременно

- Вот и займитесь этим, - посоветовал Карамзин.- Крайне любопытная информация, а главное - у нас есть одна практически решенная проблема, что не может не радовать. – Карамзин повернулся к полковнику Петроградскому, сидящему без движения. – Эдуард Сергеевич, что думаете?

Лицо полковника не выражало никаких эмоций, словно тот уснул с закрытыми глазами.

- Эдуард Сергее…

- Я слышу, - отозвался Петроградский. - Считаю, что все проделали огромную работу, все молодцы, но это лишь прелюдия к настоящим большим исследованиям. Требования профессора Миками будут удовлетворены, но не сразу – мне предстоит об этом еще долго и упорно договариваться. Господину Пере отдельное спасибо. Все-таки в одиночку разобраться в такой проблеме – это дорогого стоит. Но не расслабляйтесь Шарль, а то Нобелевки Вам не видать, это я могу гарантировать.

- А Петроградский молодец, - прошелестело в голове у Федора.

- Что? – невольно вслух обратился он к Каролине.

Та едва заметно улыбнулась, посмотрела парню прямо в глаза.

- Я говорю, Петроградский молодец. Сначала похвалил этого Пере, а потом облил ушатом холодной воды, чтобы не зазнавался. В его мире все подчинено лишь достижению цели, полковник так устроен.

- Ты одобряешь его действия? – удивился Федор.

- Нет, конечно, иначе не стала бы вливать в него наномашины. Однако в некоторых случаях он действительно незаменим.

- Может быть…, может быть.

- А что скажет наш капитан?- тем временем обратился Карамзин к Нестерову-старшему.

Владимир Петрович не ожидал, что на научном совете кто-то будет спрашивать и его мнение тоже, но не стушевался.

- А что я скажу…. Я к миру науки имею весьма посредственное отношение, господа. Могу лишь пожелать, чтобы подобные совещания проходили как можно чаще, и каждый раз на них мы об объекте узнавали что-нибудь новое, вот как это произошло сегодня. В общем, всем удачи и за работу.

- Прекрасные слова, Владимир Петрович,- поддержал капитана Карамзин, - полностью к ним присоединяюсь.

Совещание закончилось, и народ начал разбредаться по своим местам. Предстояло много работы. Люди захотели постичь непостижимое.

 

Глава 16




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных